Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 9

Удивительный и ошеломительный

(главы 137-149)


Глава 140
Соответствие внутренним стремлениям

Когда Ира вернулась в квартиру, Оксана как раз закончила ликвидацию последствий их посиделок.

- Саша и Станислав Андреевич ждут нас с чаем на ковре, — сказала она, закрывая воду.

Они молча переоделись и еще раз окинули придирчивым взглядом результаты своих трудов.

- Идем? — спросила Ира.

- Да, — с легким вздохом ответила Оксана. — Ирина Борисовна, — продолжила она по пути к лифту, — я чувствую, что сложившаяся ситуация предполагает, чтобы я рассказала Саше о своем брате.

- Оксана, не делай этого сейчас. Причина, из-за которой тебе сразу никто не рассказал о том, что произошло между мною и Сашей, та же самая, что и та, из-за которой ты хранишь втайне от Саши свою историю. Однако, во-первых, я рассказала тебе все это только потому, что возникла очень веская причина это сделать. У тебя же такой причины в данный момент нет. А во-вторых — и это самое главное — ты прекрасно знаешь, что разница между этими двумя ситуациями очень и очень большая. То, что произошло между мною и Сашей, на самом деле, не затрагивает ваши с Сашей отношения так, как принято расценивать подобные ситуации. Твоя же история… — Ира сделала небольшую паузу. — В общем, ты лучше меня знаешь, какое влияния на тебя до сих пор оказывают те твои отношения. Оксана, Саше не нужно сейчас знать об этом. Оксана, я не знаю как, но я уверена, что Станислав Андреевич сумеет помочь тебе развязать все те узлы. И вот тогда, когда твое прошлое перестанет влиять на тебе, когда твое прошлое перестанет быть для тебя настоящим и станет действительно прошлым, вот тогда и расскажешь Саше.

- Спасибо, Ирина Борисовна, — облегченно вздохнула Оксана и улыбнулась.

- Да пока не за что! — усмехнулась Ира.

- Ну как это не за что? Вы только что снабдили меня великолепным оправданием, почему я в очередной раз не сделаю того, что обязана была сделать сразу, как поняла, что Саша меня действительно любит. А может, даже и раньше.

- Оксана, знаешь, я всегда особо ценила искренность в любых отношениях. А потом как-то раз обнаружила, что мои лучшие друзья, которым я всегда безоговорочно доверяла, постоянно разыгрывают меня и вовсе не в качестве невинных шуток. Я была в шоке. В очень неприятном шоке. А затем пришло понимание, что все эти розыгрыши были единственным способом помочь мне. Оксана, разница между правдой и ложью существует только во времени. Вне времени есть энергетические факторы, которые работают с разной степенью эффективности и в разном направлении.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

…энергетические факторы…
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Мои лучшие друзья всегда выбирали те, которые наиболее эффективно могли действовать в нужном направлении, не заботясь о том, что именно избранные ими энергетические факторы представляли собой во времени: правду или ложь. Понимаешь, о чем я?

- Думаю, что да.

- Твои отношения с братом, которые до сих пор терзают тебя, это — бомба, которую нужно обезвредить, а не пихать в руки человеку, который, несмотря ни на что, значит для тебя больше всего на свете.

- Я понимаю, но…

- Оксана, — перебила Ира, — если бы Саша мог обезвредить эту бомбу, он бы уже давно это сделал. То есть, его отношение к тебе уже давно превратило бы ту историю в формальный сказочно-сериальный поворот судьбы, вызывающий не больше эмоций, чем подобная ситуация в сказке или в сериале.

- Я поняла, — кивнула Оксана.

Они подошли к двери в квартиру. Оксана достала ключ и отомкнула ее. На полу лежал огромный медный поднос с четырьмя источающими пар чайниками, четырьмя чашками и несколькими тарелками с бутербродами и пирожными. Вокруг подноса первозданным хаосом валялось несметное количество подушек. Александр и Стас стояли у окна. По всей видимости, скрежет ключа оборвал их разговор на полуслове. Едва Оксана с Ирой вошли, Александр устремился им навстречу.

- Оксана, — от волнения голос Александра звучал с каменным оттенком, — можешь думать обо мне все, что хочешь, но я не собираюсь просить прощенья.

- В таком случае… в качестве компенсации… очень прошу тебя, пожалуйста, избавь меня от необходимости выдумывать, как мне реагировать! — Оксана начала, запинаясь и заикаясь, но окончание фразы вырвалось из нее отчаянным криком души.

Александр на мгновение замер с приоткрытым ртом, а потом расхохотался и в порыве прижал Оксану к себе:

- Воистину чудо природы! — с остатками смеха воскликнул он.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

Воистину чудо природы!
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

- Так, девчонки, — сказал Стас, отходя от окна, — выглядите просто обворожительно, но только с учетом того, что обе замученные насмерть. А потому, давайте-ка, сразу говорите, что нужно, чтобы уже ничего не мешало вам полноценно расслабиться.

- Стас, — начала Ира, — нужно сделать так, чтобы Оксана, Леша, Эрика, Сергей и Володя проводили вместе как можно больше времени. Желательно с утра до ночи. И еще нужно, чтобы с ними постоянно были Зив и Лоренц. И еще желательно, чтобы Надя со Светой, по возможности, отдыхали отдельно от них.

- Не вопрос, — ответил Стас. — Надя со Светой — великие специалистки по пляжу, в то время как Серега с Володей в больших дозах переносят его с трудом. Так… Оксана, машину водишь?

- Да.

- Саша, дай листок бумаги.

Александр, который все еще не пришел в себя окончательно, на автопилоте принес то, что просили. Стас достал ручку и начал писать.

- Оксана, дай свой паспорт и права, — попросил он по ходу.

Оксане тоже адекватное осознание окружающей обстановки давалась пока с трудом, и она передала затребованные Стасом документы тоже на автопилоте.

Стас закончил писать, вытащил из борсетки техпаспорт, страховку и ключи от машины и протянул Оксане вместе с исписанным листком бумаги и ее документами.

- Держи, — сказал он. — Я сегодня машину оставлю здесь, так что с завтрашнего дня она в полном твоем распоряжении.

- Че-го?! — включился в действительность Александр.

- Чего-чего! — усмехнулся Стас. — Пока Надя со Светой будут отвисать на пляже, Оксана с Лешей, Эрикой, Сергеем Леонидовичем и Володей, а так же с Зивом и Лоренцем где-нибудь по горам покатаются. В машину как раз четко вмещаются. Зив и Лоренц, думаю, не обидятся, что им в багажнике придется сидеть.

- Так! Подождите! — Александр выглядел очень встревоженным. — Оксана, ты когда последний раз за рулем сидела?

- Как в Сочи переехала, не сидела, а до этого — с восемнадцати лет практически постоянно.

- Саша, не переживай, — спокойно сказал Стас. — Завтра вместе с Оксаной до аэропорта за Лешей и Эрикой прокатишься. Пока до Адлера доедет, вспомнит, как это делается. Ну и ты заодно успокоишься.

- Станислав Андреевич, Вы так во мне уверены? — удивленно спросила Оксана.

- В тебе — нет, — с улыбкой ответил Стас. — Я в машине уверен.

- Она что, у Вас, заколдованная? — усмехнулась Оксана.

- Что-то типа того. Короче, в субботу куда-нибудь все вместе съездим. В смысле, мы все, Зив, Лоренц и Леша с Эрикой. Чтобы не гонять две машины, вы все, включая Зива и Лоренца, поедете с Оксаной, а я — типа на такси. То есть, я через проход доберусь, естественно, гораздо раньше вас, и подготовлю все для плодотворного отдыха, в процессе которого обсудим программу на предстоящие две недели. Годится? — Стас вопросительно посмотрел на Иру.

- Думаю, что да.

- В таком случае, закрываем все деловые вопросы. Отдыхайте, девчонки!

Ира в точности исполнила отданную команду и в считанные минуты расслабилась настолько, что окружающее пространство виделось как сквозь сон.

Аз Фита Ижица. Художник: Сецуко Номото (Япония). Абстрактное искусство

…как сквозь сон
художник: Сецуко Номото (Япония)

Оксана, по всей видимости, находилась примерно в таком же состоянии, потому что, как и Ира, тоже лишь не спеша пила чай, ела то бутерброды, то пирожные, но тоже не произносила ни слова. Зато Александр со Стасом о чем-то довольно оживленно беседовали. О чем именно, Ира не улавливала, воспринимая звучание их голосов просто звуковым фоном.

- …Нет, Станислав Андреевич, — звуковой фон разнообразия ради решил обрести смысл. — Я просто очень хорошо это помню, потому что как раз шел саммит Большой Восьмерки, и…

Что Александр говорил дальше, Иру совершенно не волновало. Слово «саммит» аж взорвалось в сознании. Ира вскочила и кинулась в ванную к зеркалу. Что сделало с ней ее отражение, Ира понять не успела, потому что следом зашел Стас:

- Ира, что случилось? — с легким волнением спросил он.

- Ничего… Я в порядке, — ответила она и улыбнулась.

- Ты уверена? — Стас внимательно разглядывал ее.

- Да, — кивнула Ира.

- Идем-ка домой, — заключил Стас. — По-моему, ты устала гораздо сильнее, чем мне показалось поначалу.

- Идем, — согласилась Ира.

Оксана и Александр собирались проводить их до щели прохода, но, спускаясь по лестнице, Александр вспомнил, что у них закончилось что-то из продуктов первой необходимости. Время было на грани закрытия магазинов, а потому, выйдя со двора, они попрощались и направились в другую сторону.

- Стас, давай прогуляемся, — предложила Ира.

- Давай, — согласился Стас.

Они вышли на набережную реки Сочи и какое-то время брели молча в сторону моря.

- Стас, — заговорила Ира, когда они, пройдя сквозь арку под Ривьерским мостом, очутились в Комсомольском сквере, — я хочу попросить тебя кое о чем.

Аз Фита Ижица. Комсомольский парк (Сочи). Фотограф: Элеонора Терновская

Комсомольский парк
фотограф: Элеонора Терновская

- Проси.

- Стас, помоги Оксане.

- Давно мечтаю! Просто, я с ней не в тех отношениях, чтобы лезть в душу, а по движениям энергий не могу в точности понять, что с ней.

- Сейчас расскажу, — сказала Ира и стала пересказывать все, что сегодня узнала об Оксане. — Ну что? Сможешь помочь? — спросила Ира в завершении своего повествования.

- Легко. Правда, моя идея вряд ли понравится Оксане, но тут уж ничего не поделаешь — ей придется пройти через это. К тому же, сомневаюсь, что все это будет так уж страшно на практике.

- А что именно?

- Ничего сверхъестественного. Ей просто нужно встретиться со своим братом — только и всего!

- Ты считаешь, этого будет достаточно?

- Более чем. Ира, если ты думаешь, что за весь свой опыт человеческих жизней я ни разу не влюблялся, ты глубоко заблуждаешься. Проходили! И не только мимо.

- И в этой жизни тоже?

- Само собой. Мало того, ты знакома с объектом моей самой сильной влюбленности в этой жизни.

- И кто же это?

- Надя, разумеется.

- Надя?! — Ира подняла удивленный взгляд на Стаса и усмехнулась.

- Что такое? — Стас смотрел на нее с улыбкой.

- Видишь ли, мир действительно тесный. Надя и Наташа — подруги детства. В то лето, когда я занималась поющим домом и разрабатывала линию мебели по мотивам изысков первобытных племен, Надя с Сергеем и детьми отдыхали в Сочи и заехали к Наташе в гости, а Наташа по-соседски пригласила меня составить им компанию в посиделках. Насколько я поняла, они на тот момент были в Сочи не более одного-двух дней. У них что-то не получалось с роумингом, и поэтому пришлось купить карту местного оператора. С нее Надя звонила тебе сообщить, что они нормально долетели, и с детьми все в порядке. До этого Гена мне немного рассказывал о тебе, и я догадалась, что это и есть та твоя семья, о которой он говорил. Я предложила им на следующий день съездить куда-нибудь на дикий пляж за мидиями и рапанами. Мы поехали. Ну и пока Сергей со Светой и Володей ныряли в море, Надя рассказала мне о твоих с ней взаимоотношениях. Стас, что-то, мягко говоря, не очень похоже на влюбленность.

- Ира, я прекрасно знаю, как это все работает, а потому приложил все силы, чтобы у Нади не возникло ко мне никаких ответных чувств, и чтобы она понятия не имела о том, что я к ней испытывал. Сергей тоже об этом не знает. Единственный человек, кроме меня, который знал об этом, это Надин отец. Когда мы с ним бродили по тайге, я объяснил ему, что мне очень небезразлична его дочь. Что именно поэтому она — мать моих детей. Что я приложу все силы, чтобы она ни в чем никогда не нуждалась и была счастлива. Проблема лишь в том, что со мной она счастлива не будет, а потому я приложил все силы, дабы не вызывать у нее никаких приятных эмоций в отношении себя, и чтобы рядом с ней был человек, способный воплотить в жизнь идеалы тихой, мирной и комфортной семейной жизни.

Ира, в состав человеческого воплощения входит энергия, которая работает практически точно так же, как то, что Максим называет сила «ИКС». Это — втягивающая сила Вселенной.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

Втягивающая сила Вселенной
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Это то, что люди чаще всего называют сексуальной энергией. То есть, если между людьми…

Обрати особое внимание: я говорю между ЛЮДЬМИ, а не между ЛИЧНОСТЯМИ.

Так вот, если между людьми разных полов есть особое соответствие, возникает возможность коснуться друг друга этой энергией. Правда, в данном случае, называть это возможностью неверно. В данном случае, это не является возможностью. В данном случае, это — неизбежность. То есть, если у личностей есть выбор: касаться или не касаться друг друга силой «ИКС», то у людей такого выбора нет. То есть, если такое соответствие возникло, прикосновение друг к другу втягивающей энергией Вселенной неизбежно. Это и есть влюбленность.

У личностей есть выбор касаться или не касаться друг друга силой «ИКС». Кроме того, есть выбор коснуться, образно говоря, на мгновение или на вечность. И плюс ко всему, есть выбор поддерживать или не поддерживать необходимое для этого соответствие. Весь этот набор выборов есть, потому что сила «ИКС» и все с ней связанное целиком и полностью принадлежит внутреннему миру.

У людей такого выбора нет, потому что и человеческое тело, и втягивающая сила Вселенной не являются элементами внутреннего мира. Нужное соответствие обуславливается физиологическими и энергетическими процессами в человеческом организме. Все эти процессы, разумеется, энергетические. Физиологическими я называю те, которые изучаются человеческими науками, а энергетическими те, которые относят к мистике. Тем не менее, это тоже процессы, связанные с физическим человеческим телом.

Все эти процессы не находятся под непосредственным контролем человеческой воли. Само собой, в ходе этих процессов в человеческом теле происходят постоянные изменения, а потому соответствие, необходимое для касания втягивающей силой, как правило, длится очень недолго. Хотя вполне может продолжаться в течение многих лет и даже всю жизнь.

Если две личности касаются друг друга силой «ИКС», воплотившись людьми в один временной период, они, чаще всего, находят друг друга и касаются втягивающей силой тоже. Как правило, такое касание длится всю жизнь. Но это именно «как правило» и именно «чаще всего», но не в каждом случае. Все зависит от задач, которые личности ставят перед собой, воплощаясь людьми.

Так вот, энергетическое соответствие человеческих организмов и касание друг друга втягивающей силой, то есть влюбленность, это — идеальные условия для очень благоприятного зачатия. Недаром существует выражение «дитя любви». В чем эта благоприятность? Если таким образом обретает воплощение уже существующая личность, она за счет этого получает неограниченные возможности в трансформации своего воплощения по своему желанию. Если же таким образом возникает новая личность, в ее состав собираются энергии, способные гармонично слиться воедино. То есть, образовать личность с изначально гарантированной степенью устойчивости.

- Стас, подожди.

- Что такое?

- Ихан говорил, что его дочери — это его эксперимент. Он говорил, что в них собраны энергии, изначально неспособные к гармоничному единению.

- Ира, помнишь разговор с Иханом в пансионате, когда мы делали вид, что уговариваем его у нас работать, а он делал вид, что упирается? Помнишь, я попросил его показать фотографию жены?

- Помню, конечно.

- Ихан умеет искусно управлять не только своим внешним поведением, а потому, я лишь смутно почувствовал, что что-то тут не так. Потому и попросил показать фотографию жены. Ихан сразу понял, почему я прошу об этом. Собственно, дать смутно почувствовать, что что-то тут не так, тоже было его решением. Так вот, как только я глянул на его жену, сразу стало понятно, что он никогда не был в нее влюблен. Его брак был в полном смысле слова браком по расчету. Единственное, не по экономическому расчету, а по энергетическому. Короче, у Ихана свои причуды, и я, честно говоря, их не совсем понимаю, а точнее, совсем не понимаю.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

…у Ихана свои причуды…
художник: Оливер Лавдей (США)

Так вот, с помощью Нади я дал возможность очень благоприятного воплощения здесь двум своим, скажем так, приятелям. Им обоим до уровня великий еще далековато, и это — их первый опыт во Вселенной. Само собой, я имею в виду Володю и Свету.

- Стас, подожди, если даже ты был влюблен в Надю, она-то не была в тебя влюблена.

- В общем-то, верно. Я как раз и собирался перейти именно к этому. Безответная любовь — не такая уж и редкость. Дело в том, что и в этом случае существует необходимое соответствие и происходит взаимное касание. Просто, бывает, что у одного из участников сего процесса по каким-нибудь причинам происходит блокировка сигнала. То есть, сигнал о соответствии и касании не поступает в сознание, точно так же как в сознание не поступают сигналы о работе внутренних органов, если всё в норме. То есть, сознание ни сном ни духом, но внутренние органы работают; сознание ни сном ни духом, то есть, нет даже намеков на состояние влюбленности, но нужное для благоприятного зачатия соответствие есть. Причины такой блокировки могут быть очень разными. В данном случае, я сам намеренно поставил Наде эту блокировку.

С Оксаной произошло примерно то же самое, только, разумеется, само по себе и в другую сторону. Так тоже бывает нередко. В особенности, в случаях вынужденного разрыва отношений в совокупности с сильными эмоциональными переживаниями по этому поводу. Историй о таких разрывах и любви всю жизнь масса. Это — нечто подобное фантомным болям. В смысле, когда у человека годами продолжает болеть ампутированная конечность. Немало рассказано историй не только о таких разрывах, но и о воссоединениях через годы. Так вот, если истории о разрывах и не угасании чувств в большинстве случаев правдивы, то почти все рассказы о счастливом воссоединении через годы — это попытка выдать желаемое за действительное. Бывает, конечно, но лишь у личностей, коснувшихся друг друга силой «ИКС». Во всех же остальных случаях, новая встреча через годы — лучший способ излечиться от влюбленности.

Так вот, я сам использовал этот способ в случае с Надей. Ира, я прекрасно знаю, как это все работает. Но знать, как это все работает, и иметь с этим дело на практике — очень разные вещи. С Надей это было именно то, что называют любовью с первого взгляда. И даже еще до него. Как у тебя с твоим мужем. Я сначала почувствовал ее, а уже потом увидел. Разумеется, я умею ставить блокировку себе, но мне нужно было помочь тем, кто сейчас Володя и Света. Видишь ли, если по каким-нибудь причинам происходит блокировка сигнала сразу у обоих, нужное соответствие исчезает. Ну а ставить блокировку себе и не ставить ее Наде… Короче, таких вещей я себе никогда не позволял и не позволю.

- Стас, если я правильно понимаю, Женя себе такие вещи позволяет?

- Ира, мне не нравится очень многое из того, что позволяет себе Женя. В то же самое время, ему не нравится очень многое из того, что позволяю себе я. На моем месте, Женя рядом с Надей являл бы собой образец нежности, чуткости, ласки и заботы, и она была бы влюблена в него до безумия со всеми вытекающими последствиями, в то время как он оставался бы совершенно спокоен. На некоторое время Женя превратил бы ее жизнь в истинную волшебную сказку, но обошлось бы ей это очень дорого. Ира, ты была влюблена. Ты знаешь, чего это стоит. Если мне приходится связываться с влюбленностью, я предпочитаю сам платить по счетам. По рассказам Нади, ты, скорее всего, знаешь, как я с ней обращался. Вот этого вот себе никогда не позволит Женя. Я же очень тщательно позаботился о том, чтобы единственной положительной эмоцией, которую Надя когда-либо испытывала в отношении меня, стало облегчение в моменты, когда я избавлял ее от своего присутствия.

Ну а я… Помнишь свою историю с Раулем? Помнишь, что с тобой тогда творилось? Вот примерно то же самое, но не три месяца, а несколько лет. Притом часть из них относится ко времени после рождения Светы.

- Стас, но ведь ты великолепно умеешь управлять собой.

- Умею. Именно благодаря этому я, в конце концов, вылез из этой истории. Видишь ли, управление собой — это не фокус-покус. И мало того, это даже не управление собой. Человеческое тело, мысли, чувства, эмоции — это то, что тебе принадлежит и существует по своим собственным законам. Мало того, для управления всем этим ты можешь пользоваться не вслепую только сознанием, которое тоже всего лишь тебе принадлежит и существует по собственным законам.

Аз Фита Ижица. Художник: Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

управление собой — не фокус-покус
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

Я прекрасно знал, что со мной происходит, и что нужно со всем этим делать. Как только родилась Света, необходимость в использовании состояния влюбленности отпала, и я попытался блокировать его.

Видишь ли, если ставишь блокировку сразу, здесь не возникает никаких сложностей, а вот если ныряешь во влюбленность с головой, то… В общем, в этом случае, лучше спокойно дождаться, когда соответствие исчезнет само собой, потому что очень велика вероятность поставить блокировку не туда. То есть, не блокировать свое сознание от влюбленности, а заблокировать влюбленность в сознании, то есть, то, что произошло с Оксаной.

Я прекрасно знал об этом риске, но пошел на него, потому что просто устал. Если честно, меня еще ни разу не накрывало так надолго. С одной стороны, я был рад, что мне удалось помочь и Володе, и Свете, но с другой стороны, меня все это основательно вымотало. Короче, я хотел покончить с этим, как можно скорее, но получилось то, что получилось, а не то, что я собирался сделать.

В итоге, у меня остался только один выход. Я перестал видеться с Надей, естественно продолжая общаться с детьми и Сергеем. А затем, года через три, я встретился с ней вновь. Ощущение, будто просыпаешься с вопросом «Что это было?». Я не однажды ввязывался в эти игры — само собой, не в пределах одной жизни — и не однажды пользовался этим приемом, и каждый раз, даже зная, что будет, все равно испытываешь легкий шок: резко возникает ощущение, что никакой влюбленности никогда не существовало. Умом помнишь, что было, но… в общем, будто не с тобой.

Аз Фита Ижица. Художник: Лилия Лазарске (Литва). Абстрактное искусство

…будто не с тобой
художник: Лилия Лазарске (Литва)

Конечно же, когда люди годами рисуют в своем воображении фантастические картины продолжения любви, такая встреча, как правило, оборачивается для них мучительным разочарованием, крушением надежд. По понятным причинам сомневаюсь, что такой исход ждет Оксану, но без шока, конечно, вряд ли обойдется.

- Стас, я тут невольно проговорилась.

- О чем?

- Видишь ли, Надя не хочет, чтобы ты знал, что в Сочи живет ее подруга детства. Я имею в виду Наташу, конечно. Я не знаю, почему Надя этого не хочет, но когда они приехали зимой, она, первым делом, предупредила меня об этом.

Стас усмехнулся.

- А я все понять не мог, чего это она так перепугалась, когда тебя увидела. Не обращай внимания. Это у них семейный бзик потомственных конспираторов. Если мы с Сергеем говорим о чем-то, что каким-то образом касается Нади, из его уст обязательно звучит: «Только ей не говори, что ты знаешь». У Сереги — свои заботы, и он просто не в состоянии упомнить всего, чего, по мнению Нади, я не должен знать. Так что, у меня тоже уже давно выработалась привычка при Наде делать вид, будто я вообще ничего не знаю о ее житие-бытие. В общем, не переживай. Не выдам.

- Стас, я понимаю, что в каждой семье есть свои бзики, но все же, по-моему, это — слишком.

- Ира, ты просто не была на Надином месте. Во-первых, ее растили люди, которые на собственном опыте знали, что такое слежка, обыск, допрос. Знали, как случайно брошенное слово доводит до расстрела. Во-вторых, я действительно был влюблен в нее очень сильно и столь же сильно не хотел, чтобы она знала о моих чувствах к ней. При этом я не мог их никак не выражать. Я заботился о ней, но так, чтобы это выглядело холодной вежливостью хорошо воспитанного человека, и прилагал все силы, чтобы она ни в коем случае не восприняла это как-то иначе. Как прилагал силы? Со связями моего отца раздобыть кучу сведений о ней и ее семье не составляло никакого труда. В общем, в определенные моменты небольшими порциями я ставил ее в известность о своей осведомленности. Знаю, что это очень жестоко манипулировать человеком в зоне страха. Но я собирался быть влюбленным в нее ровно столько, сколько понадобится для достижения моих целей, которые, как ты понимаешь, были довольно далеки от понятного Наде намерения создать семью. В такой ситуации позволить Наде влюбиться в меня, было бы еще более жестоко.

- Стас, но ведь, как я понимаю, с тех пор прошло немало времени.

- Верно. Но…

Вдруг совсем рядом на уровне головы раздался щелчок. Вздрогнув от неожиданности, Ира резко повернула голову на звук. Перед ее глазами в полутьме аллеи оказалась рука Стаса. Он щелкнул пальцами еще раз и усмехнулся.

- Запомни свою реакцию. Потом как-нибудь, когда я действительно не буду этого ожидать, проделай со мной то же самое и посмотри на мою реакцию.

- Это ты к чему сейчас?

- К тому, о чем мы с тобой го…

Ира щелкнула пальцами на уровне головы Стаса, оборвав его на полуслове, и застыла с приоткрытым ртом. Щелчок еще не успел отзвучать, как Стас резко пригнулся, отвернувшись от источника звука и прикрыв голову рукой.

- Что это было? — спросила Ира.

- С твоей стороны — черное коварство, смешанное с потрясающей догадливостью, что именно сейчас я буду ожидать этого меньше всего. Ну а с моей стороны — выработанная реакция на звук, напоминающий выстрел. Ира, последний раз в меня стреляли двадцать лет назад, но реакция, как видишь, действует до сих пор. То же самое происходит и с Надей.

- Да уж… — задумчиво проговорила Ира.

- Идем домой, — предложил Стас, кивнув на колышущуюся посреди газона щель прохода.

- Идем, — согласилась Ира.

Дом исполнял собственную интерпретацию «Танца блаженных духов» из «Орфея и Эвредики» Глюка.

К.В. Глюк — «Танец блаженных духов» из оперы «Орфей и Эвредиа»

- В тему, — усмехнулась Ира.

- Он всегда в тему, — с улыбкой подтвердил Стас. — Черешни хочешь?

- А что, есть? — вопросом на вопрос ответила Ира и ее глаза засияли предвкушением.

- Идем! — усмехнулся Стас и, продолжая держать Иру за руку, повел вверх по лестнице и далее в сторону кухни.

Там он открыл холодильник и достал огромный пакет с черешней едва не рвущийся по швам от степени наполненности.

- Ты хочешь, чтобы я лопнула? — весело поинтересовалась Ира.

- Я разве сказал, что ты должна все это съесть в один присест?

- Ты думаешь, что у меня хватит силы воли остановиться?

Стас вздохнул с улыбкой, смерил Иру оценивающим взглядом, отсыпал в дуршлаг примерно четверть содержимого пакета и принялся мыть.

- Понимаю, что эта доза тоже великовата, но не переживай, я тебе помогу, — сообщил он, пересыпав черешню в большую миску и направляясь в гостиную.

- Стас, — начала Ира, едва усевшись в кресло, — я все равно не могу понять, почему ты вел себя с Надей так, что она до сих пор в ужасе шарахается от тебя.

- Ну! Насчет «шарахается в ужасе» ты сильно преувеличиваешь.

- Не спорю, но…

- Ира, — перебил Стас, — на мой взгляд, я объяснил тебе причину особенностей своих отношений с Надей более чем подробно.

- Да… Но… Стас, ты сегодня предложил мне вспомнить историю с Раулем. Так вот, в этой истории есть один весьма занимательный эпизод. Мне действительно было очень несладко, и я при каждой возможности бегала плакаться в жилетку — точнее, в шкуру — Зиву и Лоренцу. Так вот, однажды в состоянии полувменяемости я решила плюнуть на то, что непонятно почему сдерживало меня, но едва я начала воплощать свое решение в жизнь, как меня объял панический ужас, и я в полном смысле слова сбежала. Само собой, побег закончился в компании Зива и Лоренца. Они сделали предположение, что столь сильный страх должен излечить меня от страсти. И действительно, прислушавшись к себе, я обнаружила, что вроде как стала абсолютно спокойна в отношении Рауля. Наваждение длилось примерно до середины следующего дня. Так вот, когда я поняла, что ничего не изменилось, и Рауль так и продолжает вызывать у меня все те же самые чувства и эмоции, знаешь, что со мной произошло? Я обрадовалась! Да, все это было мучительно, но с другой стороны… Короче, Стас, неужели ты считаешь, что если бы ты воспользовался своими чувствами к Наде так, как такими чувствами принято пользоваться, и позволил бы ей сделать то же самое, ей бы от этого было только хуже?

- Ира, именно так я и считаю, — Стас ненадолго задумался. — Ира, я разговаривал с матушкой Гены незадолго до ее смерти. Разумеется, мы и до этого с ней общались, но в тот раз она почему-то стала изливать мне душу. Так вот, для того чтобы обеспечить Гене необходимые для него условия внутриутробного развития и рождения, Женя провел с его матерью чуть больше двух часов. Ни до этого, ни после она его больше никогда не видела, но всю свою жизнь она жила вот этими вот двумя часами.

Аз Фита Ижица. Художник: Дэррил Ф. Джонс Джонс (США). Абстрактное искусство

…вот этими вот двумя часами
художник: Дэррил Ф. Джонс Джонс (США)

- Стас, а что в этом плохого? Насколько я знаю по рассказам Гены, жизнь его матери в целом — это нечто серое, тусклое и безрадостное. Что плохого в том, что Женя подарил ей такой яркий момент, который она лелеяла в своей памяти до конца своих дней? Даже если эти воспоминания, в определенном смысле, были для нее мучительными.

- Ира, я не слишком хорошо знаю подробности жизни Гениной матери, но уверен, что, во-первых, ее жизнь, на самом деле, была не такой уж серой, тусклой и безрадостной, а во-вторых, тот момент, на самом деле, был не до такой степени ярким, как может показаться. При этом она действительно прожила серую, тусклую и безрадостную жизнь с единственным ярким моментом. А знаешь почему? Потому что этот момент не позволил ей заметить тех радостей, которые были в ее жизни. Повторяю, я не знаком с большинством подробностей ее жизни, но я очень хорошо знаю, что она не заметила, какой потрясающий у нее сын. Она не заметила его любви к себе и заботы даже на самом заметном для человека материальном уровне.

Едва обустроившись в Коста-Рике, Гена тут же забрал свою мать туда. Однако буквально через месяц он вынужден был вернуть ее в Россию. Его мать не приняла Лу и превратила их жизнь в ад. В России Гена купил ей дом и нанял полный комплект прислуги, полностью избавляющий ее от всех бытовых забот. В итоге, она устроила ему допрос с целью выяснить, откуда у него столько денег, и с угрозами заявить на него в соответствующие органы. Чтобы ее успокоить, Гена продал дом, купил матери небольшую квартиру и сам стал выкраивать время, чтобы помочь по хозяйству. Ира, ты немного знакома с графиком Гены и можешь себе представить, чего ему стоило сбегать для нее в магазин или починить текущий кран, даже с учетом проходов. Правда, продолжалось это все недолго, потому что, в конце концов, она обвинила его в краже своей пенсии, при этом ни разу не заметив, что приносимая им из магазина сдача, как минимум, раза в два превышает ту сумму, которую она ему выдала. В общем, она его выгнала со словами: «Чтобы духу твоего тут больше не было!».

Гена пришел ко мне в шоке и с вопросом «Что делать?». Ну что, по старым связям моего отца нашли женщину, имеющую соответствующий опыт работы в соответствующих органах. Она внедрилась к Гениной матери в качестве приятельницы и все последние годы ее жизни обеспечивала той комфорт и благополучие.

- Стас, все, что ты рассказываешь, это описание старческого маразма. Сомневаюсь, что особенности его проявления — это следствие того, что сделал Женя.

- Мне тоже никогда не приходило в голову связать это вплоть до того, как она разоткровенничалась со мной. Генины мать и отчим — оба выходцы из глухой провинции. Познакомились они, когда учились в Москве. Она — в институте культуры, а он — в строительном. Оба мечтали в Москве остаться, но тогда такие мечты осуществлялись с очень большим трудом. Однако Генин отчим хорошо зарекомендовал себя во время учебы, и ему пообещали помочь устроиться в Москве, если он отработает лет пять на севере. Он согласился, женился на Гениной матери и они уехали. Пять лет превратились в десять, а обещание так и оставалось обещанием. В итоге, он решил взять судьбу в свои руки, поехал в Москву, нашел работу, обеспечивающую его с женой жильем и пропиской, и они переехали.

Согласись, превратиться в простого сантехника в домоуправлении после главного инженера крупной строительной организации — это очень серьезное испытание. Разумеется, он рассматривал такое резкое понижение социального статуса лишь стартом и не сомневался, что довольно быстро восстановит свои позиции. Конечно же, у них была масса сложностей — и внутрисемейных тоже — но вполне обычных с учетом ситуации. И тут появился Женя.

Мать Гены ничего не говорила по этому поводу прямо, но у меня создалось впечатление, что на тот момент супружеская измена не была для нее чем-то принципиально новым. Тем не менее, Женя произвел на нее особое впечатление. Впрочем, кто бы сомневался!

По ее словам, для нее мир перевернулся, и жизнь другими красками засияла и уже больше никогда не была прежней. То, что больше уже не была прежней — это точно. Только вот никакими красками она не засияла. Мать Гены, после встречи с Женей, полностью потеряла интерес к жизни.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

…не засияла
художник: Евгений Заремба (Россия)

Я ее очень хорошо помню с самого раннего детства. Заторможенное, амебоподобное бесформенное создание, едва следящее за собой даже на уровне элементарной гигиены. При этом во дворе рассказывали, что когда она только приехала, то была жизнерадостная хохотушка, которая постоянно устраивала какие-нибудь детские мероприятия на базе библиотеки. Говорят, она очень любила с детьми заниматься. А вот Гену — ее сына — мой отец учил, как рубашку в брюки заправлять и в носу не ковырять.

Такие изменение в ней во дворе объясняли тем, что муж пьет, но отчим Гены пить по черному начал, когда мне уже лет шесть было, а вот мать его жизнерадостной хохотушкой, устраивающей в библиотеке праздники для детей, я не помню.

- Стас, подожди. Гена говорил, что его отчим…

- Спокон веку пил? — перебил Стас. — Просто, до того как он пить начал, Гена его практически и не видел, потому что он каждую свободную минуту отдавал тому, чтобы наладить жизнь. Он пить начал, только тогда, когда окончательно сдался.

Отчим Гены попал в ситуацию замкнутого круга, которые в те времена создавались мастерски. Когда он только приехал в Москву, все выглядело ясным и понятным: пять лет служебная квартира, временная прописка и работа сантехником. Через пять лет — собственная квартира, постоянная прописка и работай, где хочешь, с учетом образования и опыта. Через пять лет выяснилось, что квартиру дать не могут, потому что их просто нет, и нужно встать на очередь. На очередь же ставят только людей с постоянной пропиской. Постоянную прописку сделать невозможно, потому что квартира служебная. Чтобы продолжать в ней жить, нужно работать сантехником.

Отчим Гены вовсе не возражал совмещать обязанности сантехника с работой, соответствующей его образованию и опыту, и чтобы не терять инженерный стаж совмещал с самого начала, но… В общем, по совместительству он за копейки работал инженером-консультантом в какой-то строительной конторе в области. На аналогичную должность в Москве с временной пропиской попросту не брали. Его обязанности напоминали то, что сейчас называют работой на удаленном доступе. То есть, ездил он в свою контору один-два раза в неделю, но при этом работой был загружен сверх всякой меры. В течение многих лет он работал круглыми сутками, спя урывками между выполнением плановых обязанностей сантехника, экстренными вызовами и инженерными расчетами, а потому еще задолго до того, как начал пить, нередко выглядел как пьяный.

Мои родители получили квартиру в том доме за несколько месяцев до моего рождения. Едва познакомившись с отчимом Гены, мой отец попытался ему помочь, но тогда он еще не имел особого веса, и все, что ему удалось сделать, это поставить их на очередь на квартиру, которая постоянно продвигалась не вперед, а назад, потому что то и дело вперед них ставили тех, у кого прописка постоянная. В общем, на втором десятке лет такой жизни без намека на просвет отчим Гены просто выдохся. Окончательно он сломался, когда напортачил что-то в каких-то расчетах, и по его вине на стройплощадке произошел несчастный случай, в результате которого двое рабочих оказались в больнице с тяжелыми переломами.

- Стас, а Гена это все знает?

- И да, и нет.

- Это как?

- Знает, потому что мой отец не раз рассказывал ему все это в воспитательных целях. Правда, с другой подачей и другими акцентами, конечно же. А не знает, потому что, сравнивая рассказы с действительностью, которую он на тот момент видел, относился он к этим рассказам точно так же как и к беседам о преимуществах социалистического образа жизни, которые мой отец очень любил вести с нами.

- Стас, можно очень личный вопрос?

- Конечно, можно.

- Стас, мне Игорь Александрович говорил, что твой отец застрелился. Почему?

- Самоубийство — это официальная версия, на которой настоял отец перед смертью, — Стас тяжело вздохнул. — Я был в Тюмени. Мне позвонил друг отца и сообщил, что отец в тяжелом состоянии. Звучание его голоса не оставляло сомнений, что тяжелое состояние продлится очень недолго. Естественно, мне было плевать на то, кто что как воспримет и как поймет. Через ближайший проход я вышел прямо к отцу и оказался в больничной палате. Вокруг суетились врачи. Судя по всему, отца только что сюда привезли. В общем, всем было не до того, каким образом я здесь оказался. Отец постоянно повторял как в бреду: «Я покончил с собой». Я растолкал всех и подошел к нему. Отец был в сознании и сразу узнал меня. Он сказал: «Мне не поможешь. Я покончил с собой. Спаси мальчика. Я знаю, ты можешь. Я покончил с собой». Затем он еще несколько раз повторил «Я покончил с собой» и умер.

Его пытались вернуть к жизни, но безуспешно. Честно говоря, я знал, что это бесполезно. Если бы существовал малейший шанс сохранить отцу жизнь, я бы сам его вытащил обратно на Этот Свет. Но… В общем, когда я его увидел, я так и не смог понять, какими фантастическими силами он умудрялся держаться за самый краешек этой жизни ради того, чтобы сказать мне то, что он сказал. Как только отец убедился, что я его понял, он, что называется, вздохнул с облегчением и отпустил тот самый краешек этой жизни, за который умудрялся держаться вопреки всему. Разумеется, в тот момент я не имел ни малейшего представления, о чем он говорит. В тот момент его последние слова просто очень четко и ясно запечатлелись в моем сознании.

Аз Фита Ижица. Художник: Альфио Зарбано (Италия). Абстрактное искусство

…четко и ясно запечатлелись…
художник: Альфио Зарбано (Италия)

Когда попытки вернуть отца к жизни, в конце концов, признали бесполезными и прекратили, ко мне подошел врач. Ты его знаешь. Это был Петр Иванович, который оказался в деревне у своей матушки, когда тебе зашивали рану и делали переливание крови, и приехал, когда ты уже пришла в сознание.

- Стас, я тогда лежала на том самом месте, где умер твой отец?

- Да. Как догадалась?

- Не знаю… Мне, просто, ни с того ни с сего пришло это в голову. Что было дальше?

- Дальше… — Стас на секунду задумался, возвращаясь мыслями к своему рассказу. — Петр Иванович спросил меня, кем я прихожусь его пациенту, которого он не смог спасти. Я ответил, что я — его сын. Петр Иванович замялся в нерешительности. Я показал ему свой паспорт, дабы подтвердить свои слова. Удостоверившись, что я именно тот, за кого себя выдаю, Петр Иванович сказал, что, несмотря на настоятельные заверения моего отца, огнестрельное ранение, которое стало причиной его смерти, однозначно свидетельствует о том, что это не было попыткой самоубийства. Я ответил ему, что на данный момент не знаю ничего о том, что случилось, и что значат предсмертные слова моего отца, но, желание умирающего — это закон, а потому ему придется составить заключение о смерти так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в том, что это было именно самоубийство. Петр Иванович уставился на меня в недоумении и сказал:

«Неужели Вы не понимаете, что Вашего отца застрелили? Неужели Вам не хочется выяснить, кто и почему это сделал? Неужели Вам не хочется правосудия и возмездия?».

Я ответил ему:

«Я прекрасно понимаю, что моего отца застрелили, и я обязательно выясню, кто и почему это сделал. Просто, для этого мне не нужна ничья помощь. Я не знаю, что буду делать, когда все выясню. Единственное, что я знаю — и Вы знаете это не хуже меня — отец более чем однозначно выразил свое желание, чтобы официальной версией его смерти было признано самоубийство. Как и Вы, я не знаю, почему он настаивал на этом, но раз уж настаивал, не сомневаюсь, что у него имелись на то причины».

Петр Иванович задумался, а потом предложил:

«Давайте сделаем так. Я могу немного потянуть время с окончательным заключением о смерти. Не знаю, хватит ли Вам этого времени, чтобы выяснить все, но… Короче, это — хоть что-то, чтобы хоть немного оправиться от шока и подумать».

Я поблагодарил его и спросил, каким образом мой отец попал в больницу. Петр Иванович ответил, что человек, который привез его сюда, вряд ли собирался покидать здание, пока не узнает что-либо конкретное о состоянии моего отца, а потому, скорее всего, сейчас должен находиться в приемном отделении. Я спустился туда. Там сидел тот самый друг моего отца, который звонил мне. Разумеется, он был в шоке, увидев меня, и первым делом спросил, как я мог оказаться здесь столь быстро.

«Неважно», — ответил я ему, сообщил, что отец умер, повторил его предсмертные слова и спросил, что это может значить. По его реакции сразу стало понятно, что он великолепно осведомлен о том, что произошло, но добиться от него вразумительного ответа оказалось очень нелегко.

В общем, дело было так. Мой отец вместе со своими друзьями поехал отдыхать туда, где сейчас расположен пансионат «Лесной». Я выкупил эту землю несколькими годами позже и построил его. Тогда же, это были закрытые охотничьи угодья с небольшой базой отдыха, которая в советские времена функционировала в качестве места проведения активного досуга работников высших партийных структур. В начале девяностых все это, само собой, находилось в некотором запустении, но по старой памяти мой отец и его друзья периодически продолжали ездить туда на охоту. В этот раз один из друзей отца взял с собой своего пятнадцатилетнего внука. Во время охоты тот испугался выстрела, резко повернулся, непроизвольно нажав курок, и попал в моего отца.

Выслушав объяснения, я потребовал отвезти меня к этому мальчику. Друг отца побелел и завопил:

«Стас, пойми, он — всего лишь ребенок!».

Я повторил свое требование и добавил:

«Мой отец перед смертью попросил спасти мальчика. Как Вы думаете, что я собираюсь делать?».

Его взгляд оставался перепуганным, но он сказал: «Поехали».

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

…взгляд оставался перепуганны…
художник: Вольфганг Кале (Германия)

На базе отдыха мы оказались довольно быстро. В холле одного из охотничьих домиков двое из компании взяли на себя персонал и пытались объяснить, что произошло, ничего не объясняя. Что-что, а это бывшие партийные работники умели делать великолепно, независимо от состояния, в котором находились. Мы не стали там задерживаться и сразу поднялись на второй этаж.

Все остальные собрались в одной из комнат. Мальчик бился в истерике, а они пытались напоить его валерьянкой. Когда я зашел, все, кроме него, застыли в ужасе. Дед мальчика пытался закрыть его собой от меня. Глядя ему в глаза, я сказал:

«Мой отец скончался. Он покончил жизнь самоубийством. Перед смертью он попросил меня помочь Вашему внуку. Именно этим я и собираюсь заняться сейчас. А потому, пожалуйста, оставьте меня с ним наедине и ознакомьтесь с официальной версией того, что произошло, а затем изложите ее персоналу».

Официальную версию мы сочинили пока ехали. Именно процесс ее сочинения окончательно убедил друга моего отца, что я действительно не собираюсь устраивать самосуд над ребенком. В общем, он помог мне выставить всех за дверь, потому что на мою вежливую просьбу никто никак не отреагировал.

Мальчик был в ужасном состоянии. Я довольно долго возился с ним, пока он не заснул относительно спокойно. Ну а затем забота о нем растянулась на годы. Именно ради него я несколько лет совмещал свою обычную деятельность с преподаванием в МГИМО. Он учился на одном курсе с Сашей. Правда, не на юридическом, а на экономическом.

Сейчас он работает то в одной, то в другой из высших структур власти. В данное время, если не ошибаюсь, в администрации президента. По понятным причинам, мы не поддерживаем тесного дружеского общения, но периодически он обращается ко мне, если нужна материальная поддержка для внедрения своего человека в какую-нибудь региональную думу или администрацию или еще что-нибудь в том же духе. Я тоже периодически обращаюсь к нему, если возникают вопросы, так или иначе входящие в круг его возможностей. Именно к нему я собираюсь обратиться сейчас, чтобы разыскать брата Оксаны. Естественно, сам он заниматься этим не будет, но без лишних вопросов поставит эту задачу в качестве первоочередной перед теми, кто способен ее решить.

- Стас, а это не слишком, озадачивать работника администрации президента такими вопросами?

- Нет. Не слишком, — улыбнулся Стас. — Наши сугубо личные отношения позволяют мне озадачивать его любыми вопросами.

- Хотя да… — задумчиво согласилась Ира. — Он тебе очень многим…

- Ира, — перебил Стас, — он мне ничем не обязан. Тем, что я прикрыл его, не дал сойти с ума и поставил на ноги, он обязан моему отцу. Я это объяснил ему сразу же, как только он стал в состоянии что-то понимать. Ира, честно, я не представляю себе, как бы отреагировал на ситуацию и что бы сделал, если бы не услышал от отца то, что он сказал перед смертью.

То, что ты знаешь о моих взаимоотношениях с отцом по рассказам, вряд ли создает у тебя верное впечатление о том, чем были эти взаимоотношения на самом деле. Да, со времен моего раннего детства у нас с ним было очень много разногласий и очень много конфликтов, которые не иссякли, когда я стал взрослым. Однако чисто по-человечески я всегда знал, что при любом стечении обстоятельств отец сделает все ради меня. Я изо всех сил старался не пользоваться этим, потому что, несмотря на все разногласия и конфликты, всегда был готов на все ради отца. Ира, несмотря ни на что, мы с ним всегда были очень близкими людьми, которые очень многое значат друг для друга. Я знаю, в это практически невозможно поверить, имея представление об особенностях нашего с ним общения, но это — так.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

…несмотря ни на что…
художник: Нина Расина (Россия)

Ну а если говорить о не человеческом уровне… Именно этот уровень взаимоотношений определял особенности нашего с ним человеческого общения. Он делал все, что мне необходимо для того чтобы максимально эффективно использовать в своих целях эту человеческую жизнь. Все то же самое я делал для него.

Вообще, причины, следствия и мотивации, которые видятся с человеческой точки зрения, очень сильно отличаются от тех, что есть на самом деле. Если ты думаешь, что я осуждаю Женю, за то, что он сделал с матерью Гены, ты глубоко заблуждаешься. Да. Мне это не нравится. Да. Я никогда не позволю себе таких вещей. Но при этом, я не осуждаю Женю. Почему? Потому что тем самым он обеспечил Гене то, что ему было необходимо в период детства, для того чтобы максимально эффективно использовать в своих целях эту человеческую жизнь. И если мне в период детства необходим был очень жесткий отец, ему необходимо было максимальное отсутствие родительской заботы. Кстати, никогда не обращала внимания? В сказках — да и не только в сказках — положительный герой, который добивается успеха, как правило, либо сирота, либо нелюбимый ребенок.

Ну а что касается Гениной матери… Ира, покупая билет на аттракцион «суперреальный внешний мир», каждый выбирает развлекуху по своему вкусу, и его личное дело «почему?». Аз Фита Ижица! Так что, мать Гены попала в руки к Жене со всеми вытекающими последствиями по ее собственному выбору, как и Надя попала в мои руки по ее собственному выбору. То есть, правило здесь таково:

Делай то, что соответствует твоим взглядам и стремлениям, и рядом с тобой будут те, кто нуждается именно в этом. Не осуждай того, кто делает не так, как ты, и не пытайся препятствовать ему, потому что рядом с ним находятся те, кто нуждается в том, что делает он.

- Стас, если все так замечательно, как ты говоришь, почему же земная жизнь очень многим выходит боком?

- Потому что очень многие поступают в соответствии не с тем, что идет изнутри них, а в соответствии с «так сказали», которое постоянно звучит снаружи, — Стас усмехнулся. — Я бы разделил человечество на две группы. Неравные, разумеется. Одна группа — это те, кто хочет быть хорошим, а вторая группа — это те, кто хочет того, ради чего пришел сюда, не заботясь о том, будет ли он выглядеть для окружающих хорошим или плохим.

Стас прислушался. Дом исполнял «Монтеки и Капулетти» из балета Прокофьева «Ромео и Джульетта».

С. Прокофьев — «Монтеки и Капулетти» из балета «Ромео и Джульетта»

Стас усмехнулся.

- Снова в тему! Кстати, Ира, не думаю, что две недели в обществе Оксаны, Зива и Лоренца пройдут для Леши и Эрики бесследно. Как ты смотришь на то, чтобы отдать им этот дом? Разумеется, с посвящением во все его тайны.

- Стас, ты о чем? — в недоумении спросила Ира, растерявшись от неожиданной смены темы.

- Ну во-первых, нам с тобой в одном доме жить будет гораздо проще, чем сразу в двух. Во-вторых, здесь мы с тобой, по большей части, только ночуем, а если проводим время, что называется, дома, то это происходит, в основном, в твоем доме, а не здесь. В-третьих, у Леши грядущий учебный год последний, а у Эрики — следующий. Очень даже неплохо, если им не придется жертвовать возможностями успешной научной карьеры ради того чтобы жить вместе. Этот дом как нельзя лучше позволит им обойтись без таких жертв. Уверен, что после двух недель в обществе Оксаны, Лоренца и Зива, знакомство с проходами, пройдет для Леши и Эрики без особых шоков. В-четвертых, этот дом способен научить их очень многому из того, чему их больше никто не научит. И в-пятых, если уж совсем честно, я покупал этот дом с расчетом на Лешу.

- Че-го? — Ира уставилась на Стаса с приоткрытым ртом. — Стас, если что, то у тебя двое родных детей есть.

- Ира, ты всерьез думаешь, что я о них до сих пор не позаботился?

- Нет, я так не думаю. Но… Стас, ты ведь познакомился с Лешей только тогда, когда я уже занималась этим домом… — Ира начала очень бойко, но окончила фразу без особой уверенности и вопросительно посмотрела на Стаса.

Стас вздохнул и улыбнулся.

- Ира, помнишь, Леша полгода учился в Великобритании по обмену? Так вот, он попал в число тех детей, потому что я его отобрал. Честно говоря, в момент, когда я внес его в свой список, я не знал, что он — твой сын. Я выяснил это чуть позже, когда знакомился с его личным делом.

Так получилось, что я финансировал тот проект. Разумеется, дети отбирались по критериям успеваемости и владения английским, но о главном критерии отбора знал только я. Из-за этого мне пришлось выдержать натиск возражений, возмущений, претензий и обвинений, но, естественно, затеяв все это, я был готов к таким издержкам.

Видишь ли, все дети из России, которые полгода провели в Великобритании, и все дети из Великобритании, которые полгода провели в России, это — личности первого уровня, которые до этого рождения не существовали. Вот это и было главным критерием отбора, о котором знал только я. То есть, это было моим личным критерием отбора.

Разумеется, среди личностей более высоких уровней, а тем более имеющих опыт жизни во Вселенной, то, что называют одаренностью, проявляется гораздо чаще и гораздо ярче. Само собой, меня готовы были в клочья разорвать, когда я отказывал в поездке ребенку, продемонстрировавшему замечательные результаты, и включал в список того, чьи показатели были гораздо скромнее. Но даже если не учитывать мои скрытые цели, здесь все не так просто. Что именно не так просто, сейчас объясню.

Одно время Лешу одолевали сомнения, правильно ли он выбрал свою будущую профессию. Ты должна быть в курсе, потому что Леша говорил мне, что и с тобой как-то беседовал на эту тему. Поводом для сомнений стало то, что Владу учеба дается совершенно без труда, в то время, как ему приходится прикладывать массу усилий. Я бы очень удивился, если бы оказалось наоборот. Влад — один из создателей всего этого. Учеба для него — это, грубо говоря, освежение в памяти того, что он знает гораздо лучше своих преподавателей. А вот для Леши все то же самое — это в полном смысле слова постижение неизвестного. И если принимать во внимание эту данность, то оценка того, что называют одаренностью, приобретает совершенно иные черты.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

…приобретает иные черты
художник: Али Камал (Египет)

Идея того проекта принадлежит не мне, но когда меня попросили оказать некоторую финансовую поддержку, я ухватился за эту идею. Я заявил, что возьму на себя все финансовые затраты целиком и полностью, но с условием, что последнее слово при отборе детей будет за мной. Поиск спонсоров стоил организаторам неимоверных усилий, и на тот момент им удалось раздобыть лишь очень незначительную часть средств, необходимых для осуществления проекта, а потому на мои условия сразу согласились. Я же занялся тем проектом с целью дать новым личностям шанс воспользоваться возможностью, которую обеспечивает освоение иностранного языка до уровня понимания без необходимости синхронного перевода для себя на родной язык. То есть, это возможность научиться менять связи между внутренними энергиями.

Пока шел отбор, я отодвинул все дела и с утра до ночи сидел на собеседованиях. В то время как члены отборочной комиссии выясняли уровень знаний по школьной программе и степень владения иностранным языком, я занимался оценкой интересующих меня характеристик личности. Ты прекрасно знаешь, насколько ощутим взгляд, направленный на тебя с целью разглядеть эти характеристики. Я садился так, чтобы дети не могли меня видеть, и кидал такой взгляд на каждого кандидата, пока тот подходил к столу комиссии. То есть, пока ребенок шел к столу комиссии, он чувствовал на себе мой взгляд и инстинктивно начинал искать его источник, а не обнаружив, быстро забывал о дополнительном дискомфорте, и это не отвлекало его от того, чтобы показать лучшее, на что он способен.

Именно поэтому Леша меня тогда не видел. Ну а поскольку в целях обеспечения максимальной объективности вместо фамилий детей стояли номера, я не догадался сразу, что он — твой сын. Однако я его очень хорошо запомнил, и очень хорошо вспомнил, когда знакомился с этим домом.

- Стас, подожди, Женя как-то говорил, что невозможно определить уровень личности ребенка из-за особого типа движения энергий в детском возрасте.

- Совершенно верно. И это касается абсолютно всех, кроме личностей, которые не существовали до данного воплощения. Так что, выявить тех, кого я искал, не составляло особого труда. Пока ребенок подходил к столу комиссии, я определял, входит ли он в круг моих интересов. Если нет, пока с ним беседовали, я занимался своими делами. Ну а если да, я очень внимательно слушал и ставил свои собственные оценки. Короче, я предлагаю сделать так: сразу после приезда, пусть Леша с Эрикой живут там, где хотели. То есть, у тебя в квартире. Ну а через две недели посмотрим. Если будут готовы, значит, займемся переездами. Если нет — продолжим подготовку и максимум через год переселим их сюда. Согласна?

Некоторое время Ира молча смотрела на Стаса, а потом улыбнулась и спросила:

- А как же насчет моей узкой кровати?

- Ничего не поделаешь. Придется заменить, — усмехнулся Стас. — И коли уж речь зашла о кровати, пойдем-ка спать.

Глава 141. Чего хочет то, что называют Злом