Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 7

Хранитель чистого искусства

(главы 102-119)


Глава 118
Состояние тотального влияния

- Стас, у меня ничего не получается, — сказала ему Ира вечером в понедельник, когда они уже легли в постель.

Аз Фита Ижица. Художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла). Абстрактное искусство

…у меня ничего не получается
художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла)

- Что именно?

- Помнишь, ты мне рассказывал, как генерировать музыку в себе? Так вот, если я пытаюсь, я начинаю напевать мысленно и ничего другого не могу.

- Догадываюсь, что ты перепробовала все возможное. Если не ошибаюсь, целых три недели прошло с тех пор, как я тебе сказал, — Стас усмехнулся.

- Да. Мало того, я даже отдаленно представить себе не могу, как это вообще может получиться. Я догадываюсь, что, скорее всего, невозможно объяснить, как это делается, но…

- Ну почему же невозможно? Нет, разумеется, четкую инструкцию, что делать, я тебе дать не могу. Однако… Ира, все дело в том, что ты, как и подавляющее большинство людей, не умеешь правильно слушать музыку извне. То есть, обычное звучание музыки из внешнего мира.

- В смысле? — не поняла Ира.

- Как ты слушаешь музыку? Ушами?

- А как еще?

- Вот именно! Ира, перестань слушать музыку ушами и начни ее слушать всем телом. Человеческое тело — это набор всевозможных полостей, а полости — это резонаторы. Само собой, как резонаторы они работают независимо от твоей воли. Но если ты начинаешь обращать на это внимание — то есть, начинаешь пытаться слушать музыку всем телом, то есть, пытаться получать информацию о звуковых волнах не от ушей, а от всего тела — ты, тем самым, как бы включаешь усилитель. Можно много теоретизировать по этому поводу, но все это — бесполезная болтовня. Так что, просто завтра, когда пойдешь к ребяткам, попробуй ощущать музыку всем телом. То есть, грудной клеткой, брюшной полостью, полостями различных органов и трубчатых костей. Просто попытайся! Разумеется, не сразу, но у тебя, в конце концов, получится. А когда ты научишься слушать музыку именно так и переведешь это умение в автоматический режим, то есть, будешь слушать только так по умолчанию, тогда ты безо всякого труда сама обнаружишь, как генерировать музыку в себе, а не мысленно напевать.

На следующий день у «дяди Тома» Ира практически не рисовала, отдавшись попыткам слушать музыку всем телом. К счастью, Блэйза не было, а потому никто не интересовался, чем это она занимается, если не считать Стаса, который, как повелось, периодически забегал поиграть. А он давал очень ценные советы, на какой части тела следует сосредоточиться в зависимости от тембра звука. Правда, советы его оказались ценными лишь в понимании принципа, потому что, когда у Иры начало немного получаться, ее тело «слышало» разные тембры совсем не так, как тело Стаса.

Получаться действительно начало, и ощущения ошеломили Иру. Однако, чтобы получалось, приходилось сосредотачивать все внимание, иначе уши тут же перехватывали инициативу, и восприятие возвращалось в привычный режим.

- Не расстраивайся! Не всё сразу! — подбодрил ее Стас вечером во вторник.

В среду на сцене вновь был Блэйз, и Ира предпринимала попытки послушать всем телом очень аккуратно, чтобы не привлечь его внимание ими, но он все равно заметил.

- Let me give you a piece of advice. It’s awesome you strive to listen, using your entire body. Apply the same approach to drawing as well.

- How? — не поняла Ира.

- Feel the images you draw come from your entire body, but not from your head only. You’re merely taught that the most important thing is your head. It’s not so. Your head is your consciousness, whereas your entire body is your subconscious mind. You know what it means, don’t you?

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

сознание и подсознание
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

- Yes. I know.

- Then try!

Как только Ира попыталась рисовать «всем телом», «всё тело» стало тут же безо всяких сложностей слушать музыку. То есть, когда Ира лишь слушала музыку, чтобы делать это всем телом, ей требовалось концентрироваться на этом. Но как только она начинала с таким же ощущением рисовать, соединившись, оба занятия переставали требовать концентрации сознания на их необычном восприятии. А ощущения…!!!

Утром в пятницу, стоя у мольберта, Ира почувствовала, что вся звучит изнутри. Она поняла, что не дотерпит до вечера, и во время обеда умоляюще глянула на Стаса. Тому после обеда предстояло ехать на какую-то встречу вместе с Женечкой, но он вручил ему ключи от машины, сказав, что присоединится через проход, и зашел к Ире. Вне себя от восторга она спешно и сбивчиво описала ему свои ощущения и в завершении спросила, аж дрожа в эйфории:

- Стас, ты живешь вот так?

- Не ежесекундно, но довольно значительную часть времени — да.

Продолжение разговора получилось лишь в субботу после джем-сейшна, на котором Ира, сидя на сцене с листками и карандашом, почувствовала себя полноправным участником музыкального действа. Она не просто слышала всем телом то, что звучало вокруг нее. В ней самой звучало еще и то, что не звучало вокруг. Да, ее партию не могли слышать ни зрители в зале, ни музыканты рядом на сцене, но…

- Стас! Это было до такой степени реально! — аж захлебывалась восторгом Ира.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

…до такой степени реально!
художник: Айдан Угур Унал

- Ира, это действительно реально. В реальности твоего внутреннего мира. В своем письме Руслан уделил огромное количество внимания тому, что есть Иллюзия и Реальность. Мы с тобой как-то говорили о том, что есть такое Иллюзия и Реальность. Иллюзия и Реальность — это способ восприятия соотношения внутреннего мира и внешнего мира.

- Ну что ж… Вот и продолжение разговора… — задумчиво сказала Ира. Стас пристально смотрел на нее, не перебивая ее молчание. Она продолжила. — Иллюзия и Реальность… Каждый в этом мире, образно говоря, борется за Реальность. Кто за Реальность внешнего мира, кто за Реальность внутреннего мира. Однако всё же ключевое слово — Иллюзия. Хоть Иллюзия Реальности, хоть Реальность Иллюзии — все равно Иллюзия. И это не просто забавная игра слов. И ты это знаешь. Ты сам мне об этом как-то говорил.

Стас продолжал пристально смотреть на Иру:

- Продолжай.

Ира продолжила:

- Как внутренний мир, так и мир внешний неоднородны, если их рассматривать с точки зрения ВАЖНОГО и ЗАМЕТНОГО. Когда между внешним и внутренним миром стоит четкая грань Иллюзии и Реальности — неважно, какой из миров принимается Иллюзорным, а какой Реальным — в любом случае, внешний мир и внутренний влияют друг на друга лишь по закону отражения. То есть, в любом случае, силы внешнего мира неспособны к непосредственному прямому воздействию на мир внутренний, как и силы внутреннего на внешний. То есть, такое воздействие происходит опосредовано через какие-либо воплощения сил внешнего мира во внутреннем, либо сил внутреннего во внешнем. То есть, мир внутренний в любом случае имеет защиту от мира внешнего, а внешний — от внутреннего.

Большинство духовных, эзотерических, оккультных, мистических и религиозных учений предлагают человеку, воспринимая Реальным внешний мир, ЗАМЕТНУЮ часть внутреннего мира человека — то есть, человеческие мысли, эмоции, чувства и ощущения — воспринять столь же реальными и слить с реальностью внешнего мира.

В этом случае человек становится способным к более глубокому познанию внешнего мира. Именно его ВАЖНОЙ части, а не только ЗАМЕТНОЙ. Однако человек во всей полноте начинает ощущать свою мизерность во внешнем мире. Он начинает остро ощущать и осознавать действие ВАЖНЫХ, но НЕЗАМЕТНЫХ в обычном состоянии сил внешнего мира, которые многократно превосходят своей мощностью силы человеческих мыслей, эмоций, чувств и ощущений.

Грандиозные силы внешнего мира начинают беспредельно влиять на такого человека, управлять им. Правда, в некотором роде, силы внешнего мира как бы оплачивают старания своего добровольного раба, даруя ему нечто, что люди называют мудростью. Повторюсь, речь идет о ВАЖНЫХ силах внешнего мира, а не о ЗАМЕТНЫХ.

Так вот, человек начинает понимать и видеть, как ВАЖНЫЕ силы работают, и за счет этого становится способным предугадывать их действия. То есть, видеть то, что люди называют причинно-следственными связями. То есть, человек становится способным контролировать свое положение в лоне ВАЖНЫХ сил внешнего мира за счет понимания, как они работают, но он не способен как-либо влиять на внешний мир, хотя его умение контролировать, со стороны многие воспринимают именно как влияние.

Это — один путь, но есть и другой, так же построенный на слиянии ЗАМЕТНОЙ части внутреннего мира с внешним миром. Но в этом случае, Реальным воспринимается внутренний мир, а внешний — Иллюзией. В этом случае, грань Реального внутреннего мира отодвигается вглубь, и ЗАМЕТНАЯ часть внутреннего мира человека — то есть, человеческие мысли, эмоции, чувства и ощущения — воспринимаются столь же иллюзорными, как и внешний мир, и сливаются с ним. Реальность порождает Иллюзию и способна задавать любую мощность иллюзорным силам по своему желанию, а потому человеческие мысли, эмоции, чувства и ощущения, в этом случае, способны многократно превосходить своей мощностью силы внешнего мира.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

…способна задавать любую мощность…
художник: Али Камал (Египет)

Скорее всего, именно за счет этого приема была произведена подмена в человеческом восприятии двоичности двойственностью. Если это так, то осуществлена она была личностью в человеческом воплощении, которая сумела войти в такое состояние, но не сумела контролировать свои мысли, эмоции, чувства и ощущения, получившие неимоверную мощность. И еще, полагаю, что эта личность — не дракон.

О таком положении в играх с Иллюзией и Реальностью я узнала от Даны. Подмена двоичности двойственностью с помощью именно этого приема — это моя собственная догадка. Об этом положении я разговаривала с Аристархом Поликарповичем перед его смертью. В той беседе он сказал, что ты — единственный, кого он знает, кроме Даны, кто умеет это положение достигать. Само собой, ты не имеешь никакого отношения к подмене двоичности двойственностью, поскольку ты появился уже в двойственном мире. Однако Аристарх Поликарпович высказал предположение, что твоя заинтересованность этим положением, как и мои догадки, связаны с тем, что и мне, и тебе на каком-то уровне известно, кто умудрился это сделать.

- Ну что ж… — вздохнул Стас, выдержав небольшую паузу после Ириного монолога. — Первое. Это положение называется «состояние тотального влияния». Второе. Я умею входить в состояние тотального влияния. Третье. Твоя догадка, что именно за счет этого приема произошла подмена в человеческом восприятии двоичности двойственностью, абсолютно верна. Четвертое. То, как войти в это состояние, и то, что именно оно стало роковым, я знаю от того, кто это сделал, но я не знаю, кто это.

В одной из своих жизней я встретил человека, который научил меня это делать, рассказал, что из-за этого произошло, и сообщил, что знает он обо всем об этом потому, что именно он и есть тот, кто это сделал.

Понимаю, что после всего, что я сейчас сказал, звучит абсурдным, что я не знаю, кто это. Но я действительно не знаю. То человеческое воплощение полностью скрывало воплотившуюся личность. Сказать, что оно было очень сильно трансформировано, это ничего не сказать. Оно было страшно изувечено. Притом и в самом обычном смысле тоже. Полагаю, что то была личность, которая знакома со мной, и намеренно воплотилась столь жутким образом, дабы инкогнито передать мне это знание. Это подозрение появилось у меня сразу же, но все мои попытки выяснить, кто это, оказались тщетными.

Если честно, я теряюсь в догадках, зачем было мне все это передавать, потому что как-то использовать это категорически нельзя. Так же, я без малейшего понятия, почему именно мне.

Состояние тотального влияния, то есть, состояние, когда Иллюзия ЗАМЕТНОЙ части внутреннего мира сливается с Иллюзией внешнего мира, действительно чрезвычайно опасное. Я периодически вхожу в него на доли мгновения, дабы, на всякий случай, не забывать, как это делается, но в каком случае это может понадобиться, я даже отдаленно не представляю. Видишь ли, как только в человеческом восприятии двоичность подменилась двойственностью, и, как следствие, появились Добро и Зло, состояние тотального влияния способно творить только Зло. Потому что Добро или Зло — это вопрос точки зрения.

- Мы говорили об этом с Аристархом Поликарповичем. Все, что несет Добро, обязательно несет Зло, и хотя все, что несет Зло, обязательно несет Добро, Зло, к сожалению, всегда оказывается ЗАМЕТНЫМ, несмотря на ВАЖНОСТЬ Добра. А тому, что ЗАМЕТНО, всегда придается больше значения. А то, чему придается больше значения, больше значения и имеет.

- Верно. Это правило работает абсолютно на всем, что творит человек. Но пока его творения ничтожны — это полбеды. В случае же применения состояния тотального влияния, результат будет более чем грандиозен.

- Стас, я во всем в этом не могу понять одну вещь.

- Какую?

- Ведь в индивидуальном порядке можно переключиться с двойственности на двоичность с помощью собственной силы воли и не воспринимать с позиции Добра и Зла, а соответственно, не творить ни Добра, ни Зла.

- Верно. Можно. Но лишь на некоторый период. Постоянно функционировать в этом режиме, как ты ни старайся, не получается. Но не это здесь камень преткновения. Камень преткновения — индивидуальный порядок. Переключиться с двойственности на двоичность можно только принимая реальным внутренний мир, притом переместившись в его глубь и заставив двоичность проецироваться на человеческие мысли и чувства. То есть, это переключение на человеческом в любом случае лишь отражается. Для решения индивидуальных проблем, как собственных, так и проблем ближних — этого вполне достаточно. А вот когда встают проблемы общечеловеческие…

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

…когда встают проблемы общечеловеческие…
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Когда встают проблемы общечеловеческие тут появляется такой фактор как человеческое общественное мнение, функционирующее, естественно, в двойственном режиме, которое, что бы ты ни делал, по умолчанию превратит все твои деяния в Зло.

Помнишь притчу о мальчике, осле и старике? Великолепная иллюстрация того, как это работает. Если бы и мальчик, и осел, и старик, приняв реальным свой внутренний мир, покинули бы двойственность, это помогло бы каждому из них решить какие-то свои проблемы и проблемы друг друга, но это никак бы не повлияло на общественное мнение.

Когда речь идет о личном, об индивидуальном, да и черт с ним с общественным мнением. Но изменение кодировки человеческого воплощения с двойственности на двоичность — это и есть изменение общественного мнения. Так вот, если попытаться это сделать с помощью состояние тотального влияния, то за счет неимоверных мощностей — неважно, что именно ты будешь делать — получится только одно: большее из Зол.

- Да уж… — проговорила Ира и впала в задумчивость. — Знаешь… когда я только столкнулась с осознанием сути, и моим, так сказать, просвещением Женечка занялся вплотную, всё, что он мне говорил, я воспринимала, по сути, так же как разного рода эзотерическую литературу: «Ну надо же!», — почитали и забыли. Даже когда Лоренц и Зив начали разговаривать со мной, всё это всё равно оставалось для меня чем-то, скажем, несерьезным, чем-то, чему не стоит уделять слишком много внимания, если считаешь себя нормальным человеком. Это отношение сильно пошатнулось, когда о вещах из той же области мне рассказал ты. Дело в том, что ты для меня выглядел человеком, который не то что какое-то внимание, который вообще к подобной «ерунде» ну не может иметь никакого отношения. И всё же…

Когда я в первый раз встретилась с Пэфуэмом — это было для меня сказкой, сном… То есть, как во сне, каким бы реальным он ни воспринимался, ты знаешь, что проснешься, и всё это растает в небытие.

После посещения Точки Выбора у меня появилось четкое внутреннее ощущение, что всё это действительно так, но всё же отношение к этому, по большому счету, осталось тем же. Однако постепенно внутреннее ощущение, что всё это действительно так, стало крепнуть, рождая встречное ощущение, что я медленно, но верно банально схожу с ума. Но мне пришлось согласиться, что это не так, то есть, что я не схожу с ума, поскольку, невзирая на всё, что во мне творилось, я не теряла адекватности восприятия привычного мира в обычных ситуациях.

Постепенно я стала точно ЗНАТЬ, что все это действительно так, но…

Да. Это не «верю — не верю». Я действительно ЗНАЮ, что Женечка, Генка, Лу, Влад, Дана, Аристарх Поликарпович, Лоренц, Пэфуэм — это создатели Вселенной. Может, кого-то сейчас пропустила, но это неважно. Да. Я действительно ЗНАЮ, что, кроме всего прочего, Генка — автор идеи. Да. Я действительно сейчас всё это именно ЗНАЮ. Но… Я всё так же не могу в это поверить. Но теперь я не могу в это поверить несколько по-другому.

Стас, ну как можно создать нечто и не иметь ни малейшего представления, как это работает? Нет! Я прекрасно понимаю, что многое из того, о чем идет речь, невозможно точно объяснить человеческим языком. Но дело не в том, что это невозможно объяснить. Ведь никто действительно не знает ничего наверняка! Как говорится, чего-то сотворили, а чего сотворили — сами не поняли. И вот теперь пытаются с разным успехом выяснить, а что же это все-таки такое. Стас, но это же абсурд!

- Ира, твой ход мыслей предельно человеческий. Если честно, то у меня точно такой же. Но я как личность формировался в рамках человеческого мышления. Ты же, очевидно, решила досконально исследовать особенности человеческого мышления и добротно оградила себя от всего за рамками человеческой логики.

Видишь ли, когда я, не будучи драконом — то есть, одним из создателей Вселенной — стал делать то, что делают они, то есть, пытаться понять, что это такое и как оно работает, и стал делать это вместе с ними, меня стали одолевать те же самые вопросы.

Все драконы, воплощенные людьми, объясняют свою неосведомленность недоступностью для их человеческого сознания определенных блоков информации, которые они сами от себя скрыли в исследовательских целях. Понимаю! Однако возникает вопрос: а зачем исследовать, если вы сами всё это делали? Ответ тот же самый и столь же невразумительный.

Я спрашивал о том же у драконов, воплощенных драконами. Прослушал длинные лекции о творчестве, сотворчестве, участии безличных сил и тому подобное. Мне это тоже ничего не объяснило.

Не найдя ответы здесь, я стал их искать за пределами Вселенной. Там же никто вообще не мог понять, о чем я вообще спрашиваю. Никто не мог понять, что я хочу выяснить. За пределами Вселенной все мои вопросы для всех и каждого, к кому я с ними обращался, оказались полнейшей бессмыслицей. Как что-то вроде задачки из детского анекдота: «Летели два крокодила. Один красный, другой на север. Сколько лет пьяному ёжику?».

Так что, Ира, вот так! Женя, Гена, Лу, Влад, Дана, Аристарх Поликарпович, Лоренц, Пэфуэм и многие другие, и ты в том числе, действительно создатели Вселенной. И действительно все вы имеет лишь смутное представление о том, что создали, и лишь теряетесь в догадках относительно того, как оно работает. А за пределами Вселенной никто не понимает смысла вопросов по этому поводу.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

…вот так!
художник: Мей Эрард (Индонезия)

- Потрясающе! — воскликнула Ира и усмехнулась. — Ладно… — вздохнула она. — Мне вот что еще интересно. Это уже более конкретный вопрос. Аристарх Поликарпович предположил, что мои догадки по поводу состояния тотального влияния, имеют тот же источник, что и твоя заинтересованность этим состоянием.

- Скорее всего. Мало того, сомневаюсь, что загадочная личность, замешанная в этом, скрывалась от тебя так же тщательно, как и от меня. А потому, если тебе удастся вспомнить, как именно к тебе попало то, что стало причиной твоих догадок, возможно, получится выяснить, кто это. Единственное, очень сильно сомневаюсь, что это воспоминание спрятано в рамках твоей текущей жизни.

- То есть…

- То есть, если хочешь это выяснить, тебе придется попытаться вытащить из себя воспоминания о твоих прошлых человеческих жизнях.

- А то, что «до» и «между»?

- Ира, эту информацию можно передавать и получать с необходимой эффективностью, только находясь исключительно в человеческом воплощении. Учитывая, что бо́льшая часть твоих прошлых человеческих жизней не выходила за рамки раннего детства, полагаю, что в первую очередь, тебе следует попытаться вытащить из себя то, что происходило с тобой, когда ты была Эрианой.

- - -

Еще в прошлый понедельник Тамара передала Ире информацию по рекламным модулям для первого выпуска альманаха и еще в прошлый понедельник Ира отдала Оксане на проработку таблицу, сделанную на основе Михиного труда. Оксане был дан срок неделя, а первый выпуск альманаха наметили сдать в печать в начале следующего года сразу после новогодне-рождественских каникул.

- Ира, у тебя больше месяца на рекламные модули, — заметил ей Стас. — К тому же, Тамаре каким-то невероятным чудом удалось договориться, что ставятся они в номер без утверждения заказчиком. Фантастика! — усмехнулся Стас. — Короче говоря, выкинь их пока из головы.

Совет Стаса Ире очень понравился, но все же следовала она ему лишь всю прошлую неделю. В новый же понедельник она решила скинуть этот дамоклов меч со своих плеч и, не желая прерывать традиции утренней пропитки джазом, отправилась к «дяде Тому» с ноутбуком.

Решение, всё же взяться за модули, было продиктовано предстоящей во второй половине дня встречей с Оксаной и с проделанной ею работой, о готовности которой та сообщила еще в пятницу на ковровом чаепитии. Оксана предложила прямо тут же начать обсуждение, но Ира категорически отказалась, заявив, что, точно так же, как она не хотела, чтобы кто-либо оказывал влияние на Оксану, теперь она не хочет, чтобы Оксанины наработки оказывали влияние на всех, кому придется с этим материалом работать. В общем, хотя Ира собиралась в понедельник просто забрать у Оксаны заполненную таблицу, не вникая в ее заполнение, она не сомневалась, что это все равно выбьет ее из колеи текущей затеи с графической концепцией игры.

Изменение средств творческого производства вызвало вопросы не только у Блэйза, но и у всех остальных музыкантов, которые, едва заметив сие, тут же поспрыгивали к ней со сцены всей толпой. Объяснить, что к чему, Ириного активного словарного запаса оказалось недостаточно, и она просто показала англоязычный вариант будущего альманаха.

- Very interesting! — выразил общее мнение Блэйз. — Work!

Аз Фита Ижица. Художник: Ханс Дегнер (Дания). Абстрактное искусство

очень интересно
художник: Ханс Дегнер (Дания)

Вскоре заглянул Стас, и Блэйз, предварительно выполнив план по непристойным шуткам и намекам, попросил у того разрешения познакомиться с будущим альманахом поближе. Стас не возражал и попросил Иру дать Блэйзу тексты на английском.

- Stas, if it’s possible, I’d like to get not just texts, — попросил тот, когда Стас перевел для него то, что сказал Ире.

- Стас, если у тебя нет возражений, я могу дать ему pdf-файл, — поняла Ира без перевода, чего хочет Блэйз.

- Давай, — кивнул Стас.

- It’s possible, — ответила Ира.

Блэйз тут же протянул ей флэшку, которую попытался забрать сразу же после того, как отзвучали последние аккорды композиции с участием Стаса.

- Стас, скажи ему, что я верну флэшку немного позже. Я просто хочу добавить туда материал от Лоренца с Зивом, а он у меня пока что лишь в word-довском варианте. Само собой, для Блэйза я не буду заморачиваться с версткой, но просто поставить его туда, все же требует времени.

- Хорошо, — согласился Стас и объяснил Блэйзу причину задержки.

Назад свою флэшку Блэйз получил, когда в следующий раз спустился поболтать с Ирой.

- - -

- Как успехи? — спросил Стас Иру, забрав от «дяди Тома».

- Грандиозные! Очень может быть, что за эту неделю я расквитаюсь с альманахом целиком и полностью. Так что, если Генка найдет типографию, свободную от предновогодней загрузки, можно будет сдать его в печать до Нового Года.

Грандиозные успехи были и у Оксаны. Это Ира поняла, зацепив жадным взглядом лишь пару пунктов третьего столбика, но усилием воли заставила себя не смотреть дальше. Она тут же разослала Михин труд всем, кто предположительно обязательно примет участие в разработке сюжета игры, а так же всем остальным желающим познакомиться с ним.

- Ирина Борисовна, а мне чем дальше заниматься, раз уж нельзя пока вмешиваться в работу остальных?

Ира уже рот отрыла, сообщить, что ее дальнейшую занятость определит Александр, но тут ей в голову пришла совершенно другая идея.

- Оксана, если Лоренц и Зив не выскажут возражений, помоги им в работе над их сайтом.

Через несколько мгновений Ира с Оксаной уже поднимались на третий этаж Ириного дома в кабинет Лоренца и Зива. Те, мало того, что возражений не высказали, очень даже обрадовались.

Решение действительно было из разряда гениальных. С одной стороны, кошачье-собачий сайт получал шанс развиваться гораздо стремительнее, а с другой — Оксана теперь даже невольно не могла повлиять на умы, штудирующие Михин труд.

Со вторника в общем кабинете закипел мозговой штурм, который по вечерам продолжался у Иры дома с участием Лоренца и Зива, в то время как Ира продолжала работу над альманахом в своем домашнем кабинете, временно заменив этим занятием значащуюся в обычном расписании живопись, а Оксана продолжала шлифовать сайт в кабинете Зива и Лоренца.

В четверг, когда Стас привел Иру к «дяде Тому», к нему тут же подскочил Блэйз, которого не было на репетициях ни во вторник, ни в среду, и, опустив свои традиционные непристойные шуточки и намеки, нетерпеливым тоном спросил:

- Stas, do you have time?

- What do you want, Blaise?

- I’d like to talk to both of you and not here. Besides, it’ll take a long while.

- A little later. Right now I’m needed elsewhere.

- Okay! I’m waiting for you.

В этот раз Стас ни разу не появился до обеда, то есть, до того времени, когда он обычно забирал Иру, а Блэйз ни разу не спрыгнул со сцены поболтать с ней. Но он спрыгнул, как только заметил Стаса, оборвав на середине музыкальную фразу.

- Let’s go to my place, — сказал он с напором и аж пританцовывал от нетерпения, пока Ира выключала и упаковывала ноутбук.

Обиталище Блэйза находилось неподалеку в многоэтажном доме, внутренняя планировка которого более всего напоминала советское малосемейное общежитие или дешевую гостиницу-хрущевку в провинциальном городке. Правда, в отличие, как от малосемейного общежития, так и от провинциальной гостиницы-хрущевки везде царили ухоженность, чистота и порядок.

Однако, как только Блэйз отомкнул и открыл дверь примерно в середине длинного коридора, Ира поняла, что насчет «везде» она явно погорячилась. За дверью красовалось нечто среднее между последствиями татаро-монгольского нашествия и массированной бомбардировки. Повсюду, закрывая пол неровным слоем, напоминающим рельеф горной местности, вперемежку валялись разнообразные тряпки, бумажки, ноты, книжки, журналы и всевозможные музыкальные инструменты. Нигде не виднелось ничего даже отдаленно напоминающего мебель. Хотя, возможно, сии предметы интерьера были просто погребены под завалами. Но это Ире показалось на первый взгляд. Уже второй однозначно подтверждал, что мебели здесь действительно никакой нет. Даже кровати и стульев.

Стас, как и Ира, явно зашел в гости к Блэйзу впервые, потому что, едва переступив порог, он мгновенно выразил свое впечатление от «интерьера» на крепком русском, упомянув чью-то мать и производимое с нею действие. Поспешно извинившись перед Ирой за употребление ненормативной лексики, но не теряя эмоционального запала, Стас обратился к Блэйзу:

- Blaise! Let me buy you decent furniture! This is a nightmare!

- No! Stas, do you think I can’t afford decent furniture? You pay me good money, and you’re not the only one who pays me. I live as it pleases me, and I don’t want to change anything.

Излагая свою жизненную позицию, Блэйз соорудил из книг, нот и журналов что-то вроде табуретов для Иры и Стаса.

- Take a seat! — предложил он, указывая на сооружения.

Затем он извлек из-под завалов пачку сока и упаковку одноразовых стаканов. Наполнив два из них, он вручил их Ире и Стасу. Наполнив третий, он уселся на то, что, по-видимому, служило ему постелью.

- Stas, do not translate, — изрек он последнюю полностью понятную Ире фразу, и далее из его уст в течение нескольких часов кряду тек, изредка прерываясь глотками сока, бешеный поток английского.

Аз Фита Ижица. Художник: Йон Ла Ротта (Колумбия). Абстрактное искусство

в течение нескольких часов кряду
художник: Йон Ла Ротта (Колумбия)

Ира изредка улавливала знакомые слова, но пока она успевала сообразить, что они значат, поток стремительно несся дальше, мертвой хваткой держа ее внимание.

- That’s all I wanted to tell you, — прозвучало, в конце концов, после небольшой паузы, не заполненной глотком сока. — Stas, please, do not let her know what I talked about. Okay?

- Okay, — вздохнул Стас. — Do you mind if we return to the restaurant and eat something?

- No, I don’t mind. Let’s go!

По дороге и оказавшись за столом, Блэйз изо всех сил наверстывал имевшие сегодня место упущения по непристойным шуткам, намекам и ужимкам. Ира лишь краем уха и краем глаза констатировала их, пока утоляла голод, продолжая находиться под действием пронесшегося шквала непонятной речи.

- «Do not let her know what I talked about!» — процитировал Стас с усмешкой, когда они вышли на улицу и, попрощавшись, дождались, пока Блэйз ускачет на значительное расстояние в сторону своего дома. — Я при всем желании не в состоянии рассказать тебе то, что он говорил сегодня!

- Стас, зачем он это сделал?

- Ира, без понятия. Я знаю лишь одно: он что-то сделал.

- В этом я тоже не сомневаюсь. Я чувствую это, но я не могу понять, что это.

Стас глянул на часы:

- В офис возвращаться уже бессмысленно, так что, идем к тебе.

На всякий случай, Ира пошла первой, а Стас — чуть погодя. Не зря, потому что в Ириной гостиной уже шла подготовка к вечернему мозговому штурму.

- - -

Что сделал Блэйз, Ира так и не смогла понять. Хотя, по большому счету, ей просто некогда было этим заниматься.

Остаток четверга плавно перетек в первые часы пятницы. Стас зашел к Ире в начале второго ночи, но, едва глянув в ее глаза, даже не предложил закругляться и ложиться спать. Ира заползла к нему под одеяло около четырех утра, а когда он уходил, уже проснулась. Стас пожелал ей доброго утра и даже словом не обмолвился, что ей неплохо бы поспать еще. Лишь спросил:

- В офис сегодня зайдешь?

- Нет. Я дома работать буду.

Решение работать дома принималось в момент произнесения сей фразы, но оказалось более чем удачным. Присутствие Оксаны и Зива с Лоренцем создавало какую-то особую атмосферу, хоть и было, по большей чести, лишь незримым. За весь день они встретились всего раза три, когда, не сговариваясь, все вместе спускались в гостиную перекусить.

Вместо традиционного чаепития на ковре у Александра, вечером продолжился мозговой штурм в гостиной у Иры. Она в нем, естественно, участия не принимала, продолжая заниматься альманахом. Около трех ночи, прежде чем уйти спать, Стас лишь заглянул к ней в кабинет без заглядывания в глаза.

Утром он вернулся, застав Иру с чашкой кофе в гостиной.

- Спать ложилась?

- Нет.

- К «дяде Тому» идем?

- Да.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

…Нет …Да
художник: Евгений Заремба (Россия)

Стас больше ничего спрашивать не стал. Он просто в районе часу дня зашел к ней и напомнил, что она хотела пойти на джем-сейшн, а когда она кликнула Save и встала, спросил:

- Ноутбук возьмешь?

- Нет. Порисую.

После джем-сейшна Ира вновь вернулась в свой кабинет, но, поработав часа полтора-два, почувствовала, что сейчас просто упадет. Очутившись у Стаса, она поняла, что дома его нет. Как улеглась в постель, в памяти не сохранилось.

Когда Ира проснулась, было темно, и Стас спал рядом. Она аккуратно выползла из-под его руки и через несколько минут уже вновь сидела за компьютером. Когда Стас зашел к ней в кабинет, она спросила:

- Джем-сейшн?

- Да, — ответил он.

Ира кликнула Save и встала. После джем-сейшна она вновь засела в кабинете. Стас пришел утром.

- Стас, я сделала это! — радостно заявила ему она, кидая последний придирчивый взгляд на финскую версию альманаха.

- Если мне не изменяет память, ты несильно в этом сомневалась.

- Тебе память не изменяет, я действительно несильно сомневалась, но, когда я несильно сомневалась, я не учла весь список языковых вариантов! Так что, я с трудом верю, что я действительно это сделала, — Ира повернулась к нему со счастливой улыбкой на изнуренном лице.

- Ира, давай ты ляжешь спать, — без настойчивости высказал Стас предложение.

- Лягу… Обязательно… Но только после того как отдам всё на проверку Женечке и Генке.

- А это не может подождать?

- Нет. Потому что пока я этого не сделаю, я не смогу спать спокойно.

- Хорошо, — без энтузиазма согласился Стас.

- Не переживай, я скину все на две флэшки и просто оставлю им их. То есть, не буду ждать, пока они себе скопируют.

- А по электронке это сделать никак нельзя?

- Стас, это — целая куча файлов и каждый весьма увесистый. Я их только отправлять дня три буду, а потом они скачивать примерно столько же. Преувеличиваю, конечно, но не слишком.

- Ладно… Как знаешь… Я тогда поехал… Загляни ко мне, когда всё раздашь.

- Хочешь лично спать уложить? — усмехнулась Ира.

- А как же! От тебя всего можно ожидать, — рассмеялся Стас.

Стас действительно пошел лично укладывать Иру спать, как только она торжественно вручила Генке и Женечке по флэшке.

- Стас, как ты думаешь, моя стремительность — это результат той экстравагантной беседы с Блэйзом?

- Сомневаюсь. И у меня есть веские причины для этого. Я очень хорошо помню, в каком темпе ты разрабатывала свою первую линию мебели. Хотя… вполне может быть, что это повлияло, но если даже так, это что-то из разряда побочного эффекта. Блэйз не стал бы так напрягаться ради таких мелочей как сроки.

- То есть…

- То есть, спи уже, в конце концов. Напрягаться с целью убийства путем доведением до изнеможения — это тоже не в его правилах.

Ира тяжело вздохнула, повернулась на бок и закрыла глаза.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Ципулин (Россия). Абстрактное искусство

…закрыла глаза
художник: Евгений Ципулин (Россия)

Открыла она их только утром во вторник, начиная с которого целых две недели без всяких дамокловых мечей наслаждалась джазом, живописью и двумя видами графики.

Глава 119. Один ответ на все вопросы