Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 9

Удивительный и ошеломительный

(главы 137-149)


Глава 149
Единственный способ не оставить выбора

Оксана открыла дверь. Первым делом, она показала, где на кухне искать еду, которую она приготовила в расчете на обед и ужин, а затем провела Иру и Стаса в спальню. Там, кроме традиционной для такого помещения мебели, стояли два кресла и небольшой журнальный столик между ними с укутанным чайником, чашками и тарелкой с пирожными. Александр полулежал в кровати, обложенный со всех сторон подушками. Он встретил Иру и Стаса лишь улыбкой, и как только они уселись, сказал Оксане:

- Я позвоню.

- Да. Не переживай. Если слишком задержитесь, я буду у Леши с Эрикой.

Она улыбнулась ему, попрощалась со всеми и ушла. Немного выждав, отрешенно созерцая пространство, где только что стояла Оксана, Александр перевел взгляд на Иру и Стаса.

- Здравствуйте! — слегка смущенно, но при этом торжественно, наконец, поприветствовал он их.

Ира и Стас ответили ему, тоже чувствуя некоторую скованность. Несколько мгновений царила натянутая тишина. Затем Александр усмехнулся, перевел дыхание и заговорил:

- Ну что, Станислав Андреевич, теперь узнаёте меня?

Стас тоже перевел дыхание, прежде чем ответить:

- Теперь, Саша, я не могу понять, как не узнал тебя сразу, как только ты вошел ко мне на самую первую лекцию.

Александр усмехнулся.

- Согласитесь, ощущение прозрения завораживает!

- Более чем! — с улыбкой покивал Стас.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

…ощущение прозрения…
художник: Евгений Заремба (Россия)

- Вы, Станислав Андреевич, — продолжил Александр, — предпочитаете открывать прямой канал во время рождения или сразу после. Не спорю, в этом есть свои прелести. Однако мне больше нравится делать это в более зрелом возрасте, притом заранее совершенно не готовясь к такому событию. Да. Стоит дорого. Вот сейчас расплачиваюсь. Но, поверьте, стоит того.

Меня завораживает, когда просто живешь, не имея ни малейшего представления, почему с тобой происходит именно то, что происходит, почему ты думаешь, именно о том, о чем думаешь, почему ты говоришь, именно то, что говоришь, почему делаешь именно то, что делаешь; а потом в единый миг начинаешь ЗНАТЬ, почему происходило именно то, что происходило, почему ты думал именно о том, о чем думал, почему ты говорил именно то, что говорил, почему ты делал именно то, что делал. Удивительное чувство прозрения, которое сейчас охватило Вас по поводу меня. Представьте, во сколько раз это удивительнее, если это чувство прозрения охватывает по поводу самого себя.

Тут как-то отец попросил скачать ему «Необыкновенный концерт» театра кукол Образцова. Говорят, чертовски популярная штука была где-то в семидесятые годы. Я не застал. Однако с большим удовольствием посмотрел. В телевизионной версии этого спектакля показывают то, что видят зрители — то есть, кукол на сцене — а местами, то, что происходит под сценой — то есть, кукловодов, которые этими куклами управляют. То есть, именно то, что происходит на самом деле.

Очень похожее ощущение, когда прокручиваю свою жизнь, соотнося то, что происходило на сцене, то есть, то единственное, что я воспринимал, когда все это происходило, с тем, что под сценой, то есть, с тем, что я, оказывается, думал и чувствовал на самом деле, даже не догадываясь об этом. Не знаю, кто как, но я готов за это платить столько, сколько требуется.

В тот раз, когда состоялась наша с Вами самая памятная встреча, стоило мне все это ничуть не дешевле, а в чем-то даже дороже. Жуть, когда приходишь в себя совершенно один посреди пепелища и тут же сталкиваешься с целой гаммой ощущений от того, что часть костей сломана, часть поверхностных тканей обожжена, другая — обморожена, а третья — поедена крысами. Всё в тебе вопит, что дальнейшая жизнь невозможна, и тобой владеет непреодолимое желание покинуть навсегда стенающую невыносимой болью плоть. Но в то же самое время, ты объят ошеломительным прозрением, кто ты, зачем ты жил всю предыдущую жизнь именно так, как жил, и почему ты оказался на этом пепелище среди смрада гниющих трупов, отрезанный от мира живых людей, которые могли бы хоть чем-то помочь. Хотя бы добить, тем самым избавив от невыносимой боли.

Это ошеломительное прозрение заставляет тебя выживать, хотя это кажется немыслимым, невероятным, невозможным. И ты выживаешь вопреки всему. Ты выживаешь, потому что очень четко ЗНАЕШЬ, ради чего ХОЧЕШЬ выжить. Инстинкт самосохранения и дурацкие человеческие цели к этому ЗНАНИЮ не имеют никакого отношения. Кроме того, ты предельно ясно ЗНАЕШЬ, что находится за пределами изнывающей болью плоти, за пределами человеческой жизни. Ты ЗНАЕШЬ, что там куда приятней, чем здесь, даже если не брать в расчет боль. Там куда приятней, чем здесь, даже если сравнивать с тем, что люди называют раем на Земле, имея в виду роскошь и плотские удовольствия. И вот, несмотря на это ЗНАНИЕ, ты сам по собственной воле выбираешь выжить сквозь боль, холод, голод и почти полное отсутствие способности двигаться.

Аз Фита Ижица. Художник: Альфио Зарбано (Италия). Абстрактное искусство

…выбираешь выжить…
художник: Альфио Зарбано (Италия)

Согласитесь, куда приятнее возвращаться к жизни в мягкой теплой постели среди гор подушек, в то время как о тебе заботятся две женщины, одну из которых ты до безумия любишь, а другую был бы очень рад назвать своей матерью.

Ну а теперь, кто я.

Сразу хочу сделать несколько оговорок. Первое. В своем рассказе, чтобы не создавать лишней путаницы, я буду называть всех так, как они называются сейчас. Второе. Я буду рассказывать в логике хронологии во времени, хотя значительная часть моего повествования ко времени никакого отношения не имеет. Третье. Я буду рассказывать просто по-человечески, хотя значительная часть моего повествования к человеческой логике и человеческому восприятию так же не имеет никакого отношения. Видите ли, когда я готовился к этому разговору, я не сумел ни в одном языке из тех, которые я знаю, найти термины, способные полностью отразить то, о чем речь. Так что, бо́льшая часть моего повествования — это лишь способ описать и объяснить, страдающий массой неточностей.

Итак. Можно сказать, что я из компании Пэфуэма. Не подумайте. Я — не дракон и драконом никогда не был. Можно сказать, что я из компании Пэфуэма, только лишь потому, что после того, как я покинул его, я больше ни в одну компанию, ни одного высшего не входил.

То, что я скажу сейчас, Вы, Станислав Андреевич, вряд ли знаете, а вот Вы, Ирина Борисовна, это знаете, но, разумеется, сейчас эта информация находится вне зоны доступа для Вас.

Так вот, когда-то Пэфуэм интересовался совершенно другими вещами, нежели сейчас, и у него была совершенно другая компания. Именно в нее я и входил. Потом его интересы резко поменялись, и практически все прежние члены его компании отошли от него. Я же продолжал оставаться с Пэфуэмом, когда его компаньонами уже стали Влад и Дана. Заметьте, я не говорю «друзьями», я говорю именно «компаньонами». Постепенно я объясню, что это значит.

Собственно, меня можно назвать последним другом Пэфуэма. Владу и Дане я никогда другом не был. Для меня они всегда оставались чужими. И все же, я довольно долго продержался среди них и окончательно покинул Пэфуэма тогда, когда все они в радостной эйфории отправились давать шансы, лишая возможностей.

Да. Я был там, когда Геннадий Васильевич рассказывал об открытом им принципе. Сам принцип мне очень понравился. Мне не понравилось другое. Во-первых, то, что, радостно кинувшись создавать новый мир, все в полном смысле наплевали на автора идеи. Во-вторых, каждый из тех, кто вдохновился этой идеей, увидел в ней решение каких-то собственных задач, и вот то, что увидели компаньоны Пэфуэма, меня откровенно коробило. Если быть до конца точным, то увидел Влад. А Влад — это очень примечательная личность.

Именно он явился причиной резкой смены интересов Пэфуэма, которая стоила тому разрыва практически со всеми его прежними друзьями и охлаждения отношений со многими из его собратьев по уровню, то есть, с высшими. Мало того, именно Влад стал центром компании, когда ему удалось отвадить от Пэфуэма всех его друзей. То есть, если называть вещи своими именами, то это — компания Влада, то есть, компания великого, включающая в себя Пэфуэма, то есть, высшего, но вовсе не компания Пэфуэма, то есть, высшего. Сам же Пэфуэм этого в упор никогда не видел и не видит до сих пор, хотя я не раз прямо ему об этом заявлял.

Пэфуэм — особый высший. Он всегда держался особняком, но вовсе не потому, что чуждался других высших. Просто, он всегда был полностью поглощен своими интересами. Когда он был полностью поглощен своими прежними интересами, он пользовался очень большим уважением. Прежние же его интересы — это различные способы создания, использования и преобразования символов.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

…прежние интересы…
художник: Али Камал (Египет)

А что такое символы?

В пределах любого внутреннего мира, между внутренними мирами, в пределах любого внешнего мира и между внешними мирами любая информация существует и передается в символах. Таким образом, интересы Пэфуэма затрагивали интересы всех. Мы — его друзья — были чем-то вроде группы его научных сотрудников. Наша группа довольно часто пополнялась членами других компаний. Так, вместе с нами довольно длительный период работали Ихан и Евгений Вениаминович. Ихан искал решения для идей Максима. Евгений Вениаминович искал решения для Ваших идей, Ирина Борисовна.

Точно так же, на тех же самых условиях в нашу группу внедрился Влад. Однако он не искал решения для чьих-то идей и даже для своих собственных. Он пытался собственные идеи продвинуть. В конце концов, ему это удалось. Если честно, то поначалу мне его идеи показались столь же занимательными, как и Пэфуэму. Именно поэтому я продолжал оставаться с Пэфуэмом тогда, когда все остальные прежние друзья его покинули, а на смену им, вслед за Владом, пришла Дана.

- Саша, извини, что перебиваю, — вклинилась Ира в повествование.

- Я слушаю, Ирина Борисовна.

- Ты говоришь только о Владе и Дане, но, насколько я знаю, в компанию Пэфуэма входит еще и Аристарх.

- Прошу прощенья, упустил. По большому счету, Аристарх, как и я, вроде бы остался от прежнего состава, но… В общем, он всегда производил впечатление члена какой-то другой компании, который занимался с нами исследованиями на тех же основаниях, что Ихан и Евгений Вениаминович. Я никогда не был с ним хоть в сколько-либо близких отношениях, а потому практически ничего о нем не знаю и совершенно не понимаю его роли рядом с Пэфуэмом. В общем-то, именно поэтому я и забыл упомянуть о нем сразу. И в дальнейшем вряд ли буду его часто упоминать — если вообще буду — потому что действительно не знаю о нем ничего вразумительного.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

…не знаю о нем ничего вразумительного
художник: Тургут Салгяр (Турция)

- Хорошо, — Ира кивнула. — А что это за идеи Влада?

- Сейчас объясню.

Каждый символ что-то символизирует. То, что он символизирует, тоже является символом, который что-то символизирует, и эта цепочка уходит вглубь в бесконечность, в НИКУДА, в НИЧТО. То есть, создается ощущение, якобы изначального явления, которое символизируется, как бы не существует, потому что на какую бы глубину ни удалось спуститься, то, что там есть, это — не изначальное явление, а только его символ. Тем не менее, изначальное явление, в любом случае, существует, но оно недостижимо.

Влад предложил обрезать эту цепочку и символ, который отсечен от нее, объявить явлением, которое можно символизировать другими символами. К примеру: логотип символизирует предприятие, а вот предприятие ничего не символизирует, а принимается за явление.

То, что предложил Влад, это вовсе не гипотетическая процедура, когда, какая-либо точка принимается за точку отсчета, а то, что перед ней, просто не принимается во внимание, однако от этого не перестает существовать. То, что предложил Влад, это действительно отсечение. По его мнению, таким образом можно создать изначальное явление, которое получит, скажем так, наглядную ощутимость.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

По его мнению…
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

Образно говоря, это явление, которое можно взять в руки и потрогать. К примеру: Истинную Любовь взять в руки и потрогать невозможно, а вот законный брак… Конечно, в прямом смысле, законный брак взять в руки и потрогать тоже нельзя, тем не менее, он имеет наглядную ощутимость. При этом законный брак — это вовсе не символ Истинной Любви. Единственное, то и другое может совпадать. Только вот…

Короче, Влад считал, что таким образом можно создать изначальное явление. На самом же деле, таким образом, получается ничего не символизирующий символ. Тот же самый законный брак — это не явление, а лишь символ, который ничего не символизирует. Соблюдение правил законного брака — это переливание из пустого в порожнее, которое ничего никому не дает, а лишь отбирает время и силы. То есть, если Истинная Любовь питает, соединенных ею, то законный брак сам требует подпитки для своего существования. И так происходит с любым символом, который ничего не символизирует.

Отсеченный от единой цепочки символ — это как ветка, срезанная с дерева. Да, если ее поставить в воду она будет какое-то время зеленеть, но рано или поздно все равно увянет. Именно это произошло с отсеченными символами практически всех явлений, над которыми проводились эксперименты, а проводились они в очень разных мирах, как внешних, так и внутренних. Единственное, что можно назвать успехом, это замена Истинных Соглашений на искусственные объединения. И это очень вдохновило Пэфуэма.

Истинные Соглашения — вещь весьма тонкая и прихотливая, требующая гармоничного сочетания прихотей и капризов разных личностей, имеющих массу отличий. С этой точки зрения, искусственные объединения действительно выглядят довольно заманчивым выходом из положения, если по каким-то причинам необходимо сотрудничество личностей, между которыми Истинные Соглашения невозможны.

Так вот, между Владом, Даной и Пэфуэмом никогда не было Истинных Соглашений. Именно поэтому я и назвал их компаньонами, а не друзьями. Однако свои взаимоотношения они всегда называли и продолжают называть соглашениями, но то, что они называют соглашениями, от Истинных Соглашений отличается точно так же, как Истинная Любовь от законного брака, как Истинная Дружба, от договора о сотрудничестве. Забегая немного вперед, скажу, что Пэфуэм продолжает считать все, что касается братства драконов, Истинными Соглашениями, а искусственные объединения людей считает извращенным порождением подмены двоичности двойственностью. Это — его заблуждение, но все по порядку.

Так вот, как бы там ни было, но и с искусственными объединениями поначалу были сложности подобные ветке срезанной с дерева. Однако Пэфуэму удалось решить их с помощью надстройки верхних символов. То есть, если снова вернуться к законному браку, то это: свадьба, кольца, клятвы, права и обязанности, установленные юридически, свидетельство о браке, печать в паспорте, брачный контракт, переход на одну фамилию, медовый месяц, празднование годовщин свадьбы и так далее, и тому подобное вплоть до ежедневных напоминаний от общественности в разной форме и даже специальные названия для супругов: муж и жена. Все это — символы ничего не символизирующего символа.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

символы ничего не символизирующего символа
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Так вот, всех, кого Влад, Дана и Пэфуэм пытались втянуть в свою авантюру с искусственными объединениями, шарахались от них, как черт от ладана, и в принципе «дать шанс, лишив возможности» Влад увидел прекрасную почву для развития и процветания своей идеи. Меня же от этой идеи на тот момент уже тошнило, и я продолжал оставаться рядом с Пэфуэмом только за счет остатков Истинных Соглашений, которые между нами когда-то были. Когда же я понял, что они собираются делать, все эти остатки рассеялись окончательно.

Короче, когда все радостно унеслись создавать новый мир, я остался с Геннадием Васильевичем. Точнее, я остался не с ним, а наблюдать за ним. К нему же, между тем, присоединился Блэйз. Какой-то период они работали вместе, а потом их пути разошлись. Мне больше понравился путь Блэйза, и я предпочел именно его сделать объектом своих дальнейших наблюдений. Находки Блэйза настолько захватили меня, что когда он, добившись ошеломительных успехов, отправился во Вселенную, я, несмотря на свое предвзятое отношение к сему сомнительному предприятию, увязался следом.

Тем временем, во Вселенной Владу так толком и не удалось протолкнуть свою идею. Правда, на нее, скрепя сердце, в некоторой степени пошли сами создатели. Дело в том, что толпа действительно собралась слишком разношерстная, и принципы искусственного объединения, в некоторой степени, упорядочивали всеобщее кто в лес, кто по дрова. Пэфуэму этого оказалось вполне достаточно, и он нашел себя в роли хранителя символов и идеалов братства драконов. А вот Влада сие ничуть не удовлетворило.

Не покладая рук он трудился над созданием все новых и новых воплощений изо всех сил пытаясь внедрить в их кодировку принципы искусственных объединений. В итоге, кроме тех или иных модификаций символов Истинных Соглашений, у него ничего не получалось. Не получалось до тех пор, пока во Вселенную не притащили Геннадия Васильевича. А как только Геннадий Васильевич оказался во Вселенной, тут же началась работа по созданию особого воплощения, согласно его идеям. Разумеется, я имею в виду человеческое воплощение.

Поскольку Геннадия Васильевича притащила сеньора Бональде, то есть, член Вашей компании, Ирина Борисовна, главными создателями стали, кроме Геннадия Васильевича, она сама и Евгений Вениаминович. Разумеется, Влад был тут как тут. Его сноровка, как создателя форм воплощений ни у кого вопросов не вызывала, а потому его предложение помощи тут же с радостью приняли. Он же, затаив дыхание, внимал Геннадию Васильевичу и, пользуясь его открытиями, за счет принципа «дать шанс, лишив возможностей» сумел поставить в человеческом воплощении что-то вроде блокировки на Истинные Соглашения.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

…что-то вроде блокировки…
художник: Мей Эрард (Индонезия)

Однако тут было все не так просто. Дело в том, что ни Геннадий Васильевич, ни сеньора Бональде, ни Евгений Вениаминович не являлись ярыми поклонниками искусственных объединений, хотя и относились к этой идее довольно терпимо. Но все же, любой терпимости есть предел, и Влад прекрасно понимал, что создаваемое ими воплощение находится за этим пределом. То есть, они не потерпят, чтобы личности, принимая человеческое воплощение, этим самым воплощением отрезались бы от Истинных Соглашений. Поэтому Влад очень надежно спрятал эту блокировку и сделал так, чтобы она не включалась автоматически. При этом, он, несколько раз воплотившись человеком сам, нашел способы включения этой блокировки.

Никогда не задумывались, почему у человека настолько длинный период полной беспомощности, за которым следует еще более длинный период зависимости от взрослых особей? Влад мотивировал это тем же, чем это объясняется сейчас: необходимость овладения гораздо бо́льшим комплексом информации и навыков по сравнению с представителями животного мира, что требует большего количества времени. На самом деле, столь длительный период беспомощности и зависимости требуется для включения блокировки. То есть, вводится она в действие настолько постепенно и незаметно, что ни у кого так и не возникло подозрений по поводу самого ее наличия.

Так вот, проверив, что все работает по плану, он тут же свалил, но внедрил в ряды создателей человека Дану. Впрочем, Дану он внедрил в ряды создателей сразу же, но пока он занимался своей частью работы, она помогала в качестве подсобной главной троице, лишь выполняя указания и не внося никаких предложений. Когда же Влад свалил, Дана стала активно воплощаться, занявшись поиском наиболее оптимальных способов включения блокировки и внедрения на место кода Истинных Соглашений замены в виде кода искусственных объединений.

Полностью заменить Истинные Соглашения искусственными объединениями не получалось, но Влад решил, что это даже хорошо, поскольку исключало возникновение подозрений. Дело в том, что у Влада существовала идея на основе опыта человеческого воплощения, создать дополнительные эксклюзивные воплощения для драконов с применением точно такой же блокировки с целью показать преимущества этой блокировки самим создателям, дабы в дальнейшем создать более совершенное, с его точки зрения, воплощение общего пользования.

Пока Дана искала наиболее оптимальные способы включения блокировки, Геннадий Васильевич, Евгений Вениаминович и сеньора Бональде пытались ограничить творчество целесообразностью. Успехи их особой грандиозностью не отличались. Почему?

Что такое целесообразность? Точно такая же цепочка символов, как и всё, что угодно другое. Самостоятельно практикуя принцип «дать шанс, лишив возможностей», Геннадий Васильевич принимал один из элементов этой цепочки за точку отсчета, отрабатывал ее, а затем уходил на один уровень вглубь, принимая за точку отсчета элемент, находящийся там. Продвигаясь таким образом, он пытался достичь максимально возможной глубины, постепенно отодвигая вглубь сам предел этого максимума. Человеческое воплощение призвано подвигать действовать точно так же любую личность, принявшую его.

На тот момент, всё, из чего можно было сделать движущую силу сего процесса, касалось лишь элементарного жизнеобеспечения. Да. Жизнеобеспечение во Вселенной и, в особенности, в зоне человеческого восприятия — вещь крайне мудреная заковыристая и прихотливая, к тому же с громаднейшим потенциалом в рамках целесообразности, однако именно целесообразность жизнеобеспечения, на тот момент, практически невозможно было хоть как-то увязать с творчеством.

На тот же самый момент Дана овладела достаточным опытом включения блокировки и обратила внимание главной троицы на то, что просто залежи необходимого типа целесообразности кроются в искусственных объединениях. А именно: создание всевозможных символов для скрепления такого объединения. Согласитесь — и творчество, и более чем целесообразное. Геннадий Васильевич, Евгений Вениаминович и сеньора Бональде сочли эту идею потрясающей и дали Дане зеленый свет.

Едва она принялась создавать искусственные объединения людей, как поле для целесообразного творчества расширилось далеко за пределы того, что представляли себе Геннадий Васильевич, Евгений Вениаминович и сеньора Бональде и даже сама Дана. Само собой, все они принялись работать с удвоенной силой и с утроенным вдохновением.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

…поле для целесообразного творчества…
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Как только конгломерат из искусственных объединений и целесообразного творчества стал основой человеческой жизни, в человеческом воплощении обнаружилась удивительнейшая особенность: внешний мир стал восприниматься до боли реальным, соперничая своей потрясающей реальностью с миром внутренним. Эффект всем очень понравился, но заинтересовались им все по-разному. Геннадий Васильевич, Евгений Вениаминович и сеньора Бональде решили усилить его за счет изолирования человеческого сознания от памяти опыта, полученного до рождения. Дана же принялась исследовать сам этот эффект и обнаружила весьма занятные штуки, которые можно делать, манипулируя Иллюзией и Реальностью. И штуки эти оказались занятными настолько, что она не спешила делиться своими открытиями с главной троицей. Когда же те поинтересовались, чем же так поглощена Дана, она взахлеб рассказала им о том, как меняются местами Иллюзия и Реальность в человеческом восприятии во время сильных эмоций. Они согласились, что это очень интересно, и оставили ее в покое, занявшись куда более серьезными экспериментами с человеческим воплощением. Дана, тем временем, занялась своими экспериментами.

Именно на этом этапе во Вселенной появился Блэйз, а следом за ним — я. Блэйз тут же кинулся с пеной у рта доказывать, что ограничение средств выражения — это куда более эффективное средство развития, чем ограничение творчества целесообразностью. Мне эти разборки были совершенно неинтересны, и я хотел сразу свалить, но о человеческом воплощении уже тогда носилось столько шуму, что я решил прежде попробовать, что это такое, раз уж, как говорится, все равно пришел. Я, образно говоря, не выбирал и не привередничал и взял, что первое под руку попалось, то есть, воплотился без всяких целей, как получилось. Когда та моя человеческая жизнь закончилась, впечатления от нее были: «Ухты! Ни фига себе!». Не скажу, что она была богата на какие-то дух захватывающие события, но если никогда до этого не попадал во внешний мир, который кажется реальным — просто, что называется, крышу сносит. Однако нужно особо отметить: тогда внешний мир лишь КАЗАЛСЯ реальным. То есть, понимание, что все это — иллюзия, не покидало полностью.

В общем, я забыл о Блэйзе и стал воплощаться в поисках приключений. Короче, нашел себе презабавнейшую развлекуху. Что-то вроде отпуска после вечностей сотворения и разгадывания загадок символов и последующих попыток образумить Пэфуэма.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

Что-то вроде отпуска…
художник: Оливер Лавдей (США)

Воплощаясь человеком, я пробовал на себе все, что тогда можно было попробовать. Разумеется, особенный вкус имело то, что Максим называет «каруселькой». Именно пристрастие к «карусельке» вывело меня на Дану.

Дело в том, что Дана ставила эксперименты не только на себе, но и на других. Для этого она специально создавала особенных личностей. Создавала она их из очень мощных энергий, но таких, которые могут быть связаны между собой только за счет воплощения. То есть, как только воплощение прекращает свое существование, то есть, как только человек умирает, эти энергии тут же возвращаются в свое первозданное состояние и личность исчезает без следа.

Для создания таких личностей она заставляла вступать в связь людей, которые если и переносили друг друга, то только с большим трудом. Делала она это с помощью всевозможных культов, которые изобретались в качестве символов укрепляющих искусственные объединения. Поскольку тогда большинство так называемых явлений природы еще не работали автоматически, и их функционирование обеспечивалось драконами, насадить такие культы не составляло никакого труда. Культы, в свою очередь, обрастали всевозможными ритуалами и обрядами. Прикрываясь этими ритуалами и обрядами, Дана соединяла нужные ей энергии во время зачатия, далее внимательно следила и управляла развитием плода в течение беременности и принимала роды. Находилась она рядом и в первые годы жизни, а как только девочка становилась более-менее в состоянии позаботиться о себе — то есть, в возрасте четырех-пяти лет — Дана забирала ее от матери, так же прикрываясь требованиями культа и ритуалами.

Да. Дана работала только с девочками, но это не имеет никакого отношения к чему-либо типа феминистских взглядов. Все гораздо прозаичнее. Женское тело наделено бо́льшим запасом особого вида прочности в расчете на беременность и роды. Именно этот запас прочности интересовал Дану в свете ее экспериментов. Разумеется, Дана держала всех своих девочек девственницами, для того чтобы необходимый ей запас прочности не растрачивался туда, куда ей не надо. То есть, все эти девочки жили, взрослели и умирали в неком прообразе монастыря, затерянного в труднодоступном месте. Дана вообще спрятала бы их в заповедной зоне, но тогда заповедных зон, доступных только через проходы, за ненадобностью еще не существовало. Кстати, девственницы всевозможных культов, вплоть до христианских монахинь, ведут свое происхождение именно от девственниц Даны по принципу «слышал звон, да не знаю, где он».

Так вот. Имея особое пристрастие к «карусельке», я этих девственниц портил. Не подумайте, я не врывался в тихую обитель Даны и не совращал всех подряд без разбору. Рвущаяся пленочка слизистой оболочки меня никогда не вдохновляла. То есть, меня интересовала вовсе не физиологическая девственность. «Каруселькой» я называю именно то, что называет «каруселькой» Максим. То есть, «каруселькой» я называю влюбленность, произрастающую из сексуального влечения, где собственно секс является лишь частью целой гаммы ощущений.

Таким образом, в девственницах меня всегда особо прельщала дремлющая чувственность, скрытая под покровом неведения. Сам процесс снимания этого покрова и пробуждения чувственности будоражил мое воображение. Мое воображение будоражило зарождение влюбленности через абсолютно невинные отношения на расстоянии, когда девушка не понимает, что с ней происходит. Затем столь же невинные прикосновения: рука в руке, рука на плече, рука на талии. Затем несмелые объятья. Первый поцелуй только тогда, когда она от тебя уже без ума. И только тогда, когда она горит в огне страсти, вот только тогда то, что дальше.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

Пробуждение чувственности
художник: Кушлани Джаясинха (США)

Проблема в том, что во миру, как бы строго ни воспитывали девушку, она видит отношения родителей, она общается с подругами, она оказывается свидетелем половых контактов животных. Плюс ко всему, во миру девушку готовят к семейной жизни, так или иначе, исподволь снабжая ее сведениями о тайнах особых отношений мужчины и женщины, как минимум, непреднамеренно намекая о существовании этих тайн. То есть, во миру покров полного неведения начинает постепенно истончаться еще до того, как девушка становится достаточно зрелой для влюбленности и ее следствий. Своих же девственниц, Дана полностью изолировала от просачивания подобных сведений. То есть, покров их неведения отличался исключительной безупречностью. Именно это и притягивало меня. Но…

Разумеется, у Даны не было ни малейшего желания бегать за своими девственницами и контролировать проявления их чувственности, вместо того чтобы проводить эксперименты. Поэтому она особо заботилась об их фригидности, начиная прямо с зачатия, а с периода полового созревания направляла их сексуальную энергию в совершенно другое русло.

Однако, как правильно отмечено в работе Евгения Вениаминовича, посвященной энергиям Бытия, энергии, обеспечивающие надежную привязку к искусственным объединениям, качественно обновляются только за счет сексуальных отношений. При этом, искусственное объединение, естественно, играло особую роль в экспериментах Даны. Исходя из необходимости исключить половые контакты из жизни своих девочек, она нашла совершенно иное решение этой проблемы. За счет невероятно сложных ритуалов этикета она обеспечила очень качественное обновление этих энергий в рабочем порядке, то есть, без разрывов большими пучками. Требования к соблюдению этих наисложнейших ритуалов были безумно строгими. Мало того, если между какими-нибудь девочками появлялся даже легкий намек на возникновение отношений за рамками этикета, Дана тут же этих девочек изолировала друг от друга. Таким образом, девственницы Даны оказывались надежно встроенными в искусственное объединение, а их сексуальная энергия — свободной для нужд экспериментов.

О девственницах Даны я узнал совершенно случайно, самым обычным человеческим способом. Само собой, попав во Вселенную, я не горел ни малейшим желанием встречаться с кем-либо из компании Влада и старался их всех обходить стороной. Слоняясь в одном из своих человеческих воплощений по Земле, я случайно забрел в одно из селений, где как раз готовились к торжеству передачи очередной девочки на попечение Даны. Как я уже говорил, всю свою деятельность по изготовлению материала для экспериментов Дана окутывала всевозможными культовыми ритуалами, и уже сама подготовка привлекла мое внимание.

Аз Фита Ижица. Художник: Бамбанг Видарсоно (Индонезия). Абстрактное искусство

…окутывала ритуалами…
художник: Бамбанг Видарсоно (Индонезия)

Короче говоря, после завершения обряда, я банально проследил за Даной и обнаружил прямо таки грандиозные залежи девственниц, до крайности девственных во всех отношениях, которые меня интересовали. Я стал наведываться туда тайно, однако вскоре меня ждало горькое разочарование. Девственницы Даны оказались не просто девственными, а совершенно непробиваемыми. И все же я упорствовал.

В общем, с момента, как я обнаружил девственниц Даны и до момента, когда она прекратила свои эксперименты, мне удалось испортить всего-то три штуки. Мало того, произошло это вовсе не в течение недели, и даже не в разные периоды одной жизни. Короче, по девственнице в жизнь. И с каждой из них мне удалось поддерживать довольно длительные отношения методом тайных свиданий. Собственно, с момента первой встречи и до конца жизни каждой, кроме последней. Дело в том, что свои эксперименты Дана вела далеко не в щадящем режиме, и редкие из ее подопытных доживали до тридцати.

Общение с каждой из этих девственниц оказалось крайне насыщенным и плодотворным. Я утолял их жажду любви, разбуженную мною, а они делились со мной тайнами экспериментов Даны.

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

…делились тайнами…
художник: Мюриэль Массин (Франция)

Именно благодаря этому я умею делать множество вещей, рождаясь человеком. К примеру. Станислав Андреевич, и до нашей самой памятной встречи, и после нее, я пересекался с Вами множество раз. Вы же, несмотря на все Ваши навыки, ни разу не узнали во мне участника самой памятной встречи после нее, а во время самой памятной встречи, даже не заподозрили, что весьма тесно общались со мной в своих предыдущих жизнях. Мало того, если разобраться во всех наших встречах, то я для Вас — как минимум, пять разных личностей. О трех, думаю, сами догадываетесь, но есть и еще. Я расскажу позже. Разумеется, этим мои умения не исчерпываются. Ирина Борисовна, в последствие я обязательно поделюсь всеми, поскольку не исключено, что кое-что из этого арсенала может оказаться весьма полезным.

Дело в том, что эксперименты Даны велись в очень широком диапазоне и не только с Иллюзией и Реальностью, хотя в большей степени касались именно этой сферы. При этом далеко не все результаты тех экспериментов интересовали ее, и многие направления она закрывала, едва опробовав. Я же всегда был любознателен, а потому меня интересовало всё. В дальнейшем же, я развил многие направления, которые Дана бросила.

- Саша, извини, что перебиваю, — прервала его Ира.

- Ничего страшного.

- Саша, насколько я понимаю, девственницы Даны были личностями первого уровня. Насколько же я знаю, личностям первого уровня недоступны практики, которые называют экстрасенсорикой либо вообще магией, а эксперименты Даны, если не ошибаюсь, затрагивали именно эти области.

- Все верно. Дело в том, что все эти области недоступны личностям первого уровня сейчас, а тогда были вполне доступны. Дело в том, что период до момента ради которого я все это рассказываю, можно назвать Золотым Веком человечества. Человеческое воплощение создано по образу и подобию великой личности. Сейчас это работает далеко не всегда, а тогда, любая личность, надев скафандр человеческого воплощения, на время человеческой жизни как бы превращалась в великую личность. Кроме того, как я уже говорил, Дана для своих подопытных собирала воедино особо мощные энергии. Однако, как бы там ни было, девушки не понимали, чем они занимаются под руководством Даны. Первые две не понимали, но об этом чуть позже.

Так вот, девственницы Даны не понимали, чем они занимаются, но не понимали они этого вовсе не потому, что были глупы. Представьте, их выращивание до определенного довольно раннего возраста велось под строгим руководством Даны, а затем они и вовсе оказывались полностью изолированными. Даже, так сказать, в подсознании не имея никакого опыта, предшествующего этой их жизни, они просто не имели возможности сравнить, а потому и возможности понять, чем их заставляют заниматься. Для них их жизнь была правилом и нормой.

Аз Фита Ижица. Художник: Петер Воко (Нидерланды). Абстрактное искусство

…правилом и нормой
художник: Петер Воко (Нидерланды)

Дана не сомневалась, что ее девственницы действительно полностью изолированы, а потому они даже не знали, что то, чем они занимаются, это — тайна, и делились со мною всем совершенно открыто. Я же…

Я развлекался. В том числе и практиками на основе сведений, полученных от них. Разумеется, я прекрасно понимал, что Дана очень не хочет разглашения своих достижений и даже разглашения самого факта их существования. Но… Мне было совершенно плевать на Дану, на ее тайны и на Вселенную в целом. Единственное, я не бегал и не кричал на каждом углу, чем она занимается. Я вовсе не хранил ее тайны ради нее. Я хранил их ради себя. Я просто развлекался! А потому, когда последняя из этих трех девушек начала высказывать непонятно откуда закравшиеся к ней подозрения в отношении целей Даны, я не придал этому никакого значения. В конце концов, она утомила меня своими подозрениями, и я ее оставил.

- Саша, еще раз извини, — снова прервала его Ира.

- Да. Я слушаю.

- Саша, ты, случайно, не знаешь, почему Ихан обеспечил рождение своих дочерей, следуя принципу, по которому Дана создавала своих девственниц?

- Знаю. Ихан очень заинтересовался принципом «дать шанс, лишив возможностей», но не сумел уговорить Максима присоединиться к созданию Вселенной. Так вот, несколько раз до того, как Максим решил сюда наведаться и глянуть, что здесь происходит, Ихан появлялся тут тайно от него. Он стер все свои воплощения. А когда Максим, заглянув сюда Русланом, решил вернуться вместе со своей компанией, перед этим предприняв кое-какие собственные наблюдения, Ихан вызвался тоже родиться несколько раз человеком, дабы полюбопытствовать, что тут творится, прежде чем являться всем скопом к Вам, Ирина Борисовна. Максим счел его предложение замечательным. Ихан, воплотившись несколько раз, так же постирал свои воплощения, дабы если Максим где-то вдруг наткнется на какой-нибудь след от них, у него не возникло сомнений, что все эти стертые воплощения относятся к подготовке главного визита. Так вот, Ихан знал о девственницах Даны. Единственное, как я выяснил не так давно, он никогда понятия не имел, да и до сих пор не имеет, зачем она на самом деле занималась их разведением.

Ирина Борисовна, помните, я как-то предложил помыть кости Ихану и Тамаре и напугал Вас своим полувменяемым состоянием? Я не особо сильно трансформировал свое воплощение к этому рождению, а потому всего лишь осознание сути не позволяло мне узнавать тех, кого я встречал в прошлых жизнях. Я сам не понимал, чего это меня так тряхануло из-за Тамары. Я понял это, только после открытия прямого канала.

Ирина Борисовна, Тамара — это последняя из девственниц Даны, которую я соблазнил. Это та, которую я оставил, потому что она утомила меня своими подозрениями. Как я узнал позже, именно из-за нее Дана резко свернула все свои эксперименты и покинула проект «сотворение человека».

Дело в том, что когда я Тамару бросил, она сбежала от Даны и отправилась меня искать. На нее полумертвую наткнулся Ихан в одно из своих тайных посещений Вселенной. Он пытался выходить ее, но безуспешно. Тем не менее, от Тамары он узнал о девственницах Даны. Он понял, что это — нечто вроде экспериментального центра, но он не понял всей сути проводимых там экспериментов. Почему он не понял этой сути, для меня до недавнего времени оставалось загадкой.

Аз Фита Ижица. Художник: Лилия Лазарске (Литва). Абстрактное искусство

…оставалось загадкой
художник: Лилия Лазарске (Литва)

Хотя Тамара была при смерти, она многим успела с ним поделиться, и, как я понимаю, в представлении Ихана то были ошеломительные эксперименты по развитию совершенно особенных личностей из энергий, которые за пределами Вселенной неспособны к гармоничному единению. На самом деле, они и во Вселенной неспособны.

Честно говоря, когда я только увидел его дочерей, я совершенно не понял, зачем он сделал это? Разумеется, в момент, когда это все происходило, в моем человеческом мозгу таких мыслей не было, но когда, прозрев, я вспомнил, что было за сценой… Короче, я был в шоке, увидев его дочерей, тем более что прекрасно знал, что он в курсе относительно экспериментов Даны. Знаете, устраивать такие эксперименты, используя в качестве подопытных собственных детей — это, мягко говоря, странно.

Я просто не догадывался, что Ихан считает эксперименты Даны совершенно не тем, чем они были в действительности. По моему мнению, несмотря на изумление навыками Тамары, он должен был понять, для чего она является личностью неспособной к существованию вне воплощения, тем более что она умерла у него на руках и, следовательно, он видел, что должно было бы произойти с ней после смерти.

Когда у нас появилась Тамара, я к ней долгое время не приглядывался ни на сцене, ни за сценой, а вот когда пригляделся… Ирина Борисовна, по всем правилам она должна была рассеяться! То есть, я увидел перед собой личность, которой просто не может быть! Это стало таким потрясением, что оно прорвалось на поверхность человеческого. В тот момент я не понимал, что меня так вздернуло в Тамаре, но тогда, когда я разговаривал с Вами, я действительно из-за этого был не в себе. Если по-человечески, то очень похожее ощущение должно, наверное, возникать, если к тебе является тот, кого ты уверенно считаешь давно умершим.

Так что, когда я увидел, кто такая Тамара, до меня дошло, почему Ихан отважился проводить такие эксперименты со своими детьми. Благодаря тому, что Тамара не рассеялась, он действительно так и не понял, на каких условиях Дане нужны были ее девственницы.

- Саша, ты говорил, что с двумя предыдущими девушками ты встречался вплоть до их смерти. Ты видел, как они умирали? — спросила Ира.

- Нет. Но я видел момент смерти девственниц Даны не раз. Так что, я знаю, что с ними со всеми происходило.

- Как ты мог это видеть?

- Когда становилось ясным, что девушка при смерти, ее уносили умирать за пределы тихой обители.

- То есть, Дана не наблюдала, как умирают ее подопытные?

- Нет. Ирина Борисовна, а почему Вы спрашиваете?

- Потому что среди нас целых три из бывших подопытных Даны. Это — Тамара, Наташа и Лена.

- Что!!!??? Откуда Вы это взяли!!!???

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

Откуда Вы это взяли!!!???
художник: Хананта Нур (Индонезия)

- От Аристарха. Я общаюсь с ним особым образом. Саша, мне очень важно знать, Наташа и Лена — это твои девушки или какие-то другие. Видишь ли, у меня, похоже, есть объяснение, почему не рассеялась Тамара. Если две другие девушки, которые были с тобой, это — Наташа и Лена, мое объяснение становится более убедительным.

- Одну минуту, — Александр закрыл глаза. Открыл он их вновь только минут через пять и усмехнулся. — Да. Наташа и Лена — это действительно те самые девушки из подопытных Даны, которых я соблазнил когда-то. Поразительно! Ладно Наташа, я с ней толком никогда не общался, но Лена! Даже за сценой у меня никогда не возникало ни малейших догадок по поводу нее, вплоть до сегодняшнего дня. Конечно, я не приглядывался к ней так, как к Тамаре, хотя и общался более чем плотно и более чем близко, но все же! Хотя с другой стороны, нет ничего удивительного, учитывая те техники, которыми они все владеют. Теми же самыми техниками я пользовался сам в отношении Вас, Станислав Андреевич. Успешность, как видите, более чем на лицо, — Александр вновь усмехнулся.

- Саша, — обратился к нему Стас, — а зачем Дане понадобилось создавать техники такого сокрытия личности?

- Это не техники сокрытия личности как таковые. Сокрытие личности — один из побочных эффектов целого ряда разнообразных способов манипуляции Иллюзией и Реальностью. Я просто с самого начала обратил особое внимание на этот побочный эффект, так как мне самому он вполне мог пригодиться, если бы я по воле случая попался бы на глаза Дане. Так что, это стало первым, чему я поспешил научиться от первой же девственницы, в которой мне удалось пробудить влюбленность.

- А кто из них была первой? — спросила Ира.

- Наташа, — ответил Александр. — Так вот… — попытался он вернуться к рассказу, но Ира перебила:

- Саша, подожди, прежде чем ты продолжишь, у меня к тебе есть еще один вопрос. Когда мы с тобой говорили о Тамаре, ты сказал, что-то по поводу ошибки цели. Что ты имел в виду?

- В тот раз я не сумел точно сформулировать то, что взбудоражило меня. Это — не ошибка цели, а полный провал цели. Полный провал цели Даны стереть все следы своих экспериментов за счет рассеивания личностей, которые в них использовались. Разумеется, Тамара — это более чем нестандартная личность. Тамара — невозможная личность! Ихан не учел этого, а потому многие его выводы о ней ошибочны. То есть, с самой Тамарой всё в полном порядке, с учетом того, что она — личность, существующая вопреки всем порядкам.

Я понятно объяснил?

- Вполне, — улыбнулась Ира.

- В таком случае, я продолжу. Так вот, после того, как я оставил Тамару, я наткнулся на Блэйза. К тому моменту, он окончательно достал главных создателей человеческого воплощения своими соображениями по поводу творчества, и они выделили ему небольшую нишу по принципу «только отвяжись!». Блэйз заразил меня своими идеями, которые уже в том состоянии человеческого мира выглядели революционными, и я несколько жизней наслаждался вместе с ним чистым искусством.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

…заразил своими идеями…
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Честно говоря, я не совсем правильно выразился. Именно в том состоянии человеческого мира идеи Блэйза выглядели даже гораздо более революционными, чем кажутся сейчас. Получилось так, что идеи чистого искусства внедрялись в повсеместно распространенное целесообразное творчество. Даже существовавшие тогда музыка, изобразительное и другие виды искусства были полностью подчинены целесообразности разнообразных культов.

Пытаясь приобщить человечество к идеям чистого искусства, Блэйз не уставал повторять: «Посмотри! Во что они превратили человека! Человек воспринимает внешний мир, как некое устройство, призванное удовлетворять его потребности!». К тому моменту, я прожил уже невообразимое множество человеческих жизней и стал человеком, что называется, до мозга костей. Я не понимал, чем Блэйз недоволен? В конце концов, своим недовольством он утомил меня не хуже Тамары, и я покинул его. Мало того, я стал подумывать, что пора завязывать с развлекухой, примкнуть к кому-то из высших и заняться делом. В общем, в итоге, я покинул не только Блэйза, но и Вселенную.

И вот, когда я оказался за пределами Вселенной, весь мой опыт, полученный в ней, я увидел в совершенно ином качестве. Понимаете, пока я во Вселенной практически безостановочно воплощался человеком, ошеломительное ощущение реальности внешнего мира стало для меня само собой разумеющимся. Вырвавшись из этого захватывающего наваждения, я вдруг понял, что человеческое воплощение и земной мир в целом — действительно потрясающе гениальная штука, которую малость испортили. Я понял, что не давало покоя Блэйзу. Одно дело, ощущать реальным приспособление, призванное удовлетворять разнообразные плотские потребности человеческого тела, и совсем другое дело, ощущать реальным произведение искусства, питающее утонченным и изысканным наслаждением душу. Я сейчас пытаюсь объяснить это чисто по-человечески. На самом деле, это настолько глубже и глобальнее, что… Этого невозможно выразить человеческим языком.

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

…ощущать реальным произведение искусства…
художник: Ал Джонсон (США)

Осознав это, я понял: вот оно — дело, которому я ХОЧУ посвятить себя. Я стал искать, к кому бы из высших примкнуть. Проблема не в том, что я без опекающего высшего шага не могу сделать. Хотя, может быть, и в этом. В великие меня вывел Пэфуэм и бо́льшую часть своего существования я провел с ним. Рядом с ним, я всегда занимался своим делом, но все же… Вот, допустим, как Оксана сейчас. Она занимается своим делом, но… даже нельзя сказать, что под Вашим, Ирина Борисовна, руководством, потому что местами она руководит Вами, а не Вы ею, и все же… Я не знаю, как это выразить, но, думаю, что Вы поняли.

- Да, Саша, я поняла, — ответила Ира.

- Так вот, — продолжил Александр. — Я вернулся во Вселенную, но там из всех высших остался один Пэфуэм, окончательно спятивший на символах и идеалах братства драконов, для которого как раз создавались воплощения нового образца. Разумеется, они создавались под руководством Влада и с учетом его опыта блокировки, полученного на человеческом воплощении. Пэфуэм возлагал очень большие надежды на эти воплощения, считая, что как только драконы опробуют их на себе, они тут же поймут, что объединения, предложенные им, никакие не искусственные, что это те же самые Истинные Соглашения, но на основе, имеющей наглядную ощутимость. А как только до них дойдет преимущество наглядной ощутимости перед постижимой только для высших бесконечной глубиной истинного явления, в единый миг будут решены вопросы с быстрым и качественным выведением любой личности на уровень «великий». Короче, я не высший и мне недоступна бесконечная глубина истинного явления, но то, что все, что Пэфуэм городит, это несусветный бред, моему пониманию оказалось более чем доступно.

В общем, я снова покинул Вселенную и стал искать выходы на других высших, которые принимали участие в ее создании. Как оказалось, каждый из них сполна получил от Вселенной все, что он хотел для своих собственных интересов, и проблемы сего мира никого из них больше не волновали. Так что, все ответы, которые я получил, представляли собой нечто типа: «Дети, смастерили вам игрушку — играйте и не мешайте взрослым».

Так уж получилось, Ирина Борисовна, что Вы оказались последней в списке высших, имевших отношение к созданию Вселенной. Последней в этом списке Вы оказались неслучайно. Я совершенно не понимал Вашей роли в этом предприятии, хотя именно Ваша компания занималась созданием человеческого воплощения. Именно потому, что я не понимал Вашей роли в этом предприятии, я искал с Вами встречи только, как говорится, для очистки совести, что обошел всех. Кроме того, до Вас оказалось сложнее всего добраться. Если другие высшие занимались чем-нибудь в других мирах, то Вы, что называется, засели в сфере высших и не показывались оттуда. В общем, чтобы вытащить Вас на переговоры, мне пришлось снова вернуться во Вселенную и попросить помощи у Пэфуэма. К счастью, он не отказал.

Я сомневаюсь, что Вы вспомните ту нашу встречу, даже вернувшись в сферу высших. Если сравнивать с человеческим, это было нечто типа пресс-конференции через телемост. То есть, мое обращение прозвучало в ряду огромного количества других.

Как очень несложно заметить, человеку невозможно объяснить так, чтобы он мог себе это качественно представить, что реален его внутренний мир, а внешний — лишь иллюзия, притом не созданная его воображением, потому что как раз таки то, что создает его воображение, и есть реальность. Человеку невозможно объяснить, что значит, что внешний мир — это произведение искусства. Человеку невозможно объяснить, что за пределами этого внешнего мира нет ни пространства, ни времени.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

Человеку невозможно объяснить…
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

Точно так же невозможно объяснить за пределами Вселенной, что такое время и что такое пространство, что внешний мир может казаться реальным, что он воспринимается, как приспособление для обеспечения потребностей воплощения.

В общем, тогда я сомневался, что Вы поняли, что я хотел выразить. Хотя, я не исключал, что возможно, ошибаюсь, потому что несмотря на то, что Вы и покинули Вселенную одной из первых, ваша компания продолжала активно работать там, создавая человека, и, скорее всего, Вы получали сведения оттуда. Как бы там ни было, Вы никак не прокомментировали мое обращение, но ответили. Если перевести на человеческий, это звучало бы примерно так: «Любое творчество чревато непониманием творца. Если Вас не пугает непонимание — творите. Если же Вам очень важно быть понятым — займитесь чем-нибудь другим».

На тот момент, я воспринял Ваш ответ как более витиеватый вариант предыдущих, то есть: «Дети, смастерили вам игрушку — играйте и не мешайте взрослым».

Ну что, думаю, смастерили мне игрушку? Замечательно! Играть и не мешать взрослым? Да, пожалуйста!

Вот в таком настроении я вернулся к Блэйзу.

С одной стороны, в своем арсенале я имел великолепное знание принципов работы с символами. С другой стороны, в своем арсенале я имел практически весь набор открытий Даны. Даже больше, потому что, как я уже говорил, многое, что бросила она, я довел до ума. Однако самым ценным для меня в тот момент стало именно то, что она более всего холила и лелеяла: состояние тотального влияния. Она остерегалась открыто практиковать его. Своим же девственницам вообще пользоваться им не позволяла. Она лишь заставляла их входить в него, разрабатывая с их помощью все более и более оптимальные способы вхождения.

Тем временем, создателям человеческого воплощения, да и не только им, стало совершенно ясно, что их скафандр, в точности имитирующий великую личность, ничего не дает. То есть, какой залезла в него личность более скромного уровня, такой и вылезла.

Когда я вернулся, Блэйз снова занимался грызней с главной троицей, то есть, с Геннадием Васильевичем, Евгением Вениаминовичем и сеньорой Бональде. Те же, отбиваясь от него, готовились вводить в кодировку человеческого воплощение понимание принципа двоичности. Эту идею им подкинул Пэфуэм, скорее всего, тем самым заслужив честь стать прообразом Библейского Змия-Искусителя.

А что такое двоичность? Это — система из двух символов, с помощью которой можно создать всё, что угодно.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

…система из двух символов…
художник: Али Камал (Египет)

Дело в том, что Пэфуэм, хоть и проникся идеями Влада, после безуспешных экспериментов с ними в разных сферах, не стремится внедрять их, куда ни попадя. То есть, братства драконов ему более чем достаточно, и во всем остальном он придерживается своих прежних взглядов, основанных на бесконечно глубоких познаниях символов и принципов работы с ними.

Короче, я вернулся и уволок с собой Блэйза, чему Геннадий Васильевич, Евгений Вениаминович и сеньора Бональде были безмерно рады. Он, естественно, сопротивлялся, но я рассказал ему, что могу с помощью преобразования символов из состояния тотального влияния установить в человеческом воплощении мироощущение «внешний мир — это произведение искусства». Особо я отметил, что нужно это сделать, подгадав под введение в человеческое воплощение понимания принципа двоичности. То есть, в этом случае, эффект спишут на двоичность, а заодно и порадуются какие они молодцы так хорошо придумали ввести человеку понимание принципа двоичности, что обернулось таким замечательным эффектом. Я не сомневался, что они порадуются, если у них не будет подозрений, что к этому причастен Блэйз.

Ирина Борисовна, я абсолютно уверен, что катастрофический крах моей затеи никак не связан с тем, что я решил совместить изменение мироощущения с введением двоичности. С двоичностью ничего не случилось, кроме того, что она успешно встала туда, куда ее ставили.

Ирина Борисовна, Вы представить себе не можете, сколько бы всего не было в человеческом мире, если бы двоичность действительно подменилась двойственностью. Дело в том, что в человеческой кодировке есть и двоичность, и двойственность. Мало того, двоичность и двойственность присутствуют в человеческой кодировке и по принципу двоичности, и по принципу двойственности. Но об этом не сейчас. Это — другая тема. Очень обширная тема.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

…и двоичность, и двойственность
художник: Хананта Нур> (Индонезия)

Ирина Борисовна, я точно знаю причины катастрофического краха моей затеи. Я не учел ничего не символизирующие символы. Я всегда считал их бесполезным, бессмысленным, безжизненным и никчемным, а потому совершенно безвредным нечто, как наличие, так и отсутствие которого ровным счетом ни на что не влияет и ничего не меняет. Я очень сильно заблуждался, и еще никогда ни одно заблуждение не обходилось так дорого, как мое. Притом, не только мне.

За множество своих жизней человеком на Земле я не раз оказывался как свидетелем, так и жертвой многих природных и техногенных катастроф. Ни одна не была столь ужасающей, хотя в той географической точке, где я находился в тот момент, светило солнышко и пели птички. На фоне идиллической пасторали я видел, как безжизненная, пустая, никчемная бесполезность стала оживать, превращаясь в кошмарных монстров.

Представьте, будто в преддверии какого-нибудь праздника Вы пробираетесь в пустой дом друзей с целью сделать им какой-нибудь приятный сюрприз, и когда Вы оказываетесь внутри, на Вас будто разъяренные собаки кидаются стулья, столы, шкафы, кресла, кровати.

Примерно такой же нелепой и кошмарной неожиданностью стало для меня оживание символов, которые ничего не символизируют. Они в единый миг превратили завораживающее ощущение реальности иллюзии в настоящее реалити-шоу. Ирина Борисовна, если до этого внешний мир лишь КАЗАЛСЯ очень реальным, теперь он СТАЛ реальным.

Представьте, будто Вы спите и вам снится до боли реальный сон, что дом, в котором Вы находитесь, рушится. Несмотря на то, что сон до боли реален, Вы, тем не менее, даже во сне краешком сознания понимаете, что это — сон, и пытаетесь проснуться, дабы избавиться от кошмара. Вы просыпаетесь в холодном поту и обнаруживаете, что дом действительно рушится. Теперь пример, который на первый взгляд кажется менее ужасающим. Вы спите, и Вам снятся чудесные поляны с морем цветов. Вы просыпаетесь и обнаруживаете, что действительно находитесь на этих полянах, понятия не имея в какой именно точке Земли эти поляны расположены, и как добраться домой или хотя бы до ближайшего населенного пункта. Ирина Борисовна, это очень мягкие и очень отдаленные аналогии того, что происходило в тот момент.

К тому же, кроме того, что внешний мир из похожего на реальный стал действительно реальным, преграда на пути опыта, предшествующего этой жизни, которую ставили Геннадий Васильевич, Евгений Вениаминович и сеньора Бональде, из легкого занавеса превратилась в бетонную стену. То есть, до устроенной мною катастрофы, все люди были такими, какими сейчас являются те, кто осознает суть. Осознание же сути было равносильно открытию прямого канала.

Но это — лишь впечатления от самой катастрофы, когда в панике даже не пытаешься понять, что происходит, а просто пытаешься спастись. Самое страшное начинается потом, когда, леденея от ужаса, ходишь среди руин, взирая на искореженные остатки того, что было домами, утварью, и изуродованные останки людей и животных.

Для меня «потом» наступило лишь в следующей жизни, потому что, в той жизни, в которой я все это сотворил, мое тело не выдержало ужаса понимания, что я сделал. Мало того, не выдержало не только мое тело, я сам превратился в руины. Будто взрывом я из великого стал личностью первого уровня. Я до сих пор не понимаю, почему я вообще не рассеялся.

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

Я до сих пор не понимаю…
художник: Мюриэль Массин (Франция)

Едва осознавая, кто я, я устремился в новое рождение, не выбирая, ни места, ни времени. Я отчаянно надеялся, что всего лишь не выдержал нагрузки, и все, чему я стал свидетелем, лишь фантасмагории треснувшего по швам человеческого сознания. Я очень хорошо помню ту свою первую жизнь «после». Она прошла серо, скучно и уныло. Всю ту жизнь, я жил за бетонной стеной от себя. Я смог разобраться, что к чему, только уже после смерти. И вот тогда состоялась та самая прогулка среди руин, которые превратились в Добро и Зло, согласно закону двойственности, и в единую систему оценок, согласно закону двоичности.

Согласитесь, ведь для человека практически невозможно даже представить, как это не оценивать деяния и явления с позиции хорошо это или плохо, а находить им способы оптимального использования. Я понял, что Добро и Зло появились в тот самый момент, как ожили ничего не символизирующие символы, и внешний мир из кажущегося реальным превратился в действительно реальный. Я понял, что именно оценка своего деяния как величайшего Зла убила меня как человека и превратила меня в руины как личность.

Мне стоило больших трудов принять как данность, что вот эта искалеченная едва личность есть я, а вот этот изуродованный внешний мир есть то, что я сделал. Когда мне, в конце концов, удалось это принять, стало легче, потому что стало ясно, что делать дальше. А дальше можно было делать только одно: вытаскивать себя и пытаться исправить то, что сотворил.

К счастью то, чему я научился, благодаря девственницам Даны, осталось со мной. Это помогло мне скрыть себя от всех, кто меня знал, и при этом жить среди них. В первую очередь, это касалось, конечно же, Блэйза. Я из жизни в жизнь рождался рядом с ним и вместе с ним посвящал себя искусству, пока, в конце концов, снова не выкарабкался до уровня «великий». Разумеется, Блэйз понятия не имел, кто я. То есть, из жизни в жизнь он меня узнавал, но вовсе не как того, кто пытался установить в человеческое воплощение мироощущение «внешний мир — это произведение искусства».

Блэйз, как и все, был уверен, что произошла подмена двоичности двойственностью, и считал, что именно это убило меня в тот момент, когда я попытался внедрить мироощущение. Он, к счастью, никому не рассказывал о моей попытке. Я не знаю, почему. Я же молчал и скрывался по очень определенной причине. Вовсе не осуждение или наказание пугали меня. Дело в том, что я очень быстро понял: в рамках действия Добра и Зла, что бы ты ни делал, найдется хотя бы одна точка зрения, с которой это будет Злом, и чем грандиознее твое деяние, тем грандиознее будет Зло. Так вот, меня пугало то, что если я рассекречусь, мне обязательно придется объяснять, как я это сделал, и обязательно найдется тот, кто захочет это исправить тем же путем. Я как никто знал, что этого делать ни в коем случае нельзя, потому что я видел, что происходило, когда это делал я. Дело в том, что ожившие ничего не символизирующие символы совершенно не похожи ни на какие явления, представляющие собой цепочки символов, уходящие в бесконечную глубину.

Таким образом, когда я, в конце концов, полностью восстановился, я стал изучать Зло и ничего не символизирующие символы. Стоило мне это изучение неоднократных нисходящих преображений. Я накопил горы информации, но, к сожалению, все эти горы бесполезны. Я так и не нашел способа трансформировать Зло и ничего не символизирующие символы во что-то иное. Разумеется, несмотря на все свои неудачи, я никогда не останавливался, не останавливаюсь и не собираюсь останавливаться.

Аз Фита Ижица. Художник: Сецуко Номото (Япония). Абстрактное искусство

…и не собираюсь останавливаться
художник: Сецуко Номото (Япония)

Мои исследования как-то завели меня на эшафот в качестве палача. Это не было моей профессиональной деятельностью. Просто, так получилось, потому что больше было некому. Моим, так сказать, клиентом были Вы, Станислав Андреевич.

Думаю, не нуждается в объяснениях, какие «нежные» чувства положено испытывать приговоренному к палачу. Это с одной стороны. С другой стороны, в одной из жизней у меня уже был опыт в роли палача, и я прекрасно знал, что от этой роли происходит с личностью. Собственно, я и пошел на это во второй раз, дабы проследить, как именно в этом случае работают ничего не символизирующие символы и Зло. Я был в шоке, когда понял, что мой приговоренный пытается спасти меня. То есть, спасти меня, как личность. Конечно же, меня, в первую очередь, поразили Ваши умения, Станислав Андреевич, но самое главное, что меня поразило, это само стремление спасти того, кто, причиняя тебе боль, лишает жизни.

Станислав Андреевич, не пытайтесь вспомнить, не получится, потому что Вы не раз оказывались на эшафоте в роли приговоренного и не раз пытались спасти личность своего палача. Я же, начав наблюдать за Вами, входил в Вашу жизнь так, чтобы Вы не могли соотнести меня с той личностью, которую тогда пытались спасти. Кстати, Вам это удалось. В тот раз, в отличие от первого, я избежал нисходящего преображения.

С тех пор я стал собирать о Вас сведения и наблюдать за Вами. Я был потрясен. Я вообще не представлял себе, что такие личности могут существовать, и я имею в виду не только Вселенную.

Я выискивал Зло, дабы понять его суть. Выискивал его в том, что признавалось Злом с большинства точек зрения. Выискивал его в том, что с большинства точек зрения признавалось Добром. Вам же было плевать и на Добро, и на Зло вместе взятые. Вы помогали личности за счет того, что происходит — неважно, что происходит — как минимум, сохранить себя, а если имелась хотя бы крохотная возможность, то и совершенствовать себя. Вам было абсолютно плевать на то, что для этого Вам приходилось творить в мире людей. Вам было совершенно все равно, Добром или Злом назовут Ваши деяния люди.

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

…совершенно всё равно…
художник: Ал Джонсон (США)

Однажды я поведал о Вас Блэйзу, и он загорелся желанием с Вами познакомиться. Нужно рассказывать, как состоялось Ваше знакомство?

- Нет, — ответил Стас. — Я очень хорошо помню и говорил Ирине Борисовне. Так что, она тоже в курсе.

- Хорошо. В таком случае, я лишь немного дополню Ваши сведения. Дело в том, что то, что между Вами и Блэйзом тогда произошло, я знаю не только по его рассказам. Помните второго приговоренного, которого Вы казнили в тот день? Накануне, Вы зашли сначала к нему, а уже затем к Блэйзу. Так вот, тем приговоренным был я. В тот раз, я воплотился так, что ни Вы, ни Блэйз меня не узнали. Имея собственные наблюдения и впечатления потрясенного Блэйза, я решился.

Я решился открыться Вам и научить входить в состояние тотального влияния. Почему я решился на это? Во-первых, потому что я не сомневался, что Вы ничего никогда не сделаете из этого состояния, если не будете уверены в крайней необходимости своего действия. Во-вторых, я знал, что Вы не станете колебаться, если возникнет крайняя необходимость сделать что-либо, что возможно сделать только из этого состояния. В-третьих, я лелеял и продолжаю лелеять слабую надежду, что мне все же удастся найти подход к ничего не символизирующим символам и Злу, и в этом случае, мне бы очень хотелось работать в паре с партнером, которому я могу полностью доверять и на которого я могу полностью положиться.

Разумеется, Блэйзу я тоже полностью доверяю и знаю, что на него можно положиться. Я даже подумывал как-то научить его, но вовремя удержался, вспомнив, что ему пришлось пережить из-за моего заблуждения. Возможно, именно из-за ужаса того, что ему пришлось из-за меня пережить, он никогда никому не говорил о моей попытке. Я не хочу ему напоминать. Так что, и вас обоих прошу, не рассказывать Блэйзу о моих тайнах. Поверьте, для него это очень тяжелые воспоминания.

- Хорошо, Саша, — кивнул Стас.

- Спасибо, — Александр улыбнулся. — Ну а по поводу партнерства, Станислав Андреевич, можете считать это дружеским предложением.

- Я согласен, — Стас усмехнулся. — Не сомневаюсь, что ты знал об этом всегда.

- Безусловно! — торжественно ответил Александр. — Однако, это еще не окончание моего повествования. Кардинальные изменения в человеческом воплощении, которые произошли по моей вине, постепенно поставили на повестку дня вопрос о рассеивании человеческого воплощения, а возможно, из-за него и всей Вселенной. Дело в том, что изменения в кодировке человеческого воплощения повлияли не только на то, что находится в зоне восприятия человека, но и на всю систему миров Вселенной. Они не получили столь безоговорочной реалистичности, как человеческий мир, но стали ощущаться гораздо реальнее, чем положено нормальным внешним мирам.

Судьба человеческого воплощения, Влада ничуть не интересовала, а вот судьба Вселенной очень даже. Именно поэтому именно Влад более всех ратовал за немедленное и полное рассеивание человеческого воплощения. Я полагаю, что ратовал он за это не столько в целях отстоять Вселенную в целом, сколько из опасения, что если решат все же человеческое воплощение сохранить, то наверняка займутся его более тщательным исследованием с целью поиска причин катастрофы, и в этом случае, вполне возможно, наткнутся на блокировку, тайно поставленную им. Этого он очень не хотел, так как было совершенно очевидно, что именно трансформировавшиеся искусственные человеческие объединения, то есть, социум, и есть главная причина и главный источник ужасающего всех излучения. Само собой, если бы эту блокировку обнаружили, именно ей приписали бы эффект подмены двоичности двойственностью. Да. То, что произошло, это совершенно другой эффект, но в данном случае, не особо важно, какова его истинная природа, потому что установленная Владом блокировка и те возможности в области ничего не символизирующих символов, которые она дала, действительно является причиной того, что произошло.

Короче, когда к Пэфуэму явились Вы, Станислав Андреевич, и внесли свое предложение, а Пэфуэм его принял, Влад, что называется, перестал находить себе места. Когда же во Вселенную вернулись Вы, Ирина Борисовна, он и вовсе обезумел. В особенности, когда понял, что Вы настроены более чем решительно на безоговорочное сохранение человеческого воплощения. Влад в срочном порядке призвал Дану и потребовал показывать что угодно и как угодно, заинтересовывать чем угодно и как угодно, для того чтобы не обнаружилась установленная им тайная блокировка.

Из своего арсенала Дана выбрала самое, по ее мнению, впечатляющее, но, как она считала, совершенно бесполезное открытие: выход за предел. Не сомневаюсь, что в своем выборе она руководствовалась тем, что, ошеломив всех, проделали Вы, Станислав Андреевич, войдя в сферу высших. Я понятия не имею, как Вам это удалось, но точно знаю, что открытие Даны к этому не имеет никакого отношения. По методу Даны я выходил за предел множество раз и до Вашего восшествия в сферу высших и в особенности после. Поэтому я очень хорошо знаю, что в сферу высших этот путь не ведет. То есть, этот путь ведет только лишь за предел, но больше никуда. Для того чтобы войти в сферу высших, просто выйти за предел слишком мало.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

…слишком мало
художник: Мей Эрард (Индонезия)

Тем не менее, сие открытие Даны произвело не просто грандиозное впечатление, а нечто гораздо большее, и в первую очередь, именно на саму Дану. Ирина Борисовна, я понятия не имею, что Вы с ней сделали, оказавшись в ее чреве, но во время демонстрации своего открытия она прошла через то, что называют преображением высших. От той Даны, которую я знал с момента как она присоединилась к Пэфуэму, не осталось практически ни следа. Я не знаю, была ли она когда-либо с кем-либо связана Истинными Соглашениями до того, как я познакомился с ней, но на момент знакомства и на всем его протяжении она представляла собой ярого поборника искусственных объединений. И тут, выйдя за предел, она вступает не просто в Истинное Соглашение, а в легендарное Истинное Соглашение с Евгением Вениаминовичем.

Влад был в паническом шоке. Я же… До меня вдруг начало доходить, что покинув Вселенную, Вы всегда находились в курсе всего, что в ней происходит, но вовсе не потому, что Евгений Вениаминович, сеньора Бональде и Геннадий Васильевич постоянно снабжали Вас сведениями, а потому… Ирина Борисовна, признайтесь честно, признайтесь честно не мне, а себе, ведь все это — Ваш замысел.

В момент, когда все, так или иначе, заинтересованные лица в разных видах шока пытались уяснить себе то, что произошло с Даной и Евгением Вениаминовичем, я заставил себя как следует вспомнить то, что происходило, когда Геннадий Васильевич рассказывал о своем принципе «дать шанс, лишив возможностей». Да. Я был занят им и его принципом, но все же на краю внимания сохранилось то, что творилось вокруг. Ирина Борисовна, ведь это именно Вы сформировали очень определенный состав компаний, которые занялись сотворением Вселенной. Это именно по Вашей воле далеко не все, кто знакомился с принципом, решили участвовать в его воплощении. Это именно Вы отвели внимание от самого Геннадия Васильевича, а на определенном этапе ввели его в число создателей.

Я не знаю, что Вы задумали, но после того, что произошло с Даной и Евгением Вениаминович, не составляло труда догадаться, что Вы более чем довольны результатом. На мой взгляд, все, что Вы делали до своего явления сюда, точнее, все, что Вы подвигли делать всех остальных, притом не заставляя их что-либо делать, а наоборот, дав им неограниченные возможности делать то, что каждый из них ХОТЕЛ, тем самым, Вы, образно говоря, создали для себя глыбу мрамора для будущей скульптуры. Я догадался, что на той «пресс-конференции» слушая мой доклад, Вы прекрасно понимали о чем речь, и точно так же, как и всем остальным дали мне неограниченные возможности делать то, что я ХОЧУ. Вот только у меня получилось совершенно не то, что я ХОТЕЛ.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

…получилось не то, что я ХОТЕЛ
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

На какой-то момент у меня блеснула надежда, что хотел я того или нет, я сделал именно то, что входило в Ваш замысел, но дальнейшее развитие событий полностью свидетельствовало об обратном.

После первой неудачной попытки, Вы продолжили с невероятным упорством стараться воплотиться обычным человеком, и постоянно шла речь о том, что добиваетесь Вы этого именно для того чтобы на собственном опыте понять, что именно при подготовке глыбы мрамора испортили, и как сей дефект можно устранить.

Между Вашими попытками воплотиться, я хотел рассказать Вам о своей глобальной и катастрофической роли во всем этом, но Вы не стали меня слушать, заявив, что все, что касается человеческого воплощения, Вы намерены узнавать только как человек. Я ничуть не расстроился, потому что все, что я мог сообщить Вам между воплощениями, это лишь что-то вроде анонса, но не более. Действительно, рассказать что-либо путное о состоянии тотального влияния может лишь человек человеку, хотя обычному человеку все это и может показаться чем-то запредельным. То есть, даже если бы Вы стали слушать меня, нам все равно пришлось бы встречаться как людям. Тем не менее, к сожалению, мне никак не удавалось сообщить Вам все это как человеку, потому что Вы умирали едва родившись.

С еще более иступленной настойчивостью, чем я, пытался подступиться к Вам Влад. Если с момента, как Вы вернулись во Вселенную, он просто безумно волновался, то после того, что произошло с Даной и Евгением Вениаминовичем, он вообще не знал чего ожидать дальше. Его настойчивые рождения, что называется, прямо у Вас перед носом, стали вызывать вопросы даже у Пэфуэма, уже не говоря о членах Вашей компании. Если честно, я почти уверен, что о блокировке, установленной Владом в человеческое воплощение, знает только Дана, то есть, Пэфуэм не имеет о ней ни малейшего представления.

- Саша, извини, — снова прервала его Ира, — а ты сам, откуда знаешь об этой блокировке?

- Из практики. Мне приходилось ее убирать у девственниц Даны, и благодаря этому, обнаружить в собственном человеческом воплощении. Я говорил, что Дане не удавалось активизировать ее полностью, но я забыл упомянуть, что невозможно активизировать ее полностью у других, а вот у себя — вполне. Своих девственниц она учила и заставляла это делать, поэтому они знали о ее существовании и как с ней работать. От них узнал и я.

- Саша, а как она активизируется?

- Ирина Борисовна! Это же элементарно! Воспитанием! Установки по умолчанию, внедряемые в детстве в виде вербальных формулировок. Именно они активизируют блокировку. Игра, которую мы выпустили в прошлом году, это, по большому счету, попытка деактивации блокировки.

- Саша, — обратился к нему Стас, — как я понял, для Влада эта блокировка чуть ли ни самое дорогое, что у него есть, я прав?

- Точнее будет, это самая большая его тайна.

- Пусть так. В данном случае, не суть важно. Мне вот что интересно: почему Влад так спокойно воспринял посягательство на свое самое тайное детище? В таких случаях, то, что Влад пока не осознает суть, как правило, никакой роли не играет.

- Влад имеет очень успешный опыт приручения высшего. С Ириной Борисовной он решил этим опытом воспользоваться, но не понял на кого нарвался, — Александр усмехнулся. — Впервые в этой жизни я его увидел, когда Вы, Станислав Андреевич, представляли его нам в качестве директора сочинского филиала. Батюшки! Вот они мы! Кто бы сомневался! Кстати, Станислав Андреевич, гениальнейшая идея запихать его в директора и таким образом в самое пекло того, чего ему так всегда хотелось! В самую сердцевину столь милого его сердцу искусственного объединения. Я, со своей стороны, не поленился! Я ему все прелести его гениальной идеи показал! Во всей красе!

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Зебек (Россия). Абстрактное искусство

…все прелести показал!
художник: Евгений Зебек (Россия)

Впрочем, Вы, Станислав Андреевич, прекрасно знаете, как я чудил. Особая благодарность, что обламывали лишь для вида.

Но это все так — больше эмоции. К тому же, я мог и не напрягаться. Это я понял, когда Вы, Ирина Борисовна, сказали, что Влад был Вашим учеником. Честно говоря, я, как только встретил его, сразу заметил, что он какой-то не такой, каким я его знал. Ну а когда Вы упомянули свой учительский опыт, я тут же догадался, что Вы превратили искусственное объединение учитель-ученики в Истинные Соглашения и с их помощью устроили Владу капитальное преображение. С тех пор он только и делает, что пытается понять, что это было. Ирина Борисовна, как и по поводу Даны, я не знаю, был ли он когда-либо участником Истинных Соглашений до того, как появился у Пэфуэма, но на моей памяти, это с ним впервые.

Так что, Ирина Борисовна, Влада Вы нейтрализовали полностью. Разумеется, он дергается из-за блокировки, которую установил в человеческое воплощение, но это уже его личные сложности. В любом случае, если с ним и с Даной еще будут проблемы, то это уже те проблемы, которые спокойно решаются в рабочем порядке.

Так вот, Влад, наплевав на осторожность, стал буквально преследовать Вас, Ирина Борисовна. Я же тоже, можно сказать, что преследовал, но соблюдая осторожность. Уж простите, Станислав Андреевич, но для этого я, в основном, использовал Вас. Как? Полагаю, что уже догадываетесь. Я рождался так, чтобы быть у Вас на глазах в стороне от Ирины Борисовны, но в то же самое время, благодаря Вам же, я получил бы к ней доступ в случае, если бы ее очередная попытка оказалась успешной. Правда, когда ее предпоследняя попытка оказалась относительно успешной, я использовал совершенно иную тактику. Удалось мне это благодаря Оксане.

Она вошла во Вселенную вслед за Вами, Ирина Борисовна, но нашла Вас здесь далеко не сразу. Встреча состоялась, когда Вы готовились к очередной попытке воплощения. Вам всегда советовали, что называется, не маяться дурью, а трансформировать воплощение. В этот раз подобные советы сыпались с новой силой. И тут Оксана предложила вместо трансформации воплощения, поставить искусственный предел. Ваши советчики восприняли сие ляпом невпопад недоличности, а вот Вам эта идея очень даже понравилась.

Аз Фита Ижица. Художник: Хоакин Корреа (Уругвай). Абстрактное искусство

…восприняли ляпом невпопад…
художник: Хоакин Корреа (Уругвай)

Стратегию и тактику Вам помогла разработать сеньора Бональде. Вы же ради этого согласились слегка трансформировать воплощение, дабы продержаться в нем до необходимого возраста.

Когда стратегия и тактика были разработаны и все участники мероприятия отправились воплощать идею в жизнь, Оксану, как когда-то Геннадия Васильевича, бросили, и она увязалась за мной. Признаться честно, поначалу я не особо обрадовался такой компании, но впоследствии полностью поменял к Оксане отношение. Она оказалась очень хорошим другом и очень во многом помогла мне. Сами понимаете, вклиниться в планы такой компании, как Ваша, Ирина Борисовна, вещь очень и очень непростая. Если бы не Оксана, сомневаюсь, что у меня получилось бы то, что я задумывал. Получилось, правда, далеко не всё, но на то была своя причина. Чуть погодя расскажу о ней.

Именно Оксана помогла устроить так, чтобы Вы, Ирина Борисовна, оказались в том селении, где священником был я, а не в том, где Геннадий Васильевич. Именно она заботилась о Вас, когда Вы, наконец-то, оказались в моем обществе. В благодарность, я научил ее кое-каким вещам. Кроме этого, мы с ней очень много беседовали, обмениваясь впечатлениями о мире людей. Она во многом не соглашалась со мной. Меня ее несогласие очень забавляло. Ну представьте! Я — великая личность, которая прошла в этом мире через немыслимое количество воплощений, не раз преображаясь за счет этого в ту и в другую сторону, притом не просто так, а ради исследования того, во что я превратил этот мир своим вмешательством. Она же на тот момент представляла собой личность, застрявшую на первом уровне, которая, к тому же, практически не имела опыта человеческих воплощений. Отношение к этому миру, как к трехлетнему дебилу у нее с той жизни. Я пытался ей объяснить: ну что она могла видеть, живя у меня в качестве прислуги! Я пытался ей объяснить, что даже если она столкнется с довольно безобидным издевательством над собой, уже не говоря о настоящих ужасах этого мира, все ее фантазии по поводу него рассеются как дым. Она дерзко заявила: «Попробуйте!». Я, усмехнувшись, ответил: «В следующей жизни». Разумеется, тогда она восприняла мой ответ, как шутку, но, как вы знаете, я сдержал свое обещание и… потерпел полное поражение.

Аз Фита Ижица. Художник: Йон Ла Ротта (Колумбия). Абстрактное искусство

…потерпел полное поражение
художник: Йон Ла Ротта (Колумбия)

Ну а теперь дальше. В этот раз, чтобы обеспечить себе алиби, я воплотился дважды на одном участке времени. Разумеется, о том, что я умею это делать, никто, кроме меня, не знал. В одном из этих воплощений, я старался как можно активней маячить перед глазами у Вас, Станислав Андреевич. Вторым же воплощением я полностью скрыл свою личность. Кроме того, тот раз — одни из немногих, когда я открыл прямой канал при рождении.

Станислав Андреевич, хотя я и скрывался от Вас, я вовсе не исключал, что когда-нибудь мне может понадобиться, чтобы Вы вспомнили меня в той жизни и соотнесли с какой-либо из последующих. Для этого я сделал для Вас маленькую зацепку, то есть, я использовал нечто, что выглядит совершенно несущественным, но западает в память. Эта зацепка — чай. Однако в этой жизни я этой зацепкой всего лишь позабавился. Для дела она так и не понадобилась.

- Понадобилась, — улыбнулась Ира. — Притом в самый критический момент. Если бы не эта зацепка, Саша, вполне возможно, мы бы сейчас с тобой не разговаривали. Не знаю, рассказывали ли тебе Оксана и сеньора Бональде… В общем, твоего отца убедили подписать согласие на отключение аппаратуры искусственного поддержания жизни. И в момент, когда он его подписывал, у меня состыковались наши чаепития на ковре и рассказ Станислава Андреевича о том священнике, который вынес мне смертный приговор, и который был особым почитателем чая.

- Ирина Борисовна, а что Вы сами помните обо мне в том воплощении? Я уверен, что должны что-то помнить, потому что я видел, насколько точно Вы изобразили комнату, в которой мы с Вами общались.

- Саша, я расскажу тебе все, что я помню о той жизни, только сначала открой тайну: как у тебя оказался альбом с почти точной копией той комнаты?

Александр расхохотался.

- Ирина Борисовна! Если очень хотите, я расскажу, как именно у меня появилось это, действительно очень редкое, издание. Но, боюсь, что это вряд ли стоит того. Дело в том, что в этом альбоме нет ни одной иллюстрации, которая хотя бы отдаленно напоминает ту комнату. Если хотите — проверьте. Это — одна из техник Даны в действии. Это не гипноз и не мистификация. Дело в том, что когда ту иллюстрацию смотрела Оксана, а затем Вы и Станислав Андреевич, она там действительно была. Но ее там не было ни до этого, ни после. То есть, если бы Вы отсканировали ее в тот момент, сейчас бы Вы имели копию с той иллюстрации, но самой иллюстрации в альбоме больше нет, как ее не было до того момента.

- Саша! Это как? — Ира смотрела на него, вытаращив глаза.

- Ирина Борисовна, я Вам обещаю, что во всех подробностях изложу все техники Даны, которые знаю, но в другой раз, и, разумеется, одним разом дело не обойдется. А сейчас, расскажите, что Вы помните о той своей жизни.

- Фрагменты той жизни я видела во сне… — начала Ира, но Александр перебил ее.

- Это я знаю. Расскажите, что именно помните.

- Я хорошо помню саму сцену сожжения. Я хорошо помню, как меня везли к месту казни. В каких подробностях я помню комнату, где мы с тобой общались, ты видел сам. А вот священник — то есть, ты — размытое аудиовизуальное пятно.

- Очень хорошо, — улыбнулся Александр. — Полагаю, сейчас, слушая весь мой рассказ, Вы недоумеваете, что я собирался сказать в двух словах, когда пришел в себя, намериваясь тут же окончательно отправиться в Мир Иной. Так?

- Честно говоря, да.

- Я собирался дать Вам код доступа к той информации. Видите ли, когда я встретил Вас в той жизни, меня ждало разочарование. Трансформация, на которую Вы пошли, позволила Вам достичь зрелого возраста, однако оказалась недостаточной, чтобы Вы стали полноценным человеком. Это и была причина, которая не позволила мне сделать всё, что я хотел. Тем не менее, я решил передать Вам сведения, которые считал самыми важными. Я прекрасно понимал, что нам с Вами придется общаться в другой жизни, но сделал это на случай, который чуть было ни случился. То есть, на случай, если не сумею выжить в процессе открытия прямого канала.

Видите ли, способ, которым я пользуюсь для открытия прямого канала, действительно очень опасный, но он мне нравится более других, хотя и обходится очень дорого. Дело в том, что подготовка воплощения под открытие прямого канала — это установка целого ряда защит, а любая защита — это ограничение возможностей.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

…любая защита — это ограничение возможностей
художник: Кушлани Джаясинха (США)

Я не устанавливаю никаких защит. Из-за этого мое тело при попытке открыть прямой канал оказывается очень сильно поврежденным, но зато я получаю неограниченный доступ не только к информации в виде сведений, но и к информации в виде восприятия и ощущений вне действия законов пространства и времени без каких-либо ограничений диапазона на всех уровнях по всем параметрам.

Так вот, я не знал как, но я знал, что в случае неудачи в процессе открытия прямого канала, перед смертью я найду способ передать Вам код доступа к той информации. Сегодня я лишь слегка касался тех тем, которые подробно освещал тогда. Не знаю, прямо ли с грядущей ночи, но в самое ближайшее время Вы снова начнете видеть во снах фрагменты той жизни, однако теперь я не буду для Вас размытым пятном. Разумеется, я отвечу на все вопросы, которые будут у Вас возникать.

- Саша, — обратилась к нему Ира, — я, честно говоря, так и не поняла, а чего вообще хотят Влад и Дана? Как я понимаю, Пэфуэм и Аристарх к этому хотению не имеют особого отношения.

- По поводу Аристарха, как я уже говорил, ничего не знаю, а вот Пэфуэм не имеет к этому никакого отношения, даже несмотря на то, что он вляпался в авантюру с искусственными объединениями. Ну а чего хотят Влад и Дана, точнее, хотели? Ну как чего! Они хотели создать явления, имеющие наглядную ощутимость!

- Саша, это я поняла, но… короче я не совсем поняла, что это за явления?

- Сейчас попытаюсь объяснить. Ну вот, допустим, творческое вдохновение. Творческое вдохновение имеет массу символов для описания и массу символов, являющихся результатами этого состояния. В это состояние можно входить и чувствовать его, но при этом оно не имеет наглядной ощутимости, потому что это — истинное явление из уходящей в бесконечную глубину цепочки символов. Согласитесь, заманчивая вещь, иметь вдохновение в виде, к примеру, какого-либо документа с описанием прав и обязанностей. Подписал такой документ и всё! Вдохновение!

Только став директором, Влад до конца прочувствовал, что изданное им распоряжение и то, что оно предписывает, это совершенно разные вещи, и одно неспособно заменить другое, неспособно стать этим самым другим. То есть, законный брак — это не любовь и не заменяет любовь. Договор о сотрудничестве — это не дружба и не заменяет дружбу.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

…не заменяет…
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

Мне сложно понять, как они могли не замечать, что все успехи, которых им удалось добиться во Вселенной — результат работы с истинными явлениями, а не с их искусственными заменителями. Точнее, с тем, что они считали заменителями.

Из-за меня все эти квазизаменители ожили в человеческом мире и стали управлять человеческим миром, в то же самое время так и не став аналогами истинных явлений. К счастью, не став аналогами истинных явлений, но к несчастью, затмив многие истинные явления в человеческом сознании.

Именно ожившие ничего не символизирующие символы создали «должен, потому что…» и «надо, для того, чтобы…», низведя почти до степени полной неприемлемости «ХОЧУ, потому что ПРОСТО ХОЧУ». И это действительно неприемлемость! Представьте, что будет, если сейчас взять и сказать всем людям: «Делай, что хочешь!». Человечество исчезнет с лица Земли в считанные дни! Скорее всего, вместе с Землей.

И вот это вот состояние человечества — целиком и полностью моя вина. Ответственность за такое состояние человечества целиком и полностью лежит на мне. И весь богатейший арсенал знаний и умений, который я накопил, совершенно бесполезен для того чтобы исправить то, что я натворил. Я очень надеюсь, что он бесполезен только в моих руках. Я очень надеюсь, что, может быть, у Вас получится использовать мои наработки, и передам Вам все. Даже если они действительно несостоятельны, я очень надеюсь, что, может быть, у Вас на их основе получится сделать нечто действительно полезное и действенное.

- Саша! — Ира вздохнула и улыбнулась. — Если честно, то, что ты натворил, я могу исправить на раз, два, три. Правда, не из положения Ирина Борисовна Палладина. Но это — неважно. Видишь ли, то, что ты натворил… — Ира усмехнулась. — Действительно, будучи человеком, практически невозможно избежать оценок в рамках «хорошо или плохо», «Добро или Зло». Блэйзу это удалось, и он дал самое лучшее определение тому, что ты натворил. Он назвал результат твоего катастрофического вмешательства astonishing and amazing — то есть, удивительным и ошеломительным. Блэйз особо подчеркнул, что полностью отвергая оценку плохой, он не говорит, что результат хороший. Результат твоего катастрофического вмешательства именно удивительный и ошеломительный. И мне этот результат в целом очень нравится. То есть, я не хочу и не собираюсь исправлять то, что ты натворил.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Ципулин (Россия). Абстрактное искусство

…не хочу и не собираюсь исправлять…
художник: Евгений Ципулин (Россия)

- Ирина Борисовна! Вы о чем? — Александр смотрел на нее в крайней степени замешательства и непонимания.

- Сейчас объясню. Саша, ты совершенно прав, вот это вот всё — результат моей идеи. Я, правда, не уверена, что все это и есть, то, что я задумывала, потому что я сомневаюсь, что вообще задумывала нечто конкретное. Конкретное в том смысле, в котором конкретика существует в человеческом понимании. В отличие от тебя, Саша, у меня закрыт прямой канал, а потому все, чем я сейчас владею, это смесь очень смутных ощущений, которым очень сложно находить интерпретации и объяснения. Тем не менее, я догадываюсь, что человеческая конкретика не имеет ничего общего с конкретикой иных порядков, а потому, возможно, по тем меркам, мои задумки можно считать более чем конкретными.

Как бы там ни было, с одной стороны, здесь во Вселенной на данный момент есть все, что мне нужно, правда существует это все в таком виде, который мне нравится не совсем, а местами совсем не нравится. Но в этом нет ни грамма твоей вины, а так же ни грамма вины Влада, Даны, Аристарха, Пэфуэма либо еще кого бы то ни было. Все вы, делая каждый то, что хотел, в конечном итоге, сделали то, что хотела я в качестве исходного материала для воплощения своей идеи.

Моя идея — внешний мир Счастья и Любви. Не спорю, то, что сейчас представляет собой Вселенная, Земля и, в первую очередь, человечество, меньше всего напоминает мир Счастья и Любви. В понимании самого человека, в первую очередь. Хотя и вне этого понимания тоже.

Дело в том, что именно в человеческом понимании внешний мир Счастья и Любви существует в качестве вполне реальной, хотя и чрезвычайно трудно достижимой перспективы. На самом деле, внешний мир Счастья и Любви — совершенно абсурдная идея, так как Счастье и Любовь — силы внутреннего мира, которых нет и не может быть в мире внешнем.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

…совершенно абсурдная идея
художник: Мей Эрард (Индонезия)

Внешний мир Счастья и Любви в человеческом понимании — это внешний мир благополучия и упорядоченных бесконфликтных взаимоотношений. И вот таких внешних миров воз и малая тележка. По сути, за исключением Вселенной, все остальные внешние миры именно такие. И даже во Вселенной многие иные зоны восприятия почти полностью соответствуют этим требованиям. То есть, именно это — совсем не то, что я хочу.

Что же такое внешний мир Счастья и Любви в моем понимании?

В моем понимании внешний мир Счастья и Любви — это такой внешний мир, который самим своим существованием провоцирует воплотившуюся в нем личность искать, зарождать и взращивать в своем собственном внутреннем мире эти силы. Саша, уже сейчас человеческий мир именно так и работает. Да, со скрипом! Да, далеко не на всех! Но работает! Саша, ты сам тому доказательство. Саша, несмотря на все, что с тобой здесь произошло и происходит, вопреки всему, что с тобой здесь произошло и происходит, ведь ты Любишь, и ты Счастлив. Разве не так? Прислушайся к себе! Не оценивай внешние обстоятельства! Прислушайся именно к себе! Разве не так?

- Так, — кивнул Александр.

- Саша, НЕСМОТРЯ и ВОПРЕКИ — это почва на которой растут Счастье и Любовь. Именно эту почву я увидела в принципе «дать шанс, лишив возможностей». Да. Я, что называется, очень продуманно выбрала тех, кто сумеет наделить эту почву особой плодородностью, и отвадила от участия в проекте тех, кто на тот момент способен был лишь снизить эффективность НЕСМОТРЯ и ВОПРЕКИ.

Разумеется, сама по себе почва — совершенно бесполезная вещь, если в нее ничего не посеять. И я посеяла. Я связала со Вселенной сокровенные силы своего собственного внутреннего мира: свою собственную силу СЧАСТЬЕ и свою собственную силу ЛЮБОВЬ.

Когда о том, что я сделала, узнал Пэфуэм, а затем Максим, они оба были в шоке от того, что я сделала. Они оба хорошо знают, чего это стоит, хотя ни один из них никогда не решался на такое. Собственно, потому и не решались, что знали, чего это стоит.

Хотя бы отдаленно у тебя получится представить, чего мне это стоило. Ты знал, на что шел, ставя перед собой цель открыть прямой канал, никак не готовя свое воплощение к этому. Я тоже знала, на что шла. Ты сейчас прикован к постели. Я же, образно говоря, была длительный период прикована к сфере высших, после того, что сделала. Именно поэтому я очень тщательно подбирала команду, зная, что мне самой предстоит покинуть проект и, тем самым, потерять возможность направлять его развитие, пустив на самотек.

Пока ты рассказывал, я некоторым образом нащупала то, что ты назвал «пресс-конференцией». Я, можно сказать, помню тебя. Разумеется, сейчас я, как и ты в своем повествовании, говорю более чем условным языком о том, что здесь описанию не поддается. Так вот, то, о чем ты говорил тогда, я была не в состоянии представить себе точно так же, как сейчас не в состоянии в точности описать, чем было то, что ты назвал «пресс-конференцией», но…

Саша, по большому счету, я не понимала, о чем ты, но я дала тебе зеленый свет, исходя из того, что видела в твоей сути.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

…видела в твоей сути
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Я не имела ни малейшего представления, что именно ты собираешься делать, но я не сомневалась, что сделаешь ты именно то, что Я хочу. Я не ошиблась. Своим вмешательством ты действительно превратил человеческий мир именно в то, что мне нужно. В качестве исходного материала, разумеется. Но это — очень многообещающий исходный материал!

Если не веришь мне, посмотри на Станислава Андреевича. Даже если не брать в расчет то, что он единственный не высший, сумевший войти в сферу высших, Станислав Андреевич — удивительнейшая личность, и это ты, в некотором роде, знаешь даже лучше меня. Саша, Станислав Андреевич — дитя того, что ты натворил. Саша, он стал личностью именно здесь, и именно после того, что ты натворил. И в определенном смысле Станислав Андреевич вовсе не исключение, точнее, не единственное исключение, свершившееся благодаря особенностям этого внешнего мира.

Еще одно исключение живет рядом с тобой. Это — Оксана. Ты прекрасно знаешь, какой она вошла во Вселенную. Она, образно говоря, очень давно зародившаяся личность, которая не могла развиться нигде. Ты лучше меня знаешь, что с ней происходит здесь. Еще целый ряд исключений ходит по первому, третьему и четвертому этажам домика с дыркой.

Конечно же, в этом не только твоя заслуга, но и заслуга всех, кто занимался созданием и развитием Вселенной и моя в том числе. Саша три личности, созданные здесь обреченными на рассеивание, не рассеялись потому, что под действием моих внутренних сил, которые я связала со Вселенной, ты, сам того не подозревая, спровоцировал их зародить в себе силу ЛЮБОВЬ.

Да. Максим назвал то, что люди называют любовь, «каруселькой». Не спорю, по сравнению с тем, что происходит, когда мужская и женская личности касаются друг друга силой ЛЮБОВЬ, то, что повсеместно происходит на Земле за счет сексуального влечения, это действительно лишь «каруселька», но эта «каруселька» работает, провоцируя зарождение силы ЛЮБОВЬ в личности. А эта сила, так же, как и сила СЧАСТЬЕ, хранит любую личность от рассеивания. Именно благодаря тому, что эти силы были в тебе, ты не рассеялся во время устроенной тобою катастрофы.

Так вот, Саша, я действительно на раз, два, три могу превратить этот мир в мир красоты и гармонии, но я не хочу и не буду этого делать.

- Ирина Борисовна… Не понимаю… — Александр смотрел на Иру в ошеломлении. — Точнее, я понял, все, что Вы сейчас сказали, но… Может быть, Вы не достаточно хорошо поняли меня? Ирина Борисовна, то, что я назвал ничего не символизирующими символами, которые ожили из-за моего вмешательства, это социум, это юридические законы и морально-нравственные правила человечества, это государственные системы, религии и идеологии, это то, что люди называют богом. Это то, что насаждает и поддерживает операционную систему человеческого воплощения Добро и Зло. А Добро и Зло — это просто Зло, потому что любое деяние в этой системе хотя бы с одной точки зрения обязательно является Злом и только Злом. Неужели Вы действительно хотите вот это вот сохранить?

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

Неужели…
художник: Вольфганг Кале (Германия)

- Да, Саша.

- Ирина Борисовна! Не знаю, что Вы себе вообразили, но именно это губит личности, и я сам не раз наблюдал, как! И я не только наблюдал это! Я на себе все это испытывал не раз! Начиная прямо с того самого момента, как недооценив ничего не символизирующие символы, оживил этих монстров! Ирина Борисовна, я потратил неимоверное количество сил, на поиск путей избавить человеческое воплощение от порожденных мною чудовищ, но я так и не нашел ни одного. Если Вы действительно можете стереть это все из человечества — сделайте это!

- Нет, Саша, не сделаю.

- Но почему?

- Саша, я прекрасно знаю, что ожившие из-за твоего вмешательства монстры разрушают множество личностей, но при этом благодаря существованию этих же монстров, другие личности получают уникальнейший шанс стать уникальными, удивительными, потрясающими. Не подумай, мне вовсе не плевать на тех личностей, которые разрушаются, и я вовсе не собираюсь оставлять здесь всё, как есть. Я собираюсь найти формы использования этих монстров, которые позволят защитить от разрушения одних и расширить круг тех, кто способен воспользоваться уникальным шансом.

- Использовать этих монстров? — Александр обреченно расхохотался. — Ирина Борисовна! Уже пытались!

- Кто? — спокойно спросила Ира.

- Ну как кто? Иисус, разумеется! Он попытался сделать ничего не символизирующие символы средством совершенствования личности. В итоге, ничего не символизирующие символы сделали его своим орудием.

- Саша, я не собираюсь делать то, что пытался Иисус. Я собираюсь делать прямо противоположное.

- В смысле?

- Саша, Иисус хотел сделать так, чтобы совершенствование личности происходило с помощью ничего не символизирующих символов. Верно?

- В общем-то, да.

- Я же, Саша, хочу сделать, чтобы совершенствование личности происходило ВОПРЕКИ ничего не символизирующим символам. ВОПРЕКИ Добру и Злу.

Аз Фита Ижица. Художник: Ханс Дегнер (Дания). Абстрактное искусство

ВОПРЕКИ
художник: Ханс Дегнер (Дания)

Самое главное, что это уже происходит. Единственное, со скрипом и в масштабах единичных случаев. Ты сам в своем рассказе отметил, что тебя поразило то, что Станиславу Андреевичу было плевать на Добро и Зло, когда он пытался помочь какой-нибудь личности. Так вот, Добро и Зло, а так же ничего не символизирующие символы нужны для того, чтобы, грубо говоря, было на что плевать. Саша, я уже рассказала тебе, для чего нужны НЕСМОТРЯ и ВОПРЕКИ.

Однако я вовсе не собираюсь оставлять здесь всё, как есть, хотя точно так же не собираюсь в корне переделывать то, что получилось благодаря твоему вмешательству.

Саша, ты не представляешь, с какой надеждой я искала того, кто с помощью состояния тотального влияния сумел так кардинально изменить кодировку человеческого воплощения. Саша, ты не представляешь, как я рада, что это оказался именно ты. Саша, ты не представляешь, как я рада и благодарна тебе, что все свои человеческие жизни «до» ты посвятил изучению Иллюзии и Реальности, а все свои человеческие жизни «после» — исследованию Зла и ничего не символизирующих символов.

Саша, когда я искала тебя, еще не зная, что это ты, я всего лишь надеялась узнать, как именно происходило то, что я называю расщеплением целесообразности на Добро и Зло, а все остальные — подменой двоичности двойственностью. Я очень рада, что могу рассчитывать на гораздо большее. Видишь ли, несмотря на то, что в целом мне очень нравится то, что получилось, есть вещь, которая мне не нравится очень сильно. И вот эту вот вещь нужно очень аккуратно вытащить из Добра со Злом и ничего не символизирующих символов. Ты, я полагаю, знаешь, какими исследованиями занимается Оксана, начиная с лета?

- В общих чертах, — уклончиво ответил Александр и посмотрел на Иру с очень большим интересом.

- Так вот, — продолжила Ира, — вещь, которая мне очень сильно не нравится — это страдания. Саша, за свои человеческие жизни ты перенес немыслимое количество нестерпимой боли, но ведь при этом ты страдал далеко не всегда, когда испытывал ее. Понимаешь, о чем я?

- Не совсем, — немного помолчав, ответил Александр.

- Смотри, — принялась объяснять Ира, — можно испытывать боль — хоть физическую, хоть душевную — но не страдать от нее, а можно не испытывать никакой боли и при этом страдать. Допустим, от работы, от безделья, от скуки, от любви, от вдохновения, от чего угодно! Когда ты очнулся на том пепелище, ты испытывал нестерпимую боль, но ты не страдал от нее, а ВОПРЕКИ этой боли пытался выжить РАДИ цели, которая у тебя была. Теперь ощущаешь разницу между болью и страданиями?

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

Теперь ощущаешь разницу?
художник: Мюриэль Массин (Франция)

- Думаю, что да… Да. Я понял, о чем Вы говорите.

- Хорошо. Это очень важно. Так вот. Я не одна привередничаю. Страдания никому не нравятся, однако, с другой стороны, у человечества прямо-таки культ страданий! Заметь, не культ боли, а именно культ страданий. Это вовсе неслучайно.

Для обычного человека страдания — это единственный путь ощутить реальность своего внутреннего мира. Да. Целая куча средств для совершенствования внутреннего мира, для восходящего преображения находится во внешнем мире, но пока человек не осознает реальность своего внутреннего мира, он просто не понимает, что и как следует совершенствовать. Ведь внутренний мир, ради совершенствования которого личность воплощается человеком, это вовсе не мысли, эмоции, ощущения и чувства, доступные сознанию, хотя все это тоже относится к внутреннему миру, но это лишь тоненькая пленочка на его поверхности. Мысли, эмоции, ощущения и чувства хоть и являются частью внутреннего мира, в большей степени относятся к миру внешнему и являются средством совершенствования, но вовсе не тем, что совершенствуют. А вот то, что совершенствуют, обычный человек способен нащупать в себе только с помощью страданий.

С другой же стороны, именно страдания заставляют человека отгораживаться от собственного внутреннего мира. Именно это мне более всего и не нравится в страданиях.

Все личности, которым удается совершенствоваться с помощью средств, имеющихся в этом мире, не страдают несмотря ни на какую душевную или физическую боль, если им приходится ее переносить, и уж тем более не страдают в отсутствии боли. Они не страдают именно потому, что им не нужны страдания для идентификации своего внутреннего мира. Но эта идентификация что-то вроде врожденной способности у них. Личностей с такой врожденной способностью катастрофически мало — единицы из единиц.

Начиная с лета, Оксана исследует возможности идентификации собственного внутреннего мира через непосредственный контакт с другим внутренним миром, который возможен при межвидовом общении. Разумеется, такой контакт происходит и при внутривидовом общении, но в этом случае, подавляющая часть общения осуществляется с помощью сознания через посредничество внешнего мира, а потому то, что происходит между внутренними мирами непосредственно, остается за рамками внимания и не констатируется.

Мало того что исследование Оксаны продвигается очень успешно, она нашла интересные способы внедрения их плодов в дополнение к тем, что есть у меня. Проблема в том, что страдания — это, образно говоря, программный файл операционной системы Добро и Зло. То есть, пока не страдают единицы из единиц, все в полном порядке, но если перестанут страдать хотя бы сотни из сотен и уж тем более тысячи из тысяч, боюсь, что Добро со Злом, а так же ничего не символизирующие символы могут очень сильно возмутиться.

- Без сомнений! — воскликнул Александр. — Хотя… — он задумался. — Символы боли и символы страданий очень сильно похожи, а некоторые из них так и вовсе идентичны. Таким образом, в принципе можно попытаться подменить одни другими, не вызывая возмущения системы. Я имею в виду систему Добра со Злом и ничего не символизирующих символов. Хотя, вряд ли это получится целиком и полностью, но значительно снизить количество страданий, полагаю, вполне возможно.

Проблема в другом. Дело в том, что всё, с чем сталкивается система, она сначала отвергает, а затем, найдя способ использования, вводит в качестве своего элемента. То есть, события будут развиваться примерно так. Поначалу система объявит сумасшедшими всех, кто пытается общаться с животными и растениями через непосредственный контакт внутренних миров, потом попробует это запретить, а как только найдет способ использования себе во благо, начнет использовать себе во благо, полностью устранив эффект, на который рассчитываете Вы, Ирина Борисовна. Я это знаю точно, потому что чего только ни пытались ввести в обход системы. Станислав Андреевич, уж кто-кто, а Вы сталкивались с этим невообразимое количество раз в своих стремлениях постепенно изменить кодировку человека. Разве не так?

- Да, Саша, это так, — с тяжелым вздохом подтвердил Стас и посмотрел на Иру.

- Тем не менее, — вступила она в дискуссию, — есть целый ряд истинных явлений, которые система не сумела ни запретить, ни ввести в свой состав. Она вынуждена существовать рядом с ними, не имея возможности контролировать их. Ничего не символизирующие символы в купе с Добром и Злом не имеют власти и не могут контролировать мои внутренние силы, которые я оставила здесь, а так же всё, чего эти силы касаются.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

…мои внутренние силы…
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

Да, социум создал законный брак, но при этом он не может ни запретить, ни контролировать Любовь. Социум может наделить благополучием или лишить его, но он не в состоянии ни запретить, ни контролировать Счастье. Социум изобрел вежливость, этикет, правила целого ряда социальных взаимоотношений, но при этом он не способен ни запретить, ни контролировать Дружбу и все другие виды Истинных Соглашений. Это с одной стороны.

С другой стороны, социум хоть и может вмешиваться в мир животных и растений, полного контроля над ним он не имеет. Непосредственное взаимодействие внутренних миров при межвидовом общении возможно только в зоне Истинных Соглашений. И это — главное. В дополнение я коснусь этого нового для человека явления своим Счастьем и своей Любовью.

Так что, Саша, главная проблем в том, чтобы заставить Добро и Зло и ничего не символизирующие символы смириться с утратой страданий. К тому же, нет никакой надобности устраивать для них сию потерю в виде глобального бедствия. Незаметно и постепенно! Лучше всего настолько незаметно и постепенно, чтобы, в конечном счете, они так и не поняли, что произошло и даже то, что что-то вообще произошло.

- Ирина Борисовна, а Вы коварная! — усмехнулся Александр.

- А как же! — усмехнулась в ответ Ира.

Александр ненадолго задумался.

- Ирина Борисовна, — вновь заговорил он, — я понял, что значит внешний мир СЧАСТЬЯ и ЛЮБВИ в Вашем понимании. Я понял, для чего нужны НЕСМОТРЯ и ВОПРЕКИ. Я понял, что операционную систему Добро и Зло, поддерживаемую ничего не символизирующими символами, Вы собираетесь использовать именно в этом качестве. Я понял, чем страдания отличаются от всевозможных видов боли, и почему они Вам не нравятся. Я понял, чем Вы их собираетесь заменить. То есть, я вроде бы понял, чего Вы ХОТИТЕ, но… Я все же не понял… Ирина Борисовна, чего Вы ХОТИТЕ?

Ира усмехнулась и на мгновение задумалась с улыбкой на устах.

- Чего я ХОЧУ? Саша, наиболее точно я могу выразить это только с помощью абсурдной метафоры. Только с помощью причудливого символа, символизирующего цепочку символов, уходящую в бесконечную глубину.

Я хочу ОСТРОВ БРОДЯЧИХ СОБАК.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

Я хочу ОСТРОВ БРОДЯЧИХ СОБАК
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

Однако не для всех. Только для избранных. Точнее, не для избранных, а для ИЗБРАВШИХ.

Для тех, кто сам выбирает искать НИЧТО.

Для тех, кто сам выбирает идти в НИКУДА, в НИКОГДА, к НИКОМУ, за НИЧЕМ, ради НИЧЕГО.

Для тех, кто сам выбирает ВОПРЕКИ и боли, и блаженству, ВОПРЕКИ и радости, и горю изо всех сил стремиться к НИЧТО, по пути создавая несметное множество НЕЧТО, завораживающих безупречностью и совершенством, уникальностью и причудливостью.

Для тех, кто никогда не заблуждается и не ошибается, потому что любой поворот пути, любой результат воспринимает не выигрышем или проигрышем, не везением или неудачей, не успехом или провалом, а наилучшим средством, чтобы идти дальше в наслаждении предвкушением бесконечного достижения недостижимого.

Просто так. Просто потому что ХОЧУ.

И не ради общего блага, а ради своего СЧАСТЬЯ, ради своей ЛЮБВИ.

Ради НИЧТО, которое можно выразить только с помощью абсурдных метафор вроде острова бродячих собак.

Теперь понимаешь, чего я ХОЧУ?

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

Теперь понимаешь, чего я ХОЧУ?
художник: Ал Джонсон (США)

- Да, — кивнул Александр, усмехнулся и посмотрел на Стаса. — Теперь я точно знаю, почему Ирина Борисовна выбрала именно Вас, Станислав Андреевич.

- Выбрала? — Ира расхохоталась. — Мне не оставили выбора!

Стас повернулся к ней, пронизывая тяжелым сверлящим взглядом, улыбнулся и сказал:

- Есть только один единственный способ не оставить выбора: дать то, что действительно ХОЧЕТ тот, кому ты даешь это. Не то, что ему кажется, что он хочет, а именно то, что он действительно ХОЧЕТ.

Александр смотрел на Стаса, отрешенно улыбаясь, затем закрыл глаза и надолго погрузился в свои мысли. В какой-то момент Ире даже показалось, что он уснул. Но едва она подумала об этом, как Александр открыл глаза.

- Похоже, мне тоже не оставили выбора, — медленно с улыбкой проговорил он. — Похоже, я просто сам не понимал, чего ХОЧУ на самом деле.

- Саша, — обратилась к нему Ира, — ты всегда прекрасно это понимал. Единственное, возможно, не отдавал себе в этом отчета. Да! Ты вроде бы расцениваешь повороты пути и результаты как выигрыши или проигрыши, как везение или неудачи, как успехи или провалы. Ты вроде бы говоришь кое о чем как о заблуждениях и об ошибках. Да. Все это так. Но на самом деле, то, как ты говоришь обо всем об этом — это лишь способ выражения возможный на человеческом языке, возможный в рамках человеческой логики. Не более! Разве не так?

- Так, — кивнул Александр. — Но… Ирина Борисовна, в своих исследованиях я, в первую очередь, искал способы трансформировать ничего не символизирующие символы и Добро со Злом во что-то принципиально другое. Хотя мои поиски оказались тщетными, я накопил огромное количество информации и навыков. Я думаю, они не окажутся бесполезными в том, что я, как оказалось, действительно ХОЧУ. Однако, поскольку я никогда не ставил перед собой подобной задачи, я пока затрудняюсь представить себе, как именно можно их использовать. Короче, мне нужно время.

- Саша, не вопрос, — с улыбкой ответила Ира.

Комната утонула в густом Золотистом Свете.


Конец части III «Остров бродячих собак»

2013 г.
© Екатерина Трубицина

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

в работе