Екатерина Аркадьевна Трубицина

Екатерина Трубицина

Я родилась в городе Сочи в семье фотографов Элеоноры Алексеевны Терновской и Аркадия Ильича Клочкова. Получила музыкальное и искусствоведческое образование.

Более 10 лет я писала музыку и сценарии для театра. Даже какое-то время имела свой собственный театр – театр кукол, для которого я не только писала музыку и сценарии, но также делала кукол и декорации и ставила спектакли. Иногда приходилось заниматься и актерской работой. Фотоснимки сцен из спектаклей можно посмотреть на моей странице в Facebook-е.

Всю свою взрослую жизнь работала в качестве журналиста для разных периодических изданий. С 2008 года стала выпускать свой журнал, посвященный истории и культуре города Сочи «Эдем Кавказа». В 2009 году журнал превратился из полиграфического издания в электронное – милости просим edemkavkaza.ru.

В 2006 году начала писать сказку с элементами реальности для взрослых
«Аз Фита Ижица».

Почему сказка? И почему с элементами реальности?

С самого раннего детства я занимаюсь особого рода практиками. Когда попали в руки книги Карлоса Кастанеды, найдя в них довольно много похожего на то, чем занимаюсь, я стала называть свои практики эзотерикой. Однако я больше так их не называю.

Все области человеческих знаний (от научных и до религиозных, мистических, оккультных, эзотерических и т.п.) связаны с постижением мира внешнего.
Меня же интересует мир внутренний.

Тем не менее, я почитаю Карлоса Кастанеду своим Учителем. Именно его работы подвигли меня не просто вести внутреннюю жизнь так, как я ее веду, а заняться в этой области серьезными исследованиями.

Кроме того, именно работы Карлоса Кастанеды повлияли на выбор жанра:
сказка с элементами реальности, где бо́льшая часть того, что читатель воспринимает реальностью, это сказка, а бо́льшая часть того, что читатель считает сказкой, мой самый что ни на есть настоящий опыт.

Мне более всего обидно, когда люди, читающие Карлоса Кастанеду, вместо того чтобы пользоваться тем, что он дает, более всего озабочены вопросом:
«а был ли Дон Хуан на самом деле или Кастанеда его выдумал?».

Чтобы избежать возникновения такого вопроса, я решила использовать именно выдуманных персонажей, у которых нет даже прототипов, и выдуманные события внешнего мира. И заявляю об это прямо и открыто.

Эффект такого шага оказался для меня в высшей степени неожиданным. То, что те читатели, которые не знакомы со мной лично, считают мое произведение автобиографическим (именно в рамках событий внешнего мира), это еще полбеды! Мои друзья, которые прекрасно осведомленные о событиях моей внешней жизни, прочитав мои книги… придумали мне новую биографию и выстроились в очередь за правом носить звание прототипа.

Правда, некоторый элемент автобиографичности всё же есть, но… это автобиографичность наоборот. Некоторые выдуманные события внешнего мира действительно произошли, но не до, а после того, как я их описала, и продолжают время от времени происходить.