Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть III

Остров бродячих собак

Книга 7

Хранитель чистого искусства

(главы 102-119)


Глава 108
Два мира

- Ира, что ты сейчас делаешь? — спросил жалобный голос Лу утром в воскресенье из недр телефона.

- Наслаждаюсь утренним кофе. Что-то случилось?

- Ира, я прекрасно понимаю твое состояние. Я прекрасно понимаю, что тебе сейчас, скорее всего, очень хочется побыть одной. Я понимаю, что тебе нужно осознать, принять то, что произошло. Что там говорить! Я сама всю неделю в шоке! Это — ошеломительно! Это — потрясающе! Это… Да у меня просто слов нет!!! Ира, еще раз повторяю, я прекрасно понимаю твое состояние, но я просто больше не могу держать это все в себе. Конечно, мы говорили об этом с Геной, но… В общем… Это всецело касается тебя, а потому… В общем, меня всю неделю на части рвет… Я всю неделю мужественно держала себя в руках, чтобы тебя не трогать по этому поводу… Но я больше не могу! Можно, я к тебе приду?

Ира слушала монолог Лу, оцепенев от ужаса. Правда, самым краешком сознания она пыталась себя убедить, что ничего страшного не случилось. В конце концов, ну это действительно детский сад прятаться по углам, тем более от самых близких. В конце концов, они же взрослые люди! В конце концов, все равно рано или поздно кто-то должен заметить. Тем более Лу! Безусловно, она сразу же увидела! Ира, правда, даже отдаленно не могла себе представить, что Генка тоже знает, тем более учитывая их небольшой tête-à-tête в пятницу после обеда. Впрочем, ему, несомненно, сказала Лу, тем более что это был их, в общем-то, давний спор. И все же, никакие уговоры не помогали, и Ира в ответ на «Можно, я к тебе приду?» лишь молчала в оцепенении.

Аз Фита Ижица. Художник: Сецуко Номото (Япония). Абстрактное искусство

лишь молчала в оцепенении
художник: Сецуко Номото (Япония)

Лу немного послушала Ирино молчание и продолжила:

- Ира, я действительно понимаю, что с тобой всю эту неделю творится. Хотя… наверное, на самом деле, я даже отдаленно не могу себе представить, что ты чувствуешь. Это… В общем, Ира, если я действительно совершенно не к месту, скажи. Я не обижусь. Просто… Знаешь, он как только сказал: «Доброе утро, сеньора Лурмед…», — черт, я этого даже выговорить не могу так, как это у него получается! В общем, Ира, для меня просто Мир перевернулся!

- Лу! Да я тебе уже двадцать пять раз сказала «заходи»! Что у тебя там с телефоном? — вне себя от радости наврала Ира. — Слышишь меня? — для убедительности добавила она.

- Да! Я сейчас! — аж взвизгнула Лу и сквозь прорванное пространство появилась в гостиной.

Ира практически тут же поняла, что уж что-что, а неприкрытую ложь Лу увидит сразу, но Лу было совершенно не до лжи — хоть прикрытой, хоть неприкрытой.

- Ира, понимаю, что тебе, конечно, сложно это представить, но я за вот эту вот свою вполне человеческую жизнь повидала столько иных реальностей, что для меня вот эта вот реальность как мираж. Но… Понимаешь, у меня в голове не укладывается! Ира! Это ведь действительно ОН! Я его даже Максимом с трудом называю — постоянно Руслан на язык наворачивается! Нет, мне, конечно, Женя — тогда Ю́тур — с самого детства вдалбливал, что Время — не более чем способ восприятия. Я даже на практике знакома с иными вариантами его течения! Но у меня все равно в голове не укладывается! Ира, как он все помнит? Ведь он помнит все так, будто просто уехал на этот год куда-то и вернулся… повзрослев сразу не менее чем на десять лет…

- Если точно, то на шестнадцать. Ему сейчас тридцать четыре.

- Вот именно! Я не могу этого представить, но я могу с этим согласиться теоретически, что можно рождаться, не согласуясь с ходом времени. Мне Гена говорил, что я даже сама это не раз делала. Но как он все помнит?

- Лу, как ты его видишь?

- Как я его вижу? Как я его вижу! Высший! Высший, как и ты! Как еще я его могу видеть?

- И всё?

- Ну, то, что активное вещество, это само собой…

- И всё?

- А что еще?

- Я не знаю, может быть, этого увидеть нельзя, но… В общем, у него, как и у С… Радного, открыт прямой канал связи сознания с личностью. Кстати, у Руслана прямой канал тоже был открыт.

(Лу не заметила, что вместо «у Радного», получился «ус Радного» притом, что Стас никогда усов не носил.)

- Серьезно???!!! — вытаращила глаза Лу.

- Да.

- То есть, он не просто вредничал…

- …а вредничал на отрыв, — рассмеялась Ира и поймала поползший по столу мобильник. — Да!

- Палладина, что там с тобой? — поинтересовался Женечка.

- Да у нас тут с сеньорой Бональде заседание женского клуба по поводу новой версии.

- «Женского» — это очень принципиально, или участие лиц мужского пола все же допускается?

- А тебе прям так хочется поучаствовать?

- Не то слово! Я неделю к тебе пробиться не могу! Хорошо хоть в среду выяснилась причина твоего, мягко говоря, приподнятого настроения.

- Лу, допускаем в наш узкий женский круг лицо мужского пола под названием «Женечка»?

- Пусть приходит! — с вызовом дала согласие Лу так, чтобы Женечка услышал.

Он рассмеялся и мобильник отключился.

Ира ожидала, что Женечка, как и Лу, будет рвать пространство, но нет. Вместо этого послышался его голос из цоколя: «Сама иди!» — и вскоре на лестнице показалась мужественно карабкающаяся Дана.

- Ну что! Сделали тебя, великий маг и волшебник! — с веселой победоносной издевкой встретила Лу Женечку. — Третий уровень! Третий уровень! Не больше! — передразнила она.

- Между прочим, многоуважаемая сеньора Бональде, мне ну ни капельки не стыдно! Продуть такому противнику — это круто!

- Вообще-то, да, — задумчиво согласилась Лу.

- Хотя… — Женечка загадочно улыбнулся. — Попробовал бы он, как Ира. Вот, что действительно круто!

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

Хотя…
художник: Нина Расина (Россия)

- Жень, чего крутого-то? — спросила Ира. — Не спорю, рядом, к примеру, с моими бывшими соседками, я — действительно молодец среди овец. Однако рядом с тобой, рядом с Лу, рядом с Геной, рядом со… Радным, я — овца на молодца.

- Коли ты так рассуждаешь — не спорю, — рассмеялся Женечка. — Ну а если серьезно, — перешел он на серьезный тон, — безусловно, с определенной точки зрения, то, что делает Лу — это круто. То, что делаю я — это круто. То, что делает Стас — это круто. То, что делает Гена — это круто. Хотя то, что делает Гена, в некотором роде, больше похоже на то, что делаешь ты. Но все же, он лишь тешит себя иллюзией, будто он уравнивает себя со среднестатистическими экземплярами вида «человек». Да. Все, что делаем мы, это — круто. Но, повторяю, все это круто лишь с одной точки зрения. С точки зрения среднестатистического экземпляра вида «человек».

- Не думаю, что только с этой точки зрения, — возразила Ира.

- Верно, конечно. И все же… На самом деле, по определенным характеристикам ближе всего к тебе Стас, а не Гена. Почему? Он очень многое, из того, на что способен, не использует на практике. Однако эти способности у него есть, и потенциально он в любой момент может их задействовать. Допустим, в какой-то критической ситуации. Ты же все это намеренно не заложила в свое воплощение. Ты намеренно отказалась от этого. Если бы ты не отказалась, уверен, что великолепие Руслано-Максима встало бы под очень большой вопрос.

Да оно и так под вопросом, рядом с тем, что умудряешься делать ты, оперируя лишь скудным набором возможностей среднестатистического человека. Да, весьма одаренного в определенной области и даже нечуждого некоторым экслюзивам…

Скажем так… Если бы тебе, как Руслану, удалось бы скрыть свою подноготную… Даже более того! Чего я туплю? До того, как ты избавилась от искусственного предела, ты выглядела личностью где-то на грани между вторым и третьим уровнем. А таким личностям вполне доступны — притом самостийно — некоторые из так называемых экстрасенсорных способностей. На самом деле, даже личности первого уровня, если уж очень зададутся такой целью, могу развить в себе кое-что из этого арсенала.

- Подожди, Жень. Если я не ошибаюсь, ты раньше утверждал, что личности первого уровня не имеют доступа к тому, что называют экстрасенсорными способностями.

- Верно. Просто если личность первого уровня задается такой целью, ее уровень может повыситься и, как следствие, такие способности могут появиться.

- То есть?

- То есть, тело, которое формируется у личности первого уровня, не наделено такими способностями. Но если такая личность начинает в полную силу использовать суррогат воли, заложенный в воплощение, под этим действием происходит пусть и небольшая, но трансформация воплощения, то есть, тела, а вместе с ним и самой личности. Таким образом, Генка абсолютно беспричинно канючит, отказываясь учиться, к примеру, видеть проходы. На самом деле, я всегда считал, что его эксперименты с воплощениями для первого уровня лишены чистоты. Почему? Он сохраняет себе доступ к памяти прошлых воплощений и вещей за их гранью. Притом так, что ему довольно легко доступна та информация, которую даже мне и Стасу приходится вытаскивать из себя с большими усилиями. Потому я и говорю, что Генка лишь похож своим подходом на тебя, Ира.

- Ну да… — согласилась Ира. — Полная амнезия, обеспечивающая невозможность сравнения, и то, что среднестатистический человек способен лишь верить или не верить в то, что за гранью его человеческой жизни что-то есть, это — главные правила игры.

Аз Фита Ижица. Художник: Петер Воко (Нидерланды). Абстрактное искусство

главные правила игры
художник: Петер Воко (Нидерланды)

- Именно! И именно их Генка и не соблюдает. В самом принципе, в этом нет ничего страшного. Стас эти правила игры тоже не соблюдает, да и я в определенной степени. А вот Лу их придерживается строго, — Женечка посмотрел на нее выразительно.

- Ну как строго… — задумчиво проговорила Лу. — Я ведь заглядываю в миры, недоступные обычному человеческому восприятию. Да, это — миры Вселенной, но все же!

- Это — да. Но я не об этом, Лу. Конечно, когда ты воспринимаешь иные миры Вселенной, ты имеешь возможность сравнивать мир доступный человеческому восприятию с ними. Но… Лу, разве ты помнишь свои другие человеческие жизни — и не только человеческие — и то, что между ними?

- Начав осознавать суть, я что-то чувствую, и когда Гена мне рассказывает что-нибудь из этой области, я даже будто что-то вспоминаю. То есть, «верю — не верю» здесь ни при чем. Я действительно, хоть и смутно, ощущаю, что это действительно так. Что это действительно было, и было со мной.

- И все же, ты ведь этого не помнишь, как Генка?

- Нет. Так, как он, я не помню.

- Именно поэтому я и считаю, что чистота его экспериментов оставляет желать лучшего. Ну как можно постигнуть суть игры, не соблюдая ее главного правила? Повторяю, я и Стас тоже не соблюдаем этого правила, но мы не ставим перед собой точно такие же задачи, какие ставит перед собой Гена. А вот Ира — как и ты, Лу — подчинилась этому правилу целиком и полностью.

Любому осознание сути открывает доступ к информации за гранью его текущего человеческого воплощения, но, согласитесь, одно дело — смутные ощущения, от которых адекватному человечку кажется, будто у него просто крыша поехала, и совсем другое дело — полное владение информацией. Кстати, именно благодаря тому, что у адекватного человека при соприкосновении с осознанием сути возникает ощущение, будто у него крыша едет, он, едва подойдя к этому вплотную, тут же спешит отойти подальше. Если же с адекватностью есть неполадки, человек действительно сходит с ума. То есть, происходят нарушения в деятельности мозга.

- Насколько я понимаю, адекватность — это работа систем безопасности? — спросила Ира.

- Что-то вроде того, — ответил Женечка. — При соприкосновении с осознанием сути, среднестатистический адекватный человек вопит «Чур меня, чур!» и, тем самым, со стороны сознания укрепляет свою систему безопасности, отгораживаясь от осознания сути. Среднестатистический человек с нарушениями адекватности оказывается очарованным или сраженным тем, что просочилось в его сознание, и принимается расшатывать и без того хлипкие системы безопасности. В итоге, в сознание устремляется целый поток разрозненных данных из различных отделов подсознания в недоступной для среднестатистического сознания кодировке, вследствие чего в сознании происходит сбой. Что значит «среднестатистический» в данном контексте? И в случае адекватности, и в случае неадекватности, среднестатистический — это индивидуум, который:

Во-первых, свои цели видит исключительно в человеческом — то есть, тот, которому чуждо БЕСКОРЫСТИЕ.

Во-вторых, отчаянно борется с обстоятельствами — то есть, тот, которому чуждо СМИРЕНИЕ.

И в-третьих, усиленно ищет решения через диалог с самим собой — то есть, тот, которому чуждо БЕЗМОЛВИЕ СОЗНАНИЯ.

Если же задействуются БЕСКОРЫСТИЕ, СМИРЕНИЕ и БЕЗМОЛВИЕ СОЗНАНИЯ, осознание сути становится вполне возможным процессом без нарушений деятельности сознания, то есть, мозга. Вы обе задействовали все это, только ты, Ира, с помощью творчества, а ты, Лу, с помощью расширения восприятия.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

…вполне возможным процессом…
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

- А Гена? — спросила Ира.

- Он задействует БЕСКОРЫСТИЕ, СМИРЕНИЕ и БЕЗМОЛВИЕ СОЗНАНИЯ с помощью самой человеческой жизнь, используя человеческую практичность для достижения абсолютно бредовых, с человеческой точки зрения, целей.

- Типа острова бродячих собак? — улыбнулась Ира.

- Именно, — кивнул Женечка.

- Жень, а ты и Стас? — спросила Лу.

- Стас с рождения открывает прямой канал связи сознания с личностью, а потому БЕСКОРЫСТИЕ, СМИРЕНИЕ и БЕЗМОЛВИЕ СОЗНАНИЯ — это его нормальное состояние. Что касается меня? Мне пришлось использовать экстремальную ситуацию, в результате которой исчезли все человеческие цели, с которой пришлось смириться и о которой не хотелось думать, притом что не осталось ничего, о чем можно было бы подумать.

- Жень, разве месть — это не человеческая цель? — спросила Ира.

- Само собой, месть — это чисто человеческая цель. Просто, в моем случае, месть была не целью, а лишь способом объяснить для себя, как для человека, зачем я делаю то, что я делаю. И даже это не совсем верно, потому что объяснения требовались не мне, а окружающим. Дело в том, что, если мне не приходилось с кем-либо разговаривать, в моем сознании царила абсолютная тишина. И тем не менее, то, что месть — это чисто человеческая цель, все равно оказало влияние. Я имею в виду, что к осознанию сути я пришел лишь далеко за гранью обычной продолжительности человеческой жизни.

- Жень, помнишь, ты как-то сказал, что Гена и Лу — антиподы? Потом ты предложил поковырять мозгами занимательную задачку, что Гена, не имея никакого отношения к способностям, несвойственным обычному человеку, начинает осознавать суть в возрасте, когда это считается невозможным, то есть, лет с двадцати. Я, самостийно владеющая некоторыми из таких способностей, но никогда их не развивавшая, подошла к осознанию сути в тридцать четыре. А Лу, владеющая этими способностями на пике возможного и постоянно целенаправленно развивающая их, соприкоснулась с этим лишь в сорок один.

- Кстати, действительно занятно! — в удивлении согласилась Лу. — Я, почему-то, никогда над этим не задумывалась. И что это значит?

- Лу, говорю тебе, как когда-то сказал Ире: Это ничего не значит. Это всего лишь занимательная задачка и не более. Ты и Гена действительно антиподы, которые отражают два возможных пути развития человека в частности и человечества в целом. Один путь — это путь развития технических возможностей. Второй путь — это путь развития личных способностей.

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

Пути развития
художник: Ал Джонсон (США)

Поскольку первым путем идет подавляющее большинство рода людского, можно сказать, что это и есть путь развития человечества. Бытует даже мнение, что когда-то в глубокой древности, когда якобы были одинаково возможны оба пути развития, человечество выбрало первый путь, то есть, путь развития технических возможностей.

На самом деле, этот выбор стоит постоянно перед каждым и лишь потому, что подавляющее большинство выбирают путь развития технических возможностей, создается иллюзия, будто это и есть путь развития человечества.

Само собой, развивать технические возможности невозможно без развития определенных способностей. То есть, говоря о пути развития способностей, я имею в виду только те способности, которые лишают смысла развитие технических возможностей. Ну представьте, к примеру, если бы все люди умели пользоваться проходами, на кой нужно было бы изобретать автомобили, самолеты и прочие виды транспорта?

В большинстве миров Вселенной и во всех мирах за пределами Вселенной этим и не занимаются именно по причине отсутствия необходимости. Там, то, что можно назвать аналогами свободы перемещения, равносильно способности ходить, моргать, дышать, то есть, и способностью-то особо не назовешь. Здесь же такая способность — это нечто из области сверхъестественного.

Само собой, речь идет не только о способах перемещения связанных с личными способностями и техническими возможностями, а о самом широком спектре явлений. Я лишь для упрощения использую только этот пример. На самом деле, их бесчисленное множество, потому что каждая техническая возможность возникает в ответ на отсутствие личной способности.

Хотя путей развития два, воплощения их в жизнь — три. Поэтому в той занимательной задачке вас трое: Гена, ты, Лу, и ты, Ира.

То, как нужно измываться над собой, дабы заполучить и развивать вышеупомянутые способности, ты, Лу, знаешь не понаслышке. Безусловно, это — путь развития, следуя которым, вместе с человеческим воплощением развивается личность. Однако неимоверная трудность делает этот путь малодоступным для всех и каждого. Именно поэтому подавляющее большинство человечества не идет этим путем.

С другой стороны, изобретение, к примеру, самолета — это творчество. А творчество — это повсеместный путь развития личности в Мироздании, и лучше этого способа еще не придумал никто. Но к такому творчеству способны далеко не все. То есть, изобретатель самолета один, а летают на нем миллионы. Те миллионы, которые одинаково неспособны ни к творчеству такого уровня, ни и к развитию личных способностей, делающих существование самолета бессмысленным.

И вот для этих миллионов и ищет путь Гена. И даже создается впечатление, что он его не то, что ищет, а уже успешно нашел, судя по его успехам с осознанием сути, которое дается ему относительно легко и в очень раннем возрасте. И нашел он этот способ, образно говоря, очень давно. Я уже говорил об этом способе: использование чисто человеческой практичности в абсурдных, с человеческой точки зрения, целях. И он уже даже доказал не раз, что работает этот способ, как часы. Но…

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

человеческая практичности в абсурдных целях
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Если ты делаешь для себя доступным с помощью памяти, то, что Гена делает для себя доступным, ты прекрасно знаешь, что человеческая жизнь — это понарошку. Ничего серьезного! Занимательная игра и не более! С таким мироощущением, использовать чисто человеческую практичность в абсурдных с человеческой точки зрения целях — забавная и увлекательная развлекуха.

Я ему не раз говорил, что попробуй-ка ты все то же самое, когда у тебя то, что было до твоего рождения и что будет после — это вопрос веры и никак иначе. Но он не считает это камнем преткновения. То есть, он не считает нужным это пробовать на себе, но точно так же не считает нужным ставить вопрос об изменении правил игры, то есть, об аннулировании полной амнезии. Мотивирует он это тем, что сам избавляется от амнезии, только начав осознавать суть. То есть, подходит к осознанию сути, используя средства самой обычной человеческой жизни. То есть, самой обычной жизни миллионов, летающих на самолетах, которые одинаково неспособны как изобрести самолет, так и владеть способностями, делающими существование самолета бессмысленным.

- Мне Гена как-то говорил, что осознание сути для него провоцируешь ты своим появлением, — заметила Ира.

- Так и я ж о том же! — воскликнул Женечка. — Естественно, когда он рождается, я слежу за его жизнью, в которой рано или поздно наступает момент, когда я не могу не вмешаться, поскольку, относясь к жизни, как к забавной развлекухе, он рано или поздно подходит к стадии «допрыгался». Своим появлением, я провоцирую его вывести воспоминания о прошлых жизнях и всём остальном на уровень сознания, но они и так находятся у него, как говорится, на поверхности. То есть, я считаю, что он и до этого все помнит, только не отдает себе в этом отчета. Допустим, вы обе прекрасно помните свое детство, но вы не вспоминаете о нем каждую минуту. То есть, когда событий вашего детства нет в оперативной памяти, они, тем не менее, находятся, образно говоря, в шаговой доступности, когда, допустим, какая-нибудь детская песенка способна вывести на уровень сознания целую цепь событий, о которых вы, казалось бы, напрочь забыли.

- Жень, когда я поинтересовалась, как Максим может с такой точностью помнить жизнь Руслана, он мне сказал, что проблема с памятью заключается лишь в отвратительных кодах доступа, сравнив сие с неудачным названием файла, никак не отражающим его содержание. То есть, он сказал, что к вспоминанию своих прошлых жизней и к тому, что между ними, на самом деле, способны все люди.

- Теоретически — да. Но проблема не только в удачности кода доступа. Ира, скажи, ты будешь искать в своем компьютере файл, о существовании которого ты не подозреваешь? Да! Он там есть! И его запросто можно открыть. И даже название точно отражает его содержание. Проблема в том, что ты не знаешь о том, что он там есть.

Аз Фита Ижица. Художник: Мирмасуд Мирьялалли (Иран). Абстрактное искусство

не знаешь, что он есть
художник: Мирмасуд Мирьялалли (Иран)

Вот это и есть суть амнезии. И если человек случайно натыкается на такой файл, к примеру, ясно и четко вспоминает, как он в набедренной повязке догонял обезьяну, он тут же вопит «Чур меня, чур!» считая, что это с чего-то крыша поехала. Естественно, вопит «Чур меня, чур!» адекватный человек, а неадекватный цепляется за это, как за умопомрачительное откровение, прозрение, просветление, и его крыша действительно уезжает.

Ира, еще раз говорю, Руслано-Максим действительно крут. Но он крут лишь как любой высший. Он не пробовал того, что пробуешь сейчас ты. И он не шел тем путем, которым прошла ты, дабы это попробовать. И я, хоть частенько подшучиваю над тобой, вовсе не разделяю его иронии по отношению к тебе. Но это так, к слову. Это — ваши личные отношения.

- Жень, он, и как Руслан, и как Максим, очень помог мне и помогает.

- Не сомневаюсь. Я же говорю, это — ваши личные отношения и ваш личный стиль общения. Я просто о том, что взгляд со стороны — это, конечно, здорово и такое мнение, безусловно, очень ценно и очень помогает, но вот пройти через то же самое… — Женечка многозначительно замолчал.

- Жень, у Руслана не было почки, а у Максима практически живого места на теле нет — сплошные шрамы.

- Я не говорю, что справиться с ограничениями человеческого воплощения легко. В особенности, если не знаешь всех лазеек. Однако, учитывая трансформации, которым он подверг свое тело еще в период внутриутробного развития, я очень сомневаюсь, что Максим не умеет убирать шрамы, — выплеснул Женечка прямо-таки королевскую порцию яда.

- Жень, — усмехнулась Ира, — по-моему, ты ревнуешь!

- Вполне возможно… — улыбнулся Женечка. — Но мы отвлеклись от темы. Итак, Гена представляет путь развития технических возможностей. Притом представляет его, как самый распространенный представитель — прошу прощенье за тавтологию — то есть, как пользователь, но не создатель. Лу представляет путь развития личных способностей. Ты же, Ира, выбрала путь технических возможностей, но как творец. Ты, правда, не изобретаешь технические приспособления как таковые, но твой основной путь — творчество. Неважно, в какой сфере. У тебя, конечно, есть и кое-что из личных способностей, но ты их не развиваешь.

- Женя, я, между прочим, тоже творчеством занимаюсь, если что, — вставила Лу.

- Да, но все же, твой основной путь — это путь развития личных способностей. Кстати, ты архитектурой занимаешься на основе этих способностей, и с Ирой мечтала работать именно потому, что не могла вписать свои идеи в творческое решение.

- Вообще-то, да.

- И твой путь, Ира, и твой путь, Лу, полностью оправдывают себя, несмотря на то, что результаты появились не так быстро, как у Гены. Здесь нужно учесть, что вы, в отличие от него, следуете главному правилу игры. Все ваши воспоминания о том, кто вы, и что с вами было за пределами этой человеческой жизни, не более чем вера, подкрепленная смутными ощущениями — вы не владеете точной информацией. Даже начав осознавать суть. То есть, эффективность ваших путей не вызывает сомнений. Таких сомнений, которые вызывает эффективность пути Гены. Но как бы там ни было, Гена идет по пути миллионов. Точнее, держится пути миллионов до осознания сути. Вы же и до осознания сути шли теми путями, которыми способны идти единицы. И это, как правило, те единицы, которые, в своем большинстве, изначально не ниже уровня великий. Есть, конечно, исключения — Миша, к примеру. Но такие исключения — редкость.

В процессе разговора Ира совершенно забыла о присутствии здесь Даны. Однако во время последнего монолога Женечки она исподволь обратила внимание, как сосредоточенно слушает их ребенок, которому еще нет и двух лет. Как только внимание Иры зацепило ее, Дана медленно обогнула стол и забралась к Ире на колени.

- Жень, не спорю, осознание сути — штука замечательная, но разве это как-то связано с повышением уровня личности? — спросила Ира.

- Если честно, понятия не имею. Я связал осознание сути и преображение, повышающее уровень личности, только потому, что и то, и другое основано на БЕСКОРЫСТИИ, СМИРЕНИИ и БЕЗМОЛВИИ СОЗНАНИЯ. Если честно, я никогда не встречал среди осознавших суть кого-либо ниже уровнем, чем великий. Хотя слышал свидетельства о существовании таковых.

- Глядя на Мишу, у меня не раз возникало ощущение, что он вот-вот этим займется, — сказала Лу.

- Есть сведения, что Оксана уже вовсю занимается, — добавила Ира.

- Оксана???!!! — почти провопил Женечка в замешательстве.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

Оксана???!!!
художник: Кушлани Джаясинха (США)

- Ничего подобного не замечала… — тоже в замешательстве почти прошептала Лу.

- А откуда у тебя такие сведения? — поинтересовался Женечка недоверчиво.

- Неважно, откуда, — ответила Ира. — Вам когда-нибудь приходило в голову посмотреть на нее с этой точки зрения?

- Нет, — в унисон честно признались Женечка и Лу.

- Может, потому и не встречали никогда ничего подобного, что просто не обращали на это внимания? Присмотритесь к Оксане. Я точно не знаю, а потому мне самой интересно. И еще мне интересно, как именно пришел к осознанию сути Ихан.

- Почему? — взгляд Женечки аж кричал любопытством.

- Ихан — не из наших…

- Он рассказывал о какой-то бабушке, которая учила его, — сказала Лу.

- Я знаю. Мне он тоже рассказывал. Лу, тебе он уточнил, чему именно учила?

- Нет.

- Мне тоже. Так что, вполне может быть, что эта бабушка вовсе и ни при чем.

- Возможно… — согласилась Лу, — но с другой стороны… такие бабушки из ниоткуда не появляются… Жень, может эта бабушка быть кем-то из наших?

- Вполне, — ответил Женечка. — На самом деле, никто толком не знает точного количества всех драконов, потому что кто-то уходил, кто-то приходил. Кто-то вступал в братство, а кто-то не вступал.

- Жень, а ты помнишь, кто, вообще, инициатор этого братства? — спросила Ира.

- Помню. Пэфуэм. Естественно, вместе с теми, кто сейчас Влад и Дана и с тем, кто был Аристархом Поликарповичем и где-то в конце марта или в начале апреля родится у Алины. Они — любители всевозможных союзов, братств и тому подобного.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

любители всевозможных союзов
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

- То есть, всевозможных объединений, члены которых связанны между собой общностью чего-либо — к примеру, целей, идей, интересов, занятий и тому подобное — но не Соглашениями? — уточнила Ира.

- Да, — подтвердил Женечка и вопросительно посмотрел на Иру.

- Социум, — ответила она на его взгляд.

- Не понял, к чему это ты?

- Ну как к чему? Что такое социум? Это — общество, коллектив, то есть объединение, характеризующееся общностью социальной, экономической и культурной жизни. То есть, общностью целей, идей, интересов, занятий… То есть, братство драконов — это прообраз социума.

- Формально да, но…

- Я понимаю, что то, любителями чего являются Пэфуэм, Влад, Дана и Аристарх — он просил, чтобы ему дали это же имя — так вот, я понимаю, что то, любителями чего являются они, это, скорее всего, даже отдаленно не напоминает правила и условности человеческого общества, то есть, социума, но… Формально, это же одно и то же, а значит… Я пока не знаю, что это значит. Однако посмотрите на отношения Влада и Алины, которые строит Влад. Сколько усилий ни прилагали к этому, а они все равно банальные, до боли человеческие муж и жена из анекдота.

- Вынуждена признать, что ты права, — сказала Лу.

- Интересное наблюдение, — согласился Женечка.

- Так… — задумчиво произнесла Ира. — Путь развития технических возможностей. Творцы и пользователи. Путь развития личных способностей. Амнезия — главное правило игры в человека. Соблюдение этого правила и не соблюдение. Социум, как объединение не на основе Соглашений. Черт! У меня что-то аж голова кругом пошла, — Ира усмехнулась. — Тут Максим отметил, что я — творец, который очень щепетильно относится к неприкосновенности собственного самовыражения и при этом свято чтит неприкосновенность самовыражения других.

- Ты хочешь сказать, насамовыражались кто во что горазд? — в свою очередь усмехнулся Женечка.

- Что-то вроде того. И чтобы понять до какой степени… Лу, а расскажи-ка о других мирах Вселенной.

- О-о-о-о! — не дал Лу слова сказать Женечка. — Это будет очень надолго! Девчонки, пойдемте-ка на улицу — там такой денек чудесный!

Ира без возражений встала, держа на руках Дану, которая даже не прильнула, а чуть ли ни вдавилась в нее. Лу поднялась следом.

День действительно был чудесный — теплый, как летом, несмотря на середину осени. Женечка постелил под все еще уверенно зеленой яблоней плед, где Лу и Ира с Даной разместились с превеликим удовольствием. Лу пустилась в подробные описания параллельных миров и своих приключений там, а Женечка, тем временем, развел костер. Он то присоединялся к Ире и Лу, то покидал их ненадолго. Присоединившись, больше слушал, но иногда вставлял замечания, а иногда даже добавлял целые рассказы.

- Может, хватит уже? — спросил Женечка, присоединившись в очередной раз и немного послушав. — Ира, уверяю тебя, Вечность и Бесконечность Вселенной — ничто, по сравнению со способностью Лу рассказывать о других мирах. Одним словом, пойдемте есть! Я тут мимоходом шашлык пожарил.

Дана, убаюканная рассказами Лу, осталась спать на пледе под яблоней, а Ира и Лу, подойдя к столу, обнаружили, что Женечка мимоходом не только шашлык пожарил, но загрузил стол так, что создал реальную угрозу его обрушения.

- Женя! Куда столько? — опешила от степени накрытости стола Лу.

- Генка звонил, сказал, что у них последняя партия где-то около пяти прибывает. Так что, самое позднее к семи они все освободятся. Палладина, ты же не возражаешь против обеспечения тружеников хлебом насущным в твоем саду?

- Конечно, не возражаю, — беззаботно ответила Ира, прикидывая, всех ли, кто провел сегодня день в пансионате, Женечка включил в число тружеников, и чем это ей грозит в каждом из вариантов.

За столом Лу продолжила тему параллельных миров и теперь с гораздо более активным участием Женечки. В какой-то момент Ира погрузилась в свои размышления, а затем довольно бесцеремонно оборвала заочное путешествие по весям Вселенной:

- Знаете, что я вам скажу? Вполне возможно, что вы со мною и не согласитесь, поскольку у вас этот опыт есть, а у меня — нет. Точнее, на данный момент, я не имею возможности им пользоваться. Независимо от способностей воспринимать иные миры, и их количества, и даже если в расчет брать не только Вселенную, а все Мироздание, для личности, независимо от того, как и где она воплощена, в любом случае, существует только два мира: Мир ВНЕШНИЙ и Мир ВНУТРЕННИЙ. И ключевой вопрос: КАКОЙ ИЗ ЭТИХ МИРОВ ЛИЧНОСТЬ СЧИТАЕТ ДЛЯ СЕБЯ БОЛЕЕ РЕАЛЬНЫМ.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

Мир ВНЕШНИЙ и Мир ВНУТРЕННИЙ
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Женечка и Лу, онемев, смотрели на Иру.

- То есть, — продолжила она, — и путь развития технических возможностей — как для творца, так и для пользователя — и путь развития личных способностей — это абсолютно равнозначные пути. Потому что и тот, и другой абсолютно бессильны что-либо изменить для личности, если личность воспринимает более реальным внешний мир, независимо от того, что этот мир собой представляет. Но и тот и другой путь способны кардинально изменить для личности всё, что угодно, если личность воспринимает более реальным свой внутренний мир.

Гена абсолютно прав, считая, что его отказ от соблюдения главного правила игры — то есть, отказ не помнить ничего из своего опыта до текущей человеческой жизни — по большому счету, ни на что не влияет. Поскольку успех зависит не от того, что он помнит или не помнит, а от того, какой мир для него более реален.

То есть, если он примет главное правило игры, результат от этого не поменяется, как он не поменяется для миллионов, летающих самолетами, но не способных ни их изобрести, ни обходится без них, если им всем поголовно даровать возможность помнить то, что было до их нынешнего рождения. Для них результат не поменяется именно потому, что они-то как раз более реальным считают мир внешний. Ну а теперь о социуме и Соглашениях.

Соглашения обуславливают взаимосвязь двух и более внутренних миров.

Социум же занимается регулированием взаимодействий во внешнем мире.

Братство драконов — это прообраз социума. Само собой, я не могу говорить с полной уверенностью, но не исключаю, что подобные структуры существуют повсеместно. Это именно структуры, в то время как Соглашения — это не структуры, это энергетическая связь личностей, то есть, это сплетение, это сплавление энергии одной личности, с энергией другой.

Структуры прообразы социума — это явления исключительно внешнего мира, как и социум, на самом деле. Разница в том, что там, где действуют прообразы социума, там подавляющее большинство, если не все, НЕ СЧИТАЮТ внешний мир реальным, а потому такая структура — это лишь изображение, сплетенное из отражений реальных энергий, но не из самих реальных энергий. Личности оказывают воздействие на существование и видоизменение такой структуры, притом что она сама, если и оказывает влияние на личности, то это влияние того же порядка, как отражение в зеркале для человека.

В человеческом же мире, поскольку подавляющее большинство более реальным считает мир внешний, социум превратился в реальную энергетическую структуру, которая, судя по содержанию религиозных учений, плюс ко всему, превратилась в личность. И мало того, эту личность назвали богом. И даже более того — единственным и единым богом.

Если помните, на самом первом семинаре Саша очень наглядно показал, что это именно так, на примере так называемых законов божьих из Библии. Это действительно юридические законы, то есть, это — правила социума.

И социум всегда будет реальной силой, реальной властью, реальным богом для всех, кто считает более реальным мир внешний. Однако даже притом, что таковых в человеческом мире подавляющее большинство, для тех, кто считает более реальным мир внутренний, социум, как и подобные ему структуры Мироздания, как был изображением сплетения отражений энергий, так и остается.

- Ира, откуда это всё? — ошеломленно спросил Женечка.

- Это не всё. Это то, что я готова была рассказать вам сегодня. Именно сегодня и именно вам. Откуда? Главным образом, от Руслана, но не только.

- Ира, когда? — в замешательстве спросила Лу.

- Помнишь, Максим сказал, что ему нужно было заставить меня посмотреть на некоторые вещи с его точки зрения? В бытность Русланом он написал всё, что хотел сообщить мне, но сделал так, чтобы я получила его письмо через месяц после его смерти. Эффект получился более чем грандиозный. А потому, Женя, я тебя очень прошу, давай ты больше не будешь острить по поводу того, что Максим не стал себя утруждать ликвидацией шрамов с тела, и по другим подобным поводам.

- Извини, — заметно притух Женечка.

Аз Фита Ижица. Художник: Ханс Дегнер (Дания). Абстрактное искусство

Извини
художник: Ханс Дегнер (Дания)

Ира схватилась за карман джинсов, в котором вовсю вибрировал мобильник. Глянув на экранчик, она усмехнулась:

- Икота, что ли, замучила?

- Никак кости мне моете!

- В некотором роде.

- Сестренка, ты не против, если я к тебе ВСЮ толпу притащу?

- Да я уже вроде в курсе, что на ужин ко мне собираетесь. Женечка уже и стол накрыл так, что того и гляди рухнет под тяжестью.

- Именно ВСЮ, — подчеркнуто уточнил Максим очень-очень тихо.

Ира секунду помолчала и ответила:

- Я рада.

- Вот и умница.

Ира отключила мобильник и посмотрела на Женечку:

- Жень, я сейчас вплотную занимаюсь русской версией альманаха, но по ходу прикидываю и версии на других языках. Как ты догадываешься, есть некоторые неувязки.

Женечка с энтузиазмом отнесся к резкой смене темы. Впрочем, Лу тоже. Однако горячее обсуждение вскоре прервало неуклонно прогрессирующее снижение освещения.

- Надо же! — воскликнул Женечка. — Что-то совершенно упустил из вида, что, хоть и тепло, но день-то уже довольно короткий. Так. Давайте-ка, наверное, это все перенесем в гостиную.

Воплощение здравой идеи в жизни затормозила Дана. Она как раз проснулась и привлекла всеобщее внимание проблемами, связанными с естественными надобностями. Как только все затруднения были устранены, в саду из двери в цоколь стали парами появляться активные и пассивные пользователи проходов: Ихан вел Генку, Максим — Рому и Стас — Александра.

- Ну вот и помощь подоспела, — встретил их радостным возгласом Женечка.

- Что тут у вас не так? — осведомился Генка.

- Да не учел, что темнеет уже рано.

- Это что, проблема? — усмехнулся Максим. — Генсильч, Евминч, Стандрейч! У нас, если мне не изменяет память, уже довольно спетая команда электриков! Идемте!

- А как же госпожа Палладина с сеньорой Бональде? Если мне память не изменяет, за ними меньше всего переделывать приходится! — съязвил Женечка.

- Евминч! Вредничать буду! Так что, идемте по-хорошему!

- Максим, что ты задумал? — с легкой тревогой спросила Ира.

- Уличное освещение тебе тут приличное сделать.

- Может…

- Ирнбрисна! Не волнуйся! Мы — быстро! — пообещал Максим и вместе с Генкой, Женечкой и Стасом скрылся в проходе.

После дня расселения слушателей семинара никто отдохнувшим не выглядел. Даже Стас, который предположительно не должен был принимать участие в процессе. И вот на этом фоне, Рома, который никогда ранее не демонстрировал повышенной утомляемости, сейчас производил впечатление самого настоящего выжатого лимона.

- Рома, что с тобой? — участливо поинтересовалась Лу.

- Да не знаю, — честно признался он. — Что-то так за сегодня вымотался, будто два вагона угля один разгрузил.

По лицу Ихана скользнула легкая тень улыбки.

- У тебя, просто, закалки нет, — выдвинул предположение Александр. — Ты же в первый раз наставлял страждущих на путь истинный?

- Саш, у тебя что, склероз? На августовском семинаре мы с тобой в паре работали.

- Верно, однако… Извини, запамятовал.

Тема развития не получила, потому что вернулась «спетая команда электриков». Минут на десять Ирин сад охватила суета, плавно совершившая модуляцию в не менее шумное поглощение пищи в лоне электрического света.

- Господа, позвольте, я вас покину, — вклинился Ихан в небольшую паузу обмена первыми впечатлениями от этого потока слушателей. — Наталья — очень милая женщина и всегда с готовностью помогает мне в заботе о моих девочках, но все же, мне бы не хотелось злоупотреблять ее добротой.

- Милая женщина? — скептически спросила Лу.

- Очень милая, — многозначительно улыбнулся Ихан. — Правда, вынужден признать, что это — не врожденное ее качество.

Аз Фита Ижица. Художник: Йон Ла Ротта (Колумбия). Абстрактное искусство

…не врожденное ее качество
художник: Йон Ла Ротта (Колумбия)

- Ихан! Что ты с ней сделал? — воскликнула Лу во всю мощь своего испано-негритянского темперамента.

- Судя по Вашей заинтересованности, сеньора Бональде, Вы что-то пытались?

- Не то слово, она пыталась! — довольно грозно вставил Генка.

- А почему Вы возмущаетесь, Геннадий Васильевич? У меня сразу возникло ощущение, что с Натальей уже кто-то работал. Признаюсь честно, если бы не усилия сеньоры Бональде, сомневаюсь, что я имел бы шанс на успех.

- Первым усилия прилагал Евгений Вениаминович, — уточнила Лу.

Ихан внимательно посмотрел на Женечку, затем на Лу.

- Вынужден признать, что мое любопытство зашкаливает так же как и ваше. А потому предлагаю, как-нибудь — после семинара, разумеется — выделить часок-другой на его удовлетворение.

- А мне можно в этом поучаствовать? — спросила Ира.

- Ирина Борисовна, Вам можно всё! Не возражаете? — Ихан обвел взглядом Лу и Женечку.

Они не успели никак ответить — даже взглядом — как подал голос Генка:

- А мне, можно?

- Тебе — можно, — фыркнула разрешение Лу. — Может, хоть тогда успокоишься, гуманист!

- Ихан, ему — нужно, — ответил Женечка на вопросительный взгляд. — А то он меня больше года грыз, а потом за Лу принялся.

- Я не возражаю, — улыбнулся Ихан. — А сейчас, прошу прощенья. Мне действительно пора. Рома, может быть, ты со мной?

- Пусть сидит, — вместо Ромы ответил Максим. — Он — человек пока не семейный, так что, спешить ему некуда.

- А вот я — семейный, — поднялся со своего места Александр. — Ихан, не сильно напрягу?

- Нет, Саша. Идем. До завтра!

- Все-таки надо было мне тоже идти, — пробурчал Рома сквозь продолжение разговора о предстоящем семинаре минут через пять после того, как застолье покинули Ихан и Александр.

Ира отметила, что все это время Рома не раздумывал, надо ли ему идти или не надо, а только сейчас понял то, что ему предлагали, и то, что предлагали именно ему.

- Чрезвычайно позднее зажигание, — очень тихо, только для Иры констатировала Лу.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

Чрезвычайно позднее зажигание
художник: Мей Эрард (Индонезия)

- Ага, — столь же тихо согласилась Ира.

Тем временем, Максим с улыбкой заверил Рому, что не бросит его, и что они очень скоро тоже отправятся по домам, поскольку дом Максима нынче там же, где дом Ихана, а у него — у Максима — нет привычки тревожить мирный сон детей.

- Да можно и у меня переночевать, — тоном зомби предложил Рома.

- А с кем ты живешь? — тут же оживился и без того оживленный Максим.

- Один. Яне с мужем родители вскладчину квартиру купили, а мне бабушкина досталась.

- Ну тогда действительно давай лучше у тебя переночую, — и Максим тут же с помощью телефона поставил Ихана в известность, чтобы тот его не ждал.

Ира с тревогой посмотрела на Максима и на Рому. Общение за столом шло в таком русле, которое исключало возможность незаметно или, как минимум, ненавязчиво выдернуть Максима на пару слов. Ира попыталась поймать взгляд Генки, который всегда четко улавливал, что от него хотят, и виртуозно организовывал желаемое. Но Генка был так увлечен изложением своих соображений по поводу предстоящей недели, что не заметил попыток Иры. Она обвела взглядом остальных. Собственно, интересовали ее только Лу и Женечка. Они были полностью поглощены монологом Генки. Убедившись в этом, Ира глянула на Стаса. Он тут же уловил ее взгляд, будто ждал его, и едва заметно кивнул. Чуть погодя он вклинился в Генкин монолог, родив у Генки и у Женечки идею продолжить обсуждение под чай или кофе и все-таки уже в помещении, потому что уже не только совсем стемнело, но и заметно похолодало. Воспользовавшись начавшейся суетой по передислокации, Ира отвела в сторону Максима.

- Максим, что с Ромой? На самом деле, я догадываюсь, что, так что, можешь не отвечать. Просто, имей в виду, завтра начинается семинар, а Рома мало способен вести его в таком состоянии, которое, чего я очень боюсь, к завтрашнему дню может весьма усугубиться.

- Сестренка, не переживай. Все под контролем. Я тебе обещаю, что Рома проведет свои занятия более чем достойно.

- Максим, я очень стараюсь не переживать, но я помню свое собственное состояние, когда…

- Ира, — перебил ее Максим, — это состояние мешало тебе плодотворно трудиться?

- Нет. Не мешало. Но, во-первых, я трудилась не посредством проведения групповых занятий, а во-вторых, у меня не было такой передозировки этого состояния. То есть, может быть мне, конечно, это только кажется, но у меня все шло гораздо более постепенно.

- Ира, еще раз говорю, не переживай. Все будет нормально. Я тебе обещаю.

- Ладно. Как знаешь.

- Да. Кстати. Попроси Лу, чтобы она не вмешивалась. А то сейчас мне приходится удерживать ее на расстоянии, а это, знаешь ли, несколько напря́жно. Не так, чтобы уж совсем напря́жно, но мне все-таки было бы гораздо приятнее заниматься чем-то одним.

- Хорошо.

Следуя просьбе Максима, Ира тут же выловила Лу.

- Ира, я пока не могу понять, что он делает с Ромой и зачем, но так и убить можно! — ответила Лу, выслушав Иру и кинув обеспокоенный взгляд на Рому. Обеспокоенный и состоянием Ромы, и тем, что она, с какого-то момента и по настоящий, вообще забыла о его существовании.

- Ты действительно не поняла, что он с ним делает?

- Нет… Не поняла…

- Будет очень правильно сказать, что я тоже не понимаю, но я догадываюсь, что он пытается запустить в Роме процесс осознания сути. И, как мне кажется, ударной дозой.

Лу издалека просканировала взглядом Рому.

- Убойной, я бы сказала, — заметила она явно без восторга.

- Лу, мне тоже это не нравится, но это — его компания, а потому…

- Я с тобой согласна: вмешиваться — далеко не лучшая идея, — Лу тяжело перевела дух. — И как я не додумалась поддержать идею Ихана увести Рому отсюда!

- Сомневаюсь, что сработало бы.

- Да… скорее всего…

В гостиной сидели еще довольно долго, но завершилось застолье как-то очень резко. Инициатором выступил Максим, вдруг поднявшись, подняв Рому и торжественно со всеми попрощавшись до завтра. Каким-то невероятным образом, возможно даже сами не поняв как, вместе с Максимом и Ромой исчезли Женечка, Генка и Лу.

Под действием эффекта неожиданности Ира какое-то время просто сидела и слушала звенящую тишину.

- Знаешь, — задумчиво проговорила она, наконец, — похоже, что предыдущая версия мне действительно нравилась больше.

- Максим слишком жёсткий, — вроде бы согласился с Ирой Стас, но затем добавил. — Впрочем, Руслан мягкостью тоже не отличался.

Ира подняла на него вопросительно-удивленный взгляд.

- Ира, а ты вспомни Руслана. Для тебя он был очаровательным, неординарным, умопомрачительно талантливым мальчиком, который постоянно вредничал. Тогда ты просто не замечала, что всё его очарование, неординарность, умопомрачительная талантливость и постоянные выходки на грани хамства, но все же тонкие, изысканные, блистательные и милые — все это было разными проявлениями невероятной жёсткости. Согласись, заставить полюбить себя так, как заставил Руслан, а затем уйти так, как ушел он, это — очень жёстко.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

очень жёстко
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

- Я об этом никогда не думала… Но ты действительно прав…

- На самом деле, я очень ценю жёсткость. Ценю за очень высокий уровень КПД, который жёсткость обеспечивает любому действию. Да, заставить полюбить себя, а затем вот так вот уйти, как сделал это Руслан, это — очень жёстко, но, согласись, ведь действенно! Я, когда в первый раз читал его письмо, даже боялся себе представить, как делала это ты, когда только получила. Ведь даже сам факт, получить по электронке письмо от человека, который погиб месяц назад, это уже шок. И всё же… — Стас вопросительно посмотрел на Иру.

Ира тяжело вздохнула.

- Ты, Женечка и Гена терпеливо ждете, когда я буду готова к приятию определенной информации, прежде чем изложить ее мне. Ждете, пока я сама это из себя вытащу, и лишь затем даете словесную трактовку тому, что я, как человек, уже, в общем-то, знаю. Руслан заставил меня быть готовой к приятию любой информации. Он вывернул меня наизнанку и заставил вытащить все, что счел нужным.

- …абсолютно не считаясь с тем, чего тебе это будет стоить. Очень жёстко! Однако, согласись, КПД около ста процентов.

- Да. Стас, то есть, ты считаешь, что он правильно поступает с Ромой?

- Ира, правильно или неправильно — это вопрос точки зрения. Могу сказать только то, что я сомневаюсь, что в подобной ситуации поступал бы так же. А потому и сказал, что Максим СЛИШКОМ жёсткий.

- Может быть, это не этично, но меня очень волнует, будет ли Рома завтра в состоянии вести занятия.

- Не знаю, насколько это не этично, но меня это тоже волнует, но только в отношении тебя. А потому, пошли спать.

Глава 109. Двоичность и двойственность