Оглавление

Аз Фита Ижица
Глава 137. Стена правил и предрассудков
Глава 138. Истинные мотивации
Глава 139. Скрытая цель флоры и фауны
Глава 140. Соответствие внутренним стремлениям
Глава 141. Чего хочет то, что называют Злом
Глава 142. Строение внутреннего мира
Глава 143. Критерии оценки интеллекта
Глава 144. Источник личных правил
Глава 145. Не «каруселька»
Глава 146. Не эфемерное чудо
Глава 147. Плавающая граница
Глава 148. Мотивация «ХОЧУ»
Глава 149. Единственный способ не оставить выбора
Приложение 1. Славянская Азбука
Приложение 2. 43 энергии Бытия

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Книга 3

Остров бродячих собак

Аз Фита Ижица. Книга 3. Остров бродячих собак

Часть III

Удивительный и ошеломительный


Глава 137

Стена правил и предрассудков

Ира проснулась под раскаты грома и всполохи молний за окном. Стаса рядом не было. Ира приподнялась на локте и обшарила глазами спальню. Однако самым полезным, что удалось обнаружить при осмотре, оказался мобильный телефон.

- С пробуждением, Вас, Ирина Борисовна! – приветствовал ее чуть насмешливый голос Стаса после второго гудка.

- Стас, ты где?

- В офисе.

- А сколько время?

- Начало одиннадцатого.

- Мама родная! – воскликнула Ира, вскакивая с кровати.

- Да не волнуйся ты так! Я предупредил Сашу, что ты сегодня задержишься.

- Почему ты меня не разбудил, когда уходил? – не вняла Ира совету не волноваться.

- Ну не все же извергом быть! Вот решил разнообразия ради проявить милосердие – ты так сладко спала, истосковавшись по мягкой постели.

- Странно… – Ира резко успокоилась и села на краешек кровати.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

«Странно…»
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

- Что именно?

- Бродя по горам, мы с тобой ни разу не попали под дождь, хотя кое-где наблюдались явные признаки того, что он прошел совсем недавно.

- Не переживай! Всё впереди!

- Ты что, хочешь сказать, что состояние погоды не было элементом везения?

- Само собой! Однако не спеши меня переоценивать. Я не способен управлять погодой. Я всего лишь умею ее чувствовать и в соответствии со своими ощущениями выбирать направление в ту сторону, где она отвечает требованиям поставленных задач.

- Как я понимаю, ты один сегодня?

- Да. Мне удалось убедить Алину в честь разыгравшейся стихии остаться дома. Ладно. Давай-ка собирайся потихоньку, а то там твоя гвардия уже дымится от нетерпения поделиться с тобой своими достижениями.

- Извини, что-то я действительно заболталась.

- Ничего страшного! Собирайся!

По всей видимости, Стас предупредил Ирину «гвардию» о ее скором прибытии, потому что когда Ира переступила порог общего кабинета, ее дружно и громогласно приветствовал полный состав творческого отдела четвертого этажа, включая нечеловеческий контингент. И далее именно кошки-собаки одержали победу в хаосе попыток всех сразу рассказать сразу обо всем.

- Ира, нам нужен прямой и свободный доступ к Тамаре, – прогавкал Зив, заглушая полифонию бурлящих эмоциями человеческих голосов.

- Пожалуй, на данный момент, это действительно самая животрепещущая проблема, – одиноко прозвучал голос Лу, в обеспеченной лаем Зива тишине.

- Миша позаботился, – замурлыкал Лоренц, – чтобы мы постоянно слышали все, что происходит в вашем общем кабинете, и, конечно же, передаем Тамаре через Лу и Сашу свои соображения, но, как ты понимаешь, это далеко не самый лучший способ коммуникации. В особенности если учитывать довольно любопытные идеи, которые она высказывает. Видишь ли, хоть ее идеи и любопытные, ей катастрофически не хватает того, чему никто из вас ее научить не в состоянии.

- Понятно, – вздохнула Ира. – А где сейчас Тамара?

- Ее не будет пару дней, – ответил Александр. – Она в командировке вместе с Геннадием Васильевичем.

- Я хотела поговорить с ней, – вступила Оксана, – но…

- Но мы не позволили, – перебил Зив. – Тамара мыслит очень интересно и нестандартно, однако это касается лишь человеческой сферы, ни на йоту не распространяясь на то, что к человеческой сфере не относится. Видишь ли, Ира, слышать нас она не сможет и, учитывая ее отношение к миру, перевод того, что мы говорим, без сомнений воспримет, как розыгрыш, а то, к примеру, что мы работаем с ноутбуками, как что-то вроде циркового фокуса.

- Однозначно, – подтвердила Лу. – Она в любом случае придумает для себя какое-нибудь объяснение в рамках привычного, то есть, бесконечно далекое от истины. Мало этого, можешь себе представить, как изменится ее отношение к нам ко всем? – уверенная серьезность плавно, но быстро исчезла из взгляда Лу и сменилась тотальным недоумением, потому что Ира сияла наисчастливейшей улыбкой. – Ты чего? – спросила Лу, чувствуя себя полностью сбитой с толку.

- Я знаю, что делать с Тамарой. Так что, этот вопрос можно считать закрытым.

- Что? – в унисон спросили разом все люди и не люди.

- Сия информация оглашению не подлежит, а потому давайте-ка, лучше, показывайте, что вы тут успели натворить.

Показ длился целых два часа, поскольку состоял больше из объяснений, чем из наглядной демонстрации. Уже в первой его части лицо Иры приобрело серьезно-мрачное выражение, но переполненные эмоциями люди и не люди, не задумываясь, списали это на сосредоточенность. Однако когда вся информация оказалась исчерпанной, а Ира продолжала молчать с мрачно-серьезным выражением на лице, одного за другим стали одолевать недобрые предчувствия.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

«…а Ира продолжала молчать…»
художник: Евгений Заремба (Россия)

Первым набрался смелости Миха:

- Ну как? – спросил он без уверенности в голосе.

Ира тяжело вздохнула.

- Скажите честно, вам самим все это нравится? – она обвела сочувственным взглядом Миху, Лу, Александра, Оксану, Лоренца и Зива, застывших в растерянности. – Друзья мои, – продолжила Ира после недолгой паузы, – если очень хотите, я могу поделиться с вами своим впечатлением во всех подробностях, но я сомневаюсь, что нужно это делать, потому что я лишь окончательно испорчу вам всем настроение и больше ничего, – Ира еще раз обвела всех взглядом и перевела дыхание в гробовой тишине. – Оксана, когда у тебя защита диплома?

- Послезавтра.

- То есть, в среду двадцать седьмого.

- Да.

- Хорошо. Лу, когда прилетают Леша с Эрикой?

- Двадцать девятого в пятницу.

- Замечательно, – Ира достала мобильник. – Стас, извини что отрываю. Ты говорил, что Сергей с Надей и детьми должны приехать. Когда именно это произойдет?

Стас усмехнулся.

- Вот только что с Серегой разговаривал. В это воскресенье они прилетают.

- Чудесно! И сколько они здесь пробудут?

- Около двух недель.

- Очень хорошо. Еще раз прошу прощенья, что оторвала. Спасибо большое.

Все уставились на Иру в полном непонимании, что происходит. Единственное, глаза Лу были опущены.

- Саша, – Ира посмотрела на Александра.

- Слушаю, Ирина Борисовна.

- Прямо с этого момента Оксана покидает нас. Остаток сегодня и завтра спокойно занимается последними приготовлениями к защите диплома, послезавтра, надеюсь, успешно его защищает, а начиная с пятницы и вплоть до отъезда Сергея Леонидовича, проводит время в научной среде. Это для Оксаны не отпуск, потому что она получит от меня специальное задание.

- Я понял, – кивнул Александр.

- Оксана, – Ира повернулась к ней, – я хочу тебя попросить в четверг помочь мне привести мою квартиру в жилое состояние к приезду Леши и Эрики. Я, разумеется, могу поручить это Татьяне Николаевне, но… Короче, сможешь помочь?

- Конечно, Ирина Борисовна.

Лу было дернулась, в порыве предложить свои услуги тоже, но, скользнув по Ире взглядом, ничего не сказала.

- Спасибо, Оксана, – улыбнулась Ира. – В четверг, в девять утра я буду ждать тебя на набережной у прохода. Если что-то изменится – созвонимся, а сейчас можешь идти и заниматься своим дипломом.

- Спасибо, Ирина Борисовна, – поблагодарила Оксана и ушла.

- Теперь, что касается всех остальных, – продолжила Ира. – Лоренц, Зив, вы целиком и полностью занимаетесь своим сайтом. Ну а мы… Мы до сентября, а может и больше, садимся на проходные заказы. Саша, будет идеально, если ты обеспечишь нам работу над полным пакетом фирменного стиля. Если ничего подобного среди текущих заказов нет, то… Короче, что делать в этом случае, никто, кроме тебя, лучше не придумает.

- Понял, – снова кивнул Александр.

- Ирина Борисовна… – начал Миха в отчаянии и с разочарованием на грани слез во взоре.

- Миша, – перебила его Ира, – мы все не готовы к тому, что задумали. То есть, если мы сейчас продолжим начатую работу, получится только то, что лучше всего отражает выражение «толочь воду в ступе». Миша, нам всем нужно на время переключиться на совершенно другую деятельность.

- Но Ирина Борисовна! – не унимался Миха.

- Миша, я уже сказала, что не хочу этого делать, чтобы не портить вам всем настроение, но уж коли ты настаиваешь – пожалуйста.

Ира, что называется, по косточкам разобрала все имеющиеся наработки по новой игре, включая свои собственные, которые она успела сделать до отпуска.

- Как видите, мы просто тупо копируем то, что уже сделали, пытаясь втиснуть это все в другие рамки, – подвела Ира итог.

- Согласен, – с тяжелым вздохом грустно признал Миха.

- Миша! – улыбнулась ему Ира. – Не расстраивайся! Это вполне нормально! Вспомни сколько времени прошло между окончанием работы над первой игрой и началом работы над следующей. К тому же учти, что первая игра, над которой мы все работали, у тебя, по сути, была готова, и мы лишь придали ей лоску. Между финишем и стартом ты занимался совершенно другим, и все это время в тебе варилась идея следующей игры, и именно поэтому она не просто получилась, а получилась с блеском. То, что предложила я по поводу игр-тренингов, это, Миша, не идея, это всего лишь направление работы и не более того. То есть, идеи как таковой у нас пока нет, и для того чтобы она появилась, нужно время, занятое чем-то другим.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Ципулин (Россия). Абстрактное искусство

«…нужно время, занятое чем-то другим»
художник: Евгений Ципулин (Россия)
«Озеро иллюзий» (фрагмент)

Помнишь, я тебе как-то рассказывала о своем Золотом Принципе? Четко сформулировать задачу и на время забыть, тем самым отправив на проработку в подсознание. Помнишь? Вот именно этим мы все сейчас и займемся. То есть, задачу мы уже сформулировали и теперь необходимо забыть о ней, тем самым отправив на проработку в подсознание.

- Я понял, – ответил Миха и заулыбался. – В таком случае, прямо сейчас…

- Прямо сейчас, идемте-ка обедать, – перебила его Ира, – и по ходу обсудим, что делать сегодня.

Все дружно поднялись и пока спускались на третий этаж, Миха продолжил:

- Я хотел сказать, что раз так, я, пока нет конкретной работы по мою душу, приведу в порядок компы на втором этаже, а то всю прошлую неделю, то Оксане, то мне, то Максиму приходилось туда постоянно бегать.

- Очень хорошая идея, – одобрил Александр.

- Что касается меня, – заговорила Лу, цепко ухватившись за представившуюся возможность это сделать, – то у меня есть, чем заняться, и, надеюсь, ты, Ира, ко мне присоединишься, пока Саша не озадачил тебя чем-то другим.

- Разумеется, Лу! Единственное, не сегодня.

Лу вопросительно посмотрела на Иру, но та, вместо ответа на вполне понятный и без слов вопрос, сказала:

- Отвлеките третий этаж – я Зиву с Лоренцем обед отнесу.

Сей маневр был уже давным-давно отработан, а потому минуты через две Ира с двумя глубокими тарелками уже заходила в кошачье-собачий кабинет.

- О! Ира! – с легким удивлением мурлыкнул Лоренц. – Сдается мне, неспроста ты решила сегодня поиграть в официанта.

- Верно. Дело в том, что пока мы не начали работу над новой игрой, вам придется заниматься не только своим сайтом.

Лоренц и Зив посмотрели на нее вопросительно. Ира продолжила:

- Помните историю с Раулем? Тогда, плюс ко всему, впервые всплыл вопрос о тайных целях земной флоры и фауны.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

Тайные цели флоры и фауны
художник: Али Камал (Египет)

Мне кажется, теперь я знаю об этих целях. Как минимум, о некоторых из них.

- Как выяснила? – поинтересовался Зив, бегло просканировав Иру взглядом.

- Стас помог. В общем… – Ира замолчала, подыскивая слова.

- В общем, – продолжил Лоренц, немного послушав ее молчание, – как будешь готова, поговорим.

- Да. И скорее всего, говорить вам придется не только со мной.

- А с кем еще? Со Стасом? – спросил Зив.

- Может быть, и с ним тоже, но я не его имела в виду. Короче, я пока сама еще не во всем уверена.

- Ладно, – промурлыкал Лоренц. – Ты знаешь, мы всегда к твоим услугам.

- Спасибо, – улыбнулась Ира. – Здесь есть еще кое-что. Вполне возможно, что для данного разговора вы мне можете понадобиться в самый неожиданный момент и в самом неожиданном месте. Как мне связаться с вами в таком случае, если не окажется возможности предупредить заранее?

- Если в рабочий день недели и в рабочее время, – проурчал Зив, – то проще некуда! Просто кинь сообщение на почту, где ты ждешь нас. Если я правильно понимаю, это вполне можно сделать с телефона, если поблизости с тобой не окажется компьютера, верно?

- Верно! – усмехнулась Ира. – Скорее всего, именно так и получится. Спасибо! – еще раз поблагодарила Ира и отправилась обратно в буфет.

Навстречу ей поднимался Ихан.

- С возвращением, Ирина Борисовна! – поприветствовал он ее.

- Рада видеть тебя, Ихан. Что у тебя со временем сразу после обеда?

- Решили вспомнить, что такое зеркало? – усмехнулся он.

- В точку!

- Ирина Борисовна, я Вам уже как-то говорил, что для Вас у меня есть время в любое время.

- Спасибо! Кстати, что касается зеркала…

- Я понял! – перебил ее Ихан, с загадочной улыбкой.

В буфете Иру ждали новые приветствия и комплименты по поводу посвежевшего внешнего вида от обитателей первого и третьего этажей. Третий этаж представляли только Алла и Лидия Гавриловна, так как Алина с Аристархом осталась дома в честь свирепствовавшего за окном ливня, Генка с Тамарой были в командировке, а Стас, Женечка и Влад пообедали гораздо раньше.

В суете ликвидации со столов грязной посуды, Ира выловила Александра и отвела в сторону.

- Саша, будь в своем кабинете. Я сейчас к Ихану, а потом нам с тобой нужно будет поговорить.

- Хорошо, Ирина Борисовна.

- - -

- Ихан, сколько у нас с тобой есть времени? – спросила Ира, усаживаясь в кресло.

- Учитывая погодные условия, полагаю, что сколько угодно.

Ира глянула в окно. Дождь лил сплошной стеной так, что даже зарево вспышек молний пробивалось сквозь толщу воды с огромным трудом.

- Да уж… – проговорила Ира.

Между тем, Ихан пристально разглядывал ее.

- Что бы мне такое сегодня с Вами сделать? – медленно спросил он сам себя.

- Пока ты думаешь, я бы хотела поговорить с тобой о Тамаре.

- Все еще без изменений, – с легкой грустью усмехнулся Ихан.

- В таком случае, не исключаю, что дам тебе ту самую особую метафору, воплощенную в конкретике.

- Серьезно? – Ихан улыбнулся.

- Суди сам. Видишь ли, с Тамарой возникли кое-какие проблемы, решить которые можешь только ты.

Ихан рассмеялся.

- Вы мне льстите, Ирина Борисовна! Нет, я не исключаю, что действительно смогу решить упомянутые Вами проблемы, но очень сомневаюсь, что лишь я способен на это.

- Не буду спорить, Ихан, но замечу: даже сеньора Бональде не рискнула взяться за их решение.

Ихан резко стал серьезным.

- Что за проблемы?

- Ихан, изначально предполагалось, что Тамара примет участие в работе с играми только в части их коммерческого продвижения, но так уж получилось, что она вошла в число создателей. Да. Как ты уже слышал за обедом, мы решили приостановить работу над новой игрой, как минимум, на пару месяцев, но когда она возобновится… Короче, за это время… В общем, очень многое, что вполне нормально, к примеру, для тебя и для меня, для Тамары, на данный момент, лежит за гранью приемлемости. Ихан, нужно, чтобы для нее стало нормой общение с Зивом и Лоренцем. Да и знание о проходах, и умение ими пользоваться, как умеют теперь Оксана и Миша, очень даже не помешает в ее работе. Мягко говоря. Само собой, этим список не ограничивается, но целый ряд его пунктов разъяснить Тамаре лучше всего получится у Зива и Лоренца. То есть…

- Я понял, – задумчиво перебил Ихан. Он застыл на какое-то время, погрузившись в себя. – Ирина Борисовна, не возражаете выпить по чашечке кофе?

- Нет. Не возражаю.

Ихан скрылся за дверью и вскоре вернулся с подносом. Кофе они пили, не проронив ни слова. Когда чашки опустели, Ихан улыбнулся.

- Ирина Борисовна, я знаю, что с Вами делать.

- А с Тамарой?

- Полагаю, что и это я тоже знаю. Единственное, я сомневаюсь, что это может стать той самой метафорой, воплощенной в конкретике.

- Ну-у-у, – протянула Ира, улыбаясь, – самостийно, может, и не станет, но у тебя есть все шансы сделать это таковым.

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

«…самостийно, может, и не станет,
но у тебя есть все шансы сделать это таковым»

художник: Ал Джонсон (США)
*«To Dance with Balance»*

Ихан на мгновение задумался, а затем усмехнулся:

- Я постараюсь.

- Я тебе помогу.

- Каким образом, Ирина Борисовна?

- Честно? Понятия не имею! Но я ЗНАЮ, что помогу.

- Спасибо, – улыбнулся ей Ихан. – Идемте, – добавил он, поднимаясь и указывая на кресло.

Как только Ира уселась, с ее лица улыбка исчезла.

- Ихан, мне в самом ближайшем будущем предстоят два очень нелегких разговора, от успеха которых зависит очень многое.

- Я вижу это, но сомневаюсь в крайней необходимости такого шага.

- Ихан, здесь решается вопрос полного доверия. Мне очень нужно это полное доверие.

- Ирина Борисовна, Вы безо всяких неприятных разговоров пользуетесь этим полным доверием.

- Я знаю. Но знаю также и то, что на данный момент я пользуюсь им, образно говоря, незаконно. И вот эта вот незаконность есть камень преткновения. С другой стороны, попытка узаконить это полное доверие, вполне может дать обратный эффект. То есть, я могу лишиться доверия как такового вообще, а по ходу наломать еще кучу других дров.

Ихан отступил от Иры на шаг и снова принялся внимательно разглядывать ее.

- Ирина Борисовна, обязательно зайдите ко мне примерно за два часа до второго разговора, – сказал он лишь минут через пять.

Ира усмехнулась.

- Сомневаюсь, что получится, – ответила она со вздохом.

- Почему?

- Потому что это придется сделать в семь утра.

- Ирина Борисовна! – рассмеялся Ихан. – Нашли проблему! Да хоть в три часа ночи! Я Вам уже говорил и сегодня напомнил: для Вас, у меня есть время в любое время.

- Спасибо, Ихан.

Ихан подошел к Ире и тут же принялся за работу, весело и непринужденно рассказывая о примечательных особенностях приключений, через которые проходил он вместе со своими девочками, в дебрях новой игры, полученной им на диске во время ее презентации. Готовым сие творение еще не было признано, поскольку из-за авралов, отпусков и некоторых менее глобальных, но все же причин, процесс детального знакомства с ней всех участников презентации с целью сбора замечаний еще не окончился.

- Ну вот и всё! – торжественно произнес Ихан, поворачивая Иру к зеркалу.

Она внимательно вглядывалась в свое отражение, но не находила чего-либо необычного, как бывало не раз в подобных случаях, и, в конце концов, вопросительно посмотрела на Ихана.

- В чем дело? – загадочно улыбнулся он.

- Ихан, я не вижу в себе ничего такого-эдакого, – в легком смущении проговорила она.

- А что Вы видите?

- Я просто нравлюсь себе и всё!

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

«Я просто нравлюсь себе и всё!»
художник: Оливер Лавдей (США)

- Ирина Борисовна, в данном случае, это именно то, что Вам нужно. Так что, если вокруг ощущения «я себе нравлюсь» будут возникать сомнения, просто посмотрите на себя в зеркало. Только сразу же. Даже если для этого понадобится внезапно прерывать какую-либо деятельность.

- Спасибо, Ихан. Я постараюсь.

- А у Вас не получится по-другому. Я сказал все это лишь для того, чтобы Вы не боролись с желанием взглянуть на себя, а тут же его удовлетворяли, невзирая ни на какие обстоятельства и требования этикета.

- Спасибо, – еще раз поблагодарила Ира, направляясь к двери.

- Минуточку, – остановил ее Ихан. – Как только у Вас состоится первый разговор, посоветуйте своему собеседнику заглянуть ко мне. Не Ваша забота, последуют ли Вашему совету. Так что, просто предложите и всё.

- Хорошо, – ответила Ира, попрощалась и вышла.

Она поднялась на четвертый этаж, подошла к двери кабинета Александра, уже протянула к ней руку, но остановилась в нерешительности. Постояв так с полминуты, Ира развернулась и отправилась в туалет, где несколько минут смотрела на себя в зеркало над раковиной. Внутреннее состояние приобрело совершенно другой оттенок: мысли остались теми же, но потеряли эмоциональную окраску, превратившись в формальную констатацию факта. Ира вернулась к двери, постучала и, когда с другой стороны прозвучало «Да!», открыла ее.

- Вау! Ирина Борисовна, выглядите потрясающе!

- Спасибо, Саша, – в ответ на комплимент улыбнулась она и села.

- Ну что, Ирина Борисовна, могу Вас порадовать. Девяносто девять и девять десятых процента, что с понедельника начнется грандиозная работа над прямо-таки переполненным пакетом фирменного стиля, которая поглотит не только четвертый, но и первый этаж. С Максимом я уже всё согласовал. Он, как я понял, более чем счастлив. Однако, признаюсь честно, заслуга вовсе не моя. Я имею в виду обретение желаемого Вами заказа. Тамара постаралась. Я ей позвонил сразу после обеда, когда выяснил, что среди натекших самотеком запросов отсутствует даже нечто отдаленно подходящее. В общем, буквально минут пять назад она дала потрясающий ответ. Воистину человек способный организовать крупномасштабные и долгосрочные поставки валенок в Эквадор, мало того, создав там неутолимый спрос на данный вид продукции.

- Сроки? – оживленно спросила Ира.

- Не поверите! Предварительных результатов от нас согласны ждать вплоть до Нового Года. Безусловно, я даже не сомневаюсь, что не то что предварительный – окончательный вариант мы выдадим гораздо раньше, но… – Александра посмотрел на Иру с победоносной улыбкой.

- …просто удовольствие работать, когда никто не дышит в спину, – закончила фразу она.

- Ну надо же! – рассмеялся Александр. – Я именно так и подумал!

- Потрясающе! – тоже рассмеялась Ира, но довольно быстро поменялась в лице.

- Что-то не так? – тут же отреагировал Александр.

- По поводу ваших с Тамарой трудов все именно потрясающе, но… – Ира тяжело вздохнула. – Саша, у меня к тебе есть разговор очень далекий от приятного.

- Что случилось? – спросил он с оттенком участия и сочувствия.

- Саша, я тебе клятвенно обещаю, что ничего не сделаю без твоего разрешения. Именно за этим разрешением я к тебе и пришла. Особо отмечу, давать его ты вовсе не обязан. То есть, в любом случае, последнее слово будет за тобой.

- Что случилось-то? – Александр заметно волновался.

Ира немного помолчала, собираясь с духом и, в конце концов, сказала:

- Саша, я хочу поставить Оксану в известность о том, что произошло между мною и тобой в августе прошлого года.

Александр молча смотрел на Иру с нечитаемым выражением лица.

- Саша, еще раз даю тебе честное слово, что, как бы ни было мне это необходимо, я не сделаю этого без твоего разрешения.

- Чувство вины, что ли, замучило? – криво усмехнувшись, спросил Александр излюбленным тоном мерзости, в которую он превращался в компании обитателей второго этажа.

- Можно это назвать и так, – спокойно ответила Ира, проигнорировав его перевоплощение. – Но если бы вопрос касался только моих сугубо личных мучений, мне бы в голову никогда не пришла такая мысль. Саша, и ты, и Оксана очень дороги мне. И мне очень дороги ваши отношения. Я, естественно, прекрасно понимаю, насколько они могут пострадать из-за моих откровений, и ужасно не хочу этого. Но… Саша, я не знаю, как тебе объяснить это, но попытаюсь. Видишь ли, нужно сделать кое-что, и сделать это может только Оксана. Чтобы она смогла это сделать, точнее, чтобы я смогла объяснить ей, что нужно сделать… – Ира на мгновение замолчала. – Понимаешь, то, что нужно сделать, объяснить словами можно лишь частично, точнее, лишь формально. А чтобы объяснить с полной эффективностью… Видишь ли, в данном случае, вот эта вот тайна – это не просто некоторая недомолвка, это энергетический фактор, который стоит между мною и ею, как бетонная стена высотой до неба.

Аз Фита Ижица. Художник: Бланка Абахо Альда (Испания). Абстрактное искусство

«…вот эта вот тайна –
это не просто некоторая недомолвка…»

художник: Бланка Абахо Альда (Испания)

- Я понял, – мрачно сказал Александр, перевоплощаясь в обратную сторону. – Первое. Когда я принимал решение сделать то, что между нами произошло, я не испытывал никаких иллюзий по поводу того, что буду чувствовать потом по отношению к Оксане. Второе. Я никогда не жалел и не жалею о том, что произошло. Третье. Если вернуть тот момент, то даже с полным знанием, к чему это приведет, учитывая вот этот вот наш с Вами разговор, я бы поступил точно так же, как поступил. Четвертое. Я никогда не скрывал от Оксаны свое особое отношение к Вам. Пятое. Мне бы самому было бы гораздо проще, если бы не нужно было скрывать то, что между нами произошло. Но… Ирина Борисовна, это Вы, я и Станислав Андреевич прекрасно понимаем, что произошло на самом деле под видом… ну, в общем, понятно под видом чего. Ирина Борисовна, я очень сомневаюсь, что Оксана сможет это понять.

- Саша, я тоже в этом сомневаюсь. Если бы я не сомневалась, я бы, конечно же, поставила бы тебя в известность о своем решении, но не стала бы спрашивать у тебя разрешения, поскольку убрать все барьеры между мною и Оксаной для меня действительно очень важно.

- Я в этом уверен. Прошу прощенья за мою первую реакцию. Просто, слишком неожиданно. Ирина Борисовна, я прекрасно понимаю, что если бы в этом не было действительно особой важности, Вы бы… Ну, в общем, мы бы сейчас с Вами говорили бы только о фирменном стиле.

- Вот именно, – сказала Ира, лишь бы что-то сказать. Она уже давно чувствовала острое желание выбежать отсюда по направлению к зеркалу, но рекомендация Ихана, ставить это свое желание превыше всего, в данный момент выглядела совершенно неуместной.

- Ирина Борисовна, – разрезал тишину голос Александра, – давайте я это сделаю.

Ира усмехнулась с горечью:

- Саша! Да я была бы просто счастлива! Но…

Продолжение фразы оборвал отчаянно завопивший Ирин мобильник.

- Ира, ты где? – спросил из него голос Стаса.

- У Саши в кабинете.

- Я сейчас к вам поднимусь.

- Хорошо, – по инерции сказала Ира тишине, потому что Стас уже успел отключиться.

- Станислав Андреевич? – спросил Александр.

- Да.

- Он в курсе?

- Пока нет.

Дверь открылась.

- Что тут у вас? – спросил Стас, заходя в кабинет.

Ира посмотрела на Александра:

- Саша, сможешь рассказать?

Александр молча кивнул.

- Тогда я покину вас ненадолго, – сказала Ира и тут же вышла, чувствуя взгляды в спину, но не оборачиваясь.

Направляясь к спасительному зеркалу, она обреченно усмехнулась, не представляя, чем ее отражение сможет помочь, и отчаянно надеясь, что Александр все же не даст своего разрешения, тем самым позволив с чистой совестью похоронить безумную идею.

Ира закрыла за собой дверь и уставилась в зеркало. Если в первый раз всё, что ей было нужно, это набраться храбрости начать неприятный разговор, то сейчас… Если в первый раз она лишь констатировала эффект, то сейчас была без малого в шоке, чуть ли ни кожей чувствуя как со всех мыслей исчезает эмоциональный налет.

- Ихан, ты – волшебник, – проговорила Ира вслух, продолжая разглядывать свое отражение.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

«Ихан, ты – волшебник»
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Когда Ира вернулась, Стас и Александр, по всей видимости, уже успели всё обсудить и сидели молча.

- Ира, – начал Стас, как только она закрыла дверь, – понятия не имею, с чего тебе в голову пришла эта идея, и, если честно, она мне, мягко говоря, не очень нравится. Но коли уж ты так решила, позволь я это сделаю. Поверь, у меня это получится с наименьшими потерями.

- Стас, верю безоговорочно. Мало того, вы себе представить не можете, как мне не хочется этого делать, но, к моему величайшему сожалению, если Саша разрешит, мне это сделать придется. Притом мне и только мне. Поймите, если это сделает кто-то из вас, Оксана просто узнает очень неприятную для себя новость и больше ничего. Я не этого хочу. Стас, ты прекрасно знаешь, что как бы я ни относилась к тому, что произошло между мною и Сашей, как бы Саша к этому ни относился и как бы ты к этому ни относился, есть общепринятое мнение по поводу подобных ситуаций. Само собой, можно плевать на это мнение, что мы, по сути, дружно делаем, но проблема в том, что от этого оно, к сожалению, не исчезает. Общественное мнение по поводу подобных ситуаций – это мощный энергетический фактор. Назовем это так. В наших взаимоотношениях этот энергетический фактор не имеет значения, потому что, хоть он и не исчезает, тем не менее, находится как бы в стороне, не оказывая своим наличием никакого влияния. А вот в моих взаимоотношениях с Оксаной, он не в стороне, а между нами. До сих пор это тоже не имело практически никакого значения. А вот теперь… Стас, ты прекрасно знаешь, с чем ты меня познакомил за минувшую неделю. Очень надеюсь, что ты безо всяких моих объяснений поймешь, зачем мне нужна связь с Оксаной не прегражденная никакими энергетическими барьерами.

- Насчет полного понимания, в данный момент, не уверен, но думаю, что догадываюсь. Ира, если очень нужно, я могу провести Оксану через все то же самое.

- Стас, ее не нужно проводить через все то же самое, потому что, в отличие от меня и от практически всего рода людского, у нее с этим все в полном порядке. Она просто не отдает себе в этом отчета.

Стас на мгновение задумался, а затем усмехнулся.

- Похоже, ты права. Однако, в любом случае, я могу направить ее туда, куда ты скажешь.

- Нет, Стас, не можешь. Между нею и тобой стоит та же самая стена. Да, она несколько иного качества, но суть ее функционирования от этого не меняется. А убрать эту стену, как я уже говорила, могу только я. Единственное, Стас, если Саша разрешит это сделать, я буду тебе очень признательна, если ты возьмешь на себя труд сгладить последствия, которые, если честно, я даже боюсь себе представить.

- Ну! Это в любом случае без вариантов! Естественно, я сделаю все, от меня зависящее.

- Ирина Борисовна, как Вы собираетесь это все осуществить? – спросил Александра, стоя у окна и созерцая потоки воды с неба.

- Саша, я не разнообразия ради попросила Оксану в четверг помочь мне навести порядок в квартире.

- Понятно, – тихо проговорил Александр.

- Саша, так ты даешь разрешение на этот разговор? – спросила Ира.

- По-моему, без всяких слов понятно, что даю.

- Не спорю, но в данном случае мне нужно от тебя что-то вроде четкого и ясного официального заявления.

Александр повернулся от окна, пронизывающим взглядом посмотрел на Иру, затем на Стаса.

- Хорошо. Ирина Борисовна, я разрешаю Вам рассказать Оксане о том, что произошло между Вами и мною в августе прошлого года. Я хочу, чтобы Вы знали, что я разрешаю Вам сделать это не только потому, что это нужно Вам. Это нужно мне самому. Я уже говорил, что я никогда не жалел и не жалею о том, что произошло, – Александр с вызовом посмотрел на Стаса, – и если вернуть тот момент, я поступлю точно так же даже с учетом тех последствий, которые вполне могут возникнуть, как только Оксана узнает обо всем. Ирина Борисовна, стена, которая стоит между Вами и Оксаной, точно так же стоит между Оксаной и мной. Не знаю, ощущает ли эту стену Оксана, но мне эта стена мешает очень сильно. Я полностью отдаю себе отчет, что когда эта стена начнет рушиться, она вполне может разрушить то, что я ценю больше, чем собственную жизнь. Тем не менее, я готов на этот риск. В любом случае, после этого наши отношения с Оксаной уже никогда не будут такими, какие они есть сейчас, но я очень надеюсь, что мне удастся направить их изменение не в сторону разрушения, а в сторону истинного единения полной искренности и доверия, которые невозможны сейчас из-за этой стены.

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

«…но я очень надеюсь, что мне удастся…»
художник: Мюриэль Массин (Франция)

- Саша, ты прекрасно знаешь, что я хочу того же, что и ты, и приложу все силы к достижению этого, – заверила его Ира.

- Я в этом не сомневаюсь ни на минуту, Ирина Борисовна.

- Саша, я помогу тебе, – пообещал ему Стас.

- Спасибо. А сейчас, я прошу прощенья, но я хочу побыть один.

- Само собой, – сказал Стас. Они с Ирой направились к двери.

- Да, Саш, извини, совсем забыла, – Ира остановилась, – тебя Ихан просил к нему зайти.

- Хорошо. Я спущусь к нему минут через пять-десять.

Ира со Стасом вышли.

- Пойдем ко мне, – предложил Стас.

Ира молча кивнула.

- Как ты вовремя! – выдохнула Ира, падая на стул в кабинете Стаса.

- Жене спасибо скажи. Едва вернулись, он позвонил мне и посоветовал срочно тебя найти, потому что с тобой что-то не совсем в порядке.

- Так тебя не было в офисе?

- Ни меня, ни Жени, ни Влада. Нужно было решить кое-какие вопросы, так что мы пообедали пораньше и дружно слиняли. Вернулись за несколько минут до того, как я поднялся к вам с Сашей.

- Стас, я боюсь.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

«…я боюсь»
художник: Кушлани Джаясинха (США)

- Ничуть в этом не сомневаюсь. Кстати, у меня есть для тебя кое-что в качестве утешения. Помнишь, что я тебе сказал, после твоей беседы с Наташей?

- Что я умру, если еще раз попытаюсь с кем-нибудь пообщаться таким образом?

- Да. Можешь об этом забыть, – Стас улыбнулся.

- Твоя кровь?

- Нет. Без моего участия, разумеется, не обошлось, но то, в чем ты нуждалась, тебе дал улар. Точнее, та личность, которая была воплощена им. Видишь ли, хоть это и выглядит чем-то из разряда сверхъестественного, то, в чем ты нуждалась, касается исключительно физиологии. В этом смысле, моя кровь не могла и не стала для тебя чем-то бо́льшим, нежели банальным продуктом питания. Чем-то бо́льшим она стала для тебя на совершенно другом уровне. Однако это не способно дать твоему организму прочность, необходимую для экспериментов типа общения с человеком как с деревом.

- Стас, даже еще до того, как ты напоил меня собственной кровью, я общалась с твоей подачи с деревом без каких-либо неприятных последствий.

- Верно. Но общение с деревом, как с деревом – это одно, а общение с человеком, как с деревом – это совершенно другое. Как бы тебе объяснить… – Стас задумался на пару мгновений. – Придумал, – усмехнулся он. – Пример, как всегда, далек от совершенства, но тем не менее. Сравни, сколько энергии ты тратишь для самого привычного для людей способа общения, то есть, для самого обычного разговора на родном для тебя русском, и сколько этой энергии у тебя уходит при точно таком же общении, но на английском.

- Поняла. Как минимум, в общих чертах, – улыбнулась Ира. – То есть, наше недельное блуждание по горам преследовало сразу целый набор целей?

- Ира, ставил я перед собой только одну цель: познакомить тебя со вторым и с третьим приближением. Однако если возникали возможности по ходу решить другие проблемы, я, конечно же, не пренебрегал ими.

- Но ты сам после моего разговора с Наташей сказал, что будешь, так сказать, работать над увеличением прочности моего человеческого организма.

- Да, сказал. Но на тот момент у меня не было никаких определенных идей по этому поводу. Улар такую идею подкинул.

- Стас, я догадываюсь, что это с трудом поддается объяснению, если поддается вообще, но я очень хочу понять, что же все-таки сделал для меня улар такого, чего не в состоянии была сделать твоя кровь с перетянутыми туда силами сути?

- Именно это я и хочу попытаться тебе объяснить. Представь, что вся жизненная сила какого-либо организма заключена в сосуде. Само собой, этот сосуд может иметь разную степень наполненности и разное качество наполнения. Но в любом случае, он имеет строго определенную емкость. Представь себе трехлитровую банку. Ты можешь налить туда три литра воды, а можешь – три литра меда. Однако и в том, и в другом случае это будет три литра и ни граммом больше. При непривычных для человека способах общения тратится большее, но строго определенное количество энергии, независимо от ее качества. Качество энергии влияет лишь на качество сигнала передаваемой и принимаемой информации. То есть, образно говоря, при общении с человеком как с деревом, ты тратишь два литра и восемьсот грамм. Если это вода, то качество сигнала будет очень низким, а если мед – то очень высоким. Однако в любом случае, ты потратишь два литра восемьсот грамм, и если твоя банка наполнена, к примеру, лишь на два с половиной литра – и даже если на необходимые два восемьсот – то в результате такого общения ты умрешь, поскольку полностью израсходуешь всю свою жизненную силу. Моя кровь, в данном случае, стала чем-то вроде меда, что позволило тебе получать и передавать сигналы самого высокого качества. Образно говоря, я мог бы дать тебе пять литров этого меда, но в трехлитровую банку дополнительные два литра просто не помещаются.

- Если не ошибаюсь, что-то подобное есть у Кастанеды, только он писал об этом совершенно по-другому.

- Верно. Есть. Совершенно неважно с помощью каких метафор ты пытаешься это объяснить – а объяснить это можно только с помощью метафор – важно качественное понимание, которое помогает тебе использовать информацию на практике, а не только в качестве теоретических разглагольствований.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

«…важно качественное понимание…»
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

Так вот… – едва попытавшись вернуться к теме, Стас усмехнулся. – Опять ВНИМАНИЕ. Видишь ли, до ситуации с кавказским уларом я сам не обращал на это ВНИМАНИЯ. Если помнишь, рассказывая о даре освобожденной личности, я не мог сообщить тебе ничего более-менее конкретного даже с помощью метафор. На самом деле, в тот момент я уже понял суть этого дара, но не мог сформулировать того, что понял. Дело в том, что в ситуации с кавказским уларом впервые моей главной заботой стало то, чтобы хотя бы часть этого дара перепала тебе. И именно озаботившись этим, я впервые, скажем, увидел то, что представляет собой одна из составляющих этого дара. Ира, ты получила от улара, образно говоря, еще одну емкость для жизненной энергии. Образно говоря, еще одну трехлитровую банку в дополнение к своей собственной. Понимаешь?

- Думаю, что да. То есть, если я израсходую на всякие экстравагантности всё содержимое собственной банки, у меня, в любом случае, останется резерв жизненных сил в той, что подарил мне кавказский улар?

- Вот именно!

- Здорово! Но… Стас, я не представляю себе, как разговаривать с Оксаной.

- И не представляй. То, что тебе следует представлять, это – цель, которую ты хочешь достигнуть с помощью этого разговора. Ира, обещая тебе решить проблему увеличения прочности твоего человеческого организма, я не представлял себе, как это сделать, но я четко представлял себе цель. В итоге, я сделал то, что собирался. В данной ситуации – все то же самое. Понимаешь?

- Да, – улыбнулась Ира.

- Если честно, – продолжил Стас, – когда мне Саша сообщил о том, что ты себе придумала, я даже немного растерялся – назовем это так – но когда ты попыталась объяснить, чего ты хочешь на самом деле… – Стас усмехнулся как бы сам с собой. – Саша до крайности однозначно выразил свое отношение к тому, что между вами произошло. А как ты к этому относишься? Ира, если чувствуешь себя не особо уютно, можешь ответить на этот вопрос только самой себе, но все же попытайся озвучить этот ответ. Чтобы тебе было легче, напомню, что в тот же самый период в моей постели побывала весьма значительная часть женского населения нашего офиса.

- Как я к этому отношусь? – Ира усмехнулась. – Знаешь, я никогда не задумывалась об этом. Точнее, мысли по этому поводу были, но из разряда как я ДОЛЖНА к этому относиться, но не как отношусь в действительности. Если в качестве шаблона взять ответ Саши, то… Я, как и он, не жалею, о том, что произошло и никогда не жалела. А вот насчет того, поступила бы я точно так же, если вновь оказаться в той же точке времени, но зная о последующем развитием событий, вот этого я не знаю. Тогда я была в таком состоянии, что…

- Знаю в каком, – перебил Стас. – Потому что сам был примерно в таком же. Ира, я тебе гарантирую, что если бы ты оказалась снова в той же точке времени, но зная о последующем развитии событий, ты бы поступила точно так же, и я тебе объясню, почему. Видишь ли, Саша помог тебе не только почувствовать разницу.

Правила, устои и предрассудки социума – это пародия на СОГЛАШЕНИЯ. Как ты знаешь, СОГЛАШЕНИЕ – это СОГЛАСЕН, это ХОЧУ. А правила устои и предрассудки социума – это ДОЛЖЕН, НАДО, ОБЯЗАН.

ДОЛЖЕН, НАДО, ОБЯЗАН – это стена на пути СОГЛАСЕН и ХОЧУ.

Именно из-за этой стены в чисто человеческом нет Истинных Соглашений, потому что чисто человеческое намертво связано законами социума. То есть, даже если ты ХОЧЕШЬ того, что ОБЯЗАН, ты в первую очередь ОБЯЗАН, а ХОЧЕШЬ не имеет никакого значения.

Жить в соответствии с СОГЛАШЕНИЯМИ, а не в соответствие с правилами социума – это значит жить вопреки правилам социума. В этом случае, если ХОЧУ не совпадает с ОБЯЗАН особых сложностей не возникает. Просто плюешь на ОБЯЗАН и делаешь то, что ХОЧЕШЬ, тем самым ломая эту стену. Гораздо сложнее, если ХОЧУ и ОБЯЗАН совпадают. В этом случае, эта стена становится невидимой и неосязаемой, но продолжает существовать, препятствуя взаимодействиям на основе Соглашений.

Ира, наши с тобой взаимоотношения с момента официального знакомства в офисе Игоря строились исключительно по законам социума. То есть, мы с тобой все это время взаимодействовали в соответствии с правилами вежливости и этикета. С другой стороны, то, что касается наших с тобой Соглашений, практически полностью формально соответствует правилам социума, и, таким образом, то, что относится к Истинным Соглашениям, оказалось практически полностью блокированным, при этом с практически полной невозможностью ощутить эту блокировку, эту стену.

То, что произошло между тобою и Сашей, это откровенное надругательство над всеми правилами, устоями и предрассудками социума.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

«…откровенное надругательство над всеми правилами, устоями и предрассудками социума»
художник: Хананта Нур (Индонезия)

С точки зрения этих правил, устоев и предрассудков, он, являясь моим другом, изменял своей любимой женщине с тобой, прекрасно зная, как я к тебе отношусь, и на тот момент даже лучше тебя самой зная, как ко мне относишься ты. Ты же… Да, с точки зрения социума, по большому счету, нельзя сказать, что ты изменяла мне, поскольку на тот момент у нас с тобой толком еще ничего и не было – повторяю, не было с точки зрения социума. Однако ты прекрасно знала об отношениях Саши и Оксаны, и хотя Оксану нельзя назвать твоей близкой подругой, все же ваши отношения выходят за рамки отношений просто знакомых и сотрудников. То есть, с точки зрения социума, ты и Саша жуть чего вытворили! Ира, на самом деле, тем, что вы вытворили, вы сделали как бы видимой стену из правил, устоев и предрассудков социума, которая была между мною и тобой.

Ты прекрасно знаешь, какой образ жизни я вел в тот же самый период. Мало того… К примеру, Гена и Женя, конечно, могу иногда позволить себе легкий флирт с сотрудницами офиса, но ни тот, ни другой никогда не допускают никаких связей в этих рамках. То есть, в пределах офиса они полностью следуют всем правилам социума. Я же – наоборот. Хотя бы раз я переспал почти со всеми представительницами женского пола, которые у нас работают. Разумеется, я имею в виду наш второй этаж – в то время, еще и первый. Более того, в качестве средства убеждения отдаться мне, я всегда использовал только свое служебное положение. На самом деле, это – моя обычная практика, которая в тот период лишь приобрела повышенную интенсивность. Безусловно, одной из причин повышения этой интенсивности стало мое состояние, которое для тебя в описании не нуждается – в тот период мы с тобой переживали плюс-минус одно и то же. Но эта причина – не единственная. В отличие от тебя, я всегда знал, что правила, устои и предрассудки социума станут для тебя и для меня особой преградой на пути к действию Соглашений, поскольку наши с тобой Соглашения очень сильно похожи на правила социума.

- Стас, то есть, когда ты заявил, что знаешь о том, что у меня было с Сашей, и рассказал о том, что у тебя было с Леной, ты, тем самым, сломал эту стену?

- Сломал – это громко сказано. Пробил – будет точнее. Понимаешь, не будь у тебя с Сашей того, что произошло, а у меня – с Леной и всеми остальными, между нами стояла бы та же самая стена, только вот пробить ее было бы невозможно.

- Как я понимаю, окончательно избавиться от нее получилось с помощью Блэйза?

- Блэйза и той девушки, которую он порекомендовал мне.

- Подожди, тогда получается, что стена, которая сейчас стоит между мною и Оксаной, стояла между нами всегда, а не появилась в тот момент, когда мы вытворили с Сашей то, что вытворили. Она лишь стала заметной. Так?

- Именно! Ира, все это касается не только тебя, меня, Сашу и Оксану. К примеру, ты и Лу – очень близкие подруги, и все же, очень многое в ваших взаимоотношениях лишено искренности Соглашений и наполнено формальностью приличий и этикета. Не сомневаюсь, что Лу, так или иначе, наталкивала тебя на идею переспать с Геной.

- Ага! Я надеюсь, ты не собираешься посоветовать мне то же самое?

Стас рассмеялся.

- Скажем так: я не против, но это – твое личное дело.

- Спасибо! – язвительно поблагодарила Ира.

- Пожалуйста! – ей в тон ответил Стас и усмехнулся.

- Шутки шутками, – продолжила Ира серьезно, – но я понимаю, о чем ты. Однако, к сожалению, это понимание не добавляет мне смелости.

- Ира, ты думаешь, мне было просто?

- Если честно, думаю, что да, поскольку в этой ситуации ты, образно говоря, пострадавшая сторона, а я – виновная.

Стас тяжело вздохнул.

- Ира, вот честное слово не поленюсь и составлю для тебя полный список всех, с кем переспал за тот месяц, а на первом же общественном мероприятии всех их тебе покажу.

- Можешь не напрягаться. Для меня это в качестве утешения никогда не работало и не работает.

- А ты думаешь, для меня когда-то работали в качестве утешения твои приключения с Сашей? Поверь, сейчас, перед разговором с Оксаной ты чувствуешь все то же самое, что чувствовал я, перед разговором с тобой. Почему я так смело это сравниваю? Да потому что все эти страхи и неловкости – продукт сугубо человеческого, навеянного социумом, а тут все работает по одной программе, то есть, практически без вариантов. Ира, мой тебе совет: даже не пытайся выдумывать, что и как ты скажешь Оксане, а четко нацелься на то, чего ты хочешь добиться с помощью этого разговора.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

«…четко нацелься на то, чего ты хочешь добиться…»
художник: Айдан Угур Унал (Турция)
*«Randevu»* (фрагмент)

- Спасибо, – с улыбкой, но без особого энтузиазма поблагодарила Ира. В этот момент за окном ослепительно вспыхнула молния, и раздался такой раскат грома, что завизжали сирены сигнализаций машин и задребезжали стекла. – Как ты сегодня доехал сюда? – взволнованно спросила Ира, глядя на сплошную стену дождя.

- Чудом, – честно признался Стас.

- Надеюсь, ты не собираешься таким же образом возвращаться домой?

- Боюсь, сегодня мне туда вообще возвращаться не придется.

Едва заняв свое место в кабинете, Стас тут же разбудил компьютер и совмещал разговор с работой.

- Может, помочь чем-нибудь? – предложила Ира

- Чем, к примеру? – усмехнулся Стас.

- Ну не знаю, – чуть смутилась Ира. – Алина же чем-то тебе помогает?

- Ира, но ты же не Алина! Я тебе дольше объяснять буду, чем сам сделаю.

- Как скажешь! Я тогда пошла помогать Лу.

- А тебе обязательно рядом с ней сидеть?

- Скорее всего, нет.

- Ну, если точно нет, бери ноутбук и спускайся ко мне.

- Хорошо.

Минут через пятнадцать Ира сидела в кабинете Стаса. По поводу вообще не отправляться сегодня домой, он, конечно, погорячился, однако покинули они домик с дыркой только около часа ночи.

Во вторник дождь продолжал лить, но уже без угрозы Всемирного Потопа. Тем не менее, Стас убедил Алину и сегодня остаться с Аристархом дома. В итоге, Ира вновь весь день работала у него в кабинете. Что именно творилось вокруг, ее пониманию не поддавалось, но одно было ясно точно – гибрид дурдома с преисподней. Стас практически не отрывался от компьютера, при этом почти постоянно звонили три телефона, а в кабинет то и дело кто-нибудь заходил. При этом темы телефонных и кабинетных переговоров даже отдаленно не пересекались друг с другом. Ира честно призналась себе, что, попади она на место Стаса, уже через десять минут такого ритма непременно бы убила кого-нибудь. Стас же ни разу даже голос ни на кого не повысил, и даже тогда, когда реплики заглядывающих обитателей второго этажа представляли собой воплощение полного идиотизма.

- Стас, как ты это выдерживаешь? – со смесью ужаса и восхищения спросила Ира, когда они собирались идти обедать.

- Ира, мне бы очень хотелось, чтобы пока нет Алины, ты поработала у меня в кабинете, но если совсем невмоготу, я не настаиваю на твоем присутствии. Так что, если хочешь, после обеда можешь идти к себе.

- Да мне-то нормально! Я со вчерашнего вечера в состоянии полной нирваны! Но как ты можешь выдерживать весь этот ад?

Ира не обманывала. Вчера вечером, когда она уселась со своим ноутбуком в кабинете Стаса, буквально через несколько мгновений ее окутало упоительное состояние всепоглощающего покоя и безмятежности, в котором работалось с необычайной легкостью. Сегодня всю первую половину дня она трудилась в этом же состоянии, на которое никак не влияли ее наблюдения за творящимся вокруг адом.

- В состоянии полной нирваны, говоришь? – с улыбкой переспросил Стас. – Нравится это состояние?

- Очень! – восторженно призналась Ира.

- Ира, это – мое состояние, которое я намеренно передаю тебе. Всё, что угодно, можно использовать для всего, чего угодно. Я использую обычное течение рабочего дня для создания себе состояния, которое ты сейчас назвала нирваной.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

«Всё, что угодно,
можно использовать для всего, чего угодно»

художник: Мей Эрард (Индонезия)

- Стас! Использовать весь этот дурдом для создания себе состояния, которое я назвала нирваной! Это невозможно!

- Почему? – усмехнулся Стас. – Признаюсь честно, мне далеко не всегда удается это с блеском, даже несмотря на весьма продолжительный опыт работы в этом направлении, однако, я никогда не перестаю стремиться к цели. Цель же, в данном случае, чувствовать себя так, как я хочу себя чувствовать, а не так, как принято в подобных обстоятельствах, и мало того, использовать сами складывающиеся обстоятельства для достижения этой цели, – Стас многозначительно улыбнулся. – Кстати, меня тут любопытство прямо изгрызло: чего Ихану вчера понадобилось от Саши?

- Я сказала Ихану, что меня ждут два очень неприятных разговора, и он попросил, чтобы после первого разговора я посоветовала моему собеседнику заглянуть к нему.

- В таком случае, не понимаю, почему ты столь небрежно отнеслась к просьбе Ихана?

- В смысле? – не поняла Ира.

- Ну я ведь тоже был твоим собеседником! – усмехнулся Стас.

Ира уставилась на него, тупо хлопая глазами. Стас рассмеялся, потом поцеловал ее и сказал, распахивая дверь:

- Идем!

Глава 138. Истинные мотивации