Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 7

Хранитель чистого искусства

(главы 102-119)


Глава 117
Сила «ИКС»

В четверг, вернувшись от «дяди Тома» и переключившись с графики традиционной на трехмерную компьютерную, Ира с легкой грустью вспоминала, с каким энтузиазмом восприняла идею поехать на турбазу. Сейчас же ее эта перспектива, которая подошла вплотную, не радовала совершенно.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

…не радовала совершенно
художник: Нина Расина (Россия)

Так хотелось, вместо того чтобы ехать куда-то, встать вечером к мольберту, и на следующее утро — тоже к мольберту, потом вернуться к компьютеру, а потом погрузиться в мозговой штурм какой-нибудь интересной темы, которые то и дело всплывали на ковровых чаепитиях. И субботу с воскресеньем провести у мольберта с перерывом на джем-сейшн с бумагой и карандашом на сцене в самой гуще кипения джаза.

Стас, правда, ей пообещал, что, несмотря на Генин запрет пользоваться проходами, пока они на турбазе, они попытаются по-тихому слинять оттуда на джем-сейшны. Сложность состояла в том, что в прошлый раз, четко следуя Гениным требованиям, ни он, ни она не исследовали местность на наличие проходов, а потому придется их искать, и не факт, что они там, в округе, вообще есть.

- Ирчик, через час выезжаем, — сообщил Гена по телефону. — Так что закругляйся потихоньку.

- Хорошо, Ген, закругляюсь.

После вчерашнего разговора Генина напряженность снизилась, но не исчезла полностью.

Когда Ира спустилась во двор к автобусам, она во всей красе увидела, что, всё, что она обнаружила во вторник вечером, когда торжественно влапяли клавиатуры Лоренцу и Зиву, это далеко не всё, что она пропустила. Впрочем, к тому, что весь первый этаж в состоянии ремонта, Ира была готова, но на улице…

Ира замерла в шоке, когда увидела как Лу и Наташа стоят рядом. И мало того, что стоят рядом, они, при этом, сосредоточенно о чем-то общаются!

Зная, что Наташа здесь, в конце концов, когда-то появится, Ира никак не ожидала, что появится она тут столь скоропостижно. Да еще и поедет вместе с ними на турбазу и, скорее всего, одна, так как, пошарив по двору глазами, Ира нигде не обнаружила ни Вадика, ни Дашуньки.

Гораздо меньший шок, но все же шок, вызвали Рома и Лена, стоящие в обнимку. На них же, явно с трудом веря собственным глазам, смотрел Стас.

Ира подошла к нему.

- Похоже, у них все очень серьезно, хотя и в самой начальной стадии, — с удивленным удовлетворением и удовлетворенным удивлением заметил Стас вполголоса, скосив на Иру полушутливо-подозрительно-вопросительный взгляд.

- Я всего лишь отправила Рому к Лене делать списки во время семинара. Помнишь? — шутливо оправдалась Ира.

- Всего лишь? — с еще большим подозрением уточнил Стас.

- Ну-у-у-у. У меня, почему-то, сразу возникла мысль о Роме, когда ты сказал, что хотел бы отдать Лену замуж. Помнишь?

- Невероятная пара, но должен признать, что пара.

- Ну почему же невероятная? Предлагая мне не жалеть, а вытащить Лену, ты упомянул метод, который я применила к Саше: подвигнуть ЗАХОТЕТЬ заниматься творчеством в какой-нибудь области. У меня, как и у тебя, нет ничего, что я ей могла бы предложить. Зато у Ромы — есть.

Если честно, я тогда отправила Рому к Лене составлять списки именно поэтому, даже в мыслях не имея то, что получилось попутно. Хотя у меня и мелькала когда-то идея и по этому поводу тоже.

- А что это за область?

- Работа с офисными программами по составлению всевозможных баз данных. Еще до того, как Рома пришел работать к Гаянэ, у него появились несколько постоянных клиентов — фирмы, занимающиеся организацией всевозможных праздников. Им постоянно нужны кучи именных пригласительных.

Рома всегда на этом неплохо зарабатывал, но когда пришел к нам, постепенно у него начались проблемы со временем на эту деятельность. Вот я и воспользовалась возможностью дать ему в помощники Лену.

- О чем это вы? — спросил Александр, подойдя к ним вместе с Оксаной.

Стас глазами показал, «о чем».

Александр довольно ухмыльнулся.

- Наверное, полгода этому балбесу на мозги по поводу Лены капал, пока он свою толстую задницу от стула оторвал. Вы лучше туда посмотрите, — предложил Александр, указывая направление, куда надо смотреть.

Там, куда указал Александр, стояли Тамара, Гаянэ, Дима и Гена. По всей видимости, Гена как раз знакомил Тамару с Гаянэ и Димой. А в это время, на манер глухарей на току, вокруг Тамары в нетерпении пританцовывали несколько молодых людей.

Ира поискала глазами Ихана. Он стоял поодаль со своими девочками и с легкой эфирной улыбкой наблюдал за Тамарой.

В этот момент у Иры возникло острое ощущение, что на квартет, в состав которого входила Тамара, направлен еще один взгляд. Александр, Стас и Оксана, что-то говорили по поводу Тамары, а Ира принялась искать источник физически ощутимого взгляда.

В толпе, так, чтобы не попадать в поле зрения квартета, стоял Максим. Выражение его глаз было до ужаса странным. Именно до ужаса. На кого именно он смотрит, точному определению не поддавалось, но смотрел он крайне озадаченно, явно не понимая как относиться к тому, что он видит.

Ира извинилась перед Стасом, Александром и Оксаной и пошла к Максиму.

- Что там? — спросила она его, подойдя вплотную.

- Пока не знаю, сестренка, — ответил он с тяжелым вздохом.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

Пока не знаю
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

И тут у Иры вдруг чётко состыковались прошлая поездка на турбазу с первым разговором Максима с Иханом.

- Гаянэ? — осторожно спросила Ира.

- Да, — сквозь зубы нехотя ответил Максим.

В этот момент до домика с дыркой, наконец-то, доехали автобусы, и началось сумбурное заселение в них.

Максим встрепенулся, водворяя себе свое обычное настроение, подмигнул Ире, бесцеремонно оторвал Наташу от Лу и, определив в какой автобус нацелилась садиться Гаянэ, пошел вместе с Наташей штурмовать другой.

- Вот ты где! Наконец-то! — вскаликнула Лу, увидев Иру.

- Да я давно уже здесь, просто вы с Наташей так увлеченно общались, что я решила не мешать, — Ира усмехнулась и спросила, всеми силами демонстрируя удивление, которое и так рвалось из нее на всех парах. — Лу, это как?

- Ты о Наташе? — Лу улыбнулась. — Признаюсь честно, далось мне это нелегко, но… В общем, не буду рассказывать всю историю. Она довольно нудная. Короче, лед тронулся, когда я убрала ей растяжки с живота, плюс некоторые возрастные дефекты.

Кроме завоевания расположения, это имело ещё один положительный эффект. Наташа окончательно успокоилась по поводу того, что «ломает свою карьеру медика». Честно говоря, она очень из-за этого переживала, когда Максим ее только притащил сюда.

- Лу, а что она здесь делает сейчас? Как я заметила, на первом этаже вовсю идет перепланировка.

- Перепланировка никак не затрагивает обитель Максима, а потому Наташа пашет у него на износ. Я, честно говоря, не особо понимаю специфику этой работы и то, что они сейчас делают, но по вечерам она выжатая как лимон. Рыдает от Максима каждый день. Он с ней совершенно не церемонится.

Однако хочу сказать тебе, она действительно попала на свое место. Измученная, задерганная, выжатая, но, не побоюсь этого слова, счастливая. Потому и готова терпеть от Максима что угодно. Она меняется буквально по минутам! Всего ведь неделю отработала — Максим ее в прошлую среду притащил — а уже небо и земля, по сравнению с тем, какая пришла.

Аз Фита Ижица. Художник: Сецуко Номото (Япония). Абстрактное искусство

но счастливая
художник: Сецуко Номото (Япония)

- - -

Когда они доехали до турбазы, было уже совсем темно, но еще совсем не поздно.

Автобусы остановились около большой крытой площадки с большими столами, где они в прошлую поездку завтракали и обедали. Теперь же им предстояло здесь поужинать. А кроме этого, площадка больше не была площадкой, так как по всему периметру обросла стенами.

С ужином совместилось собрание по поводу расселения и других организационных вопросов, а также состоялось и само распределение по домикам методом «девочки к девочкам, мальчики к мальчикам» всех не семейных, а так же и семейных, кто приехал без детей.

Особых изменений в распределении по домикам, по сравнению с вариантом прошлой поездки, не произошло, но лишь особых.

Ира и Лу, как и в прошлый раз, оказались в одном домике. Как и в прошлый раз, вместе с ними оказалась и Оксана. Однако место Гаянэ заняла Лидия Гавриловна.

Ира поначалу решила, что такое изменение произошло ради налаживания дружеских контактов нынешних обитательниц первого этажа, потому что Тамара, Лена, Наташа и Гаянэ оказались распределенными в один домик.

Истинную причину, почему Лидия Гавриловна попала к ним, Ира узнала утром от Стаса. Вечером же она от всей души забавлялась тем, как Лидия Гавриловна недвусмысленно сразу дала понять, что всякие там директора — это в офисе, а здесь, коли она старшая…

В общем, едва оказавшись в домике, Лидия Гавриловна первым делом проследила за порядком раскладывания вещей, затем накормила всех «нормальным ужином, а не крошками для воробьев» и в десять часов объявила отбой. Ира, Лу и Оксана запротестовали, что не уснут так рано.

- Уснете-уснете! — добрым, но строгим голосом заверила их Лидия Гавриловна. — Сама бессонницей мучилась, пока мне приятельница рецепт этого чая не дала, — объяснила она, имея в виду чай из трав, которым напоила их, изготовив в походных условиях с помощью кипятильника.

Ира действительно уснула очень быстро и безмятежно, но через некоторое время ее разбудил приглушенный строгий вопль Лидии Гавриловны:

- Ку-да!

- В туалет, — быстро сориентировалась пытающаяся тихонечко покинуть домик Лу.

- Знаю я, в какой туалет! — грозно сообщила о своей осведомленности Лидия Гавриловна.

- Лидия Гавриловна, если что, Геннадий Васильевич — мой муж! — не видя причин, почему она должна что-то скрывать, напомнила Лу.

- Муж или не муж — нечего по-за кустами чёрти чем заниматься! Совсем стыд потеряли! Кусты у них без колючек!

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

Совсем стыд потеряли!
художник: Мей Эрард (Индонезия)

Ира и Оксана тихонечко хихикали в подушки, пока Лидия Гавриловна грозно знакомила Лу с правилами приличного поведения. В итоге, той пришлось сдаться и вернуться в свою постель.

Через время она сделала еще одну попытку, но с тем же успехом. Чай Лидии Гавриловны, погружавший в сон в момент соприкосновении головы с подушкой, при этом никак не влиял на чуткость самого сна.

Ни Ира, ни Оксана попыток испытать бдительность Лидии Гавриловны не делали. Ни Александр с Оксаной, ни Стас с Ирой не находили ничего увлекательного в «кустах без колючек» посреди прохладной ноябрьской ночи.

Ира, конечно, понятия не имела, что там у Оксаны с Александром, но им со Стасом такая идея даже в голову не приходила.

- - -

- Куда? — грозно спросила Лидия Гавриловна сквозь сон.

- Тише, Лидия Гавриловна, — прошептала ей Ира. — Уже утро.

- Правда что ли? — в панике заметалась Лидия Гавриловна, пытаясь вскочить с кровати.

- Лидия Гавриловна, отдыхайте и девчонок не будите. Я, просто, всегда рано встаю.

- Так давайте я Вам чайку согрею, Ирина Борисовна, — зашептала Лидия Гавриловна.

- Лидия Гавриловна, отдыхайте пока. Я сейчас схожу, в водопаде искупаюсь, а потом уже чайку попьем, хорошо?

- Батюшки мои! В каком водопаде?! Холод такой на дворе!

- Лидия Гавриловна, я и зимой в водопаде купаюсь. У меня рядом с домом есть. Так что, не переживайте.

- Так темно же еще совсем!

- Здесь просто окошки маленькие, потому и кажется, что еще темно, а на улице уже светает.

- Ну ладно. Идите Ирина Борисовна. А чаек я все-таки прямо сейчас поставлю. Как придете, так уже готов будет.

- Хорошо, — согласилась Ира, понимая, что переубедить ее все равно невозможно.

- - -

В районе последнего домика, прислонившись к дереву, стоял Стас, осененный блаженной улыбкой.

- А ты здесь откуда? — удивилась Ира, увидев его.

- Почувствовал, что ты проснулась.

- Ну прямо «пост сдал, пост принял»! — шутливо возмутилась Ира.

- Ты о чем? — поинтересовался Стас в явном предвкушении.

- Да Лидия Гавриловна тут все ночь вахту несла!

Стас расхохотался.

- Ты чего? — потребовала Ира объянений его уж больно развеселой реакции.

- А ты что, так и не поняла, чего это Генка ее к вам поселил?

- Нет, — честно призналась Ира в легком недоумении.

- Тебя охранять! — сообщил Стас, посмеиваясь.

Ира присоединилась к нему, сквозь смех говоря:

- А она Лу к нему не пустила.

- То-то и оно! Всю ночь бесился.

- А-а-а-а?

- Так половину этой ночи он у вас под окнами провел!

Разговаривая, они медленно спускались вниз по склону.

Аз Фита Ижица. Утро в осеннем лесу. Фотограф: Элеонора Терновская

Утро в осеннем лесу
фотограф: Элеонора Терновская

- Так! Подожди! Ты, вообще, куда направляешься? — остановил ее Стас.

- К водопаду.

- К какому?

- К ближнему.

- А дальний, в таком случае, где?

Ира рукой показала направление.

- Там. Но до него не менее получаса идти.

- Понятно. Тот, который в прошлый раз обнаружил я, явно ни один из тех, которые имеешь в виду ты.

Стас взял Иру за руку и потащил за собой вдоль склона в сторону, противоположную водопаду, к которому в прошлый раз относили змею, которую поймали Глеб и Клим.

Они шли по лесу, правда довольно быстро, не более десяти минут и оказались на краю обрыва. Сквозь желтеющую листву и уверенно светлеющий утренний полумрак внизу виднелась лента реки.

Стас повел Иру вдоль обрыва вверх и…

У Иры аж дух захватило. Со скалы метров двадцать высотой, громыхая, летел стремительный поток в целое озеро. Однако все это великолепие находилось в глубине обрыва, на краю которого они стояли.

- Стас, я искупаться хочу, — жалостливо сообщила Ира в смеси восторга и разочарования.

- Ничуть в этом не сомневаюсь. Идем, — сказал он, подавая ей руку и ставя ногу на выступающий корень дерева примерно на полметра ниже края обрыва.

- Ты что! Я здесь не спущусь! — в панике воскликнула Ира, хватаясь за его руку, будто сможет удержать, если он вдруг начнет падать.

- Придется. — Стас усмехнулся. — Ты же хочешь искупаться? Расслабься! Только кажется, будто здесь без альпинистского снаряжения никак. Смелее!

Выступающие корни и камни, а также вымоины в глине представляли собой что-то вроде лестницы на отвесном склоне. Правда, такой лестницы, спускаясь по которой, Ира чувствовала, как дрожат все её мышцы.

- Подниматься проще будет, — заверил её Стас примерно на середине спуска.

- Я знаю, — мужественно пролепетала Ира.

Когда они, в конце концов, оказались на дне ущелья, «искупаться» превратилось из заманчивой идеи в настоятельную необходимость. Тело Иры от напряжения раскалилось, ничуть не уступая кипятильнику Лидии Гавриловны. Ей показалось странным недоразумением, что вода не зашипела, когда она с разбегу нырнула в озеро под водопадом.

Стас плыл рядом.

- Помнишь, как в Ажечке купались? — спросил он.

- Помню. Тогда был единственный раз, когда я осквернила горную реку купальником.

- Да уж. Если бы ты тогда этого не сделала, Толик с Жориком вообще бы с катушек съехали после всего, что им в тот день пришлось пережить.

- Вообще-то, на них мне было совершенно плевать.

- Так купальник был в мою честь?

- Нет! Черную гадюку смущать не хотелось! — фыркнула Ира.

Стас усмехнулся и увлек Иру прямо к водопаду. Скала, с которой летел поток воды, у поверхности озера спускалась к его дну широкими уступами. Ира и Стас выбрались на один из них, окутанный маревом водяной пыли.

- Замерзла?

- Есть немного.

Он прижал ее к себе. Несмотря на то, что Стас, как и Ира, только что вылез из ледяной воды, его тело было теплым.

- Не устаю поражаться, какая ты беспомощная как человек, притом в самых разных сферах человеческой жизни. Если смотреть на тебя только как на человека, уму непостижимо, как ты вообще умудряешься выживать. Глядя на тебя только как на человека, в голову не придет, кто ты и что ты есть на самом деле.

- Это для удовлетворения мужского самолюбия.

- Ну что могу тебе сказать. У тебя прямо здорово получается. В особенности с учетом того, насколько это самое мужское самолюбие ущемляется в нечеловеческих сферах.

- Так вот зачем ты меня сюда приволок! Я имею в виду Вселенную.

- Ну не без этого, конечно.

Обмен репликами перемежался длинными паузами. Ира перестала дрожать от холода, а потом температура окружающей среды вообще потеряла значение, и никакого значения не имела жесткая, мокрая, ледяная, неровная, шероховатая поверхность скального уступа.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

…никакого значения…
художник: Тургут Салгяр (Турция)

- И какой смысл искать романтику ночью в кустах, даже если они без колючек? — задал Стас риторический вопрос сквозь постепенно выравнивающееся дыхание.

Скалу, а вместе с нею их тела, покрывали резко очерченные пятна, нарисованные первыми солнечными лучами, пробившимися сквозь желтеющие кроны деревьев.

- Стас! Смотри! — Ира указала вверх.

На вершине обрыва, чуть дальше места, где они начали спуск, колыхалась щель прохода.

- Ну вот! Вопрос с джем-сейшнами можно считать решенным.

- Ну да. Остается только слинять из-под бдительного Генкиного ока.

- Полагаю, с этим проблем не будет. — Стас усмехнулся. — Лидия Гавриловна постарается.

- Думаешь, днем займутся поиском романтики в кустах?

- Не сомневаюсь. Вставай, давай! А то опять заледенеешь. Пока наверх выбираться будем, конечно, согреешься, но перед этим еще на ту сторону переплыть надо.

- - -

Среди домиков царило уверенное оживление.

Ира и Стас переглянулись и, не говоря друг другу ни слова, разделились, дабы влиться в уверенное оживление с разных сторон. Однако едва Ира внедрилась в суету, ей стало ясно, что сей маневр они предприняли на опасно близком расстоянии.

Влад остолбенело смотрел на нее потрясенным взглядом, не слыша, что щебечет ему Алина. Через мгновение, после того, как Ира констатировала его недвусмысленную реакцию, он рванул к ней.

- Ира… — начал он и тут же осекся, задыхаясь, но вовсе не от стремительности перемещения в пространстве.

- Я, — улыбнулась ему Ира, стараясь смешать в выражении своих глаз невинность с непониманием.

- Ты… ты… ты…

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

Ты… ты… ты…
художник: Вольфганг Кале (Германия)

Тыканье «заевшей пластинки» устранила Алина, подойдя следом.

- Ирина Борисовна, доброе утро! — прощебетала она.

- Доброе утро, Алина. Как себя чувствуешь? — спросила ее Ира.

- Намного лучше, — ответила она, прижимая руку к уже довольно заметно выпирающему животу. — Иногда еще подташнивает, но теперь не так сильно. И есть уже почти всё могу. И…

Алина расцвела и засияла.

- Еще вроде рановато, но… в общем, сегодня утром я почувствовала… Хотя, может быть, мне только показалось. Ирина Борисовна, по-моему, он уже начал шевелиться, — затаив дыхание прошептала Алина.

- А какой у тебя сейчас срок?

- Восемнадцатая неделя уже.

- Так самое время!

- Но… Когда я с Даной ходила…

- Алина, это — нормальное явление, когда женщина во время второй беременности начинает ощущать шевеление ребенка на пару недель раньше.

- Ирина Борисовна, откуда Вы знаете, ведь у Вас только одна беременность была?

- Алина! — Ира рассмеялась. — Штучки есть такие, книжками и журналами называются, а сейчас еще и сайты в интернете. Там все написано. Неужели никогда любопытно не было?

- Да я… — Алина засмущалась. — Я почитаю. — Она виновато улыбнулась. — Ой! — Её глаза снова засияли счастьем.

Ира приложила руку к ее животу и через несколько мгновений почувствовала еле уловимое движение за его стенкой. Ирины глаза засияли счастьем не хуже, чем у Алины. А может, даже с еще большей интенсивностью от осознания, что там, за стенкой живота Алины начинается новая человеческая жизнь того, кого она совсем недавно знала как Аристарха Поликарповича.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

По ту сторону стенки живота
художник: Али Камал (Египет)

- Влад, ты чего стоишь как истукан? — прикрикнула Ира на Влада, который продолжал в окаменении потрясено смотреть на нее. — У тебя сын зашевелился!

- Сын?! — удивилась, растерялась и обрадовалась Алина. — Ирина Борисовна, с чего Вы взяли?

- Не знаю, — с улыбкой соврала Ира. — Вырвалось просто. Но, наверное, раз уж вырвалось, действительно сына родишь! — Ира снова перевела взгляд на Влада, который, казалось, не слышал и не видел ничего, что творится вокруг. — Дай руку, изваяние!

Ира сама схватила его руку и силой приложила к животу Алины. Через некоторое время он стал медленно расплываться в бестолковой улыбке.

- Правда, что ли? — еще более бестолково спросил он.

- Сам же чувствуешь!

Настроение Влада резко поменялось. А у Иры возникло четкое ощущение, что еще не родившийся ребенок в животе Алины принял в этом участие не только пассивно.

Ира приложила свою руку рядом с рукой Влада с выражением благодарности. Но по ту сторону воцарилось спокойствие.

- Ну! — нетерпеливо воскликнул Влад.

- Он что, по-твоему, брейк-данс там с утра до ночи танцевать должен? — с веселой улыбкой спросила Алина мужа.

Влад бестолково рассмеялся ее шутке и обнял.

Ира покинула их и, отойдя всего на пару шагов, заметила, как к ней несется Лидия Гавриловна со стаканом дымящегося чая.

- Ирина Борисовна! Чего ж Вы так долго-то?

- Да тут у Алины ребенок зашевелился.

- Правда что ли? Радость-то какая! Вы чаек-то, чаек горяченький попейте. Оно понятно, завтрак завтраком, но сначала чайку горяченького — это обязательно нужно в холодное время года.

Скорее всего, «холодное время года» Лидия Гавриловна определяла только по календарю, не принимая во внимание состояние природы и погоды, имевшееся в наличии.

- Спасибо, Лидия Гавриловна!

Ира поскорее забрала из ее рук стакан, прекрасно зная, что сопротивление бесполезно.

Лидия Гавриловна тут же умчалась всучать «горяченький чаек» еще кому-то. Вскоре всех постоянных офисных подопечных Лидии Гавриловны можно было безошибочно отличать в толпе по зажатым в руках стаканам с чаем.

- И где она столько стаканов набрала? — полуриторически спросила Ира рядом оказавшегося, сначала по стакану в руке определив, что это — «свой», и только затем выяснив, что это — Женечка.

- Ты у меня спрашиваешь? Как и ты, теряюсь в догадках. — Он усмехнулся. — Извини.

Женечку за руку куда-то тянула Дана, и он покорно поплелся в избранном ею направлении.

А внимание Иры привлек «Гав», исполненный явно Зивом, потому что явно слышался Ире, как «Привет!»

- Кто бы сомневался!

Ира усмехнулась, наблюдая радостную встречу Зива, Яны, Глеба и Клима.

На них, стоя чуть поодаль, смущенно смотрели девочки Ихана. От их смущенных взглядов засмущался Глеб. Яна тоже их заметила и побежала знакомиться, а познакомившись, тут же единоличным решением приняла их в уже спетую за время прошлой поездки компанию.

- Идемте к нам! — потребовала Яна, беря их за руки.

- Нам нужно спросить у папы разрешения, — в один голос заявили девочки тоном юных барышень XIX века, и, аккуратно высвободив свои ручки, быстрым, но чинным шагом отправились к Ихану, который в это время беседовал с Максимом.

Яна удивленно хмыкнула, глядя им вслед.

- А я не спрашивала разрешения у мамы и папы, чтобы поиграть с Зивом, Климом и Глебом, — озадаченно проговорила она сама с собой.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

А я не спрашивала разрешения…
художник: Хананта Нур (Индонезия)

Тем временем, девочки подошли к Ихану и остановились на почтительном расстоянии, обозначив свое присутствие, но не перебивая взрослый разговор.

- Что случилось? — спросил их Ихан с улыбкой, но с такой, которая по оттенку очень напоминала Генины улыбки белого и пушистого удава, от которых Лу забивалась под холодильник.

- Папа, можно мы поиграем… — начала старшая, сбивчиво пытаясь объяснить, с кем именно они хотят поиграть.

Ее рука подергивалась в стремлении просто указать на двух мальчиков с большой собакой и, так и продолжающую стоять на том же месте, озадаченную Яну. Однако любые указательные жесты явно находились под строжайшим запретом.

Яна не выдержала и подбежала.

- С нами они играть будут! — почти прикрикнула она на Ихана.

В качестве поддержки, к Яне подбежал Зив.

- Под мою ответственность, — проурчал он. — Надеюсь, мне ты доверяешь?

- Разумеется, — с улыбкой проговорил Ихан, одним словом и отвечая Зиву, и давая разрешение своим девочкам.

- Идемте! — радостно завизжала Яна и вприпрыжку понеслась к ожидающим Глебу и Климу.

Девочки последовали за ней быстрым, но чинным шагом.

- И после этого ты будешь утверждать, что ты не деспот? — возмущённо спросила Ира, подходя к Ихану.

- Ирина Борисовна, мои девочки — ещё слишком юные создания. Я, разумеется, имею в виду как личности, а вовсе не их возраст. Я же нахожу такое явление как строгость очень эффективным средством для становления личности. Почему? Потому что строгость — одно из воплощений принципа «дать шанс, лишив возможностей». А этот принцип мне очень небезынтересен.

- Ихан, мой сын — ты его видел летом — точно такое же слишком юное создание, как и твои девочки. Однако я никогда так над ним не измывалась.

- Я, кстати, тоже! — присоединилась к обсуждению не менее разъяренная Лу. — А все мои четверо детей тоже слишком юные создания.

- Я не говорю, что ко всем слишком юным созданиям нужно подходить со строгостью. Скажем так. Это — мой эксперимент.

- Ихан, а они, получается, подопытные? — еще более возмущённо спросила Ира.

- Понимаю, что звучит это кощунственно, но да. Видите ли, — он жестом остановил новую волну возмущения Иры и Лу, — слишком юные создания похожи между собой лишь тем, что они слишком юные. Во всём же остальном они очень и очень разные. А различия зависят от тех энергий, которые сплелись в личность.

Мой опыт стартовал даже не до рождения, а еще до зачатия Ольги и Юлии. Я намеренно выбирал очень определенные энергии. Как я это делал, я, естественно, объяснить не могу. Но не в этом дело. Дело в том, что в эти две личности я собрал те энергии, сочетание которых неспособно быть прочным нигде.

Аз Фита Ижица. Художник: Мирмасуд Мирьялалли (Иран). Абстрактное искусство

…неспособно быть прочным нигде
художник: Мирмасуд Мирьялалли (Иран)

Вы прекрасно знаете возможности и особенности моего восприятия, а потому строгость, в данном случае, это не придурь чокнутого папаши. Я очень хорошо вижу всё, что я делаю.

Сеньора Бональде, Вы тоже видите, а потому просто посмотрите. — Ихан вздохнул и, с легким сочувствием глядя на Иру и Лу, грустно усмехнулся. — Я прекрасно понимаю, какое произвожу впечатление своими методами воспитания. Но… Короче говоря, сеньора Бональде, посмотрите.

Ира тоже стала наблюдать. Методами доступными ей. И пока шли на завтрак. И за завтраком. А после завтрака так вообще собрала всю детвору, и они отправились «проведывать змею», в судьбе которой Ира, Клим, Глеб, Яна и Зив приняли участие в мае.

Идею подал Клим. Дорогу помнил только Зив. А потому все дружно шли за ним. Направление же беседы во время похода задали девочки Ихана — старшая Оля, которая была на год младше Глеба и младшая Юля — на год младше Клима.

К немалому удивлению Иры, Ихан отпустил своих девочек с ней без всяких возражений.

Оля и Юля оказались очень любознательными юными особами, которых интересовало всё, что они встречали по пути, притом с научными подробностями.

Это довольно часто ставило в тупик Иру, выход из которого подсказывал Зив, принимая в просветительской беседе очень активное участие. Слышали его, естественно, только Ира, Яна и Клим, но они по очереди озвучивали для остальных его замечания, не выдавая их источник.

В самом начале расспросы Оли и Юли показались Яне, Климу и Глебу скучными, но постепенно они заразились их жаждой познания. При этом Оля и Юля оказались совершенно невосприимчивыми к вольностям поведения своих новых друзей.

Найти змею им так и не удалось, хотя Клим и Зив приложили титанические усилия к ее обнаружению.

- Она либо уползла отсюда, либо не выжила, — потихоньку сообщил Зив Ире, дабы вторым предположением не расстраивать детей.

Несмотря на фиаско со змеей, их поход оказался более чем удачным. Все предусмотрительно взятые Ирой целлофановые пакты оказались до отказа загружены опятами.

По два пакета в каждой руке несла Ира. Два — Зив в зубах. Один — Клим и Глеб, взявшись за ручки с двух сторон. Еще один, таким же образом, тащили Оля и Юля. И еще один маленький пакет без ручек несла Яна.

Аз Фита Ижица. Опята. Фотограф: Элеонора Терновская

Опята
фотограф: Элеонора Терновская

- Батюшки! — всплеснул руками Гена, видя такое дело. — Похоже, что на ужин у нас намечается грибное меню!

- Похоже, что так, — согласился с его догадкой Стас, забирая у всех пакеты.

- Так. А что же нам нужно для воплощения сего в жизнь? — задался повросом Гена.

- Котлы, растительное масло, сметана, лук и соль, — выдал научную консультацию Женечка.

- И дополнительные костры, — подумал вслух Гена.

- Зачем? — спросил Стас. — Шашлык на углях жарится, а с грибами в котлах и на огне разобраться можно. Жень, я правильно говорю?

- Абсолютно!

Котлы приволокли с кухни после обеда, после которого, как и в прошлый приезд, началась заготовка дров по той же схеме: мужчины пилят и рубят, а женщины носят. Единственное, кое-кого из женщин, освободили от дровяной повинности, вменив грибную.

Таким образом, Ира, Лу и Оксана из-за продемонстрированного в прошлый раз энтузиазма с фанатизмом, Лидия Гавриловна в силу возраста и Алина согласно текущему положению всю вторую половину дня, вооружившись ножами, мужественно сражались с грибами, которые некоторые «добрые люди» периодически приносили еще и еще вместо дров.

В итоге, то, что предполагалось в качестве лакомства в расчете дележа на всех, грозило превратиться в основное блюдо ужина. Даже за дополнительными котлами сходить пришлось.

Ещё во время обеда Ирино внимание с дочерей Ихана постепенно перекочевало на Максима. А как только дровяная эпопея завершилась, и началось разведение костров и приготовление ужина, так и вовсе на нём полностью сосредоточилось.

Максим вел себя очень странно. Но даже то, в чем именно эта странность заключается, Ира долго не могла понять.

То есть, вел он себя вроде бы вполне обычно, но каждое его действие насквозь пронизывала напряженность то хищника в засаде, то потенциальной добычи хищника, пытающейся избежать встречи с таковым, сидящим в засаде.

Разгадка пришла, когда Ира стала наблюдать не только за Максимом, но и за всем, что творится вокруг него. И как только она поняла, в чем дело, при первой же возможности она выдернула его на разговор tête-à-tête.

- Максим, то, что ты — высший, сейчас, можно сказать, на лицо.

- Ты о чем, сестренка? — совершенно не понял он ее.

- На высшем уровне демонстрируешь высший пилотаж техники непопадания в поле зрения Гаянэ. Уверена, она тебя даже краем глаза, даже мельком еще ни разу не видела, хотя вы уже сутки как постоянно находитесь на одном участке пространства

- Надеюсь, — тяжело вздохнул Максим.

- Максим, но вам ведь в любом случае рано или поздно придется оказаться лицом к лицу.

- Знаю, — еще тяжелее вздохнул Максим.

- Максим, можешь объяснить, в чем дело, доступным языком?

Это казалось невозможным, но Максим вздохнул еще тяжелее.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

…вздохнул еще тяжелее
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

- Хотя Гаянэ из моей компашки, она — твой фанат не хуже Оксаны. Она не раз пыталась убедить меня присоединиться, когда ты это все затеяла. А в особенности, когда ты оставила здесь свой Свет.

Понимаешь, Гаянэ — мой очень хороший друг. Не до такой степени, как Ихан. Но…

В общем, если честно, то, что Ихан — мой самый-самый лучший друг, это МОИ предпочтения между ним и ею, а вовсе не особенности её отношения ко мне. Пожалуй, если говорить об особенностях её отношения ко мне и об особенностях отношения ко мне Ихана, Ихан ей заметно проигрывает. Просто…

Видишь ли, если надо, Ихан весь мой без рассуждений. А она… У неё всегда есть собственное мнение, а мне это не всегда нравится.

В общем, я никогда не подпускал ее так близко, как подпустил Ихана, потому что она… — Максим усмехнулся. — Знаешь, чему поражаюсь в тебе?

Это ярко отражено прямо вот в этой вот твоей жизни. Прямо вот в этой вот своей жизни ты позволила всем своим, то есть, тем, кого ты создала, превосходить тебя по ряду характеристик.

Само собой, все это превосходство яйца выеденного не стоит, когда ты мельком показываешь то, что ты есть на самом деле. Но ты показываешь это очень редко и лишь мельком.

Ты сама поставила себя в положение, когда они все учат тебя тому, что для тебя само собой разумеющееся. Это все равно что начать учить тебя хлопать в ладоши. Но ты учишься у них так, будто действительно этого не умеешь.

Как человек ты действительно не умеешь очень многого, но ты сама выбрала не уметь всего этого как человек, и тем самым, дала им возможность учить тебя.

Ира, я никогда не позволю тем, кого я создал, играть с собой в такие игры. Я могу в такие игры поиграть с тобой, с Пэфуэмом, с другими высшими. Но никак не с великими.

Ты же позволяешь все это даже не только своим великим, но и недооперившимся личностям со стороны.

Да. Я, когда был Русланом, помогал тому же Михе, помогал той же Оксане. Но я именно помогал им. Ты же даже им позволяешь превосходить тебя.

- Максим, а что в этом плохого?

- Да ничего в этом плохого! Просто ты — такая, а я — нет. А Гаянэ… Она слишком… — Максим замолчал, подбирая слова.

- Я так понимаю, если по-человечески, то слишком умная, слишком сильная, до такой степени слишком, что, будучи великой, способна затмить высшего?

- Не в этом дело. Ты знаешь, что она сделала?

- Да. Знаю. Она поменяла направление глобального тока энергии.

- Вот именно.

- И что?

- Я тебе писал об этом в том письме. Глянь на Евминча и Данум, — Максим кивнул в их сторону.

Женечка и Дана при свете костра, сидя на покрывале, составляли узоры из первых опавших желтых и красных листьев, которые они насобирали в лесу.

- Он две с лишним тысячи лет человеческой жизни фактически жил только ею. А сейчас он счастлив тем, что она рядом, и ему плевать, что она сейчас маленький ребенок, и должно пройти еще много лет, прежде чем они смогут начать отношения, которые люди называют «любовь».

- Максим, ты любишь Гаянэ?

- Ира, мне очень понравились земные игры в любовь на уровне секса и нежных увлечений и даже семейных отношений. Вкусненько. Не спорю.

Шляясь по Земле из жизни в жизнь между Русланом Крышенько и Максимом Колядвиным я с огромным удовольствием заводил романы, женился, но… Это все ЗДЕСЬ. ЗДЕСЬ было, ЗДЕСЬ осталось.

Как бы тебе объяснить…

Понимаешь, внутри личности может существовать особая сила. Назовем её сила «ИКС». Именно может, потому что есть она далеко не у всех. Её очень сложно в себе взрастить даже великим. Лишь высшие имеют её все поголовно.

По мотивам силы «ИКС» вы и состряпали то, что люди называют «любовь». И вот то, что вы состряпали, мне очень даже по вкусу.

Сама же сила «ИКС» — это что-то вроде волшебной палочки, с помощью которой можно прикасаться к любой безличной силе, к любой связи между безличными силами и личностями. В том числе и к взаимоотношениям. И всё, чего коснулась сила «ИКС», образно говоря, расцветает и плодоносит.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

Сила «ИКС»
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Когда с помощью силы «ИКС» прикасаются к взаимоотношениям, рождается то, что люди называют дружба.

В очень редких случаях с помощью силы «ИКС» личности могут касаться друг друга, а не только безличных сил и связей. Это может происходить только между личностями разных характеристик. То есть, между мужской и женской. Но не между любой и каждой.

Чтобы две личности могли коснуться друг друга силой «ИКС», должен соответствовать целый ряд деталей и нюансов, и если есть малейшее несоответствие, такое прикосновение невозможно. В случае если все же такое соприкосновение происходит, рождается то, что люди называют любовь.

На самом деле, в человеческом мире как таковом нет ни дружбы, ни любви. То, что есть в человеческом мире, это даже не суррогаты. Это что-то вроде аттракциона-имитатора. Зато доступно, как минимум, подавляющему большинству.

Практически все, проживая человеческую жизнь, катаются на карусельке «дружба». Подавляющее большинство, проживая человеческую жизнь, катается на карусельке «любовь».

Еще раз повторяю, мне очень понравилась каруселька «любовь». Прикольно — слов нет!

Безусловно, среди людей есть те, кто связан узами настоящей дружбы, то есть, взаимоотношениями, к которым прикоснулась сила «ИКС». Так же среди людей есть и те, которые коснулись друг друга силой «ИКС». Но и тех, и других катастрофически мало.

Тебе может показаться, что это не так, но это лишь потому, что тебя окружают те, чьих взаимоотношений коснулась сила «ИКС», а кроме того, рядом с тобой сразу несколько пар, коснувшихся друг друга силой «ИКС». То есть, вокруг тебя просто слишком большая концентрация того, что для Земли исключение, а не правило. Только и всего!

Но всё это лишь прелюдия. Потому что есть еще особое прикосновение силы «ИКС». Оно тоже возможно только между личностями разных характеристик, то есть, между мужскими и женскими.

Мало того, оно недоступно не высшим личностям из-за наличия предела. То есть, возможно такое соприкосновение, по большому счету, только между высшими. Почему «по большому счету», а не просто «только»? Буду объяснять дальше, поймешь.

Суть этого особого прикосновения в том, что личности не просто касаются друг друга силой «ИКС». Одна личность своей силой «ИКС» касается силы «ИКС» другой личности.

Не высшие к этому неспособны, потому что предел является непреодолимым препятствием для касания между силами «ИКС» двух личностей.

Если величайшая редкость две личности способные просто коснуться друг друга, то особое прикосновение поистине уникально.

Дело в том, что в этом случае не только две личности должны иметь особое сочетание своих индивидуальных характеристик. Для того чтобы соприкоснуться, сила «ИКС» одной личности должна иметь определенное соответствие силе «ИКС» другой личности.

Даже в сфере высших такое соприкосновение — это, образно говоря, лишь легенды.

Почему?

Все высшие — что-то вроде членов одной семьи. Как братья и сестры, между которыми не может быть межполовых отношений. Само собой, это лишь способ объяснить по аналогии с человеческим. Не более.

Как я говорил, для того чтобы две личности могли просто коснуться друг друга силой «ИКС», их характеристики, их индивидуальные особенности должны определенным образом сочетаться друг с другом.

Между высшими не бывает таких сочетаний. Как их нет между мной и тобой, между тобой и Пэфуэмом. Извини, точнее не объяснишь.

Видишь ли, это здесь все рвутся непременно покататься на карусельке «любовь». За пределами Вселенной касание друг друга силой «ИКС» — лишь одна из несметного количества радостей Бытия, скажем так.

На самом деле, даже когда пересекаются пути двух личностей, которые потенциально имеют возможность коснуться друг друга силой «ИКС», они далеко не всегда это делают. Почему? А зачем? Когда и без этого масса возможностей развлечься.

Это только здесь есть инстинкт размножения, хочешь или не хочешь, заставляющий тебя стремиться занять место на карусельке «любовь».

Так вот, возможность соприкоснуться силами «ИКС», а не просто коснуться ими друг друга, по большому счету, лишь потенциальная возможность, существующая только у высших. А у них она существует лишь теоретически.

И вот у вас тут Данум открыла игры с Иллюзией и Реальностью и нашла, как можно, поменяв направление глобальному току энергии, выходить за предел, не ломая его.

В момент, когда они с Евминчем это проделали, кроме всего прочего, сила «ИКС» Данум на мгновение слегка задела силу «ИКС» Евминча. Что из этого вышло, ты прекрасно видишь.

Сейчас они просто касаются друг друга силой «ИКС», но даже всего лишь память о непосредственном контакте их сил «ИКС» изменила для них всё.

И вот я вижу, что Гаянэ поменяла направление глобальному току энергии. Ира, я просто не знаю, что с этим делать! Понимаешь?

Аз Фита Ижица. Художник: Олег Березуцкий (Россия). Абстрактное искусство

…не знаю, что с этим делать!
художник: Олег Березуцкий (Россия)

- Максим, ничего не понимаю.

- Ты, естественно, догадываешься, что наши с ней взаимоотношения носят прикосновения силы «ИКС».

Плюс, мы с ней личности, индивидуальные характеристики которых находятся в том соответствии, которое потенциально дает возможность коснуться силой «ИКС» друг друга.

А кроме этого, ее сила «ИКС» и моя сила «ИКС» имеют необходимое соответствие для непосредственного соприкосновения. Теперь понимаешь?

- Нет.

- Ира, еще раз повторяю, мне очень понравилась ваша каруселька под названием «любовь». Если бы с Гаянэ можно было просто покататься на этой карусельке, я бы покатался не раздумывая. Но здесь — не каруселька.

- И?

- Ира, ты сейчас до мозга костей человек. А у вас тут все поголовно катаются на этой карусельке. Все поголовно с определенного возраста бегают и любят друг друга.

А вот по мотивам чего вы эту карусельку склепали, это — редкость. Я тебе это уже говорил.

Во-первых, далеко не каждая личность имеет в своем составе силу «ИКС», а во-вторых, крайне редко встречаются две личности, имеющие в своем составе силу «ИКС», которые способны коснуться друг друга этой силой, и даже в этом случае они далеко не всегда это делают.

Еще раз говорю, я признаю, что классная у вас каруселька получилась, но несмотря на то, что я с этим соглашаюсь, я убей понять не могу, на кой вы ее смастерили? Познакомить миллиарды с тем, что доступно только единицам? Зачем?

- Максим, понимаю все твои вопросы и замечания, но продолжаю не понимать главного. Что за проблемы с Гаянэ, если на самом-то деле, у вас все так здорово? Уж прости за банальность выражения. Вам, грубо говоря, счастье подвалило, а ты…

- Ира, ничего нам не подваливало. Я сам ее создал. Собственно, для того чтобы коснуться ее, и чтобы она коснулась меня, но… Перестарался, одним словом.

Ее сила «ИКС» и моя сила «ИКС» действительно находятся в полном соответствии. А когда такое соответствие есть, силы «ИКС» стремятся к непосредственному соприкосновению, которое невозможно для Гаянэ из-за того, что у нее есть предел. У меня же этого предела нет.

Когда обе личности имеют предел, они, несмотря на это стремление, просто касаются друг друга, как Данум и Евминч. Когда же у одной из личностей предела нет…

Я могу своей силой «ИКС» коснуться только силы «ИКС» Гаянэ и не могу просто коснуться ее. Но у нее есть предел, и ее сила «ИКС» находится для меня по другую сторону этого предела.

Я не собирался брать ее сюда, то есть, к тебе во Вселенную, потому что опасался, что она попытается сделать то, что она и сделала. Но, как я уже говорил, Гаянэ никогда не считается с моим мнением.

Она воспользовалась помощью личности, которую ты знаешь как Лидию Гавриловну. А на что способна Лидия Гавриловна, ты во всей красе наблюдала прошлой ночью.

Максим усмехнулся и пояснил:

- Мне Лу рассказала, как вы провели эту ночь. Согласись, не пустить взрослую женщину, которая, к тому же, является одним из руководителей предприятия, где ты работаешь, к ее законному мужу, который является твоим непосредственным начальником — это круто!

Вот такая вот она! Лидия Гавриловна!

В общем, я со своим нежеланием брать Гаянэ во Вселенную оказался примерно в том же положении, что и Лу прошлой ночью.

Разумеется, я принял ряд предосторожностей.

Каких?

Хотя для меня более чем ценны впечатления всех, кого я взял с собой, я только Ихану позволил, прежде чем собраться всем у тебя, прожить несколько жизней здесь, дабы действительно понять, как и что здесь работает. Плюс, я всем, кроме Ихана, поставил что-то вроде защиты от осознания сути без моего присутствия или присутствия Ихана.

Я очень надеялся и даже был практически уверен, что Гаянэ не обнаружит открытие Данум.

Как можно его обнаружить?

Во-первых, она попадает в мир ей совершенно незнакомый, а во-вторых, попав сюда, согласно законам этого мира, она не помнит, откуда она сюда попала и зачем. И даже не помнит о том, что она не помнит.

Мало того, о том, что есть это самое открытие Данум, я не сообщил даже Ихану. Ну как можно искать, а тем более найти то, о чем ты понятия не имеешь?

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

а тем более найти
художник: Мюриэль Массин (Франция)

Как видишь, я ошибался. Для меня полнейшая загадка, как Гаянэ могла обнаружить открытие Данум и уже даже сделать первый шаг на пути воплощения достижений этого открытия в жизнь. Теперь понимаешь?

- Уже лучше, но все же не до конца.

- Ира, я боюсь ее потерять! Неужели непонятно?

- Максим, а почему ты непременно должен ее потерять?

- Маневр с поворачиванием глобального тока и манипуляциями Иллюзией и Реальностью, открытый Данум, хоть и возможен в принципе, очень сложно осуществим на практике с огромным риском рассеивания личности. Я никогда не пойду на этот риск.

- Максим, с чего ты взял, что это связано с угрозой рассеивания личности?

- Малейшая оплошность с Иллюзией и Реальностью и реальный ток энергии пойдет сквозь реальный предел и разрушит его.

- Максим, сила, которую ты сегодня называешь сила «ИКС», имеет одну удивительную особенность. Если она есть в составе личности, этой личности рассеивание не грозит в любом случае. Эта сила хранит личность несмотря ни на что.

- С чего ты это взяла? — потрясенно и одновременно недоверчиво спросил Максим.

- Если честно, Стас сказал, но ты прекрасно знаешь, что он говорит мне только то, что уже само подошло к моему человеческому сознанию. Так вот, есть две силы, которые существуют только внутри личности. Стас их называет Счастье и Любовь. Каждая из них хранит личность от рассеивания несмотря ни на что.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

две силы
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Помнишь, Женечка рассказывал про Тамару и Наташу? Рассказывал о том, что нечто, непонятное ему, может заставить изменить состав личности — превратить шарик из стеклянного в пластилиновый или резиновый — и перенаправить силу деградации личности так, что личность в любом случае не рассеивается.

Это непонятное Женечке нечто и есть Счастье или Любовь, либо Счастье и Любовь вместе.

Тамара и Наташа сейчас работают рядом с тобой. Посмотри на них! Вот тебе сразу два примера сохраняющего действия этих сил. Уверена, что Гаянэ имеет обе эти силы. Так что, твои опасения совершенно напрасны.

- Почему я этого не знаю?

- Скорее всего, по самой простой и банальной причине: ты никогда не обращал на это внимания.

- Спасибо, сестренка. — Максим перевел дух. — Видимо, мне Ихан все это время пытался объяснить то же самое, но я его не слушал.

Ира, у меня к тебе будет одна просьба. Понимаешь, я, конечно же, верю тебе, но, к сожалению, пока лишь только верю, а мне нужно знать, прежде чем я пойму, что нужно делать. Поэтому я прошу тебя, помоги мне.

Пока я не пойму, что нужно делать, Гаянэ не должна видеть меня.

Само собой, она, разумеется, чувствует мое присутствие, но, как для человечка, для нее это лишь странные неопределенные ощущения, которые таковыми и останутся, пока она меня не увидит.

Понимаешь, сложновато пытаться выяснить то, что я хочу выяснить, и одновременно «на высшем уровне демонстрировать высший пилотаж техники непопадания в ее поле зрения».

- Как скажешь. Прямо сейчас возьму Гаянэ на себя.

Сказано-сделано!

Пока продолжалось приготовление ужина на кострах, Ира незаметно отделила Гаянэ от компании Тамары, Наташи, Лены, Ромы, Ихана, Димы, Яны-взрослой с мужем, Михи и Аллы и присоединила ее к своей, в то время как Максим влился в ту, к которой, согласно расселению, собственно, и принадлежал, потому что занимал тот же домик, что и Рома с Димой.

Едва Гаянэ оказалась в рядах компании Иры, ее засыпал вопросами Александр. Так что, Ире не пришлось напрягаться, дабы исключить появление в сознании Гаянэ идеи вернуться обратно.

К счастью Гены и Лу, Лидия Гавриловна существенно притомилась разборками с грибами и в девять вечера, извинившись, ушла спать. Гена с Лу исчезли в следующее же мгновение.

- Похоже, завтра могут быть некоторые сложности, — заметил Ире Стас, улучив момент, пока присоединившиеся к Александру Влад и Женечка вели «допрос» Гаянэ.

Ира кинула взгляд на Гаянэ и поняла, что имеет все шансы убить разом двух зайцев.

Вырвав ненадолго Гаянэ из цепких лап Александра, Влада и Женечки, что, поняв, что она хочет, ей помог сделать Стас, переключив их внимание на себя, Ира отвела ее в сторону и попросила:

- Гаянэ, мне завтра после обеда нужно будет кое-куда уйти вместе со Станиславом Андреевичем, можешь сделать так, чтобы этого не заметил Геннадий Васильевич?

- Конечно, могу! Тем более что у меня просто куча вопросов к нему в связи с тем, что я и Дима буквально со следующей же недели начинаем работать с Тамарой.

- А-а… еще на воскресенье этих вопросов хватит? — позволила себе слегка обнаглеть Ира.

- С лихвой!

Такая готовность Гаянэ оказалась для Иры несколько неожиданной, но она была уверена, что знает причину ее рвения, хотя даже не догадывалась, что это за причина.

Как бы там ни было, Ира и Стас побывали и на субботнем и на воскресном джем-сейшнах так, что не только Гена, но вообще никто не заметил, что и в субботу и в воскресенье в течение пары часов после обеда ни Иры, ни Стаса не было ни в пределах турбазы, ни на прилегающей территории.

Глава 118. Состояние тотального влияния