Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 9

Удивительный и ошеломительный

(главы 137-149)


Глава 144
Источник личных правил

Единственное, что не устраивало Стаса в Ирином доме, и почему он в самом начале настоял на проживание в доме поющем, это ширина Ириной кровати. И проблема эта лишь выглядела несущественной, потому что ее не представлялось возможным решить за счет простой покупки расширенного варианта сего предмета интерьера. Дело в том, что если в поющем доме спальня занимала почти целиком весь этаж, то в Ирином доме — это была комнатка гораздо более скромных размеров. В принципе, кровать, по ширине соответствующую запросам Стаса, туда можно было втиснуть, но лишь при условии выноса всей остальной мебели.

- Может, на третьем спальню сделать? — подумал вслух Стас.

- Нет, — категорически ответила Ира. — Там самое удобное место для мастерской, а это — не самое лучшее соседство… — Ира задумалась. — Так… А что у нас тут? — спросила она сама себя, протиснулась к стенке, отделяющей спальню от кабинета, и постучала по ней. — Перегородка! — усмехнулась она. — Стас, самый оптимальный вариант — это перенести кабинет на третий этаж, тем более что мне будет гораздо удобнее, если мастерскую и кабинет не будет разделять лестница, а здесь убрать перегородку и из двух маленьких комнат сделать одну большую.

- Сейчас перенесем, — заявил Стас и двинулся в кабинет.

- Что? Прямо сейчас? — недоуменно спросила Ира.

- А почему нет? Или ты собралась приходить сюда каждый вечер и думать, что это надо сделать?

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

А почему нет?
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

Ира промолчала и пошла вслед за Стасом. Он внимательно окинул взглядом кабинет, затем поднялся на третий этаж и по очереди осмотрел все три комнатки.

- А что? Очень даже здорово получается! Тебе кабинет, мне кабинет и Зиву с Лоренцем тоже кабинет. На правах хозяйки выбирай первая.

Как только Ира определилась, Стас высунулся в окно и свистнул. Через некоторое время на третий этаж примчались Зив и Лоренц.

- Кошки-собаки! Есть у меня ощущение, что иметь свой специально оборудованный кабинет на работе, это, конечно, очень здорово, но здесь нечто подобное тоже совсем не помешает. Как считаете?

- Очень хорошая идея, — проурчал Зив.

- Выбирайте, какой ваш вот из этих двух.

- А почему только из двух? — поинтересовался Лоренц.

- Потому что вот этот — Ирин.

- Понятно… — мурлыкнул Лоренц.

Они с Зивом несколько раз заглянули в обе комнаты, посовещались, не транслируя свои переговоры в человеческом формате, и выбрали.

- В таком случае, этот тогда мой, — заключил Стас и принялся освобождать комнату, которую выбрала Ира.

К одиннадцати вечера Ирин кабинет был в полной боевой готовности к трудовой деятельности, а вся лишняя мебель из трех комнаток и спальни стояла в цоколе. Ира, Стас, Зив и Лоренц, которые тоже принимали посильное участие в перестановке, сидели в гостиной и с чувством выполненного долга ужинали. Неожиданно у Иры запел мобильник.

- Это еще кто, на ночь глядя? — удивленно спросила она и еще больше удивилась, когда обнаружила, что номер ей совершенно не знаком, да к тому же еще, скорее всего, не сочинский. — Да. Я слушаю, — устало проговорила она.

Из трубки потекло нечленораздельное мычание мужского голоса. Ира немного послушала, несколько раз спросила «что-что?» и выключила телефон. Но вскоре он затрезвонил вновь. Номер высветился тот же самый.

- Я слушаю! Кто это? — не скрывая раздражения, спросила Ира.

- Эо Ыя, — прозвучало из трубки.

- Что?

Некоторое время из трубки доносились всхлипы и попытки прочистить горло и, в конце концов, перемежаясь всхлипами, прозвучало:

- Ирочка… Это Витя… Мама… Мамочка моя умерла…

- Важин, ты что ли?

- Я… Мамочка моя умерла… Я твой номер у нее в записной нашел…

- Когда это случилось?

- Сегодня.

- Когда похороны?

- Не знаю… ничего не знаю… Ирочка… Мамочка моя умерла…

- Витя. Я перезвоню тебе минут через пять-десять, хорошо?

- Номер запиши.

- Витя. Он у меня высветился, так что, не переживай.

Ира выключила мобильник и обессилено опустила руку на диван, погрузившись в мрачные раздумья.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

…мрачные раздумья
художник: Тургут Салгяр (Турция)

- Ты общалась с его матерью? — спросил Стас только лишь для того, чтобы вернуть ее из мрачных раздумий в гостиную.

- Она со мной, когда доходило до грани, что он пропьет квартиру. Хоть бы раз внуком поинтересовалась! Ладно… сейчас это уже не важно… надо просто сообразить, что делать.

- А что делать? Надо просто ехать туда, — Стас усмехнулся. — Точнее, идти. Позвони ему прямо сейчас и скажи, что утром будешь у него, а я пока сообщу Леше и Гене.

- Стас, может, Леше не надо? Я видела тут Важина, когда по проходам ходить училась. Что-то нет никакого желания демонстрировать это зрелище Леше.

- Ира, какой бы ни был, он — его отец. А она — его бабушка. Так что, тут без вариантов.

Стас решительно достал мобильник и ушел разговаривать на кухню. Ира тяжело вздохнула, поняв, что спорить бесполезно, и включила дозвон.

- Витя. Ложись спать. Я завтра утром буду у тебя.

- Ирочка! Солнышко мое! — заскулил Важин.

- Ложись спать, — сквозь зубы повторила Ира и отключила телефон.

Чуть погодя, Стас вернулся с кухни.

- Я ненадолго, — сказал он, направляясь к лестнице в цоколь. — Просто с Геной нужно встретиться лично.

- Хорошо, — кивнула Ира.

- Завтра будет далеко не самый приятный день, так что, иди, ложись спать, — добавил Стас, уже спускаясь по лестнице.

- Хорошо, — повторила Ира, вставая с дивана.

- - -

Ира считала, что забыла, где жила ее свекровь, но оказавшись на месте, тут же вспомнила. Дверь никто не открывал.

- Она, наверное, к Витеньке поехала, — сказала старушка божий одуванчик, мелкими шажками спускаясь с верхнего этажа. — На днях всё собиралась.

Ира, Стас, Гена и Леша переглянулись.

- Спасибо, — поблагодарил Генка, и они отправились в указанном направлении.

В ту дверь тоже пришлось позвонить несколько раз, прежде чем с другой стороны послышались шаркающие шаги. На пороге стоял, покачиваясь и трясясь, сгорбленный белый как лунь грязный и нечесаный старик, а из квартиры несло почти нестерпимой вонью. Ира, в принципе, была готова к тому, что увидит, но это не спасло ее от шока. Что же касается Гены, Стаса и Леши, так они и вовсе приросли к месту, окаменев.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

…приросли к месту, окаменев
художник: Вольфганг Кале (Германия)

- Ирочка… Гена… — сквозь всхлипы промямлил Важин и стал разглядывать мутным взглядом Стаса и Лешу, видимо пытаясь отыскать в памяти ответы на вопрос «кто это?».

- Это — Леша. Твой сын, — сказал Ира, кивая на него.

- Сыночек, — запричитал Важин и полез обниматься.

Леша инстинктивно отшатнулся, но затем, пересилив брезгливость, положил руки отцу на плечи. Стас первым пришел в себя и стал инициатором перемещения с лестничной площадки в квартиру. Дышать там было практически невозможно, и первым делом, Ира промчалась на кухню и распахнула окно. Труп матери Важина лежал на полу в комнате. Генка с нехорошим подозрением перевел взгляд с тела на своего бывшего друга. Перехватив его, Стас подошел к трупу, присел рядом и некоторое время водил над ним рукой.

- Причина смерти вполне естественная, — ответил он на не прозвучавший вопрос, который вслед за Генкой стал мучить Иру и Лешу. — Точно сказать не могу, но, скорее всего, кровоизлияние в мозг.

Стас перевел взгляд на Важина, понял, что бесполезно спрашивать, почему о мертвом теле до сих пор никто не позаботился, и обратился к Генке:

- Сможешь здесь пока побыть? Я бы сам остался, но вы, все же, дружили когда-то.

Генка молча покивал.

- Я тоже останусь, — с мрачной решимостью сказал Леша.

- Хорошо, — глянув на Лешу с уважением, одобрил Стас, взял Иру за плечи и вывел на улицу. — Ира, сейчас придется решать целую кучу организационных вопросов. Ты вряд ли сможешь чем-то помочь. Так что, лучше иди-ка работай. Насколько получится, разумеется.

- Спасибо, — с благодарностью выдохнула Ира. — Я только перекурю, ладно?

- Не вопрос, — усмехнулся Стас.

Ира опустилась на лавочку у подъезда, доставая сигареты, а Стас уже звонил в службы, ведающие проблемами, которые начинаются, когда жизнь заканчивается. Ира совершенно не вникала в то, что он говорил, да и вообще не слушала. Единственное, когда она направилась к проходу, который совпадал с дверью в подвал, кое-что ее озадачило:

- Лара. Мне нужна твоя помощь, — сказал Стас, набрав очередной номер.

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

Мне нужна твоя помощь
художник: Ал Джонсон (США)

- - -

- Что там? — спросила Лу, как только Ира появилась в офисе.

- Жуть, — ответила Ира таким тоном, что больше никто ее ни о чем не спрашивал.

Ближе к вечеру позвонил Стас.

- Ира, подойди сюда, пожалуйста, — не вдаваясь в подробности, попросил он.

- Сейчас буду, — ответила Ира и тут же направилась к проходу.

Александр, который как раз собирался приступить к исполнению пляжного распоряжения, спросил:

- Ирина Борисовна, может, помочь чем-то нужно?

- Спасибо, Саша, если понадобится, я позвоню.

Стас встретил Иру на улице.

- Ира, сейчас заберешь Гену и Лешу — они свою смену отпахали — а мне здесь ночевать придется. Его нельзя одного оставлять.

- А можно мне, как отведу, к тебе вернуться?

- Можно, конечно. Только спать домой пойдешь, и это не обсуждается.

- Хорошо, — улыбнулась Ира.

- Жди здесь, — сказал Стас, поднимаясь с лавочки.

Он скрылся в подъезде, а через некоторое время из него вышли Леша и Гена. Выглядели они не просто уставшими, а замученными.

- Наши сейчас все на пляже, — обратилась к ним Ира, — так что, давайте я вас сразу где-нибудь поблизости выведу.

- Сначала отмыться надо, — невесело хмыкнул Генка.

От них действительно исходил характерный запах квартиры Важина.

- Тогда куда вас? — спросила Ира.

- Давай в офис. Душ там вполне приличный, и у меня есть небольшой запас чистой одежды. Леша не намного шире меня, так что, думаю, влезет.

Ира вывела их на третий этаж домика с дыркой и тут же вернулась. В квартире Иру ждал новый шок. Неприятный запах остался, но по сравнению с тем, что было, едва чувствовался сквозь аромат какого-то особо термоядерного моющего средства. И по сравнению с тем, что было, окружающее пространство сияло чистотой.

- Гена с Лешей целый день драили, пока я улаживал все формальности, — пояснил Стас. — Похороны завтра в час дня, — добавил он.

Важин — вымытый, вычесанный, выбритый и подстриженный — спал в чистой одежде на чистом белье.

- Ира, а сколько ему лет? — спросил Стас, уводя Иру на кухню, где как раз закипел чайник.

- Он на два года старше Гены.

- С ума сойти! Это же надо так самого себя испохабить!

- Если верить Жене, то это — моя вина.

- Твоя? — Стас усмехнулся. — Ну-ка, ну-ка, прямо аж не терпится узнать, в чем же это ты провинилась?

- По словам Жени, я, пытаясь научиться переподключениям к социуму, разрушила его приемно-передающие антенны этих уровней, и теперь он подключен к нему только на одном из них.

- Все верно! Только вот Блэйз находится примерно в точно таком же положении. По другим, правда, причинам, но здесь это не имеет никакого значения. Как тебе разница между Блэйзом, которому в этом году должно исполниться — или уже исполнилось — пятьдесят три, и вон тем вон чудом, которое храпит на диване, и которому в этом году должно быть сорок девять. Ира, поверь, ты здесь ни при чем. Он сам себя таким сделал.

- Стас, извини, меня тут любопытство за день изглодало.

- По поводу?

- Когда я уходила утром, ты Ларе звонил?

- Да. Она входит в состав попечительского совета довольно успешного центра, который занимается возвращением к нормальной жизни алкоголиков и наркоманов. Так что, в самое ближайшее время подготовим ему все необходимые документы и отправим возвращаться к нормальной жизни в этот центр.

- Стас… — Ира смотрела на него со смесью восхищения, благоговения и непонимания.

- Чего? — усмехнулся он. — У меня просто правило: встретился человек по жизни — помоги, чем можешь. Так что, если могу — чем могу, помогаю. Ничего личного.

Аз Фита Ижица. Художник: Бланка Абахо Альда (Испания). Абстрактное искусство

Ничего личного
художник: Бланка Абахо Альда (Испания)

- Кстати, тут Саша вызывался помочь.

- Очень хорошо, — сказал Стас и вытащил мобильный. — Саша, помощь предлагал?

- Предлагал!

- Нужна. Только не здесь. Там у Ирины Борисовны в доме требуется небольшую перепланировку сделать. Возьми несколько рабочих с какого-нибудь объекта и озадачь. Ирина Борисовна завтра объяснит, что и как. С контролем работ на месте Татьяна Николаевна справится, тебе же придется периодически там появляться и боевой дух поддерживать.

- Без проблем!

Стас убрал мобильник в карман и улыбнулся Ире.

- Стас, так Гена и Лу, получается, уже в курсе по поводу Леши и Эрики? — перевела она разговор на другую тему.

- В курсе половины. То есть, вчера вечером я сообщил, что проходы им показал. Не летать же на самолетах, если есть возможность этого избежать.

- И как они? В смысле, как Лу и Гена отреагировали?

- Ну, Лу взъерепенилась поначалу, но как только дочь свою разглядела, поблагодарила.

- Когда это она успела? В смысле поблагодарить тебя.

- Так она ж Гену привела, когда я за Лешей ходил.

- Ясно. Извини. Не подумала.

- Ничего страшного, — усмехнулся Стас. — Короче, необходимость официальной встречи продолжает оставаться на повестке дня.

- Уже теперь на следующей неделе только, — задумчиво сказала Ира.

- Через неделю, — вздохнул Стас. — Я просто не успокоюсь, пока не передам это чудо, — он кивнул в сторону комнаты, — в надежные руки.

- Стас, ты уверен, что за две недели можно успеть сделать все документы? Я не удивлюсь, если у него обычный паспорт просрочен, а о загран даже мечтать не приходится.

- Во-первых, там все не так плохо, как кажется. Во-вторых, Женя такие вещи умеет очень быстро улаживать. И в-третьих, я ему уже передал всё необходимое.

- Когда?

- Он заглядывал сюда сегодня.

- - -

В ночь после похорон Стас снова остался ночевать у Важина, но с пятницы к тому приставили няньку в виде массивного санитара психбольницы. Кроме того, Лоренц вызвался подежурить на случай возникновения непредвиденных проблем. Зив тоже горел желанием помочь, но рядом с одиноким алкоголиком в убогой квартире холеный громадный пес выглядел уж больно неуместно.

Разумеется, настроение Иры приподнятостью не отличалось, и проводить выходные в условиях коллективного выезда на природу не хотелось ни разу. Но едва она попыталась об этом заикнуться, Стас жестко пресек ее нытье:

- Придется.

Аз Фита Ижица. В ущелье горной реки. Фотограф: Элеонора Терновская

В ущелье горной реки
фотограф: Элеонора Терновская

Уже к середине субботы Ира была преисполнена благодарностью Стасу, а к вечеру воскресенья полностью вернулась в свое нормальное состояние. Однако, как ни крути, события прошлой недели капитально выбили ее из колеи. Она хотела передвинуть разработку стратегии и тактики еще на неделю, но к ее удивлению, и то, и другое оказалось уже разработанным. Еще больше поразило Иру то, кто именно выступил в роли разработчиков: и персонально, и в сочетании. Так вот, очень убедительный вариант стратегии и тактики предложили… Миха и… Наташа. Притом работали они над ним именно в паре!

Получилось это следующим образом. Во вторник у Наташи завис компьютер, а буквально перед этим Максим наорал на нее так, что она боялась к нему подойти даже под страхом смертной казни. В общем, она обратилась к Михе. Пока тот приводил ее комп в порядок, они разговорились в лоне тем мозгового штурма и настолько содержательно, что вечером по-тихому увильнули от пляжных рабочих часов и продолжили спонтанно начатую деятельность. То же самое они проделали в среду, в четверг и в пятницу, а во время дополнительных рабочих дней, захватив в свое ведение полевую кухню, довели свое детище до блеска.

Таким образом, благодаря их самоотверженному труду прямо с этого понедельника началась понятная, спокойная и размеренная деятельность по созданию фирменного стиля.

В четверг Женечка передал Стасу полный пакет документов на Важина вместе с авиабилетами, а потому в эти выходные Стас не участвовал в исполнении второго распоряжения генерального директора, отправившись вместе с Важиным в качестве сопровождающего.

Несмотря на то, что Ира и Стас на всех общественных мероприятиях бо́льшую часть времени проводили отдельно друг от друга, в субботу Ира почувствовала себя очень тоскливо и в середине дня сбежала от всех к «дяде Тому». Но там не оказалось Блэйза, и после джем-сейшна она чувствовала себя еще более тоскливо. Возвращаться в шум и гам развеселой компании совершенно не хотелось, и она отправилась к себе домой. После памятной перестановки, Ира там еще ни разу не появлялась, так как они со Стасом каждый вечер после пляжа заходили к Важину, а потому она еще не видела результатов перепланировки, о которых Александр отрапортовал еще в прошлую пятницу вечером. Дело в том, что он пригнал туда восемь человек, и те управились за считанные часы.

Когда Ира разглядывала большую пустую комнату, ей позвонил Стас.

- Ты где? — спросил он.

- Неужели догадался, что вовсе не там, где должна быть? — усмехнулась Ира.

- Будет точнее, надеялся. Так где ты?

- Да вот, занимаюсь созерцанием Сашиных трудов.

- Одна?

- Ты что, ревнуешь? — расхохоталась Ира.

- Нет, — подхватил ее смех Стас. — Выясняю обстановку, чтобы ненароком не напугать, к примеру, Татьяну Николаевну. Так ты одна?

- Да, — ответила Ира, и в следующее мгновение Стас вышел к ней через прорванное пространство.

Ира прижалась к нему, с трепетом целуя то, что оказалось под губами.

- Ты-то чего? — усмехнулся Стас, обнимая и лаская ее.

- А ты чего?

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

А ты чего?
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

- Ну я-то понятно! Мне твой бывший супруг весь перелет напролет только о тебе и рассказывал.

- А говоришь, что заклинившую влюбленность можно излечить новой встречей через длительный период времени.

- Ну, Ира! Он тебя не столько любит, сколько ненавидит. А это — гораздо более стойкое чувство. Черт! Надо было давно уже заказать кровать.

- Между прочим, у меня есть сведения, что ты предпочитаешь вертикальные позы.

- Терпеть не могу! Неужели тебе нравится?

- Ни разу!

- А чего тогда мое темное прошлое ворошишь, а?

- Да вот любопытно было, а сейчас еще любопытней стало. Мне Марина и Надя так красочно об этой твоей особенности рассказывали, что я даже подумывала о подоконнике эксклюзивного дизайна, когда работала над интерьером поющего дома.

Стас рассмеялся.

- Ты лучше подумай о том, что сейчас делать, потому что у меня нет ни малейшего желания поступать с тобой так, как с Надей и с Мариной.

- Пойдем к водопаду, — предложила Ира.

- Пойдем, — ответил Стас.

- - -

Как только Ира вернулась к объединенным силам творческого и управляющего отделов на берег реки, ей снова стало тоскливо. Весело скакать среди швыряющих тарелку — сегодня целых три разом — не тянуло совершенно. Ира окинула взглядом всю доступную для осмотра территорию и обнаружила одиноко сидящую на бревне Наташу, которая издали наблюдала за Максимом, лазящим с фотоаппаратом на изготовку вокруг небольшого полуозерца-полуболота.

- Не помешаю? — спросила Ира, подойдя к ней.

Наташа вздрогнула от неожиданности, но тут же радостно заулыбалась:

- Нет, конечно! Садись!

Она тут же начала что-то рассказывать, но Ира какое-то время ее не слушала, потому что в момент, когда Наташа вздрогнула от неожиданности, Ира с повышенной яркостью уловила то самое специфическое чувство страха, которое излучала комната на рисунке. И в этот раз ощущение было четким и ясным как никогда. Не слушая Наташу, Ира с изумлением ее разглядывала. «Неужели Наташа и есть та личность, которая сформировала определяющие особенности человеческого менталитета?!»

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

Неужели…
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

Идея казалась немыслимой и не укладывалась в голове. Перед внутренним взором беспорядочной чередой мелькали сценки из Наташиной жизни, которые Ире приходилось наблюдать, пока она была ее ближайшей соседкой, и пламенные рассуждения Наташи о Добре и Зле во время памятного заседания женского клуба позапрошлым летом. Всё, что пролетало, становилось неоспоримым свидетельством, что до того, как Наташа, благодаря Максиму, очутилась в «Стиль-Коде», она представляла собой прямо-таки образец среднестатистического человеческого менталитета.

С другой стороны, человек Наташа и образ грандиозной личности, сумевшей установить операционную систему человеческого воплощения в целом и фактически создать человеческого бога, ну никак не вязались друг с другом. «В конце концов, я сама, как человек, бесконечно далека от того, что я есть в своей сути», — подумала Ира, прекрасно зная, насколько все меняется, когда ей на короткие моменты удается выходить на поверхность своего человеческого сознания.

- Ира! Это невероятно! — особо эмоционально воскликнула Наташа, и Ира вынырнула из своих размышлений. — Я далеко еще не все могу понимать без синхронного перевода для себя на русский, — с жаром продолжала Наташа, — но когда это у меня получается, я действительно прямо физически ощущаю, как у меня меняется связь между энергиями! Ира, я тебя очень прошу, дай мне еще раз почитать то, что ты мне давала. Я, просто, сейчас действительно начинаю понимать. Понимаешь, когда я читала тогда, для меня бо́льшая часть была темнейшим лесом, а потому многое я просто не запомнила, но я помню, что там есть ответы на вопросы, которые у меня начинают возникать сейчас. Я знаю, что это не на вынос, как говорится, но без вечерних посещений пляжа я проживу, а вот без этого… — Наташа усмехнулась — Тоже, конечно, могу прожить, но мне бы очень этого не хотелось.

- Наташа, конечно, почитаешь еще раз и даже не раз, — заверила ее Ира. — Не переживай, придумаем, как это сделать наиболее удобным способом. Ты мне скажи, как у тебя с Вадиком в свете того, что ты практически перестала бывать дома?

Наташа невесело усмехнулась.

- Вот тут все не так радужно. Хотя, как посмотреть, — снова усмехнулась она. — Я думала, он, в конце концов, озвереет, а он… Ирка! Поверить не могу! Встречает всегда с улыбкой. Прямо аж с придыханием интересуется: «Как отдохнула?». Идиллия, короче, полная. Черт бы подрал эту идиллию!

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

Черт бы подрал эту идиллию!
художник: Кушлани Джаясинха (США)

- На-та-ша, — Ира расплылась в загадочной улыбке и посмотрела на Наташу взглядом, переполненным многозначительными намеками. — Сдается мне, что твой Вадик, хоть и туповат местами, но при этом весьма продуманный мужчина.

- Ты о чем? — с явным предвкушением раскрытия великой тайны спросила Наташа.

- Наташа, в своей жизни я немало встречалась с женатыми мужчинами и сама учила их, как вести себя с женой, чтобы не ставить брак под угрозу. Похоже, твой Вадик дружит с кем-то из моих учеников.

- Ира… Ты о чем? — глаза Наташи засверкали надеждой.

- Ты ведь сама уже догадалась, — улыбнулась Ира. — Скорее всего, у него есть отношения на стороне.

- Та-а-ак! — воодушевленно протянула Наташа и, аж дрожа от радости, потерла руки. — Нужно сделать так, чтобы он сам прокололся.

- Сейчас попробуем! — усмехнулась Ира и крикнула. — Лу! Можно тебя на минутку?

Как только та подошла, Наташа, без всяких усилий с Ириной стороны, принялась с энтузиазмом описывать ситуацию, в которой оказалась. Как только Лу полностью поглотила перспектива развлечься дамскими кознями, Ира покинула заговорщиц и направилась к Максиму. Тот как раз переполз за заросли камыша, скрывшие его из поля зрения.

- Максим, извини, что отрываю, — сказала Ира, присаживаясь на корточки рядом с ним.

- Что стряслось, сестренка? — спросил Максим, не отрываясь от взора на ограниченную часть внешнего мира через видоискатель.

- Тонко намекаю: Наташин муж попал под подозрение в супружеской измене.

- Серьезно? — Максим опустил фотокамеру и посмотрел на Иру с одухотворенной улыбкой.

- Как раз прямо сейчас Наташа и Лу занимаются разработкой плана по выведению его на чистую воду, — Ира кивнула в их сторону.

Максим чуть приподнялся над зарослями камыша, глянул быстрым сканирующим взглядом на поглощенных бурной беседой Наташу и Лу и тут же снова присел.

- Спасибо, сестренка, — многозначительно поблагодарил он.

- Творческих успехов! — столь же многозначительно пожелала Ира и удалилась в сторону подальше от лагеря.

Она достала мобильник и принялась ходить по ломаной траектории в поисках намеков на зону действия сети. На небольшом пригорке поиски увенчались успехом, и она позвонила Стасу.

- Ира, что-то срочное? — спросил он.

- На самом деле, нет, но мне очень хочется поделиться с тобой этим прямо сейчас.

Аз Фита Ижица. Художник: Ашли Летон (Франция). Абстрактное искусство

…прямо сейчас
художник: Ашли Летон (Франция)

- Тогда подожди несколько минут — я тебе перезвоню.

- Хорошо, — ответила Ира, отключила мобильник и уселась на вершине холмика.

Стас перезвонил минут через десять:

- Говори.

- Стас, помнишь ощущение особого страха, которое, по словам Блэйза и Максима, исходит от комнаты на моем рисунке, и легкие следы которого периодически ощущаются, если кто-то пугается от неожиданности? Я прекрасно понимаю, что закономерность возникновения этого ощущения невозможно связать с Наташей, но сегодня я испугала ее своим неожиданным появлением и почувствовала совсем рядом этот особый страх с просто поразительной яркостью. Притом учти, что это — Я, а не ты и не Максим. А у меня с улавливанием всевозможных внешних ощущений гораздо хуже, чем у вас. Это — первое, а второе, сомневаюсь, что особенности успехов Наташи с казахским — нормальное повсеместное явление. Разумеется, обычным людям никто не объясняет, что способно делать изучение иностранного языка, но все же. Короче, она меня аж взахлеб попросила дать ей еще раз прочесть Женечкины 43 энергии Бытия, утверждая, что физически ощущает изменения последовательности их соединений во время перехода с одного языка на другой. В общем, я сейчас буду придумывать, как обеспечить Наташе возможность чтения.

- Ира, не морочь себе голову. Просто скинь ей файл на флэшку, и пусть читает, где ей удобно и когда удобно. Уверен, что ничего страшного из-за этого не случится. Если у кого-то возникнут какие-то вопросы, ответственность я беру на себя. И еще. Дай ей вариант фактической концепции «Стиль-Кода», который ты делала когда-то для Саши. То есть, вариант без проходов и без Зива с Лоренцем. Если наши с тобой подозрения не оправдаются, для нее все это в любом случае лишним не будет. Ну а если это все-таки она — это поможет ей выйти на нужный путь.

- - -

В понедельник, первым делом, Ира скинула на свободную флэшку файлы для Наташи и спустилась на первый этаж.

- Наташа, можно тебя на минутку? — позвала она, заглянув в кабинет.

- Что такое? — тут же выскочила Наташа.

- Идем.

Ира вывела ее на улицу и завела за здание, дабы не попадать в поле зрения охранника в будке у ворот.

- Наташа, вот на этой флэшке — два файла. Один — то, что ты просила. А второй — это фактическая концепция предприятия, на котором ты работаешь. То есть, существует официальная концепция, положения которой используются для составления официальных документов и прочих официальных нужд, а фактическая — это то, что есть на самом деле, и для чего. Читать эти файлы ты можешь, когда тебе удобно и где удобно. Единственное, не копируй в компьютер, которым пользуешься.

- Поняла, — кивнула Наташа, беря флэшку из рук Иры.

Они вернулись в здание. Наташа ушла к себе, а Ира, пройдя чуть по коридору, затормозилась у двери Ихана. Она постояла немного в нерешительности, но затем все же постучала и заглянула.

Ихан работал с клиенткой. Он слегка растерялся, увидев Иру, но почти тут же улыбнулся, опустив глаза, и сказал в ответ на ее приветствие:

- Ирина Борисовна, я освобожусь буквально через три минуты.

- Я подожду в буфете, — сообщила Ира и вышла, понимая, что напрягает Ихана своим присутствием.

Все полмесяца после первой коллективной поездки на природу с ночевкой Ихан избегал оставаться с Ирой наедине. Впрочем, Ира изначально не собиралась настаивать на общении tête-à-tête, а после откровений Тамары так вообще стала прикладывать собственные усилия, дабы обсуждать с Иханом только рабочие моменты и только в широком кругу творческого отдела. Она и сегодня не имела цели вытягивать его на темы личного характера, да и вообще сомневалась, стоит ли к нему идти. Просто, уже несколько дней ее собственный лик в зеркале перестал радовать ее совершенно.

В общем, как только Ихан ее позвал, и она заняла место в кресле, Ира тут же затеяла обсуждение части работы по фирменному стилю, которую Ихан взял на себя. После одной из Ириных реплик он неожиданно заговорил о совершенно другом:

- Не так давно у меня состоялось две весьма интересные беседы. Одна с Сашей, а вторая со Станиславом Андреевичем. Не могу сказать, что я узнал нечто принципиально новое для себя, но когда смотришь на вещи с разных точек зрения — а точки зрения Саши и Станислава Андреевича очень сильно отличаются от моей… Так вот, когда смотришь на вещи с разных точек зрения, начинаешь уделять больше внимания тому, чему раньше не придавал значения. В общем, я принял к сведению их замечания, — Ихан рассмеялся вроде как не в тему. — Разумеется, — продолжил он, — я играю в чужие игры и по чужим правилам, но делаю я это по собственной воле. То есть, играть в чужие игры и по чужим правилам — мой СОБСТВЕННЫЙ выбор. Еще никому никогда не удавалось ЗАСТАВИТЬ меня играть в чужие игры и по чужим правилам. А вот Тамаре удалось.

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

…не удавалось ЗАСТАВИТЬ…
художник: Мюриэль Массин (Франция)

- Ты не рад? — осторожно спросила Ира.

- Совсем напротив! Я счастлив! Это действительно так, но… — Ихан немного помолчал. — Я никогда не имел дело с тем, что выходит за рамки моего контроля.

- Ихан, на мой взгляд, воплощаясь человеком, ты очень сильно обделил себя, наделив очень широкими рамками возможностей контроля. Ты такой не один. Впервые с подобным явлением я столкнулась, общаясь с Евгением Вениаминовичем. С одной стороны, разумеется, это очень удобно, но с другой… Ты не представляешь себе, насколько это захватывающе потрясающе иметь дело с тем, что ты не в состоянии контролировать.

- Уже представляю, — усмехнулся Ихан. — Действительно захватывающе потрясающе! Но я не в состоянии понять, как такое возможно? Тамара…

- Очень сильно уступает тебе по уровню личности? — перебила Ира. — Ихан, это не имеет здесь особого значения. Здесь ты имеешь дело в первую очередь с человеком, а не с личностью. Знаешь, Евгению Вениаминовичу было намного проще, чем тебе, потому что тем, что он в какой-то момент потерял возможность контролировать, стала я. Замечательное объяснение! Высшая личность! Какой может быть контроль! Ихан! На самом деле, как и ты, Евгений Вениаминович потерял возможность контролировать ЧЕЛОВЕКА, а как человек, я ну чуть выше заурядного. И на мой взгляд, Тамара гораздо более незаурядный человек, чем я.

Знаешь, я выбрала быть самым обычным человеком и родилась самым обычным человеком со способностями чуть выше среднего. Когда я воссоединилась со своими давними друзьями, которые выбрали быть далеко не самыми обычными людьми, я тоже повелась на все эти уровни личности. Так вот, уровень личности имеет значение здесь только в вопросе работы над его совершенствованием, но он не играет никакой роли в обычном — и даже в необычном — земном общении и вообще в земной жизни как таковой.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

вопрос совершенствования
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

Мне как-то говорили, что все люди, признанные великими — это великие личности. Очень сильно сомневаюсь в этом.

Так вот, а теперь моя точка зрения. Ихан, помоги Тамаре сделать ее человеческую незаурядность средством совершенствования личности, — Ира многозначительно посмотрела на Ихана, а затем добавила с улыбкой. — Разумеется, играть тебе придется по ее правилам без единого шанса обрести хоть какой-то контроль.

- - -

По пути на четвертый этаж Иру перехватил Стас.

- Я как раз к тебе шел, — объяснил он свое появление в коридоре. — Хорошо помнишь свои творения или нужно на склад съездить?

- Что за вопрос? Конечно, помню!

- Тогда пошли ко мне, глянем на сайте, что есть в наличии в Сочи.

Ира просмотрела каталог, прикрыла глаза, восстанавливая в воображении пустые комнаты в своем доме, и минуты через три на листочке написала номера составляющих комплекта мебели для спальной комнаты и для кабинета.

- Еще вопросы есть? — спросила она Стаса.

- Не-а!

- Тогда я пошла, в конце концов, трудиться.

- Удачи!

- И вам того же!

- - -

Вечером на пляже Стас сообщил Ире, что все ее пожелания благополучно доставлены, и предложил сегодня же заняться разборками с ними.

- Давай тогда прямо сейчас и слиняем, — с энтузиазмом поддержала Ира предложение.

В процессе ее энтузиазм возрос настолько, что к часу ночи они вдвоем со Стасом не только установили всю мебель, но и свершили переезд как таковой.

- А кто-то, — с веселой издевкой говорил Стас за чашкой чая перед сном, — прямо чуть ли ни хвалебные оды писал на тему как это здорово бегать из дома в дом. Ира, ну неужели сразу нельзя было сказать, что здесь тебе нравится гораздо больше?

- Я думала, ты предпочитаешь жить в поющем доме.

- Ира, мне совершенно все равно, где жить. Я в любом месте чувствую себя одинаково комфортно. Вообще-то, — продолжил Стас задумчиво, — сам должен был догадаться, что тебя сюда тянет. Ведь ты-то в поющий дом так и не переселилась — только ночевать ходила. Я просто не думал, что тебя тянет сюда до такой степени.

- Знаешь… — мечтательно улыбнулась Ира. — Здесь я действительно на удивление быстро почувствовала себя дома. Буквально в единый миг! А вот чтобы подобное ощущение возникло в квартире, в которой я жила до этого, мне понадобилось несколько лет, и все равно оно никогда не было таким сильным, как здесь.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

…дома
художник: Тургут Салгяр (Турция)

- Ира, если когда-нибудь возникнет чем-то подобная ситуация — говори. Видишь ли, я живу по своим законам и каких-то вещей могу действительно не замечать, а каким-то — не придавать того значения, которое они имеют для тебя.

- Хорошо, — улыбнулась Ира. — Идем спать?

- Идем.

- - -

Рано утром под tutti птичьего хора ощущение «дома» расцвело во всей красе.

- Как спалось? — спросил Стас, с умилением созерцая блаженство на Ирином лице.

- А тебе? — она с улыбкой повернулась к нему.

- Ира, я уже говорил, что мне — без разницы. Хотя… Вру! Разница есть. Только зависит она не от самого места, а от того спишь ты рядом или нет.

- И что лучше?

- Какая ты глупая! — со смехом воскликнул Стас.

Ира рассмеялась следом.

- Пойдем к водопаду, — предложила она мечтательно, но тут же спохватилась. — Извини, забыла, что тебе ездить приходится.

- Идем-идем! — поддержал идею Стас. — Отсюда козьими тропами без пробок это гораздо быстрее получится.

Аз Фита Ижица. Водопад. Фотограф: Юлия Макарова

Водопад
фотограф: Юлия Макарова

На обратном пути их запеленговала Татьяна Николаевна.

- Батюшки! — всплеснула руками она. — Сто лет не видела!

- Все, Татьяна Николаевна, теперь каждый день встречаться будем, — заверил ее Стас. — Так что, ждите повышение оклада.

- Прекрати! И так балуете! — почти сердито фыркнула она, но тут же вновь подобрела. — Блинчики будете? Я сейчас быстренько тесто наведу, и пока одеваетесь, как раз поспею.

Ира хотела отказаться, но Стас опередил ее:

- Будем.

Татьяна Николаевна тут же исчезла в своем доме.

- Стас! Зачем? Мы что без блинчиков не проживем?

- Проживем. Но лишать Татьяну Николаевну удовольствия — это со зла. Она вон и так тут заскучала последнее время. Только и приключений, что с Мишиной бабушкой на выходных посидеть.

Едва доставив стопку горячих блинчиков, Татьяна Николаевна собиралась тут же уйти, но Стас ей не позволил.

- Я нейтрализую ее, чтобы не видела, что ты со мной не едешь, — заверил он Иру украдкой, когда Татьяна Николаевна вспомнила, что в холодильнике должна быть банка с протертой черной смородиной и ушла за ней на кухню.

- А я бы поехала, — Ира искоса посмотрела на Стаса.

- Ты серьезно? — он глянул на нее с легким недоверием.

- Ага, — успела ответить Ира, но дальнейшие переговоры по теме пришлось прекратить, потому что вернулась Татьяна Николаевна.

После завтрака она проводила Иру и Стаса до машины и убедила, что справится с воротами.

- Пожалуй, ты прав, — заметила Ира, задумчиво глядя на Татьяну Николаевну, бодро открывающую сразу обе створки. — Похоже, мы ее действительно осчастливили своим появлением.

Стас лишь усмехнулся в ответ. Они выехали со двора. Ира обернулась. Татьяна Николаевна закрывала ворота. Рядом с ней радостно скакал Зив, а Лоренц терся об ноги.

- Надо было еще их с собой захватить, — хмыкнул Стас, заметив кошек-собак в зеркальце задетого вида.

- В таком случае, не удалось бы избежать необходимости нейтрализовывать Татьяну Николаевну, — с шутливой глубокомысленностью заметила Ира.

- Верно, однако, — снова хмыкнул Стас, перевел дыхание и перешел на серьезный тон. — Ну что, сегодня устраиваем официальный прием?

- Я — «за», — ответила Ира.

- Тогда передай официальное приглашение Лу, а я возьму на себя Гену, Лешу и Эрику — благо все в одном кабинете сидят.

- Где прием-то устраивать будем?

- Разумеется, в поющем доме! Ему же предстоит смена владельца.

Слова «смена владельца» чем-то немного смутили Иру, но она не придала этому значения.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

…немного смутили…
художник: Нина Расина (Россия)

- - -

Вечером Ира, Стас, Лу, Генка, Леша и Эрика покинули пляж чуть раньше истечения двух дополнительных рабочих часов. В виде исключения Стас оставил машину во дворе домика с дыркой, и в поющий дом они зашли через проход парами: Стас провел Генку, Лу — Эрику, а Ира — Лешу.

- Мама, и ты вот так всю жизнь ходишь? — спросил Леша, ожидая очереди, потому что они шли последними.

- Не всю жизнь. Только последние три с половиной года.

- И молчала! — укоризненно воскликнул Леша.

- Что делать? Тебе тоже молчать придется.

- Станислав Андреевич предупредил уже. Я, кстати, не поверил и попытался Андрюхе теть Люсиному рассказать. Действительно просто мистика. Как только он к нам заходит, тут же забываю.

- Леша, запомни, мистику придумали материалисты от банальной лени изучать то, что не поддается общепризнанным методам изучения.

- Вполне может быть, — усмехнулся Леша. — Что-то подобное Оксана любит повторять.

Лу и Эрика исчезли в щели прохода. Ира взяла Лешу за руку и вошла в поющий дом. Он исполнял «Игру воды» Мориса Равеля. Ира искоса глянула на Лешу. Тот никак не реагировал — впрочем, как и ожидалось, конечно.

Морис Равель — «Игра воды»

- Сегодня редкий случай, когда я лишь теряюсь в догадках, к чему бы это, — намекая на музыкальный выбор дома, сказал Стас Ире, как только она подошла к нему.

- Может, просто совпадение, — улыбнулась Ира, — но Леша без ума от «Игры воды» лет с трех.

- Однако… — задумчиво усмехнулся Стас.

Когда все расселись в гостиной, Стас, первым делом, отчитался о доставке Лешиного отца в реабилитационный центр и, завершив рассказ, сказал:

- Но я не ради сообщения всего этого собрал вас всех сегодня здесь. Лу, ты возмутилась, что я познакомил Лешу и Эрику с существованием проходов. Видишь ли, я сделал это вовсе не от заняться нечем, а с очень определенной целью. Полагаю, ни у кого из здесь присутствующих не вызывает сомнений, что отношения Леши с Эрикой — вашей дочерью — это всерьез и надолго. Мне кажется, что им пора оформить свои отношения официально, что, плюс ко всему, значительно упростит для Эрики получение Российского гражданства.

- Стас, — Генка смотрел на него с недоумением, — если бы я считал, что моим детям нужно Российское гражданство, я бы давно его им сделал. Я-то — гражданин России!

- Гена, ничего не знаю насчет ваших остальных детей, но Эрике оно точно понадобится. Дело в том, что… — Стас поднялся и принес папку. — Дело в том, что документы, необходимые для того чтобы Палладин Алексей Викторович вступил во владение этим домом, полностью готовы, — Стас сдвинул папку в сторону Леши.

Минут пять Гена, Лу, Ира, Леша и Эрика играли немую сцену, уставившись на Стаса.

- Стас… Что это? — первым подал признаки жизни Генка.

- Открой папку и посмотри, если тебе и так непонятно.

Генка придвинул папку к себе, открыл и начал вслух читать договор дарения. Как только Генка окончил, Стас обратился к Леше.

- Леша, завтра нам с тобой нужно будет съездить к нотариусу, чтобы официально подписать договор, и затем передать документы в регистрационную палату.

- Станислав Андреевич, — едва дыша, с трудом проговорил Леша, — но ведь это…

- Леша, это — мое желание, — перебил его Стас. — Я хочу, чтобы ты с Эрикой жил в этом доме. Я именно для этого показал вам проходы. Живя здесь, вы сможете учиться и работать в любой точке мира и в разных точках мира, не жертвуя карьерой ради семьи или семьей ради карьеры.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

Это — моё желание
художник: Али Камал (Египет)

Эрика, не сомневаюсь, что ты уже и сама догадалась, что именно так всю жизнь живут твои мама и папа. Как именно живут, ты знаешь лучше меня, потому что ты — их дочь.

- Но ведь знать о проходах и уметь ими пользоваться — не одно и то же, — заметила Эрика. — Если я правильно поняла, папа не умеет ходить через них сам. И если мама за всю жизнь не сумела его этому научить, вызывает сомнения, сможем ли этому научиться мы с Лешей. Подозреваю, что для этого нужны какие-то особые способности.

- Все верно, — ответил ей Стас. — Видишь ли, Эрика, действительно ни ты, ни Леша никогда не сможете научиться ходить через проходы так, как это умеет твоя мама, но вот так, как это умеет Оксана — вполне.

- Оксана знает о проходах? — взволнованно воскликнул Леша.

- Да, — спокойно ответил Стас. — Именно с их помощью ей удалось успешно окончить университет и одновременно не менее успешно продолжать работать в «Стиль-Коде».

- То-то, когда общались с ней, у меня периодически возникало ощущение каких-то неувязок, но я никак не мог понять, что это за неувязки. Теперь понял!

- Молодец! — улыбнулся Стас. — Так вот, у Ирины Борисовны есть замечательный план, как решить все ваши проблемы с проходами, а заодно и проблемы твоего, Эрика, папы. В самое ближайшее время создаем учебную группу из тебя, Эрика, тебя, Леша, тебя Гена и еще Тамары, и Оксана будет давать вам уроки.

- Стас! Какие уроки!? Ведь прекрасно знаешь что… — и Генка начала перечислять «что».

Не дожидаясь окончания списка, Стас заверил:

- Гена, подхвачу. Так вот. Уроки вам всем давать будет Оксана, но не только и не столько. Леша, Эрика, есть одна деталь, которая касается проходов. Это — очень важная, если не самая важная деталь, и ее я вам пока не сообщил.

Все проходы, которые есть на Земле, объединяются в разные сети. У каждой сети есть свой страж. Я и твоя мама, Леша, в основном пользуемся объединенной сетью двух стражей, а в другие сети попадаем благодаря их договоренности с другими стражами. Твоя мама, Эрика, в основном пользуется другой сетью. Той же самой, которой пользуется Евгений Вениаминович. У той сети — другой страж. И точно так же, благодаря договоренности того стража с другими стражами твоя мама и Евгений Вениаминович попадают в другие сети.

Так вот, кроме Оксаны, учить вас пользоваться проходами будут стражи объединенной сети, которая является основной для меня и для Ирины Борисовны. Собственно, именно они и будут вас учить, а Оксана будет помогать им это делать. Почему? Потому что у Оксаны очень хорошо получается их понимать, хотя она их и не слышит, а вот вы понимать их вряд ли сможете. Точно так же их не может понимать твой папа, Эрика. И точно так же их вряд ли сможет понимать Тамара.

- А мама их понимает? — спросила Эрика.

- Твоя мама, Эрика, их слышит. Я их тоже слышу, и твоя мама, Леша, их тоже слышит. Соответственно, мы все понимаем, что они говорят. То есть, мы все понимаем только то, что они говорят. Оксана же понимает их гораздо глубже, но поскольку она не слышит, что они говорят, ей бывает сложно сформулировать то, что она понимает.

Леша и Эрика смотрели на Стаса в легкой прострации.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

…в легкой прострации
художник: Хананта Нур (Индонезия)

Стас улыбнулся и попытался объяснить:

- Представьте, вы видите какой-нибудь знак дорожного движения и по его рисунку вы догадываетесь, что требуется сделать, однако вы не имеете ни малейшего представления, как именно он называется, но при этом, можете объяснить его значение своими словами. Понимание Оксаны чем-то похоже на это. А сейчас… — Стас сделал небольшую паузу. — Я прекрасно знаю, — продолжил он, — что вы, Леша и Эрика, только что пережили шок. Знакомство со стражами прохода — это тоже шок. Если есть силы еще на один шок, то я познакомлю вас со стражами прямо сейчас. Если нет, то сделаем это как-нибудь в другой раз. Решайте сами.

Леша и Эрика переглянулись и дуэтом решительно сказала:

- Сейчас.

- Хорошо, — улыбнулся Стас. — На самом деле, ты Леша уже знаком с ними довольно давно и довольно хорошо. Ты, Эрика, тоже их уже знаешь. Так что, вам сейчас предстоит всего лишь узнать их в другом качестве.

Стас подошел к окну и свистнул. Через некоторое время послышался скрежет в дверь. Стас открыл ее, и в гостиную вошли Зив и Лоренц.

- Знакомьтесь! — радостно сообщил Стас.

Если всю его речь Леша и Эрика хоть и не понимали до конца, но слушали очень серьезно и внимательно, то теперь у них явно появилось подозрение, что представители старшего поколения решили над ними подшутить.

- Самый простой способ, — тяжело вздохнув, изрекла Ира. — Стас, дай две ручки и два листка бумаги.

Стас молча передал затребованный инвентарь Ире. Она распределила оборудование между Зивом и Лоренцем:

- Что писать, сами придумайте. Что-нибудь покороче, но на русском, английском и испанском.

- Знаем, — мурлыкнул Лоренц сквозь зажатую в зубах ручку. Он уже писал: «Леша и Эрика, вам наврали. На самом деле, вы понимаете нас почти так же хорошо, как и Оксана. Просто, вы не догадываетесь, что часть мыслей, которая приходила вам в голову, пока мы ездили с вами на пикники, это были наши мысли, а не ваши».

Зив, тем временем, выводил: «Леша и Эрика, когда мы будем учить вас ходить через проходы, вы поймете, что навыки, которые необходимы для этого, имеют очень широкое применение в самых разных сферах жизни».

Леша и Эрика, открыв рты, смотрели, как пес и кот орудуют ручками, прижав листки бумаги лапами к полу, а затем обескуражено читали послания, а потом смотрели вокруг по-детски перепуганными глазами.

- Леша, — заговорил Стас, немного выждав, — помнишь, я как-то сказал тебе, что ты знаком лишь с одной триллионной этого загадочного мира?

Леша молча кивнул.

- Надеюсь, — продолжил Стас, — теперь начинаешь догадываться, что в тот раз я вовсе не кидался вычурными словами, а всего лишь констатировал факты?

Аз Фита Ижица. Художник: Лилия Лазарске (Литва). Абстрактное искусство

…всего лишь констатировал факты
художник: Лилия Лазарске (Литва)

Леша снова кивнул, не говоря ни слова.

- Думаю, — с улыбкой вздохнул Стас, — на сегодня всем достаточно. Кстати, Ген, завтра покажи им сайт, который Лоренц и Зив делают.

- Они сайт делают? — боясь удивляться, спросил Леша.

- Да. И прикольный. Тема: жизнь людей с точки зрения кошек и собак. Короче, Леша, мы завтра с тобой с утра к нотариусу. Ира, Лу, поговорите с Оксаной. Пусть решит, когда ей удобнее проводить занятия. Все будете подстраиваться под нее. Гена, как уже сказал, твой фронт подхвачу. Просто, если не ошибаюсь, Оксана пообещала заняться твоим обучением еще прошлой осенью, так что, уже понятно, что ты сам вряд ли когда выберешь время.

- Если о времени, — подала голос Лу, — то московское — начало двенадцатого. Давайте-ка расходиться, — она взяла Эрику и Лешу за руки.

- Лу, не переживай. Мы с Ирой отведем Эрику и Лешу, — заверил ее Стас.

- Ну нет уж! — фыркнула Лу. — Сегодня они пойдут с нами. Леша, когда-нибудь был в Коста-Рике?

- Нет.

- Ну вот, побываешь!

- Мама, мы что, домой? — спросила Эрика.

- Да.

- Провести помочь? — спросил Стас.

- Помоги, — ответила Лу.

Стас, Лу, Эрика с Лешей и Генка вышли из гостиной. Ира осталась с Зивом и Лоренцем.

- Вы что тут с ними делали до нашего прихода? — спросил Зив.

- А вы не в курсе?

- Нет, — промурлыкал Лоренц. — Стас лишь попросил нас быть поблизости. Так что вы с ними делали?

- Стас завтра собирается оформить дарственную Леше на этот дом, — дрожащим голосом проговорила Ира.

- А с тобой что? — удивился Зив. — Вы же, вроде, это уже обсуждали?

- Мы говорили о том, чтобы поселить здесь Лешу и Эрику, но дарить…

- А разве это не одно и то же? — поинтересовался Лоренц.

- Не совсем одно и то же, — усмехнулась Ира. — Точнее, совсем не одно и то же.

- А в чем разница? — спросил Зив.

- Зив, если я сейчас буду объяснять, Лоренц в очередной раз начнет рассказывать все, что он думает о людях.

- С чего это Лоренц должен начать в очередной раз рассказывать все, что он думает о людях? — весело полюбопытствовал Стас, вернувшись в гостиную.

- Это — Ирин аргумент, почему она не хочет объяснять нам разницу между «поселить» и «подарить», — проурчал Зив.

Стас вздохнул, уселся в кресло и стал объяснять.

- «Поселить» — в смысле отдать дом в полное распоряжение, чтобы человек здесь жил, как хочет — это работа с энергией ЦЫ в зоне Соглашений. «Подарить» — в смысле заключить договор дарения и оформить все необходимые документы — это работа с энергией ЦЫ в зоне социума.

Энергия ЦЫ Леши подключена к социуму, а потому полностью распоряжаться этим домом и жить в нем так, как он хочет, он сможет в полной мере только в случае заключения договора дарения и оформления документов, в которых будет написано, что владелец этого дома — он. Это — главная причина, почему я оформляю дарственную. Мне очень важно, чтобы Леша действительно чувствовал себя здесь полным хозяином.

Вторая причина тоже очень важная, но важная не для меня лично, а в самом принципе. Независимо от энергетического подключения к социуму, любой человек, хочет он того или нет, живет в социуме. То есть, социум — это что-то вроде среды его обитания. Если не поставить социум в известность, что этот дом теперь принадлежит Леше, социум просто не даст ему полноценно им пользоваться. Именно по этой причине в свое время Аристарх Поликарпович оформил дарственную на Иру. Но в случае с Ирой, он, в первую очередь, передал ей дом в зоне Соглашений. Передать же дом в зоне Соглашений Леше, на данный момент, практически невозможно.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

Зона Соглашений
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

- Стас! — воскликнула Ира с интонацией отчаянного непонимания. — Но все же… Я понимаю, что… — Ира говорила, почти заикаясь, и остановилась в неспособности подобрать слова.

- …что у меня вполне достаточно предприятий различных сфер деятельности, недвижимости и финансовых средств, и бездомным я в любом случае не останусь, — с улыбкой закончил за нее фразу Стас. — Ира, ты же, на самом деле, прекрасно знаешь, что все мои предприятия, финансовые средства и объекты недвижимости нужны мне вовсе не для того, для чего обычные люди всем этим обзаводятся. Если брать причины, согласно которым всем этим обзаводятся или пытаются обзавестись обычные люди, то с этой точки зрения, мне все это ненужно совершенно.

Ира, я решил купить недостроенный дом, не потому что мне нужен дом для того чтобы в нем жить, а для того чтобы обеспечить взаимосвязь с тобой. Я выбрал этот дом, потому что он поет, потому что в нем есть проход сети Зива и Лоренца и потому что я видел перспективу, что этот дом способен помочь твоему сыну — личности, которая только зародилась, и зародилась как нечто в высшей степени прекрасное. Прекрасное своими желаниями, своим ХОЧУ.

Ира, в тот день, когда мы отправились к твоему бывшему мужу помочь похоронить его мать, и Леша остался со своим отцом, он остался там не из-за сыновнего долга или чего-то подобного. У него не было сыновних чувств к этому человеку и то, что он увидел, ну никак не способно такие чувства вызвать. Он остался, потому что он ХОТЕЛ помочь. Просто ХОТЕЛ помочь без всяких причин. Он остался там, потому что ХОТЕЛ, а не потому, что ДОЛЖЕН.

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

…ХОТЕЛ, а не ДОЛЖЕН
художник: Ал Джонсон (США)

Ира, его в тот день два раза в полном смысле слова стошнило, и мы с Геной несколько раз предлагали ему уйти. Но он остался, потому что ХОТЕЛ остаться. Он отдраивал квартиру, потому что ХОТЕЛ ее отдраить. Он отмывал своего отца, потому что ХОТЕЛ его отмыть. Понимаешь, Леша ничего ему не ДОЛЖЕН, Леша ХОТЕЛ, несмотря на то, что его выворачивало наизнанку от вони и грязи. Ира, пойми, Леша ХОТЕЛ именно отмыть ту квартиру и человека, который биологически приходится ему отцом, потому что ХОТЕЛ сделать именно это, а не выглядеть хорошим мальчиком, делающим то, что ДОЛЖЕН сделать хороший мальчик в такой ситуации.

Я же ХОЧУ помочь такой прекрасной личности, которая только зародилась, вырасти. Ира, он, как и я, зародился здесь на Земле, и я ХОЧУ дать ему возможности здесь на Земле за счет средств этого мира стать великой личностью. Я знаю, что этот дом способен очень помочь ему, а потому я ХОЧУ, чтобы Леша жил здесь и чувствовал себя хозяином этого дома.

Ира, пойми, для того чтобы жить на Земле, мне не нужны ни предприятия, ни недвижимость, ни финансовые средства. Я прекрасно умею жить без всего этого. С точки зрения «просто жить», мне безразлично, есть у меня предприятия, недвижимость и финансы или нет всего этого. Однако все это у меня есть, но вовсе не для создания определенных условий моей собственной жизни как таковой.

Ира, говорят с милым рай в шалаше. Мы с тобой неделю прожили в лесу даже без шалаша. Помнишь, ты целый день работала, сидя в машине на берегу реки? Я видел, что ты очень устала, и предложил тебе провести ночь в условиях нормального человеческого комфорта. Ты сама попросилась ночевать в лес даже без шалаша. Само собой, одна ты так не сможешь, но я — могу. Это я к тому, чтобы ты понимала, мне действительно не нужны дома, предприятия и деньги, чтобы жить, и жить с превеликим удовольствием.

Все это мне нужно совершенно для другого. Все это мне нужно для острова бродячих собак. Разумеется, это — метафора. И я прекрасно понимаю, что это чересчур метафоричная метафора, но объяснить это без метафор просто невозможно.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

…для острова бродячих собак
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

Периодически остров бродячих собак обретает конкретное материальное воплощение. Такое, как, к примеру, ресторанчик «У дяди Тома», поющий дом для Леши. Но в подавляющем большинстве случаев остров бродячих собак имеет лишь энергетическое воплощение, которое не всегда возможно выразить в словах, но которое помогает отдельным личностям использовать свое земное бытие для развития, для совершенствования. Ира, ты прекрасно знаешь, что я люблю этот мир, какой бы он ни был. И я очень ХОЧУ, чтобы в нем был остров бродячих собак, с которыми можно вместе медитировать, глядя им в глаза и постигая непостижимые тайны НИЧТО.

Глава 145. Не «каруселька»