Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 9

Удивительный и ошеломительный

(главы 137-149)


Глава 143
Критерии оценки интеллекта

В понедельник, первым делом, было обнародовано новое распоряжение генерального директора. После этого часть «проходных» собралась в курилке на четвертом этаже с целью наметить круг организационных вопросов, которые нужно будет решить в течение недели. По ходу выяснилось, что Александр и Стас не учли, что у Лены есть машина, а потому Рому вычеркнули из списка «проходных» и в качестве общественного поручения вменили им доставку Лидии Гавриловны и части походного оборудования. Кроме того, Александр запамятовал, что, в отличие от Аллы, Миха лишь «относительно проходной», так что, вместе с Владом и Алиной лучше поехать ему в качестве сопровождающего Яны.

- Дорогие друзья! — прервал Генка бурные обсуждения. — Возможно, я что-то неправильно понял, но я не помню, чтобы в первом или во втором распоряжении нашего генерального директора говорилось что-либо о качественном изменении трудового процесса в целом. У вас нет ощущения, что пора направить времяпрепровождение в более целесообразное русло?

- Логинов! Если у тебя приступ контроля трудовой дисциплины, можешь спуститься на второй этаж, — ехидно посоветовал ему Женечка.

- Там я уже все проконтролировал, а здесь прямо-таки непаханая целина! — парировал Генка.

- Геночка, спасибо! — поспешила поддержать его Ира. — А то я уже битый час слова вставить не могу.

- Слышали генерального директора? — с воодушевлением гаркнул Генка. — Быстро все по кабинетам!

На самом деле, все заявление Иры было откровенным враньем. Ничего она никуда не пыталась вставить, а весь битый час банально тянула время. Дело в том, что еще на прошлой неделе она клятвенно пообещала себе, что с понедельника начнет в первую половину рабочего дня трудиться у «дяди Тома». Однако за все это время, желание посмотреть на реакцию Джастина, Терри, Римуса и Брэда на ее рисунок у нее так и не возникло. «Чего я боюсь?», — недоумевала Ира, направляясь к проходу, как на эшафот.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

Чего я боюсь?
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

- - -

Вечером успехами Иры поинтересовался Стас.

- Блэйз все чудесно организовал, — со вздохом сказала Ира. — Сначала он дал мне немного порисовать, а затем предложил Джастину, Брэду, Терри и Римусу полюбопытствовать. Рисунок с комнатой лежал в середине стопки и прошел по рукам без всяких эмоций. Затем Блэйз ненавязчиво обратил на него особое внимание, а потом прямо сказал, что ему сей интерьер кажется до ужаса знакомым. И… НИ-ЧЕ-ГО! Ноль эмоций! Не считая полуформальных предположений, где Блэйз мог это видеть.

- Ира, по большому счету, это ни о чем не говорит.

- Знаю! — вздохнула Ира.

- А что это ты с Наташей так оживленно сегодня обсуждала на пляже?

- Ну, во-первых, ее феноменальные успехи в казахском. А во-вторых, ее мрачные предположения, что с ней сделает ее Вадик, если она стабильно будет отсутствовать дома по выходным. На что я ей напомнила, что это — именно то, что ей нужно.

- Знаешь, Ир, я как-то сам, что называется, по умолчанию был зациклен на мужчине. Когда ты упомянула Наташу с целью эффекта усиления, я очень сильно призадумался. Я не утверждаю, что это — она, но очень сильно похоже на то. Во-первых, она рядом с тобой с очень давних пор. И при этом, насколько я знаю, ее отношение к тебе всегда было особенным. Во-вторых, ее стремления, в отличие от стремлений Блэйза, очень сильно соответствуют деянию той личности. В-третьих, ты сама была в шоке, когда узнала об отношении Максима к Наташе. А твой, так сказать, братец, на заурядных личностей не падок ну просто ни разу. Это пока всё, но это — очень немало. Короче, я считаю, что за Наташей нужно понаблюдать более чем пристально.

- Стас, помнишь, ты говорил, что для передачи такого знания, как состояние тотального влияния, у личности должен быть открыт прямой канал?

- Разумеется, помню.

- Потом ты сказал, что в ближайшем окружении прямой канал открыт только у тебя и у Максима.

- Верно.

- Стас, а можно как-то определить, кто трансформировал свое воплощение под открытие прямого канала, кроме Женечки и Генки?

- Очень хорошая идея, и я ее отработал еще до того, как мы с тобой начали говорить о состоянии тотального влияния. Кроме Жени и Гены, воплощение под открытие прямого канала трансформировано у Ихана. Больше ни у кого.

- Стас, так может быть, этой личности вовсе и нет рядом?

- Может быть и так. Но у меня очень стойкое ощущение, что есть. К тому же, учитывая феноменальные способности той личности скрывать все, что угодно, вполне возможно, что я просто не увидел в ком-то того, что искал. И это еще не всё. Ира, ты, вообще, знаешь, как именно происходит открытие прямого канала?

- Да. Мне Гена говорил. С помощью клинической смерти.

- А что он еще тебе по этому поводу говорил?

- Говорил, что это, на самом деле, не открыть прямой канал, поскольку во время клинической смерти он сам собой открывается у всех, а не дать ему закрыться в процессе возвращения к жизни, и что может это сделать лишь тот, у кого соответствующим образом трансформировано воплощение.

- Все верно, но не совсем. Видишь ли, если ты трансформируешь свое тело под открытие прямого канала, шанс выжить, пытаясь это осуществить, примерно процентов шестьдесят-семьдесят. Если же нет, но ты по каким-либо причинам решил это сделать, шанс выжить очень сильно приближается к нулю, но все же он есть. Опять же, учитывая феноменальные способности той личности, не исключаю, что она небезосновательно рассчитывает на этот шанс.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

…шанс выжить…
художник: Мей Эрард (Индонезия)

- Эх, надо все-таки показать Оксане рисунок комнаты.

- Надо. Но не сейчас.

- Понятно, что не сейчас.

- Ира, я имею в виду, что вообще не в ближайшее время. На следующий вторник я ей встречу с братом организовал. Оксана, правда, об этом еще не знает, разумеется. В общем, после этой встречи ей понадобится какое-то время прийти в себя.

- Когда планируешь ей сказать? — поинтересовалась Ира.

- Да прямо во вторник и скажу, чтобы сократить по максимуму количество времени на переживания.

- - -

Всю ночь в голове Иры кипели мириады мыслей. Кипели так, что Стас несколько раз будил ее, а утром с тревогой поинтересовался ее самочувствием.

- Все в порядке, — с улыбкой заверила его она. — Просто, видимо, какой-то отдел сознания разнообразия ради решил поработать в ночную смену.

- Это больше походило на затянувшуюся вечеринку, — усмехнулся Стас.

Приводя себя в порядок перед новым рабочим днем, Ира решила, что сегодня обязательно заглянет к Ихану, а вечером на море обратит особое внимание на Наташу. Однако, оказавшись в лоне джаза без угрозы заниматься какими-либо следственными экспериментами, Ира поняла, что вся прошлая неделя была подготовительным переливанием из пустого в порожнее, а сейчас она включилась. Включилась так, что не помнила, каким образом оказалась снова в домике с дыркой за обеденным столом, а к вечеру возненавидела Александра вместе с летом и Черным морем. На пляж она поволокла с собой ноутбук и терзала его, пока не закончилась зарядка. Дальше ее самоконтроля хватало лишь на то, чтобы с ноутбуком ходить к «дяде Тому», а на пляж брать стопку бумаги и карандаши.

Когда же неожиданно выяснилось, что уже вечер пятницы и Стас только вернулся с аэропорта после проводов Сергея с семьей, Ира взмолилась:

- Стас! Пожалуйста! Давай я завтра никуда не поеду! Мне еще никогда так не работалось, как сейчас! Я… — Ира была готова продолжать и продолжать, но Стас вдруг, не говоря ни слова, вышел из комнаты, оставив ее в тотальном недоумении.

Аз Фита Ижица. Художник: Ханс Дегнер (Дания). Абстрактное искусство

…вдруг…
художник: Ханс Дегнер (Дания)

Однако едва она задумалась над тем, что это было, как Стас вернулся с большим полиэтиленовым пакетом.

- Вот смотри, — сказал он, засовывая руку в пакет, — вот одна пачка бумаги, вот вторая, — говоря, он выкладывал содержимое пакета на стол, — вот карандаши, вот ластик, вот перочинный нож, а вот это — автомобильная зарядка для ноутбука. Еще вопросы есть?

Ира лишь растерянно хлопала глазами. Стас сложил все обратно в пакет и направился к двери.

- Все это будет в машине, — добавил он, остановившись на пороге. — Ноутбук возьмешь с собой, чтобы спокойно дожить до моего приезда. Хорошо?

- Ага… — в прострации ответила Ира.

Весь следующий день она работала, сидя в машине Стаса. Правда, с небольшими перерывами на купание в реке и на перекусы. Вечером Стас окинул ее сочувственным взглядом и предложил:

- Ира, по-моему, сегодня комфорт для тебя — настоятельная необходимость. Так что, давай-ка, как все нормальные люди, воспользуемся палаткой и матрасом или вообще дома переночуем.

- Нет… Пойдем в лес.

- Как скажешь.

- - -

Ира открыла глаза. Кусты и деревья вокруг проглядывали сквозь серовато-бирюзовые тона предрассветной дымки. Ира чувствовала себя бодрой и полностью выспавшейся, но боялась пошевелиться, чтобы не разбудить Стаса.

- Проснулась? — тихо прозвучал его голос за спиной.

- Да, — столь же тихо ответила Ира. — Я тебя все же разбудила?

- Нет. Я уже давно не сплю.

Они поднялись со своего ложа из хвороста, разбросали его составляющие первозданным хаосом и стали спускаться вниз к реке. Спускались не по тропе, а прямо сквозь девственный лес, а потому Ира сосредоточенно смотрела под ноги.

- Упсс… — Стас неожиданно остановился, тормозя Иру.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

Упсс…
художник: Хананта Нур (Индонезия)

Она перевела взгляд из-под ног вперед. Чуть ниже на небольшом практически ровном уступе склона красовалось сплетение из обнаженных тел крепко спящих Ихана и Тамары. Спали они настолько крепко, что явно не чувствовали предутренней прохлады. Правда, их тела мало того что были переплетены так, что не существовало ни единого шанса разобраться где чья рука и где чья нога, но к тому же еще и сжаты в комок. Стас жестом предложил Ире оставаться на месте, а сам спустился, стараясь передвигаться бесшумно, и укрыл Ихана и Тамару валявшейся вокруг одеждой. Оба тела почти тут же слегка вытянулись. Стас поправил импровизированное одеяло и вернулся к Ире. Они прошли немного вдоль склона, прежде чем снова начать спускаться.

- Я без понятия, что это было, — тихо ответил Стас на не прозвучавший вопрос, как только расстояние гарантировало, что его услышит только Ира. — На неделе у нас с Иханом состоялась очень содержательная беседа. Он полностью со мной согласился в части анализа и оценки ситуации, но остался при своем мнении относительно «что делать?». Так что, особенности утреннего пейзажа для меня не меньшая неожиданность, чем для тебя.

Разумеется, ни Стас, ни Ира не собирались предавать огласке то, на что наткнулись рано утром в лесу. Однако, как только Ихан и Тамара внедрились в ряды тех, кто припозднился с завтраком, Лидия Гавриловна, едва скользнув по ним взглядом, тут же собрала всю детвору, уделив особое внимание дочерям Ихана, и спешно увела куда-то на экскурсию. У всех же остальных, чей взгляд невзначай попадал на Ихана и Тамару, тут же возникали гениальные идеи, чем заняться где-нибудь подальше, в воплощение которых они воодушевленно втягивали всех, кто оказался рядом, но еще ничего не заметил. В итоге, Ихан и Тамара остались единственными обитателями резко опустевшего лагеря. Правда, если не считать Иру, которая с раннего утра сидела с ноутбуком в машине Стаса и, периодически выныривая в общепринятую реальность, ловила фрагменты развития событий.

Аз Фита Ижица. Долина горной рек. Фотограф: Элеонора Терновская

Долина горной рек
фотограф: Элеонора Терновская

События же развивались следующим образом. Ближе к середине дня в лагерь крадучись пробрались Женечка и Генка, осторожно собрали всё, что необходимо для приготовления еды в походных условиях, и столь же крадучись скрылись. Через некоторое время, снова крадучись появился Женечка, оставил на видном месте несколько шампуров с пожаренным шашлыком, пакет с овощами и миску с салатом. Затем мелкими перебежками пробрался к машине, где сидела Ира, и снабдил ее тем же ассортиментом. По мнению Иры, все эти предосторожности были ни к чему, потому что Ихан и Тамара вряд ли замечали, что творится вокруг. Ближе к вечеру появился Максим. В отличие от Женечки и Генки, он не крался, а наоборот двигался с повышенной помпезностью и с усиленными шумовыми эффектами. В общем, к моменту триумфального завершения его шествия рядом с Иханом и Тамарой, те, надо думать, успели вспомнить кто они и где они.

Оказавшись у цели своего путешествия, Максим принялся сокрушенно рассыпаться в извинениях, что, мол, так уж получилось, что Алла как-то не подумала, а он не успел вовремя вмешаться. В общем, Оля и Юля прямо-таки до невероятности замечательно разыгрались с Яной, и Алла, видя такое, совершенно не подумав, предложила им отправиться к ним в гости с ночевкой, с обещанием завтра отвести их к папе на работу, где они проводили свои каникулы. Почти тут же Алла вспомнила, насколько ревностно Ихан относится к своим дочерям, но было уже поздно, потому что девочки восприняли предложение прямо-таки с невероятным восторгом. Максим снова сокрушенно рассыпался в извинениях, и далее заверил, что окончательное решение, разумеется, остается за Иханом, но на его взгляд, это просто изуверская жестокость разрушать столь грандиозную детскую радость родительским запретом. Тем более что если подходить к сложившейся ситуации с объективной точки зрения, нет ничего страшного, если Оля и Юля один вечер проведут вне поля зрения бдительного отцовского ока Ихана.

Максим говорил с таким жаром и так убедительно, что в совершенно другой ситуации Ихан бы с ним согласился довольно легко, несмотря на свое действительно слишком ревностное отношение к дочерям. В данном же стечении обстоятельств он счел необходимым поканючить для верности, прежде чем выдавить из себя фальшиво-натянутое: «Ладно. Пусть едут».

С боем добыв согласие, Максим, по всей видимости, подал какой-то тайный знак, потому что буквально тут же со всех сторон к лагерю стали стекаться все остальные, и вскоре закипела суета сборов по домам. В этой суете, выбрав момент, когда вокруг Иры сновало побольше народу, Ихан подошел к ней:

- Ирина Борисовна, я должен Вас предупредить перед завтрашним днем, — сказал он почти мрачно. — Мне не удалось справиться с Вашим заданием.

- Ихан, какая разница! Разберемся! — облегченно воскликнула Ира, едва выяснив, что именно его волнует.

- Что за задание? — спросила Лу, как только Ихан удалился.

- Я просила Ихана подготовить Тамару к лояльному приятию говорящих животных, а заодно и существованию проходов.

Лу издали просканировала Тамару взглядом.

- Ира, — начала Лу со вздохом, — пусть Тамара остается с Геной, а Леша и Эрика просто отдыхают, либо Гена найдет им какое-нибудь занятие на втором этаже.

- Лу! Расслабься! Все будет хорошо! — уверенно заверила ее Ира, сама не зная, в чем она уверена.

- - -

Вернувшись домой после доставки Наташи и Леши с Эрикой, Стас застал Иру в гостиной за продолжением работы.

- Остались мелкие доделки, но мне нужно их закончить до завтрашнего дня, — не дожидаясь вопросов, заговорила Ира. — Если просижу всю ночь, я тебе обещаю, что завтра сразу после мозгового штурма отправлюсь домой и лягу спать.

- Уговорила, — нейтральным тоном ответил Стас и ушел в спальню.

- - -

Мозговой штурм объединенными силами четвертого и первого этажей проходил в яростном накале творческих страстей. Поскольку, согласно требованию Иры каждый выбрал фронт работы по своему собственному разумению и все две недели варился в собственном соку, результаты, на первый взгляд, совершенно не вязались один с другим. Но именно это рождало идеи, которые в жизни бы в голову никому не пришли при любых других условиях.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

…именно это рождало идеи…
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

С особым удовольствием Ира отметила, насколько творческой лихорадкой заразилась Лена, которая, как и Оксана, не принимала участия в варении в собственном соку, но по совершенно другим причинам, и сегодня поначалу была лишь только зрителем. Кроме того, Ира с удивлением обнаружила, что Наташа, оказывается, довольно неплохо рисует. По крайней мере, вполне достаточно для того чтобы наглядно объяснить свои соображения. Плюс к этому, в ее речи то и дело проскальзывали казахские слова, чем она то и дело веселила всех остальных, что очень быстро создало атмосферу полной непринужденности.

В четыре часа дня все дружно признали, что на разработку стратегии и тактики ни у кого не осталось сил. Ира предложила еще недельку просто повариться теперь уже, правда, в общем соку, а разработкой стратегии и тактики заняться в следующий понедельник. Предложение понравилось всем, но в особенности Оксане, которая из-за особого задания Иры оказалась за бортом происходящего и жаждала полноценно включиться.

Как только участники мозгового штурма начали расходиться, Ира окликнула Тамару и, попросив не беспокоить их, уединилась с ней в своем кабинете. Лу отчаянно кидала на Иру предостерегающие взгляды — впрочем, и Ихан тоже — но Ира проигнорировала их опасения.

- Тамара, — начала она, на всякий случай заперев дверь на ключ, — как ты знаешь, с сегодняшнего дня ты работаешь вместе с нами на четвертом этаже.

- Да, Ирина Борисовна. Я как раз собиралась сегодня ввести в курс дела Алексея и Эрику, но не ожидала, что здесь все окажется так серьезно.

- Не переживай, — успокоила ее Ира. — Леша и Эрика работали у нас прошлым летом, а перед началом их нынешней трудовой деятельности Станислав Андреевич посвятил их в состояние дел на данный момент. Так что, всё в порядке. Я позвала тебя сюда, чтобы поговорить вовсе не об этом. Дело в том, что в творческом отделе есть еще два сотрудника, о которых знают все обитатели четвертого этажа и кое-кто из обитателей первого и третьего. Они не будут принимать участие в работе над фирменным стилем, но в любом случае, тебе придется с ними сталкиваться, а потому всем будет удобнее, если ты будешь о них знать.

- Ирина Борисовна, извините, но я что-то не очень понимаю, о чем Вы.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

…о чем Вы
художник: Вольфганг Кале (Германия)

- Догадываюсь. Потерпи немного, постепенно тебе станет ясно, к чему такое странное предисловие. Так вот, основная деятельность этих сотрудников — работа над сайтом, но не сайтом компании «Стиль-Код». То есть, это — сайт, который не представляет нашу компанию, но является ее продуктом. Сейчас я хочу, чтобы ты с ним познакомилась.

- То есть, по ходу мне нужно будет заниматься еще и этим сайтом? — спросила Тамара.

- Если возникнет желание, то, пожалуйста, но сейчас я хочу, чтобы ты просто познакомилась с ним, — Ира включила компьютер и, пока он грузился, продолжила объяснения. — Формально, направление этого сайта — юмор. Тема — человеческая жизнь с точки зрения кошек и собак, — страничка сайта открылась, и Ира освободила Тамаре место перед монитором. — Садись. Смотри. Разумеется, во всех подробностях, если станет интересно, познакомишься с ним потом, но сейчас слишком спешить вовсе необязательно. В общем, глянь бегло и прочти пару материалов — они там недлинные.

Тамара хохотала до слез.

- Слушайте! Какой класс! — заключила она по результатам беглого знакомства. — Сейчас ссылку себе в почту скопирую — всем знакомым разошлю. Просто отпад!

- Так вот, — продолжила Ира, — помимо работы над сайтом, эти два сотрудника занимались разработкой ситуаций первых уровней для игры, которая две недели назад была признана полностью готовой.

- Так это все те прикольчики — их работа?! — удивленно-восторженно воскликнула Тамара. — Что ж это за тайные сотрудники такие?

- В том-то и дело, что они не совсем обычные, и далеко не все уверены, что я поступаю правильно, желая тебя с ними познакомить. Видишь ли, против самого знакомства никто не возражает, но есть мнение, что ты к нему не готова.

- В смысле? — у Тамары явно зрели подозрения, что это какой-то розыгрыш с непонятными целями.

- Если совсем честно, — продолжила Ира, — ты с ними, на самом деле, уже знакома, просто тебе никогда в голову не придет, что они и есть те самые тайные сотрудники. Тамара, предупреждаю, тебя ждет то, чего ты никак не можешь ожидать. Уверена, что готова к любым неожиданностям?

- Ирина Борисовна, заинтриговали, дальше некуда!

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

…заинтриговали, дальше некуда!
художник: Нина Расина (Россия)

- Не пытайся догадываться. Не догадаешься. Это действительно полная неожиданность, к тому же еще и шокирующая.

- Давайте будем считать, что готова.

- Хорошо. Тогда я сообщу им о нашем визите. Извини, я тебя потревожу, — Ира жестом показала, что ей нужно занять место у компьютера. — Видишь ли, по определенным причинам, о которых ты сама догадаешься во время знакомства, эти сотрудники не могут пользоваться телефоном, а потому сообщить о нашем визите я могу им только по электронной почте.

Ира написала небольшое сообщение. Примерно через полминуты пришел ответ.

- Все. Идем. Нас ждут. Точно готова к любым неожиданностям?

- Ирина Борисовна, убейте не представляю, какие могут быть неожиданности.

- Ты и не можешь представить, так что, просто будь готова.

- Ладно.

Взяв со стола две ручки и два листка бумаги, Ира отомкнула дверь. Они прошли по коридору и остановились у двери в кабинет Зива и Лоренца.

- Они здесь уже довольно давно работают, но им приходилось прятаться, когда ты к нам заходила. Именно тогда, когда они начали здесь работать, на входе к нам на этаж поставили дверь с домофоном, чтобы сюда не смог неожиданно забрести кто-то из случайных людей.

Тамара несколько раз хихикнула.

- Ирина Борисовна, воображение рисует просто жуткие картины.

- Выключи свое воображение. Обещаю, ничего жуткого за этой дверью нет. За этой дверью то, во что ты бы никогда не поверила, если бы тебе рассказали. Прежде чем мы войдем, я дам тебе одну подсказку по поводу того, кто там. Сайт, над которым работают эти наши сотрудники, посвящен взгляду на жизнь людей с точки зрения КОШЕК и СОБАК. Ну а теперь, заходи.

Ира резко распахнула дверь настежь. Тамара машинально сделала шаг вперед и замерла на месте, ошарашено уставившись на Лоренца и Зива, сосредоточенно взирающих в мониторы ноутбуков и клацающих по клавишам гротескно огромных клавиатур. Ира выждала немного, затем подтолкнула Тамару и повторила:

- Заходи.

Услышав Ирин голос, Зив и Лоренц оторвались от ноутбуков, подошли к Тамаре и поздоровались. Тем временем, Ира закрыла дверь.

- Тамара, — начала она, не будучи уверенной, что та в состоянии воспринимать, что ей говорят, — это — не цирковой фокус. Они действительно работают с ноутбуками над развитием уже знакомого тебе сайта. Мало того, они умеют разговаривать на человеческом языке, притом на любом. То есть, те, кто может их слышать, слышат их речь на своем родном языке. Ты вряд ли сможешь их слышать, но в том, что они полностью понимают человеческую речь и способны вразумительно отвечать, тебе придется убедиться. Лоренц, не сочти за труд, напечатай то, что я сейчас сказала. Ненужно все. Хватит одного предложения.

Лоренц тут же вернулся к своему ноутбуку и на мониторе довольно быстро появилось: «Лоренц, не сочти за труд, напечатай то, что я сейчас сказала». Зив тоже вернулся к ноутбуку, и на его мониторе появилось: «Хватит одного предложения».

Глаза Тамары сначала повернулись к одному монитору, затем к другому, но сама она оставалась неподвижной.

Аз Фита Ижица. Художник: Бланка Абахо Альда (Испания). Абстрактное искусство

…сама она оставалась неподвижной
художник: Бланка Абахо Альда (Испания)

- Чтобы у тебя не осталось никаких сомнений, что это — не цирковой фокус, — продолжила Ира, — мы сейчас сделаем немного по-другому. Зив, Лоренц, напишите что-нибудь. Будет здорово если на русском, на немецком и на английском.

Лоренц написал: «Тамара, мы прекрасно понимаем, в каком ты сейчас состоянии, и мы вовсе не прочь были бы прятаться от тебя и дальше, но у тебя есть очень неплохие идеи, которые ты не способна довести до ума только лишь потому, что не знаешь кое-чего».

Зив написал: «А вот мы знаем и очень хотим тебя научить. В дальнейшем мы будем просто говорить, а Ира или еще кто-нибудь, кто нас слышит, будут повторять тебе то, что мы говорим».

У Зива дела шли медленнее, чем у Лоренца, и тот, немного подумав, добавил: «Если хочешь, можешь писать нам на e-mail», — далее он указал адрес электронной почты.

Окончив письменные работы, Зив и Лоренц взяли в зубы листки и протянули их Тамаре. Ее руки дрожали. Дождавшись, когда Тамара прочтет оба послания, Зив заурчал:

- Сейчас Ира будет повторять за нами то, что мы тебе говорим.

Ира повторила, а Лоренц напечатал эту фразу.

- Мы знает о тебе довольно много, — продолжил Зив с синхронным «переводом» Иры. — Миша сделал так, чтобы в случае необходимости мы могли видеть и слышать всё, что происходит в общем кабинете.

Зив подошел к своему ноутбуку и включил общий кабинет. Там Миха, Оксана, Александр и Лу продолжали обсуждение наработок по фирменному стилю. Зив немного выждал и выключил.

- Необходимость возникает в тех случаях, — продолжил он, — когда идет обсуждение чего-то, что нас касается, но мы не можем принимать непосредственное участие, из-за того, что там присутствует кто-нибудь, кто о нас не знает. Именно так мы принимали участие в презентации готовой игры, и именно так мы участвовали в работе над новой игрой, когда приходила ты. Разумеется, наши соображения потом тебе передавали, но все же прямое общение гораздо более эффективно. Именно поэтому мы поставили перед Ирой задачу рассекретить нас для тебя.

Мы прекрасно понимаем, какой это шок, когда всю жизнь живешь с четким убеждением, что собаки и кошки — это твари бессловесные, чья жизнь подчинена рефлексам и инстинктам, и вдруг обнаруживаешь, что это — совершенно не так. Не переживай. Мы — уникальны в своем роде. Однако жизнь самых обычных кошек и собак, а так же и других животных, действительно совсем не то, что думают об этом люди. И в их жизни есть вещи, которые людям совершенно неведомы, но которые очень бы им не помешали.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

…есть вещи…
художник: Али Камал (Египет)

Что это? Мы слышали твое мнение о ситуациях первых уровней. Это — ситуации из нечеловеческой жизни. Знаешь, как они там появились? Миша очень хотел, чтобы первые уровни представляли собой ситуации, которые совершенно незнакомы людям и сожалел, что ну не может человек выдумать что-либо принципиально отличное от своей повседневной жизни. И тогда мы предложили свои услуги.

Кстати, Миша тоже нас не слышит, и ему приходится общаться с нами через посредников. Кроме Иры, нас слышат Лу и Саша. Оксана не слышит, но понимает без слов. Нас слышит кое-кто с третьего этажа. Это — Евгений Вениаминович, Станислав Андреевич и Владислав Валерьевич. Из обитателей первого этажа нас слышат Ихан и Максим. О том, что мы работаем здесь, кроме всех вышеперечисленных, знает еще Геннадий Васильевич, но он нас не слышит. Из тех, кто здесь не работает, нас слышит Яна — дочка Аллы и Миши; и Клим — сын Яны с первого этажа.

Разумеется, не нужно никому рассказывать о нас, но можешь совершенно не переживать, что проговоришься. Ты даже если очень захочешь, не сможешь никому о нас рассказать, потому что в момент, когда рядом с тобой будет находиться кто-то, кому бы ты хотела рассказать, ты всегда будешь забывать об этом. И еще. Тамара, мы — не единственная шокирующая новость, которая ждет тебя здесь в ближайшее время. Надеюсь, что после нас, то станет для тебя уже не таким шокирующим.

- А что еще? — произнесла свои первые слова Тамара.

- Тамара, — улыбнулась Ира, — давай ты сначала свыкнешься с говорящими, читающими, пишущими и печатающими кошками и собаками, а потом пойдем дальше.

- Да… наверное…

- С завтрашнего дня Зив и Лоренц перестанут прятаться от тебя, и, думаю, довольно быстро ты привыкнешь к их компании.

- Да мы и сегодня уже не прячемся, вообще-то, — язвительно заметил Лоренц.

Ира хихикнула. Тамара посмотрела на нее вопросительно. Ира повторила для нее слова Лоренца и добавила:

- В таком случае, идемте все вместе выпьем кофе и покурим.

Предложение было встречено с повышенным энтузиазмом. По дороге Ира, Тамара, Зив и Лоренц захватили с собой из общего кабинета Лу, Оксану, Александра и Мишу. Александр тут же принялся описывать свои яркие впечатления от момента, когда Зив и Лоренц с ним впервые заговорили. Потом Миха вспомнил, что чувствовал, когда ему Ирина Борисовна предложила поделиться своими идеями с кошкой и собакой. Затем Тамара вопросительно посмотрела на хранивших молчание Лу и Оксану.

- Я не слышу их, — пожала плечами Оксана, — а так, как я их понимаю, я понимала животных с раннего детства, так что для меня, когда я познакомилась с Зивом и Лоренцем, не произошло ничего принципиально нового.

- Оксана, неужто все животные горят желанием создать собственные сайты? — с усмешкой спросил Александр.

- Нет, конечно, — спокойно ответила Оксана. — Но если ты считаешь, что интеллект следует оценивать по наличию или отсутствию желания создать сайт, то ты глубоко заблуждаешься.

- Оксана, а о чем думают обычные животные? — поинтересовался Александр гораздо более серьезно.

- Уж поверь, не только о том, чем бы набить свой желудок. Много о чем.

- Ну а если конкретнее?

- Очень сложно передать. У животных превалирует абстрактное мышление, которое гораздо богаче человеческого. Большинство категорий, которыми они оперируют, совершенно неизвестны человеку.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

Очень сложно передать
художник: Кушлани Джаясинха (США)

- Оксана, насколько я знаю, считается, что у животных вообще нет абстрактного мышления.

- Много чего считается. Саша, подумай сам, а как оценивают мышление? По словам и действиям. У животных мы можем наблюдать только действия. Понаблюдай за действиями ученого в быту и на этой основе сделай выводы о его мышлении.

Александр расхохотался.

- Ты чего? — спросила Оксана.

- Да на прошлой неделе наблюдали тут с Ириной Борисовной действия двух ученых.

- И что?

- Уверена, что хочешь, чтобы это было предано огласке? Тебя, между прочим, касается!

- Да ладно! Давай! Тут все свои.

Александр красочно описал, подкрепляя выразительной жестикуляцией, как Оксана и Сергей Леонидович собирали дрова. Когда смех, в конце концов, стих, Ира сказала:

- Так, до дополнительных рабочих часов еще есть время, а у меня есть еще вопрос к Тамаре, так что, мы пошли, — она увлекла за собой Тамару и снова заперлась с ней в личном кабинете. — Тамара, извини за любопытство и за то, что лезу в твою личную жизнь, но… Короче, как у тебя с Иханом.

- А Вы откуда знаете? — взволнованно удивилась Тамара.

- Ну-у-у-у! О том, чтобы всем все сразу стало ясно, вы с Иханом сами позаботились! — усмехнулась Ира. — Неужели не заметила, как все врассыпную кинулись кто куда, как только вы утром появились?

- Серьезно? — жалобно спросила Тамара и смущенно опустила глаза, для верности прикрыв их еще и рукой. — Мама родная…

- Расслабься! Все врассыпную кинулись, чтобы не мешать вам своим присутствием. Думаешь, Алла просто так Олю и Юлю к себе забрала?

- Ирина Борисовна, неужели так заметно было?

- Если честно, я бы, в ноутбук уткнувшись, вряд ли бы что заметила, но… В общем, мы со Станиславом Андреевичем рано утром на вас случайно в лесу набрели.

- Так это вы нас укрыли?

- Станислав Андреевич. Тамара, я бы честное слово ни в коем случае не стала бы лезть в твою личную жизнь и, как и все, сделала бы вид, что ничего не заметила, но… Сложно объяснить, почему меня это так сильно интересует… Видишь ли, я с самого начала в курсе особого отношения Ихана к тебе.

- Я тоже, — усмехнулась Тамара.

- Правда? — удивилась Ира.

- Истинная! Мне не составляло труда это заметить. Вы же видели меня «до»? Полная гарантия от поклонников без серьезных чувств и непреодолимое препятствие для взращивания подобных чувств из, скажем, дружеских или деловых отношений. Так что, не имея в своем опыте ни аналогов, ни подобий, особое отношение Ихана я тут же, что называется, всей кожей почувствовала, притом с обостренной интенсивностью. Ну а «после» получила богатые возможности ощутить разницу по сравнению с, так сказать, заменителями идентичными натуральному.

- Тамара, особое отношение Ихана к тебе я заметила в ресторане после мастер-класса. Тогда Ихан объяснил мне, что он не хочет получить твою благосклонность как творец твоего преображения. Знаешь, говорят, что любят не «за…», а «несмотря на…». Так вот, он не хотел «за…», он хотел «несмотря на…». Я поняла его тогда, а вот когда всевозможных «несмотря на…» появилось в достаточном количестве, а он продолжал вести себя с тобой все так же, я его понимать перестала. Он дал одно объяснение, затем другое. Вполне убедительные! И я с ним, в общем-то, соглашалась. И вот теперь не могу понять, что же с ним произошло-то, в конце концов?

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Ципулин (Россия). Абстрактное искусство

…что же с ним произошло…
художник: Евгений Ципулин (Россия)

- С ним? — усмехнулась Тамара. — Ничего! Это просто мне надоело любоваться непонятно чем, замаскированным под почтительность, тактичность и деликатность. Сомневаюсь, что это — нерешительность. Ихан — более чем решительный человек. Короче, я не знаю, что это, но мне это надоело, и я воспользовалась первым же удобным моментом, который подвернулся.

- В смысле?

- Ирина Борисовна, меня те, кто там наверху, до безобразия обделили внешностью, но зато на определенного рода потребности прямо-таки совершенно не поскупились. Слепые мне ни разу в жизни не попадались, а всем, у кого со зрением все в порядке, само собой, никогда в голову не приходило использовать меня по прямому половому назначению. Так что, мне пришлось учиться проявлять инициативу. Притом делать это очень жестко и однозначно. На самом деле, не так все было и сложно. Определенная доза алкоголя и как можно быстрее выключить свет. Но дело не в технике как таковой. Дело в том, что я действительно очень хорошо умею проявлять инициативу в рамках обсуждаемого вопроса. И с Иханом я бы проявила ее уже давно. Но не на работе же! И не в присутствии же его дочерей!

Раздался стук в дверь, затем ее дернули, и следом послышался голос Александра:

- Ирина Борисовна!

- Я!

- Дополнительное рабочее время пошло. Так что, на выход.

- Сейчас идем!

- - -

Аз Фита Ижица. Пляж (Сочи). Фотограф: Элеонора Терновская

Пляж
фотограф: Элеонора Терновская

На пляже к Ире подошла Лу.

- Ира, как тебе это удалось? Да, Тамара в шоке, конечно, но если не считать этого, она восприняла все вполне адекватно. Разумеется, я говорю не об адекватности обычного человека. Ира, как тебе это удалось?

- Ну я же высшая! — улыбнулась Ира.

- Вообще-то, да… — глубокомысленно вымолвила Лу.

Ира рассмеялась.

- Ты чего? — Лу в недоумении уставилась на нее.

- Да я просто использовала твое любимое объяснение того, что объяснению не поддается. Лу, на самом деле, я понятия не имею. Я просто знала, что у меня получится.

- - -

На сон грядущий Стас поинтересовался подробностями мозгового штурма. Выслушав Ирин восторженный отчет, он сделал заключение:

- В общем, с завтрашнего дня ты, вероятнее всего, снова окажешься вне зоны доступа.

- Очень может быть! — усмехнулась Ира.

- В таком случае, давай решим сейчас, когда переезжаем.

- Стас, если честно, твоя идея полностью перебраться в мой дом меня прямо-таки вдохновила, так что, я готова хоть прямо сейчас. Но…

- Что?

- Ты хочешь сразу переселить сюда Лешу и Эрику?

- Разумеется.

- Стас, без знания о проходах им будет гораздо проблематичнее добираться на работу отсюда, чем оттуда, где они живут сейчас.

- Это я прекрасно понимаю! — Стас загадочно улыбался.

- То есть, ты считаешь, что они готовы к знакомству с проходами? — скептически спросила Ира.

- Уже! В смысле, они УЖЕ знакомы с проходами.

- Что?! — Ира ошарашено смотрела на Стаса.

- Ира, ввиду твоего нахождения вне зоны доступа, субботу и воскресенье я провел с ними. В общем, я показал им проходы.

- Стас… серьезно? — взгляд Иры излучал неверие с недоверием.

- Серьезно, — усмехнулся Стас. — И знаешь, их реакция меня очень удивила.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

…их реакция меня очень удивила
художник: Оливер Лавдей (США)

Стас выдержал торжественную паузу. Ира чувствовала, как дрожит от любопытства.

- Как только я провел их сквозь щель в домик с дыркой, Леша, забыв о моем присутствии, тут же с жаром обратился к Эрике: «Теперь убедилась, что я прав?». Его дальнейшая пламенная речь, к сожалению, осталась за рамками моего понимания во всех подробностях, но то, что с помощью прохода он аргументировал какие-то свои научные подозрения, догадаться было несложно. Одним словом, Леша и Эрика полностью готовы начать обживать свое семейное гнездышко. Так что, давай придумаем, когда лучше заняться их поселением здесь. Видишь ли, Гена и Лу пока не в курсе, что я сделал и что собираюсь сделать. Так что, перед воплощением идеи в жизнь, нужно будет устроить что-то вроде официального приема в эту честь.

Ира ненадолго задумалась.

- Давай прямо завтра вечером, — предложила она.

- Давай, — согласился Стас. — Единственное, как только Леша и Эрика сюда переселятся, первое время тебе придется водить их через проход за ручку.

- Это понятно. Кстати, в связи с этим у меня есть предложение. Давай организуем учебную группу из Леши, Эрики, Гены и Тамары, и как только Оксана придет в себя после встречи с братом, пусть при поддержке Зива и Лоренца учит их самостоятельно ходить через проходы, связанные с дверью.

- Очень хорошая идея! Думаю, Лу тебе особую благодарность вынесет за Гену.

- Даже не сомневаюсь в этом, — усмехнулась Ира.

- - -

Едва утром обитатели четвертого этажа заняли свои рабочие места в общем кабинете, у Александра завопил телефон.

- Да, Станислав Андреевич. ….. Не вопрос. Сейчас спущусь.

Александр ушел, а минут через пять позвонил Ире и сказал, что сегодня его не будет, как минимум, до обеда, а может, и дольше.

- Хорошо, — ответила Ира и огласила полученную информацию всем остальным.

Через некоторое время телефон завопил у Оксаны.

- Да, Станислав Андреевич, — ответила она на звонок и почти тут же вышла.

Примерно минуты через две, Оксана заглянула в общий кабинет и, стараясь придать своему голосу твердость, окликнула Иру:

- Ирина Борисовна, можно Вас на минутку?

- Да, конечно, — ответила Ира и вышла.

Оксана закрыла дверь общего кабинета и отвела Иру в сторону от него.

- Ирина Борисовна, мне позвонил Станислав Андреевич и сказал, что прямо сейчас нужно идти… — Оксана замешкалась, — ну, в общем, Вы, думаю, догадываетесь, куда… точнее, к кому… Ирина Борисовна! Пожалуйста! Пойдемте со мной! Я боюсь.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

Я боюсь
художник: Кушлани Джаясинха (США)

Оксана смотрела на нее таким умоляющим и перепуганным взглядом, что Ира не сумела отказать. Они тут же вместе спустились на третий этаж и постучались в дверь к Стасу.

- Одну минутку! — послышалось из-за двери, и вскоре Стас вышел к ним. — О! А Ирина Борисовна что тут делает?

- Станислав Андреевич! Я боюсь! — взмолилась Оксана.

- Ладно. Как знаешь, — со вздохом согласился Стас. — Раз так, сейчас обе по домам и переоденьтесь. Там всего пятнадцать градусов сегодня. Короче, Ира, сначала к Оксане, а потом идите к тебе. Я буду ждать вас там.

Когда Ира с уже переодетой Оксаной поднялась из цоколя в гостиную своего дома, Стас уже сидел на диване. Ира оставила ему Оксану, а сама быстро взбежала по лестнице на второй этаж и спешно переоделась.

- Я готова! — сообщила она, спускаясь обратно.

Через проход они вышли из какого-то магазинчика и зашли в кафе через дорогу. Усаживаясь за столик, Ира поежилась:

- Что-то мне казалось, что пятнадцать градусов — это несколько теплее, — прокомментировала она свою реакцию.

Стас сделал заказ на четырех человек и, пообещав вскоре вернуться, вышел. Ира и Оксана ждали его молча. Минут через пять дверь открылась. Стас пропустил вперед невысокого — правда, невысокого по сравнению с ним — улыбающегося молодого человека. Его черты лица были почти точной копией черт лица Оксаны. У Иры даже возникло легкое недоумение: почему они сразу не заподозрили друг друга в близком родстве.

- О! Оксанка! Привет! — радостно воскликнула молодой человек, едва завидев их.

Оксана от волнения лишь кивнула, глядя на него во все глаза. В этот же момент официантка принесла заказ. После недолгой суеты по распределению чашек с чаем и пирожных, молодой человек снова с улыбкой посмотрел на Оксану.

- Ты какая-то совсем чудная стала! — захихикал он. — На улице бы встретил, не узнал бы! Ишь как судьба-то, а! Сеструха родная!

- Ты только сейчас узнал? — с трудом выговаривая слова, спросила Оксана.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

Ты только сейчас узнал?
художник: Вольфганг Кале (Германия)

- Не! Я ж тогда, когда эта, фотки-то глядели, да ты вскочила, я-то подумал, мож съела чего не то, затошнило, значит. Я ж сразу-то не понял, что входная-то дверь хлопнула. Ну, значит, сижу, жду, а тебя ж это нету и нету. Я ж тут заволновался, мож думаю, чего серьезное. Ну пошел эта в туалете посмотрел, потом в ванной — нету нигде! Я ж к двери входной, а она открыта. Я ж эта на улицу, да там уж и след простыл. Ну я звонить эта начал, а телефон не отвечат вообще! Ну, думаю, мож обидел чем. Ладно, думаю, отойдет — сама объявится.

Утром, значит, проснулся, снова звоню — снова телефон не отвечат. Хотел в милицию идти, да тут маманькины подруги с работы пришли, потом папанькины друганы, в общем, не до того было.

С понедельника, значит на работу. Всю неделю тишина. Мне уже совсем не по себе стало. В общем, на выходные эта в Миасс поехал тебя искать. Пришел, значит, по адресу, что ты мне как-то говорила, а там тебя знать никто не знат. Ну, думаю, влип ты парень! Наверное, аферистка какая-нибудь. Пасла-пасла, а как в квартиру попала, да поняла, что брать-то особо нечего, ну и деру дала. Ну в общем, на этом все и закончилось.

А потом… Много времени прошло! Мож год, а мож даже и два… Короче, сижу как-то на работе эта, и тут тёть Фая с проходной приходит и говорит, значит, что меня, мол, бабушка моя на проходной ждет. Я эта думаю, какая бабушка? У меня отродясь никаких бабушек не было. Ну, думаю, ладно. Пошел, в общем. А там значит, тетка. Старая, правда, но такая, вся из себя представительная — прямо директорша. И говорит, значит, что она, мол, маманька моей маманьки. Что, мол, когда-то давно они разругались шибко и с тех пор не общались больше. А тут она, значит, от кого-то узнала, что разбилась дочка-то ее вместе с мужем-то, ну а сын — внук ее — то есть я, конечно, значит остался. Ребенок, мол, в их неладах невиноват, ну вот она и решила меня найти. Тогда у нее времени было мало, и она мне просто оставила свой номер и адрес в Златоусте, и сказала в гости на выходные приехать. Ну я и поехал.

Встретили меня очень хорошо. Накормили, напоили. Все про маманьку расспрашивали и вообще, как жили мы все это время. А потом спрашивают, значит, знаю ли я, что у меня старшая сеструха есть. Не, говорю, не знаю. Первый раз, говорю, слышу. Ну они альбом с фотками принесли и давай показывать. Я маманьку-то свою, конечно, сразу признал. К тому же у нас несколько фоток таких же было. Малую-то тебя, Оксанка, конечно, не узнал, но когда стали фотки показывать, где ты уже большая, батюшки, думаю, Оксанка моя! Во, думаю, чего она сбежала! Маманьку нашу на фотке увидела и догадалась, что сеструха она мне родная! Я им-то говорить не стал, что знаю тебе, что мы с тобой эта встречались, значит. Только, значит, адрес попросил. Они дали, конечно. Но я потом подумал, раз сама не сказала и убежала, мож чего не так. В общем, не поехал. Вот значит.

- Оксана, — обратился к ней Стас, — мы с Ириной Борисовной вас оставим…

- Станислав Андреевич! — спешно перебила Оксана. — Время уже! На самолет опоздаем!

- Да, вообще-то, — усмехнулся Стас, для верности глянув на часы мобильника.

Оксана поспешно встала, с приклеенной улыбкой пожелала своему брату всего хорошего, обещая связаться с ним при первой возможности, и быстро направилась к двери. Стас и Ира шли следом. Молодой человек ничуть не расстроился, вытащил из кармана небольшой полиэтиленовый пакет и стал складывать в него нетронутые пирожные.

- Я договорился с Максимом, чтобы он прикрыл ваше отсутствие, — начал Стас, как только они вышли на улицу, — так что, как обратно переоденетесь, сначала к нему загляните.

- Хорошо, — ответила Ира.

Она глянула на Оксану. Та смотрела на мир широко открытыми, но определенно ничего не видящими глазами.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

…смотрела на мир…
художник: Евгений Заремба (Россия)

- - -

После уточнения всех деталей официальной версии с Максимом, Оксана отправилась на четвертый этаж, а Ира свернула с лестницы на третьем. Она постучалась в кабинет Стаса и открыла дверь:

- О! А где Аристарх? — первым делом сорвалось с ее уст.

- Уже третью неделю на занятия к Вере Дмитриевне ходит, — гордо заявила Алина.

- И как его успехи? — с улыбкой поинтересовалась Ира.

- Вера Дмитриевна уверяет, что ошеломительные.

- Здорово! — порадовалась Ира и повернулась к Стасу. — Станислав Андреевич, можно Вас на минутку?

- Да, конечно, — ответил Стас и вышел вместе с Ирой. — Чего хотела? — спросил он, закрыв дверь в кабинет.

- Стас, что-то у меня впечатлений больше, чем ожидалось. Давай не будет сегодня устраивать официальную встречу.

- Как скажешь.

- Может, вечером пойдем ко мне и подумаем, что нужно сделать, чтобы переселиться?

- Очень хорошая идея.

Глава 144. Источник личных правил