Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 9

Удивительный и ошеломительный

(главы 137-149)


Глава 148
Мотивация «ХОЧУ»

Через два часа Ира рыдала, уткнувшись в грудь Стасу.

Эти два часа она провела, блуждая в темноте около здания больницы вместе с Оксаной. Тем временем, Женечка, Максим, Стас, Ихан и Генка обеспечивали Александру условия, которые выдвинула Лу, и улаживали последствия погрома, учиненного Ирой. Не в пример минувшим двум неделям, все шло как по маслу, даже без намека на сложности и проблемы. Притом до такой степени, что во время перекура перед расставанием Генка слегка возмутился:

- Слушайте, особо одаренные, что-то вы сегодня на радостях совсем обнаглели.

- На фоне того, что исполнила госпожа Палладина, сомневаюсь, что хоть что-то могло кого-то шокировать, — весело усмехнулся Женечка.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

…что исполнила госпожа Палладина…
художник: Мей Эрард (Индонезия)

Как оказалось, говоря «нельзя сдвигать с места», Лу имела в виду, что Александра нельзя перекладывать с кровати, но вот кровать вместе с ним двигать было можно. Персонал больницы беспокоился из-за совершенно бессмысленно занятого дорогостоящего оборудования, а вот кровать им было совсем не жалко. Поэтому Александра вместе с кроватью переместили в другую палату — отдельную — где стояли еще две кровати для Лу и Оксаны.

От Иры в разной степени пострадали три двери и охранник больницы — дядечка, который своей комплекцией немногим уступал Стасу. При падении с лестницы он получил множественные ушибы разной степени тяжести и перелом руки. Его привел в порядок Женечка, полностью сняв боль и восстановив целостность тканей, которые смог восстановить в считанные минуты, ну а то, восстановление чего требовало более значительного количества времени, компенсировал финансовыми средствами, в размере, заставившем охранника признать, что это — самый счастливый день в его жизни. С дверьми тоже разобрались в этот же вечер посредством срочной доставки со склада замены подходящих размеров и привлечения нескольких рабочих с какой-то стройки, которая шла круглосуточно.

Когда два часа истекли, Оксана без всяких приключений самым прозаическим путем оказалась рядом с Лу и вместе с ней контролировала перемещение кровати с Александром из палаты интенсивной терапии. Согласно желанию Александра не видеть никаких знакомых лиц, кроме Оксаны и Лу, перемещение осуществлялось рабочими, вызванными для замены сокрушенных Ирой дверей. Как только Лу отрапортовала по мобильнику, что у них все в полном порядке, Генка предложил всем расходиться, заверив, что сам справится с приемкой дверных работ, как только они будут окончены.

Стас бросил машину у здания больницы, и они с Ирой отправились домой через проход. И как только оказались в гостиной, Ира, упав на грудь Стасу, в изнеможении разрыдалась. Он даже не пытался успокаивать ее — лишь гладил рукой по спине — прекрасно понимая, что ей нужно выплакать эти две недели и в особенности минувший вечер.

Аз Фита Ижица. Художник: Сецуко Номото (Япония). Абстрактное искусство

…ей нужно выплакать…
художник: Сецуко Номото (Япония)

- Ты знаешь, что ты ужасающая? — с улыбкой сказал Стас Ире, когда ее всхлипы стали понемногу стихать. Вопрос, само собой, был риторическим, а потому, не дожидаясь ответа, Стас принялся делиться впечатлениями. — У меня будто все мысли и чувства окаменели. Пока тебя не было, мы все сидели и только дышали и моргали. Я заметил, что куда-то исчезла Лу, только когда ты вернулась, — Стас усмехнулся. — Надо было сразу тебя чем-нибудь накрутить, чтобы ты пробила эту стену.

- Стас, я ничего, кроме дверей, не пробивала. Просто Саша пустил меня.

- Ты о чем? — слегка смутился Стас.

- Стас, все эти стены Саша поставил сам.

- Ты о чем? — в еще большем недоумении спросил Стас.

- Стас, он открывал прямой канал и открыл его.

- Ира! О чем ты говоришь? — у него явно закралось подозрение, что от перевозбуждения Ира слегка не в себе.

- Стас, неужели ты еще не догадался? Всё это время, всё было на поверхности. И даже не просто на поверхности, а вопило и кричало, но ни ты, ни я, видя всё прямо перед своими глазами, ничего не замечали. Это — Саша. Я в шоке от того, на что он способен.

- Ира, о чем ты говоришь? — снова спросил Стас, стараясь говорить спокойно, потому что его подозрение, что Ира не в себе, стало почти уверенностью.

- Стас! Что мы делали, оказываясь среди подушек у Саши на ковре? Пили ЧАЙ разной степени эксклюзивности. Стас, какая причуда была у того священника, которую он скрывал, опасаясь, что это может оказаться грехом? ЧАЙ!

Стас уставился на Иру в ошеломлении и молчал. Ира продолжала:

- Помнишь, ощущение особого страха, которое улавливалось без всякой системы, если кто-то пугался от неожиданности? Система есть и очень четкая. Это чувство всегда улавливалось в те моменты, когда Саши не было в поле зрения, но он был где-то поблизости. Первый раз ты уловил его, когда Саша ждал нас, сидя во дворе. Второй раз — когда Саша еще не успел уйти, но уже скрылся из вида, а Максим поднимался по лестнице. Дальше можешь проследить сам.

Стас, в первый раз я увидела во сне предысторию сожжения, после того, как у Саши был приступ, а приступ с ним приключился, как только Оксана сказала при нем, что внутренний мир существует не по законам времени, а по законам СЕЙЧАС. Ты сам говорил, что обнаружить это она могла только благодаря тесному общению с личностью, которая умеет входить в состояние тотального влияния.

Когда Саша под шумок подсунул мне пляжное распоряжение на подпись, Гена прикололся по поводу упомянутой Сашей смертной казни и Саша довольно прозрачно намекнул, что Гена — квалифицированный палач. Намек был действительно более чем прозрачным, но Гена очень четко понял, что речь идет о его роли в моем сожжении. Точнее, он не воспринял ответ Саши намеком, но у него тут же возникли эти ассоциации.

Стас, в последнем разговоре перед аварией, ты ярко описал Саше одно из последствий расщепления целесообразности. Если помнишь, до этого, чего только ни случалось, что мешало показать рисунок Оксане, а тут Саша сам настоял, чтобы ей его, в конце концов, показали. И в этот раз, я не помнила, где он лежит, но я его даже не искала. У меня сразу взгляд упал на него, едва я вошла в кабинет. Думаю, Саша использовал рисунок для себя в качестве катализатора. Не удивлюсь, что тот альбом к нему попал каким-нибудь чертовски занимательным образом только для того, чтобы сбить впечатление от его первой реакции на вид той комнаты. Помнишь, какая это была реакция?

Стас, Саша — это та личность, которая учила тебя входить в состояние тотального влияния. Первое, что он произнес, когда я к нему вошла, и он пришел в сознание, это то, что ему нужно кое-что сказать мне. Когда пришла Лу, он попросил, чтобы она честно рассказала ему о шансах подняться, и если их нет, оставить со мной наедине, чтобы он мог сказать мне то, что должен, а потом дать уйти и не говорить никому, что он приходил в себя.

- Подожди… Так это не Лу привела его в сознание? — ошеломление тем, что выдавала Ира, заставляло Стаса задавать менее глобальные вопросы.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

…ошеломление…
художник: Нина Расина (Россия)

- Нет. Саша сам пришел в сознание, когда я, потеряв голову, орала на него. Стас, Саша — это та личность, которая учила тебя входить в состояние тотального влияния, — повторила Ира. — И это я знаю точно. Стас, Саша собирался мне что-то сказать, прежде чем окончательно покинуть этот мир, если нет шансов на выздоровление. Когда же Лу заверила его, что такие шансы есть, он попросил, чтобы мы не появлялись ему на глаза, потому что раз придется теперь говорить больше, чем он рассчитывал, ему нужно время. Я тебе сейчас рассказываю это в качестве доказательства, но мне самой не нужны никакие доказательства, потому что я ЗНАЮ это точно.

- Ира, я знаю Сашу по опыту многих жизней… — начал Стас.

- Стас, — перебила Ира, — Саша, что называется, всем запудривал мозги, а арсенал, чем их можно запудрить, у него очень богатый. И особенно он старался в отношении тебя. Мне Максим как-то сказал, что Саша умеет делать вещи, которые обычным людям уметь не положено, но делает он их лишь на первый взгляд мастерски, а на самом деле очень коряво. А вот у Ихана возникло подозрение, что он намеренно вносит эту корявость. Подожди минутку! — неожиданно прервала восклицанием свои доводы Ира.

Она бегом кинулась вверх по лестнице и вскоре спустилась с листком в руке. Она смеялась смехом обреченности.

- На! Смотри! — положила она листок перед Стасом.

- Что это? — спросил он.

- Составленные мною списки тех, кто точно не может быть той личностью, и тех, кто мог бы оказаться ею. Читай внимательно! Саши нет ни в одном, ни в другом. Согласись, уж кто-кто, а Саша просто так ну никак не мог вылететь из памяти. К тому же, составив эти списки, я их не раз перечитывала. И ни разу не заметила, что не внесла Сашу. Я сейчас вспомнила про эти списки, и мне стало интересно, к какой же группе я его причислила. И вот! Его просто здесь нет!

- Ира. Я верю тебе. К тому же все твои доводы довольно убедительны, но я… для меня все это всего лишь информация.

- Вот! — торжествующе воскликнула Ира. — Стас, возможно, Саша не собирался в этой жизни открывать прямой канал и не трансформировал свое воплощение под это. Возможно, что в этой жизни он собирался лишь полюбопытствовать, что это мы тут затеяли. Затея, как видно, ему понравилась, и он решил выступить открыто. То, что его тело оказалось поврежденным на грани непригодности к использованию, его в какой-то степени даже обрадовало, потому что позволяло, что называется, выполнить свой гражданский долг, но не вдаваться в подробности. Стас, разумеется, все это лишь мои предположения и способ объяснить Сашины мотивы, но, как бы там ни было, он впустил меня к себе, а потому я ЗНАЮ, что это — он. Тебя он попросту пока не впустил. Но теперь ему придется это сделать. Именно поэтому он решил на время отгородиться от всех. Короче, не будем сейчас гадать что да как. Сейчас просто поверь мне: это — Саша.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

…просто поверь мне…
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

- - -

Всю неделю Оксана и Лу прожили с Александром в больнице. В следующий понедельник его на скорой перевезли домой, и Лу еще неделю круглые сутки находилась рядом с ним. И только спустя две недели после возвращения Александра к жизни, она стала вечерами уходить вместе с Геной, но по утрам вновь возвращалась к Александру и проводила с ним дни напролет.

Тем временем, на следующий же день после возвращения к жизни Александра, прямо утром стала известна потрясающая новость: до Нового Года осталось всего двадцать дней. Генка тут же с головой ушел в подготовку праздника, компенсируя этим разлуку с женой.

В этот же день после обеда Алина полностью сложила с себя полномочия И.О. руководителя управляющего отдела, однако, проявленные ею за две недели качества не остались без внимания. Недолго посовещавшись, Стас, Женечка и Генка сместили с поста директора сочинского представительства Влада и поставили туда Алину, оставив ей в качестве наследства Лидию Гавриловну. Влада же сделали управляющим всеми стройками, которые компания вела на территории Южного Федерального округа. Благоприятный эффект такой перестановки проявился практически незамедлительно.

Во-первых, у Женечки, Стаса и в особенности у Генки очень быстро отпала необходимость периодически заниматься созданием и поддержкой на втором этаже рабочего настроя, что им так и приходилось делать время от времени, несмотря на то, что Влад, в конце концов, выучил все личные дела наизусть.

Во-вторых, в считанные дни стало ясно, что сам Влад, что называется, попал на свое место. Это явилось особой радостью, потому что обязанности, которые возложили на Влада, до этого несли на своих плечах все по очереди, перехватывая друг у друга по принципу эстафеты. Само собой, из-за разницы подходов и по другим причинам, связанным с постоянной передачей ответственности, периодически возникали накладки. Влад за остаток декабря ликвидировал все последствия годового запаса накладок, и в будущее сие направление устремилось в идеально упорядоченном виде. Короче, незадолго до Нового Года Женечка, Стас и Генка стали поговаривать между собой, а не отдать ли Владу эту сферу в полном объеме.

Ира же на следующий день после возвращения к жизни Александра, переступив порог общего кабинета и окинув взглядом сильно поредевшие ряды своих соратников, тяжело вздохнув, сказала:

- Если честно, я так до сих пор и не знаю, что делать с этими тренингами. Так что, давайте делать хоть что-нибудь.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Ципулин (Россия). Абстрактное искусство

…так до сих пор и не знаю…
художник: Евгений Ципулин (Россия)

Несмотря на употребление слова «честно», Ира была честной лишь отчасти. Ей очень сильно запал в душу предложенный Оксаной принцип «символ символа» и идея плавающей границы, и для себя она знала очень хорошо, что делать. Прикрывшись глубоким вниканием в то, что натворили за две недели Тамара и Миха, Ира ненавязчиво подвигла Миху показать ей, как выглядят его программистские наработки в той части, которую никогда не видят пользователи. Незаметно понаделав скриншотов, она втихаря распечатала их и в среду отправилась с ними к Блэйзу.

- Wow! Ira! Glad to see you! — Блэйз радостно спрыгнул к ней со сцены, едва завидев. — Sorry, but you look awful. What’s wrong?

Ира усмехнулась.

- It would be a miracle if it were not so. Sasha got into a terrible car crash and was unconscious for two weeks. He came round only the day before yesterday.

- How is he now?

- Much better, but he needs a lot of time for recovery.

- Ira, I’d like to visit him.

- Sorry, that’s impossible. Sasha doesn’t want to see anyone for a while.

- Okay, — задумчиво произнес Блэйза.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

…задумчиво…
художник: Оливер Лавдей (США)

- Blaise, to be honest, I came not for the music. I need you for a serious talk. Don’t worry, — спешно добавила Ира, — not an unpleasant one.

- Let’s go!

Не возвращаясь на сцену, Блэйз помахал рукой Терри и Римусу, которые сегодня составляли ему компанию, и вприпрыжку направился к выходу.

- Tea, juice, cola? — спросил он Иру, открыв дверь и пропуская ее вперед в свое живописное жилище.

- Tea, — по-особенному усмехнувшись, ответила Ира.

Блэйз включил электрический чайник, извлек из-под завалов упаковку одноразовых стаканов и пачку чайных пакетиков, отделил два стакана, положил в каждый по чайному пакетику, поставил их на пол и сказал:

- Speak.

Ира специально не позвала сегодня с собой Стаса, прекрасно понимая, что если она сумеет без посторонней помощи объяснить идеи Оксаны Блэйзу на английском, она пропитается ими, что называется, до мозга костей. Блэйз, похоже, уловил смысл ее намерения и в упор не понимал, заставляя Иру искать новые и новые варианты объяснений. Когда она начала выбиваться из сил, Блэйз усмехнулся:

- Enough. I’ve caught it. Look. Any symbol outside the context can belong to different systems. For example…

Блэйз извлек из завалов листок бумаги и огрызок карандаша и нарисовал букву «С».

- First of all, — продолжил он, — this symbol can be a letter of different alphabets. Depending on the alphabet and the language that uses this alphabet, this symbol can denote various sounds. For example: [s], [k], [ts], [θ], [sh], etc.

Along with it, this symbol denotes the note “do” and the four-four time signature in music. In graphics, it denotes cyan — the color of the CMYK system. It denotes a vitamin. It denotes many things in mathematics, physics, and other branches of science.

Also, it resembles the half-moon, the horn of some animals, and a lot of other things. Moreover, it can create scores of different associations right up to the island of stray dogs.

Thus, if we take a block of symbols, through interpreting each symbol outside the system it’s used, we get virtually unlimited possibilities of creating different meanings and mixing those meanings.

- Символ — это не повтор того, что он символизирует. То есть, любой символ, в первую очередь, является символом отсутствия повтора, — задумчиво проговорила Ира вслух.

- What? — спросил Блэйз.

- Sorry. I can’t explain.

- Doesn’t matter! — улыбнулся Блэйз. — Much more important… — Блэйз немного помолчал, будто к чему-то прислушиваясь. — You know, — продолжил он задумчиво, — I think, Oksana’s right. I can’t say whether it’s her floating border, but I definitely feel something inside myself.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

…определенно чувствую что-то в себе
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

Только тут Ира поняла, что рассказывая ей о букве «С» в различных системах символов и в качестве материала для всевозможных ассоциаций, Блэйз вовсе не пытался что-то ей объяснить, а выяснял на себе, как это работает.

- I think, — продолжил он, — the question that torments you… In short, you’re sure you can do all of that in graphics, but you don’t know whether I can do the same in music. Am I right?

- Yes.

- Ira, — Блэйз улыбнулся. — Surely, I can! — Он немного помолчал и заговорил по-деловому. — Ira, I suppose you’ve brought these codes just as an example, right?

- Yes.

- Anyway, may I keep them? For training.

- Sure.

- So, your task at hand is to procure the game’s actual code. Nothing more than that, — Блэйз вновь весело улыбался.

- - -

Вернувшись в офис, Ира хотела тут же объяснить Михе, что ей от него нужно, но вовремя остановилась, поняв, что сейчас наобъясняет ему чего-нибудь не того, и решила дождаться Оксану. Еще бродя вокруг больницы в ожидании, когда истекут затребованные Лу два часа, Оксана изъявила желание продолжить работу на удаленном доступе. Ира не стала отказываться, но сказала, чтобы Оксана, в первую очередь, занималась Александром, а к работе вернулась только тогда, когда это станет по-настоящему возможным. Оксана сердечно поблагодарила ее и пообещала позвонить сразу же, как появится свободное от забот об Александре время. В общем, Ира решила терпеливо ждать звонка Оксаны, а пока пользоваться предусмотрительно сделанным заявлением, что она сама ничего не знает, дав пока Михе вариться в собственном соку, сама же, тем временем, занялась тем же, что и Блэйз, тренируясь на символах исходного кода со скриншотов.

Оксана позвонила на следующий день после того, как Александра перевезли домой. Точнее, сначала Александр позвонил Тамаре.

- Саша! Привет! Ты как? — вне себя от радости завопила Тамара.

- Смотря с чем сравнивать, — послышался насмешливый голос Александра. — Руки плохо слушаются, но потихоньку буду подключаться. Выйди в скайп. Мне так проще.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

Смотря с чем сравнивать
художник: Хананта Нур (Индонезия)

Тамара тут же кинулась выполнять просьбу, и вскоре из колонок зазвучал голос Александра:

- Нормально слышишь?

- А видеть? — спросила Тамара.

- Ужастик себе какой-нибудь скачай, — усмехнулся Александр и далее заговорил по делу, давая Тамаре ЦУ и советы, по которым сразу чувствовалось, что он уже просмотрел всю почту за три недели своего отсутствия.

Как только связь Александра с Тамарой была настроена, Оксана позвонила Ире. Ира вышла в свой кабинет, рассказала Оксане все о встрече с Блэйзом и о том, что ей нужно от Михи. Оксана поправила, что не только от Михи, но и от нее, потому что, можно считать, что они с Александром с сегодняшнего дня вышли на работу.

- Я примерно так и думала, — продолжила Оксана теперь по поводу работы как таковой. — В общем, я сейчас позвоню Мише, а потом опять перезвоню Вам.

Миха тоже ушел общаться с Оксаной без свидетелей, а после разговора, с извинениями сообщил, что ему бы работать, уединившись у себя в кабинете.

- Миша! Что за вопрос? Работай, как тебе нужно! — давя улыбку, вызванную застенчивостью Михи, сказала ему Ира.

Он тут же занялся перебазированием, а Ире позвонила Оксана.

- Ирина Борисовна, в общем, первое, что нужно, это до примитивности ясная, четкая и понятная концепция и до примитивности ясный, четкий и понятный сюжет. Именно до полной примитивности. Все изыски будем делать за счет графики и звукового оформления.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

…до полной примитивности
художник: Кушлани Джаясинха (США)

- Я поняла, — ответила Ира.

- Прошу прощенья, но я пока исчезаю. Саше нужно отдыхать, — сказала Оксана.

- Конечно-конечно! Удачи вам.

В общем, с этого дня Александр выходил в скайп и общался с Тамарой минут десять-пятнадцать, после чего пропадал на час-полтора, а потом снова выходил. В эти же десять-пятнадцать минут Ире и Михе звонила Оксана. Таким образом, работа пошла в почти полном составе. В «почти», потому что Лу круглые сутки полностью была занята Александром, и свободного времени ей едва хватало только на то, чтобы перекусить и немного поспать.

Поговорив с Оксаной, Ира сразу же озадачила полной примитивностью Тамару. Они — наивные — даже не сомневались, что нечто примитивное на основе имеющегося у них материала придумают за пять минут левой пяткой. Но не тут-то было! Однако поняли они это не сразу, а лишь в следующий сеанс связи, когда Ира, пока Тамара общалась с Александром, изложила Оксане их «гениальную» примитивную концепцию.

- Ирина Борисовна, слишком сложно. Нужно гораздо проще. Как два плюс два — не сложнее.

До конца дня Ира с Тамарой так ничего подходящего родить и не смогли, и вечером Ира поплакалась Стасу.

- Я подумаю, — пообещал Стас. — Но особо на меня не рассчитывай, потому что сейчас со временем немного напряг.

То, что у Стаса напряг со временем, Ира прекрасно знала. И не только со временем, но и с количеством направлений, в которых ему нужно было думать. Однако на следующий день сразу после обеда Стас к ним поднялся. Готовой полной примитивности у него с собой не было, но зато на основе имеющихся у них материалов он подсказал им, как работать методом исключения, постепенно добиваясь простоты до степени два плюс два.

Едва он ушел, на связь вышли Александр и Оксана, а как только сеанс связи с ними окончился, Тамара обратилась к Ире.

- Ирина Борисовна, прошу прощенья, но меня любопытство просто уже на части разорвало.

- Что случилось, Тамара?

- Да случилось-то уже давно, но я вот ничего не могу с собой поделать.

- Что ж тебя так мучает? — улыбнулась Ира.

- Если я правильно понимаю, Вы живете со Станиславом Андреевич фактически как муж и жена. Я права?

- Права.

- Ирина Борисовна, как Вы можете терпеть, что он, живя с Вами, женат на какой-то сумасшедшей, с которой никогда толком не жил? Мало того! Он при Вас открыто заявляет ей, что не собирается с ней разводиться!

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

…как Вы можете терпеть?
художник: Мюриэль Массин (Франция)

Ира рассмеялась.

- Тамара! На самом деле, все еще пикантнее! Дело в том, что мужчина, из-за которого она просила развод, когда-то был моим законным мужем.

- Серьезно?

- Серьезно! Тамара, понимаешь, Лара — очень необычная женщина. Да. Она производит впечатление сумасшедшей и с определенной точки зрения она и есть сумасшедшая. Но только лишь с одной точки зрения. На самом деле, Лара — не сумасшедшая. Она просто очень необычная. Необычная до такой степени, что ей требуется защита, но вовсе не потому, что она не может о себе позаботиться. Очень даже может! Лучше нас с тобой вместе взятых может! Однако при этом она производит впечатление сумасшедшей до такой степени, что если бы не Станислав Андреевич, ее бы уже давно признали недееспособной.

Понимаешь, с помощью официального брака он, в первую очередь, защищает ее именно от признания недееспособной. Почему? Потому что Лара, на самом деле, дееспособнее многих. Зачем это Станиславу Андреевичу — это его личное дело. Я тебе расскажу о другом.

Я не просто так упомянула тебе, что Лара сейчас живет с моим бывшим мужем. Он двадцать лет страдал алкоголизмом. Именно из-за алкоголизма я вынуждена была уйти от него в свое время. Точнее, сбежать. Тогда это было самое начало алкоголизма, и я пыталась всеми силами бороться, дабы сохранить свою любовь и своего любимого человека, но я ничего не смогла сделать.

Мало того, Геннадий Васильевич дружил с моим бывшим мужем. И они были не просто приятелями. Они действительно были друзьями, и Геннадий Васильевич тоже прилагал тогда немало сил, чтобы вытащить его из алкогольной зависимости. В итоге, Геннадию Васильевичу тоже пришлось расписаться в своем бессилии.

Повторяю, и мои попытки, и попытки Геннадия Васильевича предпринимались в самой начальной стадии алкоголизма. К Ларе же мой муж попал, после множества лет беспробудного запоя.

В середине июля этого года, перед тем, как отправиться к Ларе, это был вконец спившийся, трясущийся, скрюченный, вонючий остаток от человека. А в середине ноября я увидела перед собой не просто полноценного человека, а того самого человека, в которого я влюбилась в ранней юности. Да, очень сильно постаревшего, но все же, того же самого. Он стоял совершенно прямо у мольберта, и кисть была зажата в твердой руке. Я видела его работы. Это действительно шедевры.

И вот это вот сделала Лара. И это — не единственное, что она сделала в своей жизни.

Так вот, Тамара, с одной стороны, мне совершенно без разницы, что значится в графе «семейное положение» в моем паспорте. А с другой стороны, имя Станислава Андреевича, вписанное в ту же самую графу в паспорте Лары, дает ей возможность творить чудеса.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

…возможность творить чудеса
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

- Ирина Борисовна, — немного помолчав после окончания Ириного монолога, задумчиво проговорила Тамара, — знаете, что для меня самое удивительное из того, с чем я столкнулась, попав в «Стиль-Код»?

- Что?

- То, что на самом деле, точек зрение намного больше, чем кажется.

- Тамара, их — бесконечное множество. И всем нам в детстве нагло врали, будто это — добродетель встать на строго определенную точку зрения и придерживаться ее всю жизнь. Просто, нас всех пытались сделать удобными. Это ведь так удобно, когда ты знаешь, что человек сделает и о чем подумает в каждой конкретной ситуации. И вовсе не потому сделает именно так и подумает именно так, что он такой в своей сути, а сделает он так и подумает так, потому что его с детства приучили делать и думать так, как сказали.

- Так, как сказали… Не так, как сказали… — задумчиво проговорила Тамара.

- Это можно назвать и по-другому, — вклинилась Ира в ее задумчивость. — С одной стороны, «должен, потому что…» и «надо, для того чтобы…», а с другой стороны, «ХОЧУ, потому что ПРОСТО ХОЧУ».

- Ирина Борисовна! — Тамара аж засветилась. — Так это и есть два плюс два!

- Ты о чем? — не поняла Ира, но тут же сама засияла восторгом открытия так, что сразу стало ясно, что ответа на этот вопрос ей не требуется. Она заговорила, чуть не задыхаясь от эмоций. — Тамара, когда я как откровением делилась со Станиславом Андреевичем тем, что нам с тобой рассказывали во время переговоров, выяснилось, что он прекрасно все это знает, и ему в голову не приходило, что всего этого не знаю я. Затем он сказал, что я и не могла всего этого знать, потому что мне никогда не приходилось заниматься организацией трудовой деятельности людей, у которых отсутствует мотивация ХОЧУ. Тебе этого тоже никогда не приходилось делать, а потому и для тебя это все стало откровением. Тамара, мы с тобой, похоже, придумали наипримитивнейшую концепцию игры всех времен и народов! Это — игра без побед и поражений! Без выигрышей и проигрышей! Без поощрительных призов и взысканий! Это — игра-тренинг для представителей любой профессиональной деятельности, способная в корне изменить основополагающее качество любой деятельности в принципе! — Ира быстро схватила листок бумаги и карандаш, и принялась объяснять, по ходу рисуя схему наипримитивнейшего решения.

Ира и Тамара с трудом дождались выхода на связь Оксаны. Выслушав сбивчивые из-за эмоционального накала объяснения, Оксана воскликнула:

- Ирина Борисовна! Это — даже больше, чем ОНО! Делайте списки! Будет ли это работать, и как будет работать, можно проверить просто на словах, а когда все это обрастет графикой и звуковым оформлением, базовый исходный код совершенно не поменяется! Это действительно больше, чем ОНО!

Прямо с этого момента закипела бурная деятельность, да так, что все ее участники дружно решили отгулять новогодне-рождественские каникулы как-нибудь потом. Кроме того, в число участников со следующего же сеанса связи вошел и Александр. Предложение перенести новогодне-рождественские каникулы внес именно он.

- …иначе, я просто с ума сойду за эти дни, — пояснил он Тамаре.

- Саша, не оправдывайся! — усмехнулась Тамара. — На самом деле, не прерываться — это сейчас самое горячее желание всех.

На Новогоднем корпоративе Ира, Тамара и Миха, а вместе с ними Стас, Ихан и Алла лишь показались для порядку. Лу осталась с Александром и Оксаной, а потому Генка растянул праздничную программу на весь вечер, при этом сократив сам вечер.

Две недели, которые Лу круглыми сутками не отходила от Александра, Генка не жаловался на то, что оказался брошенным, но невооруженным глазом было видно, что без Лу рядом он чувствует себя очень тоскливо. Перед самым корпоративом, она уже четыре дня, как вечерами уходила вместе с ним домой, но этого явно было недостаточно для восполнения потерь.

- Ирчик, за все годы нашей совместной жизни, благодаря проходам, мы с Лу по-настоящему никогда не расставались. Знаешь, я только сейчас понял, до какой степени я не могу без нее, — разоткровенничался Генка с Ирой как-то, когда они оказались одни в буфете. — Не подумай, я не в обиде, и вовсе не жалуюсь. Я наоборот восхищен тем, что она сделала для Саши и продолжает делать, и я отдам все свои силы, чтобы поддержать ее. Ирчик, ты не представляешь, чего ей все это стоит.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

…чего ей всё это стоит
художник: Евгений Заремба (Россия)

Разумеется, Ира не имела ни малейшего представления о том, что в течение недели творилось в больнице, хотя все это время они так и продолжали ходить туда, но теперь лишь три раза в день, обеспечивая Александра, Оксану и Лу полноценным питанием. Разумеется, Ира не имела ни малейшего представления, что творилось после того, когда Александра перевезли домой. Все это время, Лу, как и Александра, никто не видел. Пока они все были в больнице, за продуктами всегда выходила только Оксана и не рассказывала ничего конкретного.

Когда же Лу впервые появилась в домике с дыркой, вид у нее был такой, что Женечка тут же уволок ее к себе в кабинет, бесцеремонно выгнав оттуда Аллу. Чуть погодя он позвал на помощь Стаса, Ихана и Максима.

На следующий день во время очередного сеанса связи Ира очень тихо спросила Оксану:

- Что у вас там, вообще, происходит?

- Потом, — очень тихо ответила Оксана, растворяя ответ в голосе Александра, который доносился из общего кабинета из колонок.

Оксана, разумеется, поняла, что «живописный» вид Лу требует объяснений, и немного позже перезвонила:

- Сеньора Бональде практически круглые сутки делает Саше то контактный, то бесконтактный массаж. Возможно, это что-то другое, но выглядит это со стороны именно как массаж. Кроме этого, Саша периодически просит меня уйти, как сейчас. Я, как правило, трачу это время на закупку продуктов. Что происходит в это время дома, я не знаю, но когда мне разрешают вернуться, сеньора Бональде обычно выглядит заплаканной, а у Саши такой вид… — Оксана немного помолчала. — Короче, я не знаю, как выглядят люди после пыток, но, по-моему, именно так. Само собой, я делаю вид, будто ничего не замечаю, потому что, прекрасно понимаю, что именно этого от меня и ждут.

Все это, конечно, очень невесело, но с другой стороны, буквально каждый день в состоянии Саши появляются обнадеживающие изменения. Вы сами знаете, что он взялся за работу, едва ноутбук оказался в пределах досягаемости. Поначалу, он вообще не мог пользоваться ни клавиатурой, ни мышкой, и я все делала за него. Сейчас он просит меня помочь все реже и реже.

Это именно он настоял, чтобы сеньора Бональде ночевала у себя дома. Она практически не спала ночами, продолжая делать ему массаж. Саша в первый же день пытался отправить ее домой отсыпаться, но она так ответила ему, что он какое-то время даже не заикался об этом. Он снова стал ее уговаривать, после того, как впервые проспал всю ночь, ни разу не проснувшись от боли. Сеньора Бональде согласилась только на второй день. Две ночи перед этим она перестала делать ему массаж, а просто сидела и наблюдала, как он спит. Лишь удостоверившись, что он действительно способен спокойно спать всю ночь без ее вмешательства, она, наконец, согласилась.

С самой Лу Ире удалось поговорить только уже после окончания новогодне-рождественских каникул. Лу закрыла глаза, и сквозь ресницы выступили слезы.

- Ира, когда я говорила Саше, что он сможет выкарабкаться, я лишь теоретически представляла себе, через что ему придется проходить. Видя это все на практике… — Лу тяжело вздохнула. — Знаешь, Ира, бывают моменты, когда я ненавижу себя за то, что не дала ему уйти.

Конечно, Ира не видела, как Александр выглядит, но вопреки откровениям Лу, его голос в колонках всегда звучал довольно бодро, а речь расцвечивалась изобилием шуток и приколов.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

…вопреки откровениям Лу…
художник: Али Камал (Египет)

- - -

На время новогодне-рождественских каникул группа разработчиков игры значительно расширилась. Полуночный праздник толком никто не отмечал, а потому в районе десяти утра первого же дня нового года в гостиную Ириного дома, куда временно переместился главный мозговой центр, подтянулись Миха, Тамара с Иханом и Максим. Дочери Ихана остались играть с Дашей, на попечении Наташи. На столе стоял включенный ноутбук, позволяя слышать, что происходит, и по мере возможности принимать участие в обсуждении Оксане и Александру.

Стас включился в работу несколькими днями раньше, а потому именно он и стал вводить в курс дела, поскольку помимо детального знакомства с идей, все еще мог смотреть на предмет обсуждения взглядом со стороны. Для Ихана то, что рассказывал Стас, новостью не являлось, и он по ходу вставлял замечания. То есть, получалось так, что в курс дела по-настоящему вводили одного Максима, но именно он выглядел так, что Ира вообще не понимала, на кой было изъявлять желание подключиться.

Что с Максимом, Иру осенило, когда Оксана высказала замечание от Александра — сам Александр и в этот день, и в дальнейшем голос не подавал. При первой же возможности Ира предложила сделать перерыв и перекусить. Воспользовавшись суетой, она отвела Максима в сторону и сказала:

- Максим. Я точно знаю, что Наташа не имеет никакого отношения к состоянию тотального влияния и расщеплению целесообразности.

- Откуда? — встрепенулся он от волнения до степени подпрыгивания.

- Неважно. Главное, что я знаю это точно. Максим. Это — на сто процентов не Наташа.

Максиму понадобилось несколько мгновений на то, чтобы поверить, после чего он резко оживился и тоном, не терпящим возражений, внес предложение подключить к процессу Наташу, а заодно — в качестве гибрида экспертов с подопытными кроликами — Дашу, Олю и Юлю. Дело в том, что к данному моменту была уже готова грубая топорная модель игры.

- Ира, Тамара! — обратился к ним Максим, по ходу таща на стол две тарелки с нарезкой. — Если честно, то я полностью согласен с сомнениями Миши. В том, что вы предлагаете, отсутствует главный элемент игры, даже основополагающий элемент игры: выигрыш либо проигрыш. То есть, именно то, что создает азарт, интерес к игре.

- Максим, — с особым удовольствием вступила с ним в дискуссию Ира, — во-первых, я уже говорила, что то, что есть на данный момент — это лишь базовая концепция, и вполне возможно, что в процессе дальнейшей работы получится внедрить нечто а’ля выигрыш-проигрыш. Но самое главное то, что интерес способен вызвать не только чисто игровой азарт, но и любопытство, стремление узнать. То, что мы придумали, на самом деле, ближе не к играм, а к тестам. А все мы прекрасно знаем, какой популярностью пользуются всевозможные тесты, и с каким азартом люди отвечают на их вопросы с целью узнать, а не ради попытки выиграть с риском проиграть.

- Ирнбрисна, не спорю! Но все же, это требует проверки. Знаете что? Давайте-ка вы тут все перекусывайте, а я привезу сюда Наталью и Дашу с Олей и Юлей. Ничего не будем им объяснять, а просто посмотрим, как ваша идея работает, или не работает. Наташа принадлежит к той возрастной группе, на которую вы рассчитываете, а Даша, Оля и Юля, с одной стороны, вполне уже способны разобраться, в том, что вы напридумывали, но в то же самое время, еще дети, которые всегда говорят прямым текстом, если король голый. Кроме того, если король голым не окажется, я бы подключил Наташу к работе. Ира, я тебе демонстрировал способность Наташи составлять списки ключевых слов. Вам же для совершенствования вашей задумки нужно примерно то же самое. Я прав?

- Абсолютно! — усмехнулась Ира. — Давай! Мы ждем вас.

Таким образом, группа разработчиков выросла еще на четырех человек.

Даша, Оля и Юля высказали массу недовольств и претензий, но все они касались чрезмерной топорности модели. В итоге, повздыхав по поводу крайнего несовершенства, они выклянчили у Максима его ноутбук и, чтобы не мешать взрослым, ушли играть дальше с «кривой» игрушкой в Ирину мастерскую.

- Ну а ты, что скажешь? — спросил Максим Наташу.

- Сейчас… подожди… — не вникая в его вопрос, ответила Наташа, сосредоточенно вглядываясь в монитор своего ноутбука.

- Блин! Дитё малое! Тебя чего сюда, в игрушки играть позвали? — весело наехал на нее Максим.

Гостиная утонула в хохоте.

- Я тебя неправильно поняла? — Наташа оторвала от монитора игривый взгляд.

Гостиную затопил новый взрыв хохота.

- Как я догадываюсь, мы победили? — раздался из ноутбука на столе торжествующий голос Оксаны.

- Признаю поражение! — крикнул Миха так, чтобы Оксана его услышала наверняка, потому что смех в гостиной еще не стих.

Но как только он стих, Наташа сказала:

- Дайте мне еще… — она на мгновение задумалась, — минут двадцать. Хорошо?

- Не вопрос, — улыбнулся Стас.

Через двадцать минут Наташа приступила к оглашению своего заключения:

- Вы мне ничего не сказали и не говорите сейчас, а я вам скажу все, что первым пришло в голову. Итак, как я понимаю, это — заготовка для одной из игр-тренингов. С помощью этого можно…

Наташа принялась оглашать длинный список того, в каких целях это можно использовать. Буквально в самом начале ее прервал голос Оксаны из ноутбука:

- Наталья, извините, пожалуйста, а можно помедленнее, а то я не успеваю записывать.

- Да-да, конечно, — ответила Наташа, повторила более медленно то, что она уже сказала, и продолжила в том же размеренном темпе.

Аз Фита Ижица. Художник: Ханс Дегнер (Дания). Абстрактное искусство

…что первым пришло в голову
художник: Ханс Дегнер (Дания)

Дойдя до конца одного длинного списка, она выдала еще несколько, предваряя каждый своим новаторским предложением, начинающимся с «если же». Упомянув непревзойденную способность Наташи составлять списки ключевых слов, считая, что подобная способность требуется в задумке Иры и Тамары, Максим имел в виду вовсе не те списки, которые выдавала Наташа сейчас. Он смотрел на нее в изумлении и восхищении. Впрочем, точно так же сейчас смотрели на Наташу все остальные. Когда же, в конце концов, иссякло ПЕРВОЕ, ЧТО ЕЙ ПРИШЛО В ГОЛОВУ, Максим осторожно сообщил Наташе, как изначально ему представлялась помощь с ее стороны.

- Это — само собой, — ответила Наташа. — Просто, я не думаю, что есть смысл рассказывать прямо сейчас, что здесь первым пришло мне в голову. Я лучше еще подумаю, как следует, и составлю списки сразу в письменном виде.

Вечером, как только все разошлись, Ира спросила ноутбук:

- Оксана, ты еще здесь?

- Да, Ирина Борисовна, — ответил голос Оксаны из ноутбука.

- Ты все успела записать?

- Да. Не переживайте. Я сама все это проработаю.

- Спасибо, Оксана, но все же, если несложно, вышли мне по электронке.

- Хорошо.

Попрощавшись с Оксаной и выключив ноутбук, Ира посмотрела на Стаса:

- Стас, меня тут мучает вопрос. Если Наташа не входила в состояние тотального влияния и не расщепляла целесообразность на «Добро и Зло» то, что она тогда делала? Кто она такая?

Стас рассмеялся.

- Вот именно этот же вопрос мучает сейчас меня. Пока она рассказывала, что ей первое пришло в голову, я сидел и усиленно пытался вспомнить, встречал ли я ее в какой-нибудь из своих жизней или еще где-нибудь. Ира, похоже, я действительно вижу ее впервые, — Стас вздохнул, вытащил мобильник и позвонил Женечке. — Жень, ты хоть где-нибудь, хоть когда-нибудь встречал Наташу за пределами этой ее жизни?

- Если навскидку, то вроде нет, но если очень надо напрягусь посерьезнее.

- Жень, если честно, то вопрос чистого любопытства, но если напряжешься посерьезнее, буду очень благодарен. Честно говоря, я бы и Гену напряг, но у него нынче, похоже, новый медовый месяц.

- Можно подумать, он у него когда-то заканчивался! — усмехнулся Женечка.

- Ну! — усмехнулся Стас. — На целых две недели прерывался! Ладно. Шутки шутками, но им с Лу сейчас действительно не до чего.

- Максима напрягать не пробовал?

- Жень, во-первых, он у нас тут вроде как в гостях.

- Это верно, — согласился Женечка. — Но если Наташа тебя так волнует, может, у него есть сведения о ней из других весей?

- А во-вторых, — продолжил Стас, вроде как не придавая значения Женечкиному замечанию, — Максим и без меня уже вовсю напряженный.

Они продолжали беседовать, но Ира их больше не слушала.

- Знаешь, кого нужно напрячь? — спросила она Стаса, когда тот закончил переговоры с Женечкой.

- Кого?

- Аристарха.

- Каким образом?

- Давай как-нибудь наведаемся в гости к Владу и Алине. Аристарх видел Наташу. Я же найду способ объяснить ему, кто именно меня интересует.

Без лишних разговоров Стас позвонил Алине, поздравил ее и Влада с наступившим Новым Годом и без всяких усилий со своей стороны был приглашен вместе с Ирой на сочельник.

Каждый день расширенный состав разработчиков работал с полной отдачей, и вечером шестого января Ира не горела особым желанием ходить по гостям.

- Не переживай! — успокоил ее Стас. — Свалим сразу же, как только ты сделаешь все, что задумала. Сомневаюсь, что тебе удастся справиться за десять минут, так что, за рамки приличия не выбьемся.

За рамки приличия они действительно не выбились, потому что Ире понадобилось довольно много времени, прежде чем она поняла, что получила от Аристарха то, что хотела. Дело в том, что в свои девять месяцев Аристарх уже вовсю бегал, снося всё на своем пути, и Ира потратила немало сил, прежде чем сумела выловить его. Однако, когда она взяла его за мизинец левой руки, Аристарх присмирел, и они с ним около получаса изображали, что рассматривают город за окном.

Аз Фита Ижица. Ночной Сочи. Фотограф: Элеонора Терновская

город за окном
фотограф: Элеонора Терновская

Покинув гостеприимных хозяев, Ира и Стас не обменялись между собой ни единым словом. И даже утром, когда проснулись, Стас лишь посмотрел вопросительно на Иру. Ира усмехнулась многозначительно и стала говорить:

- Специально для своих экспериментов с Иллюзией и Реальностью Дана создавала личностей, следуя тому же принципу, который использовал Ихан со своими дочерьми. То есть, создавала она их из энергий изначально неспособных к гармоничному единению. Дана считала, что все эти личности после ее экспериментов благополучно рассеялись, но в этой своей жизни — то есть, вот в этой, которая для нее, по сути, только началась, то есть, которой она живет сейчас — Дана встретила сразу трех из тех подопытных. Это, — Ира выдержала торжественную паузу, — Наташа, Лена и Тамара.

- Опаньки… — пораженно усмехнулся Стас. — Насколько я в курсе, когда создавалось и совершенствовалось человеческое воплощение, от желающих поучаствовать в экспериментах с этим воплощением отбоя не было! В очередь выстраивались! Зачем при таком положении вещей специально создавать для этого личностей, да еще и таких, которые гарантированно должны рассеяться после прекращения жизнедеятельности человеческого тела?

- Думаю, понятно зачем, — в свою очередь усмехнулась Ира. — Чтобы информация о результатах не имела широкого распространения, сохраняясь только среди посвященных. Честно говоря, я теряюсь в догадках, почему Аристарх откровенно и конкретно отвечает на мои вопросы, связанные с состоянием тотального влияния.

Я тебе уже говорила, что перед смертью Аристарх — тогда еще, само собой, Поликарпович — сказал мне, что готов ответить на любой мой вопрос, но предупредил, что времени у него осталось не так много, а потому предложил задать самый для меня важный. Я спросила о состоянии тотального влияния. Он очень удивился, откуда я могла об этом узнать. А когда я сказала, что непосредственно от Даны, он явно приложил немало сил, чтобы не показать мне свою истинную реакцию на это сообщение. Однако, когда я высказала свое подозрение, что именно из этого состояния была осуществлена подмена двоичности двойственностью, то есть, то, что я с некоторых пор считаю расщеплением целесообразности на Добро и Зло, он не сумел скрыть свой шок. Стас, никто из драконов, включая Аристарха и Дану, не знал об этом и не имел подобных подозрений. Да, Аристарх знал о том, что ты умеешь входить в это состояние, но, учитывая другие твои достижения, ему в голову не приходило, что тебя этому кто-то учил. Ты же — вне подозрений по поводу расщепления.

В общем, на основе имеющихся сведений мне видится вот такая картина:

Аристарх уходит из одной жизни и входит в следующую с четким пониманием, что есть еще кто-то, кроме Даны и тебя, кто это умеет. В следующей жизни он оказывается рядом с Даной, которая к тому времени уже знает о том, что Наташа, Лена и Тамара не рассеялись. Наташу она запеленговала, едва очутившись во чреве Алины, и тут же подвигла Женечку поставить энергетический барьер между собой и ею. Поскольку с Наташиными излучениями действительно все было очень не в порядке, у Женечки по этому поводу не возникло никаких вопросов. Когда Дана обнаружила Лену — а произошло это во время первой поездки на турбазу — она тут же рассказала о состоянии тотального влияния мне, видимо опасаясь, чтобы эта информация не попала ко мне каким-нибудь другим путем. Иных причин для ее откровений я, в данный момент, не вижу.

И вот представь, появляется Аристарх и сообщает, что кроме нее, в состояние тотального влияния можешь входить ты, но это не самое страшное. Самое страшное, что в это состояние может входить еще кто-то и этот кто-то из этого состояния сотворил все те беды, которые не дают покоя драконам по поводу человеческого воплощения и даже ставят под угрозу существование Вселенной в целом.

Разумеется, у Даны нет никаких сомнений, что это либо Наташа, либо Лена, либо Тамара. К решению этой задачи Дана подошла с той же логикой, что и ты. Лена отпадает по умолчанию, потому что у нее недостаточно мощности, а у Тамары — не та натура.

Стас, я так рада, что не додумалась пообщаться с Аристархом до того, что случилось с Сашей! Стас, Аристарх уверен, что это Наташа. Я не стала его разубеждать.

- Подожди! — снова усмехнулся Стас. — Получается, что Наташа так легко повернула глобальный ток и вышла за предел только потому, что она уже делала это, а может, даже и не раз.

Аз Фита Ижица. Художник: Петер Воко (Нидерланды). Абстрактное искусство

…она уже делала это…
художник: Петер Воко (Нидерланды)

- Похоже на то.

- То есть, получается, — продолжил Стас, — что и Тамара, и Лена умеют делать всё то же самое, и мало того, и Наташа, и Лена, и Тамара умеют входить в состояние тотального влияния.

- Очень может быть, — задумчиво согласилась Ира. — Безусловно, ни одна, ни вторая, ни третья, как люди, не имеют об этом ни малейшего представления, а возможно, даже как личности не до конца понимают, что они есть такое. В этом нет ничего удивительного, потому что они — это личности, которые должны были рассеяться сразу после прекращения жизнедеятельности человеческого тела, но каким-то чудом не рассеялись. Мало того, я уверена, что каждая из них прожила довольно приличное количество человеческих жизней, а может быть, и не только человеческих.

- Не исключено, — вздохнул Стас.

- Стас, знаешь, что сейчас особо терзает мое любопытство?

- Ну?

- Почему Ихан следовал принципу Даны, заботясь о рождении Оли и Юли? Почему выбрал именно Тамару — то есть, одну из трех, созданных по этому принципу? Кстати, заметь, они все оказались в компании Максима. Наташа с ним самим, Тамара с Иханом, а Лена с Ромой.

Кроме того, помнишь, я тебе говорила, что Саша как-то очень сильно разволновался из-за Тамары. Ты тогда объяснил это тем, что истинной причиной его волнения была ревность, а с помощью Тамары он лишь пытался дать другое объяснение своему волнению, которое не мог сдерживать. Стас, ревность у Саши тогда действительно была, но все же Тамара его озадачила не на шутку, и есть у меня ощущение, что не просто так. Есть у меня ощущение, что Саша что-то знает об этом. Я имею в виду, что он знает об уцелевших подопытных, которые, по всем правилам, должны были бы рассеяться после экспериментов.

И еще. В письме Руслана сказано, будто Женя, Гена и Лу не придали открытиям Даны значения. Не удивлюсь, что на самом деле, она вовсе не делилась с ними своими открытиями, а если и делилась, то далеко не всеми и вполне намеренно именно так, чтобы они не обратили на них внимания, дабы покинуть их, изображая, что ее не поняли.

Видишь ли, Аристарх, когда еще был Поликарповичем, рассказывал мне, что эксклюзивных воплощений братства драконов, кроме дракона как такового, довольно много. Их отличительная черта: позвоночные с бо́льшим количеством конечностей, чем позвоночным положено. Он говорил, что сам предпочитает антропоморфные эксклюзивные воплощения, но с крыльями. Именно такие существа упоминаются в библейской мифологии: ангелы, серафимы, херувимы. Притом что в других мифологиях именно такие позвоночные с бо́льшим количеством конечностей отсутствуют, а если и есть, то я уверена, что появились они там как позднее наслоение под влиянием именно библейской мифологии. То есть, именно ангелов, серафимов и херувимов создали Наруд с Гаэмой, то есть, Аристарх с Даной после того, как Дана завершила свои эксперименты с человеческим воплощением.

- Ира! Стоп! Я уже понял, что твое любопытство, как и ты сама, пределов не имеет.

Первое. По поводу Ихана и остальной компании Максима, ничего сказать не могу, но это действительно любопытно.

Второе. Саша и Тамара. Ира, после всего, что ты сегодня рассказала, не удивлюсь, что сам Саша узнал о состоянии тотального влияния от кого-то из этой троицы. Возможно, что именно от Тамары.

Третье. Полностью с тобой согласен, что Дана, скорее всего, намеренно делилась с Женей, Геной и Лу не всем, а тем, чем делилась, намеренно делилась так, чтобы не вызывать у них повышенного интереса.

И четвертое. Ира, каких бы ангелов с херувимами Аристарх с Даной не наклепали, ты сама как-то говорила, что на тех воплощениях им не удалось повторить успех, достигнутый в опытах с человеческим воплощением. Полагаю, именно поэтому они к нему и вернулись, как только во Вселенную вернулась ты. Почему именно тогда, когда вернулась ты, и почему именно тебе Дана продемонстрировала возможность выхода за предел, я не знаю, потому что убей не могу понять их целей.

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

…не могу понять их целей
художник: Ал Джонсон (США)

Помнишь, я тебе как-то говорил, что Влад — темная лошадка? Так вот, из всей компании Пэфуэма именно Влад самая темная лошадка, и мне за все это время так и не удалось вывести его на чистую воду. Заметь, за все свое повествование Влада ты ни разу не упомянула, а именно под его родительской опекой сейчас находятся и Дана, и Аристарх.

Ира, обрати внимание. Вот твоя компания: Женя, Гена и Лу. Они все на равных.

Компания Пэфуэма. Когда Дана была Гиалой, а Аристарх Владиславович — Аристархом Поликарповичем, Влад, который в тот момент был ниже их по возрастному статусу, с ними вообще никак не контактировал, хотя и был в какой-то степени связан с ними через тебя. А вот теперь, когда он стал значительно превосходить их по возрастному статусу, он не просто контактирует с ними — он их биологический и фактический отец. То есть, с одной стороны, по законам социума он их превосходит еще и по внутрисемейному статусу, а с другой стороны, взаимодействует с ними теснее некуда. Ира, поверь, это — очень важная деталь.

- Стас, почему всего лишь раз назвав Влада темной лошадкой, ты больше никогда не говорил об этом со мной?

- Во-первых, потому что не знал всего того, что узнал сегодня. А во-вторых, потому что Влад очень умело создал впечатление, что оставил тебя в покое. Точнее, он действительно оставил тебя в покое, но если учитывать все то, что ты сейчас рассказала, в покое он тебя оставил с какой-то определенной целью, а цели Влада — это цели темной лошадки.

Ира, как только ты вернулась во Вселенную, он из жизни в жизнь носился за тобой как оголтелый, тут же оставляя свое очередное человеческое воплощение, как только ты разделывалась со своим. Он носился за тобой как оголтелый и в этой жизни, но после того, как ты встретилась с Пэфуэмом, вдруг уселся тихо со своим выводком и ни гу-гу. Чего он хочет, совершенно непонятно. И не только мне.

- Стас, если уж на то пошло, то в этой жизни я сама прекратила отношения с ним.

- Да ты что?! Серьезно? — Стас рассмеялся. — Ира, после того, как ты вернулась от Пэфуэма, я сделал вид, будто уехал из Сочи и очень внимательно следил за Владом. О проходах он тогда не знал, а потому не мог заподозрить, что я где-то рядом. Прятаться же я умею. Ира, Влад прекратил с тобой отношения, а не ты с ним. Полагаю, что когда их уже давно не было, он просто спровоцировал тебя официально заявить об их прекращении. Я правильно догадался?

- Очень правильно, — тяжело вздохнув, вынуждена была согласиться Ира.

- - -

Все новогодне-рождественские каникулы работа над игрой велась методом мозговых штурмов, а потому, как только стартовал новый трудовой год, Михе и Оксане понадобилась неделя с хвостиком на доведение исходного кода до совершенства с учетом всего, что удалось наштурмовать. Как только исходный код был полностью готов, Оксана выслала Ире на e-mail то, как он выглядит, с подробными пояснениями, что к чему, зачем и почему. Бегло просмотрев Оксанино послание, Ира усмехнулась:

- Если так дело пойдет дальше, я, того и гляди, сама программистом стану.

Стас, Ира и Миха совместными усилиями перевели послание Оксаны на английский, и в последнее воскресенье января после джем-сейшна Ира передала сей труд Блэйзу. С понедельника Ира в блаженстве погрузилась в свое излюбленное расписание: утром — традиционная графика под джаз; вторая половина дня — компьютерная 3D графика; вечером — живопись. Разумеется, по пятницам традиционная графика менялась местами с компьютерной.

По сравнению с прошлыми практиками такого расписания несколько по-другому проходили выходные. Дело в том, что пока Ира искала графическое решение игры, остальные разработчики продолжали совершенствовать сюжет поодиночке и мелкими группами, а по выходным собирались у Иры и Стаса для приведения своих наработок к общему знаменателю. В середине дня все дружно отправлялись на джем-сейшн. Сие стало возможным, потому что Максим, едва узнав, что Наташе ничего не угрожает, чуть ли ни в этот же день посвятил ее в тайну проходов. Разумеется, из-за Даши, Оли и Юли, Максим с Наташей и Ихан с Тамарой приезжали к Ире и Стасу и уезжали от них на такси. В середине же дня, девочек оставляли на попечение Татьяны Николаевны.

Проходы Наташа восприняла чуть более эмоционально, чем Оксана, а вот Стас за роялем и для Наташи, и для Тамары, и для Ихана, и для Михи стал столь же грандиозным шоком, как в свое время для Иры, Александра, Оксаны и Максима.

- Люди! Откройте тайну! Что здесь такого необычного? — сквозь смех спрашивал их Стас после первого джем-сейшна. — Миллионы людей играют на музыкальных инструментах! Это — вполне нормальное явление!

В ответ звучала гробовая тишина. Слов для объяснений не нашлось ни у кого.

Аз Фита Ижица. Художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла). Абстрактное искусство

В ответ звучала гробовая тишина
художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла)

В середине февраля в субботу, когда шло закругление обсуждений в связи с их приостановкой из-за отбытия на джем-сейшн, из ноутбука впервые прозвучал голос Александра, который рявкнул на Оксану:

- Я кому сказал!

Оксана вздохнула:

- Я иду с вами.

Как выяснилось потом, Александр пытался выпроводить Оксану на джем-сейшн вместе со всеми с самого начала зарождения этой традиции, но она отказывалась, оставаясь рядом с ним из солидарности. Александр и до этого повышал на нее голос, убеждая хоть немного отвлечься от тягостного времяпрепровождения рядом с прикованным к постели, но Оксана ему не внимала.

Она не понимала, почему Александр не хочет никого видеть, почему по скайпу общается только с Тамарой, почему молчит во время общих обсуждений, почему заставляет отключать микрофон, если ему нужно что-то вставить и передает свои ремарки через нее. И это — далеко не все, что Оксана не понимала, но объяснений она не требовала, принимая все, как есть, и делая все, что в ее силах, ради Александра.

Когда он уговаривал ее пойти вместе со всеми на джем-сейшн, Оксане казалось, что он чувствует себя виноватым перед ней за то, во что превратилась ее жизнь рядом с ним, и таким образом пытается хоть немного загладить эту вину. Все в Оксане протестовало против этого. Оставаясь с ним, она пыталась ему доказать, объяснить, убедить, что он ни в чем перед ней не виноват. Что это — ее выбор. Что она действительно ХОЧЕТ быть рядом с ним. Что никогда прежде она не понимала, до какой степени она ХОЧЕТ быть рядом с ним. Что все заботы о нем для нее вовсе не тяжкое бремя, а возможность выразить то, что он для нее значит.

Когда же Александр рявкнул на нее, наплевав на включенный микрофон, до Оксаны вдруг дошло, что он прекрасно все это знает без всяких доказательств, объяснений и убеждений. Она поняла, что точно так же, как ей хочется выразить, что он для нее значит, ему тоже хочется выразить, что она значит для него. А в том состоянии, в котором он находится, это — единственный способ сделать это, который у него есть.

С этой субботы Оксана стала по выходным ходить на джем-сейшны вместе со всеми.

В марте мозговые штурмы по выходным прекратились, но традиция ходить на джем-сейшны осталась. Единственное, от теплой компании откололся Миха, мотивируя это тем, что начинает забывать, как выглядят Алла и Яна. Ему предложили брать Аллу с собой. Миха грустно усмехнулся и сообщил, что, к сожалению, по поводу Блэйза Алла полностью разделяет настороженное отношение сеньоры Бональде и Геннадия Васильевича, а к его дружбе с ним лишь мужественно проявляет терпимость.

В середине марта после субботнего джем-сейшна, едва занавес закрылся, к Ире подошла Оксана и тихо сообщила:

- Ирина Борисовна, Саша просил передать, что хочет завтра увидеться с Вами и со Станиславом Андреевичем.

Сердце Иры бешено забилось.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

Сердце Иры бешено забилось
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Глава 149. Единственный способ не оставить выбора