Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 8

Третий элемент

(главы 120-136)


Глава 134
Иное восприятие

Со вторника началась подготовка к запуску в работу новой игры. Всю первую половину дня Ира с Михой провели в кабинете Зива и Лоренца. Первым делом кошки-собаки принялись делиться своими впечатлениями от вчерашней презентации, что обернулось для Иры с Михой болью всех мышц брюшного пресса от хохота. Особенно тяжко пришлось Ире, которой, превозмогая себя, приходилось «переводить» для Михи. Вернуться в серьезное русло удалось с огромным трудом.

- Итак, основа концепции того, что я бы хотела дальше, — торжественно начала Ира. — Еще в самом начале работы над этой игрой Станислав Андреевич отметил, что практически невозможно транслировать собственное настроение тем, чье подключение к миру кардинально отличается от твоего. Для преодоления сего эффекта, как вы все знаете, были использованы особые свойства произведения чистого искусства. Именно поэтому графическая и музыкальная концепции игры создавались как произведения чистого искусства. Тем не менее, я сомневаюсь, что наши с вами труды будут иметь высокий КПД. Чтобы увеличить его, я решила пойти по пути наименьшего сопротивления. Миша, ты прекрасно знаешь принцип, по которому идет набор сотрудников во время семинаров. То есть, все, кого мы вот так вот набираем, изначально имеют такое подключение к миру, которое обеспечивает приятие иных установок по умолчанию.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

…такое подключение к миру
художник: Оливер Лавдей (США)

Так вот, именно для них мы и будем делать следующую игру и, скорее всего, не одну. С одной стороны, понятно, что можно просто раздать им всем эту. Но это — просто игра, и нет ни единой вразумительной мотивации, подвигающей играть в нее с достаточной степенью регулярности. То, что я хочу — это de jure игра-тренинг, развивающая профессиональные качества. Что-то вроде семинара, но в форме компьютерной игры. А вот de facto — то, чем мы, собственно, уже начали заниматься.

- Нечеловеческие ситуации ты там планируешь использовать? — спросил Лоренц.

- Полагаю, что да, — ответила Ира.

- Просто, уже куча идей на основе знакомства с офисной жизнью, — пояснил Лоренц причину возникновения вопроса.

- Вау! — загорелся Миха.

- - -

На обеде Тамара попросила разрешения присоединиться к обсуждению.

- Ирина Борисовна, я еще лишь поверхностно познакомилась с готовой игрой, но мне уже сейчас хочется знать дальнейшие планы. Это даст мне возможность продолжать знакомство в особом ракурсе.

Продолжение обсуждения из-за участия Тамары пришлось перенести в общий кабинет, но Лоренц и Зив, сидя у себя, слышали всё, как и во время презентации. Само собой, основу концепции для Тамары Ира излагала совершенно по-другому:

- Тамара, когда идея семинаров еще только обсуждалась, попутно шел разговор о регулярных тренингах для сотрудников «Стиль-Кода». Идеи были весьма радужными, но, в конце концов, пришло понимание, что просто не разорваться. А такие тренинги более чем нужны. Надеюсь тебе этого объяснять нет необходимости.

- Никакой! — согласилась Тамара.

- Именно поэтому родилась идея сделать эти тренинги в форме компьютерных игр, которые, к тому же, вполне подойдут не только для сотрудников «Стиль-Кода».

- Ирина Борисовна! Это действительно гениальное решение! Первое! Компьютерная игра — самый приятный и доступный способ развития чего угодно в пределах мозговой деятельности. Второе! Хоть на уши вставай, но всё равно в любой конторе определенная часть сотрудников в игрушки играет. А наиболее эффективный способ борьбы с беззаконием — сделать незаконное законным! «Дорогие сотрудники! Играйте на здоровье!» Нервная система подчиненных и начальства в целости и сохранности! Профессиональные качества успешно растут без лишних затрат на всевозможные курсы повышения квалификации и потерь от отсутствия сотрудника на рабочем месте. И третье! Самое главное! В эту обертку можно ведь поместить все, что угодно!

Ира смотрела на Тамару в изумлении, а та, тем временем, продолжала:

- Я еще на той игре, которую Миша мне сразу дал, заметила, что тут всё очень не просто так. Не развлекуха пустая. А в эту, как только играть начала… Короче, мне именно поэтому сразу узнать захотелось, что же дальше планируется. Я сама постоянно стараюсь держать свое настроение, свое сознание под контролем, но это — чертовски тяжело. То и дело не туда заносит. А тут! Лично для меня, это как палочка-выручалочка. Я, собственно, еще толком и поиграть не успела, но уже почувствовала — три-четыре минуты и входишь в особое состояние, которое мне очень и очень понравилось!

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Ципулин (Россия). Абстрактное искусство

…особое состояние…
художник: Евгений Ципулин (Россия)

Ира с Михой забросили подальше всю конспиративность и прямым текстом рассказали Тамаре о целях, задачах и способах их достижения.

- Так. Я знаю, что мне делать! — заявила Тамара с горящими глазами, выслушав все пояснения. — Я, безусловно, знакома со структурой «Стиль-Кода» в целом и по подразделениям в частности. Однако нужно углубить это знакомство вплоть, что называется, до интима. Ирина Борисовна, Миша, я полагаю, что смогу разработать основные требования к обертке. Возможно, что не только основные и даже не только требования, но этого пока обещать не буду. Короче, в бой! — провозгласила Тамара, поднимаясь.

- Тамара, извини, — обратилась к ней Ира, — а разве ты не участвуешь в боевых действиях на полях сражений нового аврала?

- Участвую, конечно. Просто, все, что от меня требовалось к сегодняшнему дню, я ночью подготовила, а за первую половину дня решила. Конечно, пока не схлынет, я не смогу в полную силу работать в игровом направлении, но…

- Не спеши, — перебила Ира. — Миша все равно с понедельника в отпуск уходит на две недели. Так что, ты все успеешь, без сверхурочных рывков по ночам.

Как только ушла Тамара, Ира и Миха перебрались обратно к Зиву и Лоренцу. Вскоре к ним присоединилась Оксана.

Ближе к концу рабочего дня Ире позвонила Наташа:

- Ира, извини, мне очень нужно с тобой поговорить.

- Как все разойдутся, я тебя наберу, — пообещала Ира.

Сегодня все разошлись, еще шести не было, а потому Ире пришлось ждать Наташу, коротая время за новорожденной игрой. Наташа пришла в начале восьмого. Ира закрыла игру, выключила компьютер, после чего они переместились в непринужденную атмосферу курилки.

- Ира, а как повернуть этот глобальный ток, о котором ты вчера говорила? — спросила Наташа без всяких вступлений и поспешила добавить. — Я помню, ты сказала, что это невозможно объяснить, но все же… Хотя бы что-то типа научного объяснения «как моргать глазами».

Аз Фита Ижица. Художник: Дэррил Ф. Джонс Джонс (США). Абстрактное искусство

как повернуть этот глобальный ток?
художник: Дэррил Ф. Джонс Джонс (США)

Ира глянула на Наташу с удивлением из цикла «не может быть!». Она прекрасно знала, что посеяла в ней то, что хотела, но что Наташа, вдобавок, отнесется совершенно серьезно к ее вчерашней речи, которая должна была бы быть для нее полным бредом, вот этого Ира никак не ожидала. Выдержав небольшую паузу, понадобившуюся ей чтобы уяснить себе, что Наташин вопрос — это не плод разыгравшегося воображения, Ира заговорила:

- Наташа, если честно, мне рассказывали об одном способе. Там используется освоение иностранного языка и пиковое состояние, которое достигается с помощью одного из трех процессов. Процессы — творчество, восприятие произведения творчества и секс. Пиковые состояния, соответственно: экстаз, катарсис и оргазм. С помощью освоения иностранного языка создаются как бы условия, а с помощью пикового состояния осуществляется сам поворот.

Для чего нужен иностранный язык. На самом деле, точно перевести с одного языка на другой можно лишь очень ограниченное количество слов. Значение всех остальных можно лишь объяснить. То есть, большинство слов любого языка в зависимости от контекста будут переводиться на любой другой язык по-разному. То есть, чтобы понимать их, мало знать их значения, нужно их чувствовать. Когда ты начинаешь таким образом чувствовать новый для тебя язык, у тебя начинают меняться связи между энергиями, что и подготавливает возможность поворота их глобального тока.

В момент же одного из пиковых состояний, о которых я говорила, временно прекращается энергетическая связь с внешним миром, и благодаря этой приостановке осуществляется поворот. По поводу пиковых состояний и процессов, которые к ним приводят, я могу дать тебе кое-что почитать.

- Давай.

- Это не так просто, потому что то, что я могу дать тебе почитать, для публикации не предназначено, а потому читать придется, сидя здесь по вечерам.

- Я согласна.

- В таком случае, можно начать прямо с завтрашнего дня.

- Я согласна, — повторила Наташа.

- Значит, начнем. Это в любом случае лишним для тебя не будет. Однако должна тебя предупредить… Видишь ли, вся сложность с этим способом состоит в том, что любой иностранный язык не подходит. Это должен быть язык, который имеет для тебя особую значимость. К примеру, твой любимый человек говорит на этом языке, либо этот язык является твоим этнически родным, но ты его либо не знаешь, либо знаешь плохо.

Наташа приуныла, но вдруг резко оживилась:

- Стоп! — радостно воскликнула она. — У меня прадед казахом был!

Ира с чуть приоткрытым ртом уставилась на Наташу, которая, забыв о ней, вскочила и рванула прочь из курилки, по всей видимости, надеясь прямо сегодня успеть купить самоучитель казахского языка.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

…прямо сегодня…
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

Как выяснилось на следующий же день, Ира была очень недалека от истины.

Едва Ира и Миха уселись обедать, продолжая мозговой штурм концепции новой игры, в буфет зашли Генка со Стасом.

- А где Евгений Вениаминович? — поинтересовалась Алла, допивая компот.

- Сейчас поднимется, — ответил Стас. — У Ихана к нему небольшой вопрос возник, — пояснил он.

Женечка зашел в буфет спустя аж минут десять с идиотской улыбкой на лице.

- Что с тобой? — спросил Генка в легком недоумении.

- Да вот ощущение, будто в лыжах на асфальте, — объяснил Женечка, продолжая пришибленно улыбаться.

Не выходя из непонятного состояния, он попытался налить себе зеленого борща в мелкую тарелку, и если бы Стас не остановил его резким окриком, непременно бы это сделал.

- Женич! Чё стряслось? — начал хихикать Генка.

- Сейчас. Подождите, — попросил Женечка, внимательно изучая глубину другой тарелки.

- Женя! Садись! — прикрикнула на него Ира, силой забирая тарелку и половник.

Пока она наливала ему борщ и накладывала второе, Женечка обрел способность более-менее сносно излагать мысли.

Как оказалось, Ихан, наконец-то, получил швейную машинку, которую заказал по Интернету еще полгода назад. Машинка та была непростая — с кучей всевозможных фантастических функций, а инструкция к ней прилагалась только на японском языке. Именно этим и озадачил Ихан Женечку, который тут же ответил на самые животрепещущие вопросы, пообещав заглянуть при первой возможности и сделать полный перевод.

Ихан поблагодарил и ушел к себе, но едва Женечка продолжил движение, из фото-студии выскочила Наташа, схватила его за руку и спросила:

- Женя, а Вы знаете казахский?

Поскольку мозги Женечки в этот момент были полностью заняты авралом, он не особо вник в суть сказанного и просто честно ответил, что знает, и тут… Тут на него посыпался шквал вопросов по поводу правильного произношения отсутствующих в русском языке букв, а также некоторых особенностей грамматики. Чисто по инерции Женечка ответил на все вопросы и только потом до него, наконец-то, дошло: КТО их ему задает! Он тут же потерял дар речи, а потому и не сумел выяснить, на кой Наташе понадобился казахский.

Аз Фита Ижица. Художник: Бланка Абахо Альда (Испания). Абстрактное искусство

…тут же потерял дар речи…
художник: Бланка Абахо Альда (Испания)

- - -

- Ну, ты даешь! — в качестве приветствия воскликнула Ира, когда вечером пришла Наташа. — Весь обед тебе кости мыли по поводу казахского.

- Извини, Ир, потом только дошло, что идиотка. Понятно, если бы английским, ну на худой конец французским бы поинтересовалась… А тут — казахский! У кого угодно вопросы вызовет. Но… Ир, я не представляю, как его самостоятельно освоить! В том-то и дело, что это — не английский и не французский. Я, правда, нашла в Интернете кое-какие пособия, но…

- Наташа, что ты тупишь? Просто в соцсетях заведи друзей из Казахстана. Там русский еще довольно хорошо помнят, так что, если что, понятно и доступно помогут тебе.

- Слушай! Точно! Идея!

- Так, у тебя время до скольки есть?

- До девяти максимум.

- Тогда давай без лишних разговоров.

- Давай.

Ира усадила Наташу за свой компьютер и открыла ей Женечкины 43 энергии Бытия.

- Если что будет непонятно — спрашивай.

Сама Ира устроилась за одним из компьютеров, который после переселения Яны и Ромы стал ничейным, и пустилась в приключения новорожденной игры.

- - -

К пятнице аврал на третьем этаже не рассосался, но Стас не стал нарушать юную традицию блуждания по горам. Единственное, вышли они лишь в восемь вечера. А вот на воскресном джем-сейшне у «дяди Тома» он Ире компанию не составил. Зато с ней пошла Оксана. Правда, без Александра, который тоже принимал участие в битве с авралом.

Как только занавес закрылся, к Ире с Оксаной подскочил Блэйз и, аж дрожа от нетерпения, спросил:

- How is our game?

Аз Фита Ижица. Художник: Бамбанг Видарсоно (Индонезия). Абстрактное искусство

Как?
художник: Бамбанг Видарсоно (Индонезия)

- Nearly everyone’s very busy now. So, I can’t tell you anything about the ready game, but we have news concerning the new one, — ответила Ира.

- Wow! — глаза Блэйза заблестели еще ярче.

Он тут же предложил пойти к нему, чтобы спокойно поговорить. Ира и Оксана согласились. Поскольку Оксана еще ни разу не была в гостях у Блэйза, Ира украдкой предупредила ее о живописном зрелище, которое ее ждет, однако от шока сие не уберегло.

- Blaise! Let me help you! — возопила Оксана, едва переступив порог.

- Help me? I don’t need any help!

- Оксана, расслабься! — усмехнулась Ира. — Подобное предложение здесь уже звучало. Он так живет, и ему это нравится.

- What did you tell her? — поинтересовался Блэйз.

- I told Oksana you liked to live like this.

- Absolutely! — с улыбкой воскликнул Блэйз, сооружая табуреты из книг, нот и журналов.

Где-то около часа Ира и Оксана рассказывали Блэйзу, что успели наштурмовать мозгами.

- So, starting from tomorrow, I’ll return to the lifestyle I enjoy most of all! — прозвучало апофеозом из Ириных уст.

- It means starting from tomorrow, you'll be with us again? — Блэйз светился счастьем.

- Yes, — подтвердила Ира почти в нирване.

- By the way, did you show Oksana the picture?

- Oh! The picture! I forgot about it completely!

- Я тоже забыла, — усмехнулась Оксана.

- Don’t worry! If you’re so forgetful, I’ll do it! — торжественно провозгласил Блэйз и потянулся к подушке, из-под которой он в прошлый раз извлек папку с рисунком.

Он несколько раз тщательно прощупал всё подподушечное пространство, затем встал и поднял подушку. Под ней было пусто.

- Where is it? — недоуменно спросил он, сам не зная кого. — It was here! I'm absolutely sure it was here! Where can it be?

Блэйз принялся скакать по комнате, то там, то сям подбрасывая вверх фрагменты своего бедлама. Однако его усилия так и не увенчались успехом.

- Mysticism! — в конце концов, сделал он вывод.

Аз Фита Ижица. Художник: Олег Березуцкий (Россия). Абстрактное искусство

Мистика!
художник: Олег Березуцкий (Россия)

- - -

С понедельника началась пора умопомрачительного блаженства. Правда, в расписании прошлогодней давности произошли некоторые изменения. Произошли они из-за Наташи, которая вечерами постигала 43 энергии, в то время как Ира колдовала за соседним компьютером над 3D-графикой. Живописи же теперь отдавались несколько часов сразу после обеда.

На третьем этаже аврал можно было считать схлынувшим, но сохранился довольно напряженный ритм. Стас засиживался на работе до десяти, а то и до одиннадцати, а потому, когда уходила Наташа, Ира продолжала творить, пока он не заходил за ней.

- А давай на море поедем, — предложила Ира, садясь в машину в понедельник.

- Хорошая идея! — согласился Стас.

Начиная с этого дня, они первым делом ехали на какой-нибудь пустынный пляж и только затем возвращались домой.

- - -

Четвертая вылазка в горы ознаменовалась невероятным событием: Стас разрешил Ире взять с собой полотенце. И не только полотенце! А вообще все, что она захочет! Ира была вне себя от счастья, потому что каждый раз перед выходом она смотрела на Стаса жалостливым взглядом и ныла по поводу того, что ей жизненно не хватало, но он оставался непреклонным. И вот, свершилось!

- Ира, только имей в виду, ко всему, что ты возьмешь, я даже не прикоснусь при любых обстоятельствах.

- Батюшки! Какие угрозы! Стас, я не собираюсь брать с собой полный рюкзак кирпичей, а потому совершенно не нуждаюсь в твоей помощи.

- Ира, это — не угрозы. Это — просто предупреждение.

Учитывая предупреждение, Ира с грустью посмотрела на плед и аккуратно распределила в утробе рюкзачка полотенце, свитер и шерстяные носки. В итоге, он имел изящную и удобную форму с практически неощутимым весом.

Как и в прошлую пятницу вышли они только в восемь вечера, а потому брели по лесной тропе всего чуть больше часа. Когда сумерки стали сгущаться, Ира и Стас свернули с тропы вверх по ручью, и вскоре нашли очень даже милое местечко для ночлега. По традиции Ира занялась костром, а Стас ушел, вернувшись уже практически в полной темноте со свертком из лопуха, в котором лежали две небольшие звериные тушки, разделанные до состояния «как в магазине».

- Стас, ты как-то обещал показать мне, как у тебя получается быть столь удачливым охотником. Хотя… — Ира окинула скептическим взглядом добычу.

- Не впечатляет? — усмехнулся Стас. — На самом деле, с более крупным зверем всё гораздо проще, но у меня правило: бери ровно столько, сколько можешь съесть за один раз. Меньше — можно. Больше — нет. А что касается показать — покажу. Когда время придет.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

Когда время придет
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

- А когда оно придет?

- Понятия не имею, — усмехнулся Стас. — Кстати, еще насчет показать. Всё забываю спросить: ты рисунок с комнатой Оксане показала?

- Не-а! — в блаженстве смирения ответила Ира. — В прошлое воскресенье Блэйз пытался, но у него тоже не получилось. Мистика!

- Да уж… — Стас задумался.

- Кстати, Стас, всё забываю тебе рассказать. Помнишь, после презентации игры Блэйз меня с собой к «дяде Тому» забрал? Он вытащил из себя еще кое-что по поводу той комнаты. Он говорит, что тогда был странствующим музыкантом и какое-то время жил в той деревушке в качестве органиста. В ту пору он несколько раз заходил в эту комнату. Потом он из той деревушки ушел на какое-то время, а когда вернулся, именно в этой комнате лежало тело того священника. Блэйз утверждает, что знает его — в смысле, как личность — но не может вспомнить. Он описывал его так, что у меня, можно сказать, не осталось сомнений, что этот священник и есть тот, кто сделал то, что в определенном кругу называют подменой двоичности двойственностью, а я считаю расщеплением целесообразности. А кроме того, Блэйз описывал его так, что мне на ум пришли только две личности: ты и Женя. Ты, само собой, отпадаешь по умолчанию, а вот Женя… Сначала мне показалось, что и он отпадает по умолчанию, но… Блэйз напомнил, что если ты знаешь эту личность в этой жизни в одном воплощении, это вовсе не значит, что она, в это же самое время, не может существовать в другом.

- Ира, на самом деле, два и более воплощений одной личности на одном отрезке времени явление хоть и вполне возможное, но довольно редкое. Во-первых, чтобы это осуществить, нужны кое-какие умения, иначе, при попытке еще раз воплотиться на том же отрезке времени, тебя затягивает в то же самое воплощение. Гораздо проще — хотя и это умеют далеко не все — если хочешь принять на этом же отрезке времени другое воплощение, стереть предыдущее. Женя великолепно умеет и то, и другое, но он предпочитает сразу же стирать использованное воплощение, независимо от того, собирается он возвращаться на этот отрезок времени или нет. Лишь некоторые из его бесчисленного количества воплощений остались не стертыми. Кстати, если воплощение стирается, это, как говорится, проходит не бесследно. Наверняка испытывала в жизни смутные ощущения, будто вот тут что-то должно быть — какое-то событие, скажем — но этого нет? Вот это и есть след от стертого воплощения.

- Очень сложно представить всё, о чем ты говоришь, — задумчиво проговорила Ира.

- Знаю. Практически невозможно, когда воспринимаешь по законам времени, а по-другому воспринимать здесь нереально. То, что я тебе рассказываю, я знаю вопреки такому восприятию, но это вовсе не значит, что я избавлен от такого восприятия.

- Я понимаю, о чем ты. На какие-то мгновения ловишь ощущения за рамками времени, но тут же теряешь их.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

…ощущения за рамками времени…
художник: Мей Эрард (Индонезия)

- Именно, — подтвердил Стас.

- Стас, я после того разговора нет-нет да и думаю о Жене. Во-первых, он очень тесно — мягко говоря, очень тесно — связан с Даной. Во-вторых, он сам сказал, что с Геной и Лу он хоть и согласен всегда, но не во всем. В-третьих…

- В-третьих, — перебил Стас, — с его умениями — с их широтой, разносторонностью и безупречностью — пожалуй, вряд ли кто может соперничать. А в-четвертых, он никогда никому не показывает всех своих умений, а потому о многих из них можно лишь догадываться. Я сам не раз становился свидетелем того, чего никак не мог от него ожидать. Знаешь, у меня периодически возникают подозрения, что он знает все человеческие языки вовсе не потому, что он их выучил, а потому, что он сам их все создал. Словом, я не исключаю, что это действительно может быть Женя. Ира, уж с кем, с кем, а с ним ты можешь говорить прямо и открыто. Так что, просто возьми и поговори.

- Стас, именно так я и хотела сделать сразу же, но… началось что-то очень похожее на «показать рисунок Оксане». Даже хуже. В присутствии Жени у меня эта идея полностью стирается из сознания, даже если я именно за этим к нему шла.

- Опаньки! Ира, это — не Женя. В смысле, Женя не имеет никакого отношения к тому, кто осуществил расщепление, и, соответственно, к священнику, если это действительно было его воплощение.

- Почему? Согласно всему, что мне рассказывали, это — СУГУБО ЛИЧНОЕ Жени, к которому он меня попросту не подпускает.

- Ира, всё СУГУБО ЛИЧНОЕ Жени целиком и полностью принадлежит тебе, а потому не пустить он тебя может только туда, куда тебе не очень сильно хочется. И еще. Только сейчас вспомнил. Ты сама как-то сказала, что уверена, что осуществил подмену не дракон. Помнишь?

Ира усмехнулась и задумалась.

- И что все это значит? — спросила она, в конце концов.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

И что всё это значит?
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

- Я думаю, что надо просто расслабиться и ждать. Эта личность сама выйдет на тебя, когда будет к этому готова. Видишь ли, вся та мистика, которая творится вокруг рисунка и вокруг Жени, творится не сама по себе. Мало того, я так и продолжаю время от времени ловить привкус того особого ощущения страха, в случаях, если кто-то рядом пугается от неожиданности. Как я тебе уже говорил, происходит это далеко не во всех случаях, а те, в которых происходит, не сводятся в систему ни по каким параметрам. Ира, эта личность где-то рядом. Эта личность чувствует, что ее ищут, но продолжает оставаться рядом. Само собой, человек, которым воплощена эта личность, ни сном, ни духом обо всем об этом, даже если осознает суть. Чтобы знать о себе такие вещи, осознания сути мало. Нужно чтобы был открыт прямой канал. На данный момент, из всех, кто рядом, прямой канал открыт только у меня и у Максима.

- Стас, получается, когда та личность учила тебя состоянию тотального влияния, у нее должен был быть открыт прямой канал, так?

- Да. Когда та личность учила меня, у нее был открыт прямой канал.

- Стас, если тот священник рассказывал мне теорию того, чему учили тебя, значит, у него тоже должен был быть открыт прямой канал?

Стас уставился на Иру, на несколько мгновений затаив дыхание.

- По-до-жди… — по слогам проговорил он и закрыл глаза.

Через несколько минут Стас усмехнулся.

- Я не могу сказать, был ли у него открыт прямой канала или не был, а кроме этого, он явно от чего-то очень мастерски отводил внимание. Ира, эта личность определенно толчется вокруг тебя, и я сомневаюсь, что из праздного любопытства. Пожалуй, самое лучшее, это угомониться по этому поводу, потому что своими стараниями мы только отпугиваем ее. И вообще, давай-ка ложиться спать.

Пока Стас ликвидировал последствия ужина, Ира занялась костром, готовя его к ровному горению всю ночь. Затем она достала из рюкзачка милое сердцу полотенце и пошла к ручью. Когда она вернулась, Стас кивнул на ближайшую ветку дерева и посоветовал:

- Повесь, пусть сохнет. Я, так уж и быть, сниму перед утренней росой.

- А какие были угрозы! — съязвила Ира.

- Ну что с тобой поделаешь, — усмехнулся Стас, как-то слишком ехидно.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

…как-то слишком ехидно
художник: Вольфганг Кале (Германия)

Ира направилась к ветке развешивать полотенце, и, как только расправила его, застыла на несколько мгновений. Полотенце вовсе не нуждалось в просушке. Когда она вылезла из ручья, ощущения были настолько приятными, что вытираться не хотелось. Она и не стала, а вместо этого, заставила свое тело сделать несколько активных движений, которые удалили с его поверхности остатки влаги.

Ира скосила глаза на Стаса. Он был к ней спиной, доводя Ирины труды с костром до совершенства. Она развесила полотенце на ветке.

Утром, доставая из рюкзачка полотенце, которое вернулось туда силами Стаса перед рассветом, Ира наткнулась на нетронутый свитер и шерстяные носки. Она снова скосила глаза на Стаса. Он снова был к ней спиной, занимаясь у костра завтраком. А полотенце… Полотенце снова лишь совершило увлекательную прогулку к ручью.

Позавтракав, как и в прошлые вылазки в горы, они шли куда выведет. Только в этот раз Стас явно выбирал путь с черным умыслом. Рюкзачок на спине, хоть и был совсем легким, постоянно за что-то цеплялся, создавая помехи свободному движению.

- Стас, ты все это специально делаешь? — в конце концов, не выдержала Ира.

- Что? — поинтересовался Стас.

- Выбираешь дорогу так, чтобы рюкзак мне мешал в усиленном режиме.

Стас остановился, смерил Иру взглядом и, указывая на поваленное бревно, сказал:

- Сядь.

Ира села. Он сел рядом.

- А теперь хорошенько вспомни, как и где мы ходили, и сравни с сегодняшним маршрутом.

Воспоминания у Иры много времени не заняли. Она засопела, встала и мрачно буркнула:

- Пошли.

Стас, не говоря ни слова, последовал за ней.

- Воспитываешь? — спросила она его через несколько минут.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

Воспитываешь?
художник: Кушлани Джаясинха (США)

- Приходится, — усмехнулся Стас. — Знаешь выражение «к хорошему быстро привыкают»? Очень верное наблюдение. Просто, у людей принято считать, что хорошее — это целая куча всевозможных причиндалов, ставящих тебя в зависимость. На самом деле, хорошее — это если умеешь обходиться без всех этих причиндалов. Ира, ведь тебе так и не понадобилось твое полотенце. А про свитер и носки ты вообще забыла. Тебя приучили пользоваться этими причиндалами, а я дал тебе почувствовать то, насколько ты в них нуждаешься на самом деле. Как ты выяснила, ты в них не нуждаешься совершенно.

- Стас, вообще-то, я всегда ходила в горы с рюкзаком, и он никогда мне не мешал.

- Ты просто к нему привыкла, считая необходимостью. А считать ты так стала, вовсе не потому, что рюкзак и его содержимое действительно необходимы, а потому, что это всё считается необходимым.

- Стас, я не умею добывать себе в лесу пищу, как умеешь это делать ты. А потому, мне в любом случае приходилось брать ее с собой.

- Ира, не говори ерунды. Ты всегда была способна собрать грибов, накопать корешков и нарвать трав. А осенью, когда поспевают каштаны и другие орехи, так вообще проблем с питанием никаких, даже если не умеешь охотиться.

- Чему мне очень хочется научиться.

- Я тебе уже сказал, что научу. Просто всему свое время.

Каждый раз, когда у них заходила речь об охоте, Стас ухмылялся и посмеивался со странным оттенком. Ира приписывала сию реакцию тому, что вопреки своим же собственным обещаниям, он совершенно не видит ее в образе Артемиды.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

…со странным оттенком
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

Какое-то время они шли молча. Потом Стас приостановился, вглядываясь в пространство чуть левее взятого направления. Ира глянула туда же. Там колыхалась щель прохода.

- Давай свой рюкзак, — сказал он, протягивая руку.

- Ты же сказал, что даже не прикоснешься к нему, — съязвила Ира.

- Я что, по-твоему, совсем, что ли, изверг?

- Знаешь, местами очень даже похож.

Стас усмехнулся.

- Это мы с тобой в другой раз обсудим. Давай рюкзак.

Ира протянула. Стас скрылся с ним в проходе и вернулся через несколько мгновений без него. Они продолжили путь.

- - -

В среду Наташа дочитала 43 энергии.

- Наташа, по правде сказать, не ожидала, что ты это осилишь, — честно призналась Ира.

- Знаешь, Ир, все это для меня действительно очень… слишком непривычно… даже дико, но… — Наташа немного помолчала. — Многое в своей жизни я делала правильно — как все. Кое-что я в своей жизни делала неправильно, но тоже как все! Меня раздражало, когда ты жила рядом и делала всё не так, как все. Когда я попала сюда, я поняла, что тогда меня раздражала вовсе не ты, а моя собственная зависть. Да, то, что ты мне рассказывала, и то, что дала прочесть — для меня всё это откровенная дикость, бред сумасшедшего. Если честно, я вряд ли даже половину прочитанного поняла. Ты сразу сказала, что я могу у тебя спрашивать всё, что мне непонятно. Но если бы я тебя начала спрашивать обо всем, что непонятно, я бы до сих пор, наверное, читала бы первую страницу. Ира, я знаю, почему мне все это непонятно. Вовсе не потому, что у меня мозгов в голове не хватает. Просто, для того чтобы жить не так, как все, надо мир воспринимать не так, как все. Здесь всё написано для тех, кто уже воспринимает мир не так, как все. А я только учусь этому.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

…не так, как все…
художник: Али Камал (Египет)

С четверга Ира вернулась к расписанию, которым пользовалась в конце прошлого года. Едва после обеда она уселась в гордом одиночестве у компьютера в общем кабинете, как к ней зашел Александр.

- Ирина Борисовна, прошу прощенья, но мне нужно поставить Вас в известность.

- Саша, если ты о завтрашней свадьбе, то я в курсе.

- Ирина Борисовна, я в курсе, что Вы в курсе по поводу свадьбы Ромы и Лены, которая состоится завтра. Так что, я вовсе не об этом собираюсь ставить Вас в известность.

- Тогда о чем? — Ира подняла на него глаза.

- С грядущего понедельника Вы отправляетесь в отпуск.

- Что!!!??? — Ира вытаращилась на Александра.

- Станислав Андреевич в курсе, потому что отправляетесь вы туда вместе. Не переживайте. Это всего лишь на неделю.

Пока Ира переваривала информацию, Александр технично слинял. Обнаружив, что она снова в гордом одиночестве, Ира, первым делом, схватилась за телефон, но тут же отложила его в сторону и самолично отправилась на третий этаж.

Пару раз стукнув в дверь, Ира заглянула в кабинет.

- Прошу прощенья, Станислав Андреевич, можно Вас на минутку, — сказала она еле слышно, потому что Аристарх, по всей видимости, спал, а Алина очень сосредоточенно набирала какой-то текст.

Стас молча кивнул, осторожно поднялся так, чтобы не создавать лишнего шума и вышел.

- Вообще-то, Аристарх не особо требователен к тишине, но сегодня он явно не в духе, — пояснил Стас, плотно прикрыв за собой дверь. — Чего хотела?

- Стас, что это за отпуск?

- Ира, недели две назад Саша озадачил меня сроками отпуска. Проанализировав сложившуюся у тебя и у меня обстановку, я счел, что с шестнадцатого по двадцать четвертое июня включительно — это самое оптимальное время. Если ты считаешь иначе, я с удовольствием выслушаю твои претензии. Единственное, давай это сделаем вечером, а не прямо сейчас. Хорошо?

- Хорошо, — вздохнув, сдалась Ира.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

…вздохнув, сдалась Ира
художник: Евгений Заремба (Россия)

К вечеру никаких претензий не осталось, потому что при ближайшем рассмотрении выбор Стаса действительно оказался наилучшим. Кроме того, как только новость перестала носить шокирующий оттенок, Ира поняла, что хоть и не чувствовала себя уставшей, судя по не особо выдающимся успехам как в обоих видах графики, так и в живописи, ей требовалось что-то, чтобы основательно себя встряхнуть. В общем, к вечеру остался только один вопрос: Что делать? В смысле, что они будут делать в течение девяти дней.

- Как что? — с легким недоумением спросил Стас. — Завтра гуляем на свадьбе, послезавтра отсыпаемся, и как только проснемся, уходим бродить по горам вплоть до вечера двадцать четвертого июня.

- - -

В честь свадьбы двух сотрудников выходной день был объявлен для всей конторы, но с обязательной явкой на мероприятие.

- Алла, как здорово, что вы с Мишей всю эту дребедень устраивать не стали, — поделилась Ира впечатлениями от церемонии, которая, собственно, еще толком не началась.

- Да может, и стали бы, — ответила Алла, — у меня просто после первого раза со всем этим ужасно неприятные ассоциации.

Гудящая толпа и суета традиционного свадебного балагана Иру раздражали. Но когда из подъезда наконец-то вышла Лена, все Ирино раздражение как рукой сняло. Она никогда ни у кого не видела таких счастливых глаз. Ира перевела взгляд на Рому. Его лицо выражало крайнюю степень ошеломления. Впрочем, было с чего — над образом невесты потрудился Ихан. Достижения Ихана тут же стали единственной темой шепота толпы. Ира же, мысленно попросив прощения у Ихана за недостаточное внимание к его творению, снова смотрела только на счастливые глаза Лены.

Всем, что было до ЗАГСа, заправлял взвод Лениных родственников с Кубани. К счастью, еще до регистрации они один за другим утратили дееспособность, сраженные изготовленным в домашних условиях двадцатипроцентным раствором воды в спирте и сивухе. Как только Кубанский гарнизон покинул поле боя, командование взял в свои руки Генка и в считанные минуты превратил станичное гульбище в изысканное таинство трансцендентного ритуала метаморфозы Бытия. Ира чувствовала, что у нее то и дело волнами пробегает мороз по коже, и что она не одна такая.

Молодожены из ЗАГСа вышил преображенными в полном смысле слова. Глаза Лены все так же светились счастьем, только теперь оно обрело бездонную глубину с преобладанием теплых бархатных оттенков. Рома смотрел на нее все с тем же ошеломлением, но теперь к нему добавился трепет постижения непостижимого… невероятного… немыслимого… Люди вокруг не в силах были оторвать изумленных взглядов от пары, пораженные исходящим от нее незримым завораживающим сиянием. Впрочем, сияние то и дело принимало видимое обличье — то от одной, то от другой детали убранства Лены выстреливали отраженные солнечные лучи.

- Гена, ты — волшебник! — вполголоса сказала ему Ира, улучив момент, когда они выходили из здания ЗАГСа.

- Я стараюсь! — подмигнул он ей и умчался дальше выполнять возложенные на себя обязанности. — Дорогие мои, Елена и Роман! — обратился он к молодоженам. — Вам только что пожелали, чтобы этот день стал самым счастливым в вашей жизни. Я же хочу пожелать вам совершенно другого. Пусть этот день, станет Днем Рождения вашего великого СЧАСТЬЯ. Пусть сегодня он покажется вам самым счастливым по сравнению с теми днями, которые уже канули в Лету, но пусть через много лет вы будете вспоминать этот день, как крохотное семечко, из которого выросло могучее дерево в цвету!

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

…могучее дерево в цвету!
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Быстренько объехав все традиционные места, которые посещаются в таких случаях, свадебный кортеж отправился в сторону Лазаревского. Возглавлял колонну Стас, рядом с которым в машине сидел Максим, который был единственным, кто знал, куда именно лежит их путь. Собственно, именно он и предложил его, наотрез отказавшись раскрывать тайну цели их путешествия.

Свернув с федеральной трассы, они долго ехали по дороге, петляющей в долине небольшой реки среди гор. Дорога превратилась в грунтовую, а они все ехали и ехали. В конце концов, они оказались в центре небольшого горного селения. В одном из дворов для гостей были накрыты столы с легкой закуской, а Лену и Рому Максим повел дальше пешком. Вернулся он минут через двадцать в гордом одиночестве.

- Ты куда это наших молодоженов дел? — с улыбкой, но с легкой тревогой поинтересовался Генка.

Максим загадочно усмехнулся и взглядом подозвал его, а так же Иру, Лу, Стаса и Женечку. Как только они подошли, он отвел их подальше в сторону от шумно пирующих.

- Глядите! — сказал он, включая фотокамеру в режиме просмотра.

Небольшой водопад низвергался в каменную чашу по форме напоминающую сердечко. В ее кристально чистых водах плыли Рома и Лена в костюмах Адама и Евы.

- Сделал вид, будто ушел, а сам в кустах спрятался, — пояснил Максим то, как ему удалось сделать этот снимок. — Поначалу, конечно злиться будут, что в столь откроенном виде их выловил, но потом спасибо скажут. Тут, само собой, целая серия, но остальные без их разрешения показывать не буду.

Лена с Ромой вернулись только минут через сорок. Их внешний вид утратил безупречность. Представительницы прекрасного пола тут же кинулись на помощь Лене, дабы избавить ее белоснежное платье от пятен глины и травы, но Лена с яростью грозной античной богини встала на их защиту.

- Ничего вы не понимаете! Это — не грязь! Это — дороже любых бриллиантов! — неистово воскликнула она.

Аз Фита Ижица. Художник: Альфио Зарбано (Италия). Абстрактное искусство

…дороже любых бриллиантов
художник: Альфио Зарбано (Италия)

Ира два раза хлопнула в ладоши, и следом раздался шквал аплодисментов.

Через два часа, слегка помятые и со следами природы на свадебном облачении Рома и Лена, сияя улыбками, сидели во главе стола в банкетном зале ресторана «Каскад». Кубанская дивизия, протрезвевшая от горного воздуха, затеяла переворот с целью захвата власти. Генка сдался без боя.

- В любом случае, это… — он глянул на часы мобильника, — на полчаса, не больше.

Снова грянуло станичное гульбище, однако Генка оказался пророком повышенной пунктуальности. Ровно через полчаса всё Кубанское войско аккомпанировало продолжению банкета дружным храпом.

Вернув себе бразды правления, Генка окутал торжество чарами магии. Первым делом, он заявил, что не поклоняется официальным документам и не верит в силу оставленных там автографов, а посему полностью убежден, что союз Лены и Ромы следует скрепить гораздо более надежными узами.

Он провел их через целый ряд брачных ритуалов. Некоторые из них относились к древнейшим, а другие — к современным, но традиционным для той части человечества, которой чужды ценности цивилизации. В итоге, когда Генка, в конце концов, решил, что он исполнил свой долг целиком и полностью, каждый из присутствующих — естественно, за исключением виртуозов оркестра художественного храпа — был готов к написанию солидной монографии об особенностях архаичных представлений о браке и семье со сравнительным анализом отношений к межполовым взаимодействиям в разных культурах. Разумеется, о написании монографии никто подумывать не стал, но этнографический экскурс, устроенный Генкой, оставил неизгладимый след.

Все свершенные Генкой таинства требовали массы помощников, а потому очень многие овладели не только теорией мировоззрения древних и реликтовых культур, но и опробовали его на практике. Это оказалось столь захватывающим, что дальнейшее более свободное развитие торжества продолжилось в том же русле, хотя формально не особо отличалось от традиционного современного цивилизованного празднества с тостами в честь новобрачных и танцами.

- Стас, почему ты никогда не приглашаешь меня танцевать? — спросила его Ира, которой с трудом удавалось утолять голод в коротких перерывах между танцами — сегодня она, почему-то, пользовалась особой популярностью.

- Ну как это никогда? — изо всех сил удивился Стас. — Я приглашал тебя на танец целых два раза.

- Когда это? — не поняла Ира.

- Не сегодня. Но разве ты не помнишь?

Ира смущенно опустила глаза и усмехнулась.

- Вынуждена признать, что было дело, — она искоса глянула на Стаса игривым взглядом.

- Пригласить? — спросил Стас, дабы удостоверится, что правильно понял смысл игривого взгляда.

- Ну-у-у-у… — протянула Ира.

- Как скажешь! — Стас поднялся. — Но предупреждаю, последствия — на твоей совести.

Последствия оказались катастрофическими.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

Последствия оказались катастрофическими
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Не прошло и трех минут, как они лежали на кровати в спальне поющего дома. Само собой, «лежали» — крайне неточное определение…

Глава 135. Первое и второе приближения