Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть II

Хаос в калейдоскопе

Книга 6

Иллюзия и Реальность

(главы 84-101)


Глава 101
Happy Beginning

Ира проигнорировала установившуюся с самого начала сентября традицию творческого отдела после работы идти на море. Мало того, она, максимально сконцентрировавшись, сделала в едином порыве все, что собиралась, за минимально возможное количество времени и покинула домик с дыркой гораздо раньше официального окончания рабочего дня.

Оказавшись дома, Ира тут же поднялась в кабинет, включила компьютер, но пока не стала открывать ни одного файла.

«Итак, — начала Ира беседу с собой, — в Точке Выбора закончился период под названием «Прогулка по висячему мостику» и начался новый период. Назовем его «Хаос в калейдоскопе». Поначалу я, образно говоря, стала приглядываться к элементам этого хаоса.

Первое, что я сделала, я погрузилась в спячку обычной, рутинной, банальной человеческой жизни с ее периодическими радостями типа приезда сына на каникулы, рождения ребенка у друзей. Понятно, что нормальные люди отличают сон от яви, но их явь для них по своей истинной значимости ничем не отличается от той значимости, которую они придают обычным ничем непримечательным и незапоминающимся снам.

Потом было пробуждение, в момент которого мне впервые сообщили о разнице между ВАЖНЫМ и ЗАМЕТНЫМ с точки зрения сверхъестественного, то есть, гораздо более естественного, чем реалии воспринимаемой человеком жизни.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

Разница между ВАЖНЫМ и ЗАМЕТНЫМ
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Хотя нет. Примерно о том же, то есть, о ВАЖНОМ и ЗАМЕТНОМ, мне в самый первый раз рассказывал все же Женечка еще во время моего сна наяву. Комнаты счастья. То есть, комната со всеми человеческими материальными и нематериальными ценностями и комната с полным владением собой, которое обеспечивает независимость от наличия или отсутствия в жизни элементов первой комнаты.

Что было дальше? Дальше у меня появилось ощущение, будто меня все разыгрывают. Собственно, впервые я сама упомянула об этом ощущении, еще толком его и не испытывая, в момент пробуждения от своего сна наяву.

Розыгрыш — это вопрос правды и лжи, доверия и недоверия, веры и неверия. Правда и ложь, доверие и недоверие, вера и неверия — имеют смысл, значение только если есть прошлое и будущее, то есть, получается, что только в рамках такой категории, как Время.

О Времени мне примерно тогда же рассказал Лоренц.

То есть, правда и ложь, доверие и недоверие, вера и неверие — это сугубо человеческие категории, обусловленные восприятием всего сущего во Времени.

Тогда же Женечка, рассказывая мне о социуме и о подключениях к нему, тем самым, начал разговор о подключениях к миру вообще и о Настроении.

Тему Настроения продолжил Пэфуэм, но уже связав ее с нечеловеческим, невселенским, с общемирозданческим. То есть, Пэфуэм, говоря о Настроении, рассказывал не только и не столько о подключениях к миру, сколько об определяющей значимости Настроения во взаимодействии личностей.

Основа взаимодействия людей — морально-нравственные и юридические правила, в свою очередь, основанные на силах МОЖНО, НЕЛЬЗЯ, НАДО, ПРИНЯТО, ЖЕЛАТЕЛЬНО, ОБЯЗАТЕЛЬНО.

Основа взаимодействия личностей — Соглашения, в свою очередь, основанные на силе ХОЧУ.

Потом появился Руслан и, в первую очередь, показал…:

Во-первых, СЧАСТЬЕ вопреки отсутствию всего, что среднестатистический человек считает необходимым для его наличия.

Во-вторых, возможность использовать что угодно для чего угодно. К примеру, откровенную непочтительность на грани хамства, а местами, и откровенное хамство, для яркого выражения и воплощения лучших чувств и побуждений. Парадокс, но он меня пленил, покорил и заставил себя полюбить именно тем, что человеческие морально-нравственные правила однозначно осуждают.

Впрочем, потрясающая, зачаровывающая магия взаимоотношений Гены и Лу тоже имеет в своей основе, в качестве одного из основных элементов, то, что человеческие морально-нравственные правила однозначно осуждают.

Тогда же, благодаря как Руслану, так и Гене с Лу, я научилась четче отличать суть от средств выражения, от форм воплощения. Образно говоря, настоящие елочные игрушки от фальшивых.

И тогда же я уяснила от Гены Закон страдания и наслаждения, благодаря действию которого придвигается или отодвигается болевой порог, как одно из воплощений предела.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

Закон страдания и наслаждения
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Что было после смерти Руслана?

Аристарх Поликарпович ненавязчиво сообщил мне об Иллюзии и Реальности, не упоминая сих терминов. Вообще-то, первое упоминание об Иллюзии и Реальности было еще до Точки Выбора, и тогда я даже сама сформулировала «Иллюзия Реальности с очень высокой степенью Реальности этой Иллюзии». Но… Это, собственно, яркий пример того, что бессмысленно разглагольствовать о том, что еще не вытащено изнутри. Из сути.

В письме Руслана очень многое, да практически всё было тем, что я на тот момент еще не вытащила из своей сути, но он силой своей смерти помог мне всё это вытащить».

Ира тяжело вздохнула.

- Нет. Не всё, — сказала она вслух и открыла «Прикреп. файл», в котором моментально находила интересующие, в данный момент, фрагменты:

Теперь — Стандрейч.

Ирка! Тебе не показалось странным, что когда я ляпнул, что якобы все шушукаются, будто у тебя со Стандрейчем роман, тебя это дальше шока загнало? Тебя это ни на какие мысли не наталкивает🤔? А?

Но не в привязку ко всему этому, Ирка, прошу тебя, подумай как следует о том, что я написал для тебя о Стандрейче выше, в разделе краткой характеристики твоей компашки! Я, конечно, наврал тебе, будто просто так ляпнул о том, как вся контора шушукается, что у тебя с ним роман. Само собой, не просто так. До-о-о-олго удобного случая ждал, между прочим! И вот о чем еще раз прошу тебя подумать: И ЧЕГО ЭТО ТЕБЯ ТАК НАКРЫЛО-ТО, А? Я ответ знаю. Но тебе не скажу. Сама догадайся. Между прочим, ответ я знал еще до того, как ляпнуть. И ляпнул это только для того, чтобы тебя на этот ответ натолкнуть. Но ты, блин, ДУРЫНДА НЕПРОБИВАЕМАЯ!!! ИРКА!!! ВСТРЯХНИ КАЛЕЙДОСКОП!!! Ё… Т… М… (вредничаю😜) В КОНЦЕ-ТО КОНЦОВ!!!

PS: Ирка! А ведь вовсе не исключено, что вся контора и вправду шушукается, что у тебя со Стандрейчем роман!!!😂😂😂»

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

Ирка! 😂😂😂
художник: Хананта Нур (Индонезия)

- Действительно дурында непробиваемая… — снова вслух сказала Ира. — Ведь сколько раз я читала и перечитывала это письмо, вникая в каждое слово, пропитываясь каждым словом, и лишь ВОТ ЭТО только пробегала глазами по принципу «смотрю в книгу — вижу фигу», — Ира тяжело вздохнула. — Ладно… об этом подумаем потом. А сейчас — дальше.

Она еще раз тяжело вздохнула и вновь погрузилась в размышления.

«Итак, следуя советам Руслана, я забрала к себе Миху, и благодаря ему сразу же вышла на программирование Настроения и программирование с помощью Настроения.

Обновился вопрос ВАЖНОГО и ЗАМЕТНОГО, двух комнат Женечки, в интерпретации Михи, ставших двумя корзинами.

Благодаря Михе, теперь я уже сама задалась вопросом подключений к миру и получила от Женечки его труд о 43 фундаментальных энергиях Бытия.

Далее я занялась экспериментами с настроениями, используя Яну и Рому, а затем Александра.

Главный результат экспериментов с Яной и Ромой — осознание значения чистого искусства в вопросах подключения к миру.

Главный результат экспериментов с Александром — углубление и расширение своего понимания принципа калейдоскопа, принципа орнамента, принципа отражения. А самое главное — принципов работы Иллюзии и Реальности.

Безусловно, рассказывал мне об этих принципах не Александр, но именно он заставил меня все это вытащить из себя».

Ира опять тяжело вздохнула и снова заговорила вслух:

- Следует признать, что именно Александр заставил меня вытащить из себя… точнее, подвиг начать вытаскивать и… — Ира перевела взгляд на монитор, где висел постскриптум письма Руслана. — Притом сделал он это целиком и полностью намеренно. Даже умышленно.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

…именно Александр
художник: Кушлани Джаясинха (США)

Ира вдруг вспомнила корпоратив в канун 8 марта и расхохоталась:

- Я ведь тогда под его взглядом остро почувствовала, что он что-то задумал. И он ведь тут же начал это воплощать, но я ничего не поняла.

Следом в памяти всплыл первый вечер на турбазе в мае:

«- Не возьмусь утверждать, что всем и каждому, но Вам, Станислав Андреевич, могу дать беспрецедентно ценную консультацию. Ирина Борисовна! Дайте сюда этот нож! Как Вы им вообще умудрились все это нарезать?! Ну! Теперь попробуйте!

- Саш! Спасибо! Совсем другое дело!

- Так вот, Станислав Андреевич, если по поводу беспрецедентно ценной консультации возникнут еще вопросы, обращайтесь.

- Непременно».

А затем — последний:

«- Так как, Станислав Андреевич, может быть, Вам все-таки нужны дополнительные пояснения по поводу беспрецедентно ценной консультации?

- Нет, Александр. Не беспокойся! Все под контролем.

- Что-то незаметно.

- Я не сказал, что у меня под контролем.

- Станислав Андреевич, не в Ваших правилах хоть что-то держать не у себя под контролем.

- К сожалению, в данном случае, мои правила не действуют».

Ира снова тяжело вздохнула.

- И все же, я, пожалуй, так и продолжаю оставаться непробиваемой дурындой, — Ира горько рассмеялась. — Нет! Пробить меня все же удалось. Теперь я — пробитая… а вдобавок еще и напрочь прибитая дурында. Так! Я же скаАЗзала себе: об этом будем думать потом! Что у нас дальше?

Ира снова задумалась.

«А дальше у нас контроль. Контроль — это учет и принятие в расчет возможностей и способностей, а не отслеживание действий, процессов и их результатов. Пять средств контроля: манипуляция причинами и следствиями, дополнительные элементы в качестве индикаторов и катализаторов, ответственность, передача контроля вторым и третьим силам и смирение.

Что еще?

А! Внутренние силы АЗ, которых не существует снаружи. Которые могут быть только внутри. То есть, СЧАСТЬЕ и…».

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

Внутренние силы АЗ
художник: Мюриэль Массин (Франция)

Ход мыслей резко оборвался воспоминанием об источнике этих сведений.

- Итак, что мы имеем, — резко встрепенулась Ира и, создав новый файл, стала набирать текст. В итоге, получилось:

«1. Рутинная человеческая жизнь

2. Две комнаты или две корзины

3. ВАЖНОЕ и ЗАМЕТНОЕ

4. Розыгрыш — правда-ложь

5. Время

6. Настроения
а) подключения к миру — 43 энергии Бытия
б) взаимодействия личностей

7. Силы: МОЖНО, НЕЛЬЗЯ, НАДО, ПРИНЯТО, ЖЕЛАТЕЛЬНО, ОБЯЗАТЕЛЬНО

8. Сила ХОЧУ

9. Использование любых средств для любых целей
(Принцип: одни и те же манипуляции компьютерной мышью используются для выполнения огромного многообразия различных задач)

10. Идентификация сути
(Фальшивые елочные игрушки. Почувствуйте разницу! Разница в сути, а не в средствах, способах выражения и формах воплощения. Принципиально разные вещи могут выглядеть одним и тем же, а одно и то же может выглядеть принципиально разными вещами.)

11. Закон страдания и наслаждения

12. Иллюзия и Реальность

13. Смерть — сила Изначальности и Окончательности

14. Хаос в калейдоскопе; орнамент; отражение

15. Возрастные периоды

16. Контроль
(причины и следствия, дополнительные элементы, ответственность, передача контроля, смирение)

17. Внутренние силы АЗ: СЧАСТЬЕ и ЛЮБОВЬ»

Как только был набран последний пункт, мысли снова вернулись к тому, о чем Ира уговаривала себя подумать как-нибудь потом.

- Ну почему я все та же самая дурында, хоть меня вроде и удалось пробить?! — в отчаяние проговорила она. — Расписаться в своем бессилии, как советовал Ихан? Ну что же. Расписываюсь. Несмотря ни на что, даже на то, что мне пришлось прочувствовать, я бессильна понять. Я БЕССИЛЬНА ПОНЯТЬ! Так! Стоп! «Было — НАЙТИ. Стало — ПОНЯТЬ»! — вспомнила Ира достояние Точки Выбора, вернулась к письму Руслана и стала перечитывать все, что он написал для нее по поводу: «СВЕТ — Радный; Радный и я».

- Вот оно! — радостно воскликнула Ира, найдя самый важный для себя фрагмент:

«Итак, подведем итог:

Ты, как человек, нашла Золотистый Свет, который по сути является твоими самыми сокровенными чувствами. Что это за чувства, я тебе сказать не могу, потому что не знаю, поскольку они сокровенные, то есть, СУГУБО ЛИЧНЫЕ.

Чувства Стандрейча вошли в резонанс с чувствами, составляющими Золотистый Свет, что сформировало связь между вами и, скорее всего, позволило ему выйти за предел.

Таким образом, тебе нужно разобраться, во-первых, в том, какие именно свои самые сокровенный чувства ты связала со Вселенной, а во-вторых, что именно сделал Стандрейч и как именно сделал то нечто, которое сформировало в нем чувства, вошедшие в резонанс с твоими.

Как только ты с этим разберешься, ты либо сразу все поймешь, либо возникнут следующие вопросы».

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

Самые сокровенные чувства
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

- И какие же самые сокровенные свои чувства я связала со Вселенной? — задумчиво спросила сама себя Ира. И тут ее осенило. — Настроения! Настроения ведь не только определяют подключение к миру, но и взаимодействия. Я ведь именно с помощью настроения вычислила Генку. Черт! Мне ведь Ихан в тот день сделал не то, что он делал со мною всегда. Оттенок… Послевкусие… Какое у меня тогда было настроение?

Ира прекрасно понимала, что настроение, в котором она ехала с Радным, и все дальнейшие — это было уже не то. Все, что произошло, произошло лишь по инерции, заданной тем настроением, которое предшествовало. Поэтому она усиленно пыталась вспомнить в каком настроении вышла тогда от Ихана, но у нее ничего не получалось.

- Стоп! Он лишь отразил то настроение, которое у меня было.

Ира стала вспоминать, но… В тот день на настроение накладывалось столько разнообразных эмоций, что само настроение оказалось полностью скрытым ими.

- Ладно. Это — открытый вопрос. В конце концов, когда я пыталась с помощью настроения вычислить «того чудака», которым оказался Генка, я вообще не знала, какое настроение должно быть, но несмотря на это, нашла его. Так что, будем просто искать… Как тогда…

Ира почувствовала облегчение. Встала и подошла к зеркалу. Она рассмеялась, потому что к зеркалу подошла, не задумываясь, но глянув в него, точно ЗНАЛА, что сделала это именно в тот момент, который имел в виду Ихан. Вернувшись к компьютеру, Ира добавила в новый документ еще один пункт: расписаться в бессилии. Но, немного подумав, стерла его.

- Расписаться в собственном бессилии — это СМИРЕНИЕ в терминологии Ихана.

Ира распечатала свой список и сохранила его на Рабочий стол, а затем, заговорщически улыбаясь самой себе, создала еще один новый файл и скопировала в него небольшой фрагмент из начала прикреп. файла Руслана, а затем еще один из самого конца. Этот документ она тоже сохранила на Рабочий стол, но распечатывать не стала. Выключив компьютер, Ира откинулась на спинку кресла.

- Похоже, Ихан немного ошибся. Да. Действительно у меня есть два текущих процесса. Это — развитие «Стиль-Кода» и ситуация с… Я-Сама-Знаю-с-Кем. Но все же, есть и процесс, который находится в стадии завершения. Хотя, возможно, Ихан это видел, но не сказал, чтобы я не стала судорожно искать его среди первых двух, поскольку об этом процессе сама не подозревала.

«Было — НАЙТИ. Стало — ПОНЯТЬ». Похоже, мне удалось справиться с задачей ПОНЯТЬ. Само собой, с помощью Руслана и, само собой, еще пока далеко не все. Но я сделала самое главное, я поняла, что это за ключи: СВЕТ, ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ и «НЕКОЕ СРЕДСТВО». Я поняла, какие двери они открывают. За дверь «НЕКОЕ СРЕДСТВО» я уже даже слегка заглянула. «НЕКОЕ СРЕДСТВО» — это Иллюзия и Реальность. «НЕКОЕ СРЕДСТВО» — оно и есть средство, с помощью которого можно эффективно использовать данность ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ с той целью, для которой воплощение ЧЕЛОВЕК предназначено изначально.

ЧЕЛОВЕК — воплощение, по образу и подобию великой личности, наделенное, пусть в суррогатном варианте, в искусственном варианте, но все же, всеми особенностями великой личности. Появилась эта данность, то есть, «ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ» благодаря тому, что я…

Менее всего мне понятен «СВЕТ», и здесь пока целиком и полностью приходится полагаться лишь на веру в то, что мне говорил Пэфуэм, в то, что для меня написал Руслан. Нет. Не только на веру. То, что я ЗНАЮ об этом, я уже ощущаю, но пока не могу полностью вытащить из себя. Похоже…

СВЕТ — это причина. И причина того, что появилось воплощение ЧЕЛОВЕК, и причина того, что я сама приняла воплощение ЧЕЛОВЕК. Мне как-то приходила в голову мысль, что следующее мое предназначение будет ВСПОМНИТЬ. Так вот, вспомнить нужно, по большому счету, только одно — то, из чего состоит СВЕТ. Пожалуй, я стою на пороге нового предназначения. Сейчас мне нужно отпустить все без исключения. В прошлый раз это было сделать проще, так как сделала я это в Точке Выбора. То есть, за пределами ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО. Теперь же мне нужно сделать это из ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО.

Ира некоторое время сидела без мыслей и чувств.

- ВСПОМНИТЬ — это не новое предназначение. Это что-то вроде Точки Выбора, в которой я приму новое предназначение. А каким оно будет, я еще не знаю. И не могу знать, потому что, чтобы его принять, нужно отпустить абсолютно всё.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

…отпустить абсолютно всё
художник: Вольфганг Кале (Германия)

- - -

- Ирчик! Ну ты даешь! — восторженно возопил Генка, как только Лу, которая привела его к Ире, скрылась вместе с Зивом и Лоренцем в цоколе.

- И чего это я даю? — ехидно спросила Ира.

- Ирчик! Помилуй! Мы со Стасом и с Женичем дружно тебе не мешали вариться в собственном соку и собирались никак не вмешиваться, пока не откроем все филиалы, ну а потом дружно взяться и привести структуру твоего подразделения в полностью пригодное к эффективному использованию состояние. А у тебя, оказывается… Ирчик! Каюсь! Я тут за всеми делами совершенно не следил, что в твоей епархии творится…

- Еще бы ты следил! — рассмеялась Ира. — Когда тебе! Ты же вовсю был занят разработкой глобальной системы плодотворного использования цветовой дифференциации канцелярских скрепок!

- Ирчик! Запусти уже, в конце концов, в меня мобильником и успокойся! — эмоционально воскликнул Генка, а потом сделал такое виноватое лицо, что Ирино сердце растаяло окончательно. Убедившись, что он, наконец-то, полностью прощен, Генка вновь вернулся к восторженному тону. — Ирчик! Ты понимаешь, что ты все уже сделала? Ты полностью простроила систему так, что теперь, что филиалом больше, что филиалом меньше — уже не имеет значения!

- Вообще-то, систему простроила не я, а Александр. Я безмерно благодарна ему, потому что сделал он именно то, что мне нужно, что нам нужно. Я сама этого бы сделать не смогла.

- Ирчик! Ты просто с наибольшей эффективностью использовала Александра в качестве средства для достижения своих целей. К примеру, невозможно создать живописные шедевры, которые ты создаешь, без помощи красок и кисти. Но если, к примеру, мне дать те же самые краски и кисти, которыми ты пользуешься, шедевра не будет.

- Я понимаю это, но все же, я безмерно благодарна Александру. И не только за создание нужной мне системы. У меня слишком много поводов для благодарности ему, и я безумно хочу отблагодарить его.

- Ирчик, уверяю тебя, все, что он для тебя делал, делает и будет делать — это выражение его благодарности тебе.

- Я знаю, а потому хочу отблагодарить его так, чтобы он не знал, что это — моя благодарность.

- Точно так же, как он отблагодарил Лену?

- В смысле?

- Она, говорят, вчера даже рыдала от счастья.

- Так это… Я вчера застала ее в рыданиях и выяснила причину. То есть, это…

- Где-то с месяц назад Саша подошел ко мне и, мотивируя тем, что я лучше всех знаю, кому, чего более всего не хватает в жизни для полного, так сказать, счастья, спросил о Лене. Он пояснил, что Лена что-то очень важное сделала для него, но сама об этом не подозревает, а потому он хочет отблагодарить ее так, чтобы она ни в коем случае не догадалась, что это — его благодарность. Ну, в общем, я помог ему выяснить ее сокровенные желания и воплотить его задумку так, чтобы Лена действительно была ни сном ни духом, о его причастности к этому.

- Ясно. Но с Леной все проще. Ей для полного, так сказать, счастья не хватало телевизора, холодильника, вечернего платья, машины и чего-то там еще.

- Понимаю. Не заморачивайся. Хочешь отблагодарить — значит, отблагодаришь. Найдешь способ.

- Да… скорее всего… — задумчиво проговорила Ира.

- Ирчик, извини, но я без разрешения задам тебе нескромный вопрос. Что у тебя со Стасом?

- Полная идиллия на удаленном доступе, — раздраженно ответила Ира. — Ген! Не спрашивай! Я не хочу сейчас об этом думать!

- Почему?

- Потому что, если я сейчас начну об этом думать, я больше ни о чем думать не буду!

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

…если я сейчас начну об этом думать…
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

- Даже так? — улыбнулся Генка.

- Гена! Ты неправильно меня понял! А чтобы ты смог понять меня правильно, я слишком многого не могу тебе объяснить.

- Потому что это касается СУГУБО ЛИЧНОГО, то есть, нечеловеческого?

- Да!

- Ирчик! А давай-ка просто по-человечески.

- Просто по-человечески там ничего нет!

- Да неужели?!

- Гена!!!

- Если просто по-человечески там ничего нет, чего же ты так прям совсем по-человечески нервничаешь, а?

- Потому что ты достаешь меня дурацкими вопросами не в тему. Давай-ка вернемся к тому, ради чего мы с тобой сегодня здесь сидим!

- Не в тему? Ирчик, скажи мне на милость: как ты собираешься дальше работать, если вы со Стасом бегаете друг от друга, как черт от ладана?

- С чего ты взял?

- Ирчик, я не вижу движений мира, как Лу и Женич. Мало того, я не знаю никаких сокровенностей по поводу твоих со Стасом запредельных контактов, которые думает, что знает, Женич. Ирчик! Ну сама подумай! А что он может об этом знать, кроме того, что ему сообщили? Ты сама сообщила, когда просила посодействовать твоему здесь воплощению. Полагаю, что объяснения требовались, и ты их дала. Но лишь те, которые посчитала нужными.

Я не раз приставал и к Лу, и к Женичу с вопросами по поводу тебя и Стаса. Ни та, ни другой не видят ничего эдакого. Ни та, ни другой не знают ничего эдакого. То есть, они дружно уверены, что странность ваших здешних взаимоотношений обусловлена лишь беспрецедентностью запредельной выходки Стаса, и больше ничем.

Но меня их уверенность не впечатляет, потому что я знаю то, что сам испытываю из жизни в жизнь, когда в каждой из них впервые встречаю Лу.

Ей самой эти чувства незнакомы. Потому у нее и не возникает ассоциаций.

Женичу эти чувства знакомы, но он слишком по-своему интерпретирует их, для того чтобы углядеть правило. А может, даже и Закон. Я прекрасно понимаю, откуда у него его интерпретации. Он просто слишком многое в человеческой жизни основывает на собственных правилах. Согласись, ведь жить непрерывно две с половиной тысячи лет — только одно это уже никак не соотносится с общечеловеческими правилами, а у него далеко не только это в общечеловеческие правила никак не вписывается. Поэтому целый ряд своих ощущений он связывает с действием своих собственных правил, а не с тем, с чем это в принципе связано.

А связано это с осознанием сути. Что такое осознание сути с точки зрения функционирования системы «человек»? Это — нарушение работы системы безопасности. С одной стороны, осознание сути открывает человеческому сознанию связь с сутью личности, но с другой стороны, оно делает человека незащищенным от влияний сути личности. То есть, человек теряет что-то вроде оборонительных укреплений, которые обеспечивали его безопасность автоматически, ограждая человеческое сознание от целого ряда влияний сути личности.

В каждой жизни, когда мы впервые встречаемся с Лу, она еще не осознает суть и полностью защищена от этих влияний. Я же, в большинстве своих жизней, к моменту первой встречи с ней уже осознавал суть. И в этой жизни тоже.

Я тебе уже говорил как-то, что суть личности во много раз интенсивней человеческого, а потому ощущения, вносимые в человеческое сутью личности, в подавляющем большинстве случаев находятся за гранью болевого порога для человеческого.

Страдальцы этих ощущений просто не выдерживают, а потому страдальцы погибают уже на подступах к осознанию сути. Лишь культивируя в себе наслаждение, к этому можно подойти без риска погибнуть.

- Ген, давно хочу тебя спросить по этому поводу. Почему же тогда человечество относит к святым именно страдальцев?

- Само собой, далеко не все страдальцы удостаиваются звания «святой», но действительно все святые страдали. Да, Ирчик. Святые страдают. Потому они, всего-навсего, святые, а не боги. Боги наслаждаются.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

Боги наслаждаются
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Ирчик, ты прекрасно по себе знаешь, что ощущениями, которые возникают, когда начинаешь осознавать суть, наслаждаться практически невозможно. Они в любом случае за пределом болевого порога. Просто у тех, кто умеет наслаждаться, эти ощущения, выходя за пределы болевого порога, не достигают смертельности болевого шока.

Так вот, зная, что творится со мной, когда я впервые в очередной жизни встречаю Лу, как только в нашем с тобой первом разговоре повис намек на Стаса, я тут же понял, что с тобой творится что-то очень сильно похожее.

Ты мне только эскизы в компе открыла, как от тебя начало исходить нечто. А потом, помнишь, я тебя спросил, с кем ты делала свою первую линию мебели? Ты попыталась сообщить мне название предприятия, и уже в этот момент я, что называется, спинным мозгом почувствовал, что с тобой творится. Я потому и спросил, кто хозяин. Ну а когда ты произносила «Радный Станислав Андреевич», у меня не осталось сомнений.

Именно тогда у меня возникли первые подозрения, что ты определенно должна быть кем-то из наших, и даже, еще боясь догадываться, уже догадывался, кто именно. А потому с удвоенным вниманием просматривал твои «бумажки с картонками», надеясь, что в них смогу найти ответ. Ну а когда напоролся на визитку Гарова, вот тут-то меня и осенило окончательно.

Кроме того, Ирчик, я же тебе рассказывал, что я вырос вместе со Стасом. Мало того, что вырос, я его считай что вынянчил. Представляешь, до какой степени я его знаю? Правда, в данном случае, именно как человека и очень немногим более. К тому же, то, что более, больше в качестве информации, чем действительного знания. И все же, как человека я его знаю, пожалуй, больше, чем кто бы то ни было. Полагаю, несложно догадаться, что именно я, в качестве старшего товарища, учил его, что делают с женским полом.

- Гена… дальше не надо…

- Надо, Ирчик, надо. Уж прости, но я с чего-то убежден, что пока ты не вытащишь из себя причину, из-за которой ты вернулась во Вселенную, ты сама так толком и не поймешь, что ты здесь делаешь сейчас. А поскольку эта причина напрямую связана со Стасом, вытащить это из себя ты можешь только одним способом: перестать бегать от Стаса, как черт от ладана, а заодно — перестать заставлять его заниматься тем же самым.

Так вот, Ирчик, в период нашей бурной юности мы со Стасом куролесили не только как отъявленные попиратели советского законодательства, но так же и как герои-любовники, если выражаться прилично. Да и в течение дальнейшей жизни не раз совместно пускались на поиски подобных приключений. Короче говоря, я очень хорошо себе представляю, способности Стаса в этой области. И смею тебя уверить, они ничем не уступают его грандиозным способностям в других сферах. Единственное, если все свои способности других сфер он использует с максимальной эффективностью, то…

Собственно, эти способности он тоже использует с максимальной эффективностью, но направление их вектора, с обычной точки зрения, вызывает непонимание. Когда я только начал его приобщать к этой стороне человеческой жизни, меня до возмущения доводила его, так сказать, «неспособность» почувствовать, что нужно женщине. То есть, скажем, с той, которой хочется жесткости, он до тошнотворности нежен, а с той, которой нужна эта тошнотворная нежность, он обращается довольно грубо. Я его пытался учить, пытался объяснять, пока однажды не понял, что он делает это специально. Во всех наших похождениях он всегда прилагал массу сил к тому, чтобы не понравиться.

С другой стороны… Ирчик, я это замечал, но не придавал этому значения. Я о первой части нашего с тобой знакомства. Как ты сейчас знаешь, в то время я очень плотно общался со Стасом и, само собой, рассказывал ему о тебе. Меня всегда сбивала с толку его реакция. Внешне он ее никак не показывал, но я такие вещи очень хорошо чувствую. Как почувствовал это с тобой. Тогда я просто не обладал достаточным количеством информации, чтобы понять, а потому, как уже говорил, не придавал этому значения. Но я тут же вспомнил об этом сразу же, как только ты в первый раз назвала его фамилию и имя-отчество. Потому я и решил связать вас покрепче, чем вы связаны. Знаешь, почему я вроде как противился твоему участию в монтаже и наладке оборудования? Только затем, чтобы ты ни в коем случае не передумала. Только затем, чтобы продержать вас в одной ограниченной части пространства хоть сколько-то продолжительное время.

Зачем я это делал? Ирчик, повторяю: я знаю, что это такое. Что это за ощущения, что это за чувства. Что это за ощущения и чувства, которые идут из сути. Которые полностью затмевают человеческие суррогаты так называемой влюбленности своей интенсивностью за пределами болевого порога.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

Ощущения и чувства, идущие из сути»
художник: Хананта Нур (Индонезия)

Мне проще, чем тебе или Стасу, потому что когда я прохожу через это, это не касается Лу. Мне всего лишь нужно переступить только через свою человеческую слабость. В вашем же случае, вы находитесь под этим влиянием оба. То есть, Стасу нужно переступить не только через собственную человеческую слабость, но и через твою человеческую слабость. А твоя человеческая слабость, Ирчик, в данном случае, столь же грандиозна, столь же беспредельна, как и все, что тебя касается.

- Ген, что ты предлагаешь? Кинутся ему на шею?

- Ирчик, хотя бы перестань пресекать для него любые шансы сделать это самому. Как ты умеешь это делать, то есть пресекать любые шансы броситься тебе на шею, я очень хорошо знаю на собственном опыте общения с тобой. Если ты считаешь, будто я в первой части нашего с тобой знакомства не делал таких попыток из-за каких-то особых соображений типа уважения к твоему супружеству, то ты очень сильно заблуждаешься. Поверь, твой Важин никогда не был для меня веской причиной, да и причиной вообще, чтобы отказывать себе в этом. И не тешь себя иллюзией, будто мне этого тогда не хотелось. Во второй части нашего знакомства… Надеюсь, понимаешь, что твои отношения с Женичем ну никоим образом не являлись для меня препятствием, и тем не менее…

Лу, как только вы с ней познакомились, даже не задавалась вопросом, есть ли такие отношения между мной и тобой, так как она была полностью уверена, что между мной и тобой есть что-то подобное тому, что у нее с Женичем. Она с трудом поверила, что между нами действительно ничего нет, только после того, как я на эту тему разыграл сценку, когда мы с Женичем прервали вашу доверительную дамскую беседу. Помнишь? Впрочем, эта сценка ее вовсе не убедила. Она мне целый допрос учинила. А потом скрупулезно изучала твои и мои движения мира, прежде чем ей пришлось согласиться с тем, что это действительно так.

- Она мне рассказывала об этом.

- Вот видишь! Так что, между мной и тобой никогда ничего не было лишь потому, что ты мне никогда не давала ни единого шанса. И, повторюсь, именно благодаря этому я очень хорошо знаю, как ты умеешь это делать. А потому, прошу тебя, в отношении Стаса, научись делать диаметрально противоположное.

- Я поняла, — сквозь зубы процедила Ира. — А теперь давай вернемся к тому, ради чего мы с тобой тут сегодня сидим.

- Как скажешь, Ирчик.

- Восторги ты свои уже выразил — спасибо тебе за них. Однако мне бы очень хотелось услышать от тебя более определенное мнение.

- Более определенное? Ну что ж. Я считаю, что тебе с помощью Александра удалось создать хорошую жизнеспособную систему, которая работает практически сама по себе, то есть, с требованиями минимального вмешательства для поддержания ее функционирования. Убежден я в этом не только на основе представленного мне для ознакомления документа и, мало того, убежден в этом не только я. Прошу прощенья, что без твоего разрешения, но я вчера показал сей документ Стасу и Женичу, и они полностью со мной согласны. Кроме того, я попросил Лидию Гавриловну предоставить мне данные по экономическим результатам вашей работы. Надо сказать, что они превзошли все мои даже самые большие ожидания. Как я тебе уже говорил, система построена так, что уже неважно, сколько еще филиалов в нее войдет. Так что считаю — и Стас с Женичем со мною полностью согласны — что проект «Стиль-Код» можно считать запущенным. То есть, всё! Мы работаем!

Аз Фита Ижица. Художник: Ханс Дегнер (Дания). Абстрактное искусство

То есть, всё! Мы работаем!
художник: Ханс Дегнер (Дания)

- Гена, в таком случае, мои дальнейшие предложения, которые я уже в целом согласовала с Александром.

Первое: на следующей неделе я заканчиваю работать со всеми заказами, которые брала на себя в качестве старта.

Второе: как только я с ними со всеми расквитаюсь, я тут же берусь за альманах. Само собой, тебе и Женечке, по мере возможности, нужно будет ко мне присоединиться и общими усилиями подготовить к печати первый номер. Не думаю, что ошибусь, предположив, что уже можно сформировать круг рекламодателей для первого выпуска альманах. Этим нужно будет заняться в первую очередь, чтобы я смогла подготовить рекламные модули. Это — первостепенная задача по альманаху, учитывая ту ВАЖНУЮ нагрузку, которую рекламные модули будут нести. Особо радует, что у нас появился тот самый фотограф, о котором я мечтала. Хотя полностью присоединиться к нам он сможет лишь в ноябре, я уже давала ему ряд заданий с прицелом на альманах, так что часть полностью удовлетворяющих меня фотоиллюстраций у нас уже есть. Впрочем, до ноября осталось всего лишь чуть больше месяца. Итак, второе — это у нас альманах, а третье…

Третье — это семинары. Полагаю, что заявленный на октябрь семинар — это последний семинар, который пройдет по схеме первых двух. Точнее, не последний. Просто я больше не вижу смысла такие семинары проводить раз в два месяца. Думаю, что вполне достаточно раз в полгода. А вот раз в два месяца — а может и чаще — нужно проводить что-то вроде тренингов для наших фрилансеров и специалистов на местах. Рассчитывать программу нужно не более чем на два-три дня и проводить для специалистов на местах в местах их проживания. Почти также поступать и с фрилансерами, собирая несколько по регионам в удобном для них месте.

- Ирчик, российских фрилансеров — а других у нас пока и нет — лучше на самолет и сюда. Не думаю, что кто-то откажется от двух-трех дней в Сочи.

- Еще лучше! Особенно тем, что в этом случае можно формировать группы по более удачным характеристикам, чем место проживания.

- Как я догадываюсь, ВАЖНУЮ часть этих тренингов будем готовить мы с тобой на основе предложенных Русланом трех установок по умолчанию?

- Совершенно верно. В нашей концепции расстановка «ЗАМЕТНОЕ-ВАЖНОЕ», в большей степени, если ни целиком и полностью, рассчитана на взаимодействие «исполнитель-клиент», но сейчас я более чем уверена, что в первую очередь, в этом направлении нужно работать именно с персоналом.

- Абсолютно согласен.

- Полагаю, что до конца этого года все вопросы с альманахом и семинарами полностью утрясутся. Также, за это время наш костяк станет полным по составу и окончательно притрется в работе над текущими проходными заказами. Таким образом, мы будем готовы к работе над комплексными заказами фирменного стиля и имиджа, а потому менеджеров уже сейчас нужно озадачивать поиском заинтересованного клиента.

- Ирчик, по плану дальнейших действий никаких возражений.

- И еще. Правда, напрямую «Стиль-Кода» это уже не касается.

- Я слушаю, Ир.

- Гена, давай на зимние каникулы Леша с Эрикой приедут сюда. И… Извини, я понимаю, что это ущемляет ваши с Лу родительские права, но… В общем, я хочу, чтобы они здесь были только со мной. То есть, без вас. Помнишь наш разговор перед летом? Как-то так вышло — и по моей вине тоже — что летом мне не удалось сделать с ними того, что мне хотелось. То есть, озадачить вопросами изучения себя методами академической науки.

- Ирчик, ты зря волнуешься по этому поводу. Поверь, я сделал в этом направлении все, что ты хотела. Так что, работа пошла.

- Гена! Правда?

- Истинная, Ирчик. Я в любом случае исполню твою просьбу, поскольку я — это я, а ты — это, все-таки, ты. Однако, будь в курсе, я уже заинтересовал их кое-какими вопросами на эту тему, доходчиво объяснив, что мистику придумали материалисты от банальной лени изучать целый ряд явлений, которые, по сути, ничем не отличаются от гравитации, трения, инерции и других сил, — Генка вдруг рассмеялся.

- Ты чего?

- Да спросил наших юных физиков, в чем разница между силой и энергией.

- И что?

- Ну как что? Формулами сыпать начали. Ну а когда я их формулы в качестве ответа на вопрос не принял, в конце концов, поняли, что сами, на самом деле, не знают, что же все-таки такое сила, и что же все-таки такое энергия. В чем разница между этими понятиями, и почему эти термины используются в качестве синонимов в бытовой речи. Тем и зацепил.

- Генка! Ты — чудо!

- Я знаю, — просиял Генка.

- А ответ на заданный им вопрос тоже знаешь?

- Не уверен, что абсолютно точно с точки зрения академической физики. Это лишь мое собственное понимание. Дело в том, Ирчик, что я еще не встретил в своей жизни ни одного физика, который смог бы это вразумительно объяснить хотя бы себе. В общем, примерно так:

Сила и энергия — это физические величины определенного рода явлений, которым в языке нет названия. То есть, названия для конкретных явлений этого рода есть, к примеру, уже упомянутые мною гравитация, инерция, трение и тому подобное, а вот обобщающего наименования — нет. Именно поэтому явления этой категории мы и называем то силами, то энергиями, используя в качестве названия эти величины, отличающие их от мира так называемых материальных объектов, с которыми эти явления происходят, на которые они оказывают воздействие.

- Ты им это рассказал?

- Нет, конечно! Пусть сами ищут. Пусть сами додумываются.

- Величины определенного рода явлений… — задумчиво проговорила Ира.

- И-и-и?

- Нет… Ничего… Я даже сама не поняла, к чему это я… Хотя нет… Знаю… Настроение… Настроение — это тоже то, что можно назвать силой или энергией, но это такая сила или энергия, с помощью которой осуществляется управление целым рядом сил и энергий. Настроение определяет подключение к миру. Настроение определяет взаимодействия личностей. Я, кстати, тебя, в качестве того самого чудака, вычислила именно благодаря настроению. Я ЗНАЮ, что я сделала это настроением, но я понятия не имею, как именно я это сделала. Понимаешь, я вроде бы ЗНАЮ, но в то же самое время, не имею ни малейшего понятия, как именно управлять своим настроением. А мне сейчас это очень нужно.

Понимаешь, Ген, я сейчас стою на пороге завершения своего СУГУБО ЛИЧНОГО этапа. Скажем так, на пороге завершения второго этапа осознания сути. Первый я называла «Прогулка по висячему мостику». Второй я бы назвала «Хаос в калейдоскопе». И если «Прогулка по висячему мостику» для меня действительно благополучно окончилась, то завершение «Хаоса в калейдоскопе» носит совершенно иной характер: «Хаос в калейдоскопе» как бы обрел завершенный вид.

С одной стороны, я как бы определила набор элементов этого хаоса, а с другой — узнала способы отражений хаоса для получения гармоничного узора. То есть, хотя я еще вряд ли могу этим виртуозно пользоваться, но калейдоскоп с хаосом в нем полностью готов к применению. Точнее, почти полностью. Я именно в точке, где что-то должно завершиться, а что-то должно начаться. Точнее, почти в этой точке. Мне нужно какое-то особое настроение, чтобы попасть в эту точку. Чтобы нечто завершилось и нечто началось.

- Ирчик, ну, во-первых, по поводу настроения. Знаешь, наши, так сказать, «зрячие», в отличие от меня «слепого», во многом недооценивают чисто человеческие возможности. Да. Именно банальные общечеловеческие возможности. Впрочем, эти возможности недооценивают и самые обыкновенные люди. Каждая из сил, энергий, отражается особыми ощущениями в теле. На эти ощущения просто никто не обращает внимания — только и всего. И уж тем более отражается конкретным ощущением в теле само настроение. Это ощущение локализуется в глазах. Недаром глаза называют зеркалом души. Общеизвестно, что по глазам человека можно узнать о нем очень многое, а уж о его текущем состоянии, так вообще практически все. Так вот, по чужим глазам узнаем, а собственными не пользуемся.

Аз Фита Ижица. Художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла). Абстрактное искусство

ощущение локализуется в глазах
художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла)

Ну-ка! Посмотри сейчас на меня и попробуй улыбнуться только глазами, то есть, без мимики.

Ира попыталась, но совсем без мимики у нее никак не получалось.

- Не могу!

- Давай-давай! Не страшно, что мимика сама собой включается. Ты просто пытайся и лови ощущение в глазах. Чувствуешь его?

- Да.

- А теперь посмотри на меня виноватым взглядом и тоже лови ощущение в глазах. Чувствуешь разницу?

- Да.

- Ирчик, каждому настроению соответствует свое особое ощущение в глазах. Так вот, просто воспроизводишь усилием воли соответствующее ощущение в глазах, удерживаешь его, и через некоторое время к тебе приходит соответствующее настроение. Поначалу этого времени может понадобиться довольно много — полчаса, час и даже больше — но постепенно его расход снизится до нескольких минут и даже секунд. Можно вспоминать определенные ситуации, в которых тебе удавалось то, что ты хотела, и в похожей ситуации воспроизводить ощущение глаз, которое было тогда. Этого вполне достаточно, чтобы ситуация повторилась. Чем точнее воспроизводишь ощущение, тем точнее повторение. Вплоть до déjà vu.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

Вплоть до déjà vu
художник: Мей Эрард (Индонезия)

Это то, что касается управления настроением. Ну а по поводу окончания… Ирчик, я знаю, что ты терпеть не можешь что-либо праздновать, но я тебе настоятельно рекомендую, давай-ка всем нашим дружным коллективом в самое ближайшее время отпразднуем успешное завершение запуска «Стиль-Кода». Знаешь, вот такие точки в ЗАМЕТНОМ, весьма благотворно влияют на ВАЖНОЕ.

- Пожалуй, ты прав. Символическая точка вовсе не помешает. И, думаю, поставить ее нужно в конце следующей недели. То есть, тогда, когда я закончу работу над текущими проходными заказами и буду готова с головой уйти в подготовку альманаха и нового типа семинаров. Единственное, Ген, мы не будем праздновать успешное завершение запуска «Стиль-Кода». Я не хочу счастливый конец. Я не хочу Happy End. Я хочу счастливое начало. Я хочу Happy Beginning. И есть у меня стойкое ощущение, что к глобальному Happy Beginning вот-вот должен появиться еще один повод. Я не знаю, откуда во мне это ощущение, но оно становится все ярче и ярче.

- Ирчик, а что за повод? Или это пока тайна?

- Нет. Не тайна. Сейчас поймешь.

Ира решительно поднялась и направилась в кабинет. Генка шел за ней. Ира включила компьютер и открыла заготовленный вчера файл, составленный из письма Руслана. Генка сел в кресло.

- Сейчас я хочу рассекретить для тебя еще два фрагмента письма Руслана. Я не хотела подчищать их сразу, но тогда для тебя это было бы, как говорится, слишком. Фрагмент первый. Слушай:

«Бедная Лу (да и все остальные)! Как она изворачивалась, чтобы заставить меня раскрыться, дабы увидеть мою глубину! Чего только ни придумывала! Но, друзья мои, извиняйте: Вот НЕ-А! (смайлик) Это я больше из вредности, конечно. Забавлялся! Но с другой стороны, инкогнито действительно было необходимо.

Ира, я — такой же, как и ты. То есть, такой же, как и ты, беспредельный. Если ассоциировать с человеческим, мы с тобою вроде как родные брат и сестра. Как родные брат и сестра, очень близкие по возрасту, может быть, даже двойняшки, но такие, у которых особо нет точек соприкосновения. То есть, у них совершенно разные интересы, и у каждого — свой круг общения. Но при этом, эти брат и сестра очень даже дружно сосуществуют, не мешая друг другу заниматься, чем нравится, и жить, как хочется. К тому же, они периодически обращаются друг к другу: «Слышь, глянь-ка, чё я тут вымудрил! Как оно тебе?». Вот и ты, сестренка, вместе со своей компашкой очередную чучу отчебучила и попросила меня как-нибудь заглянуть, а потом впечатлениями поделиться. Вот я и заглянул по случаю».

Когда Ира закончила читать, Генка какое-то время сидел с открытым ртом и радостно-веселым изумленным взглядом, а потом покатился со смеху, сквозь смех повторяя:

- Ирчик! Я помню, кто это! Я помню его!

Ира, в свою очередь, смотрела на Генку ошеломленно, но ее ошеломление было продиктовано тотальным недоумением. Генка, уловив ее взгляд, немыслимым усилием воли остановил свой приступ безудержного хохота и начал объяснять:

- Ирчик! Я ничего не могу рассказать тебе, потому что это — не события! Это — настроения! Он — это сам Смех, сама Радость, сам Прикол Ходячий! Для меня сейчас самое странное, почему я сразу его не узнал? Мне Руслан постоянно до боли кого-то напоминал своими выходками, но… — Генка снова рассмеялся. — Знаешь, у меня не так много воспоминаний из-за пределов Вселенной. Это — самое яркое! До такой степени яркое, что оно, как говорится, всегда со мной. Там, конечно же, нет никаких братьев и сестер, но особенности вашей связи описать человеческим языком иначе просто невозможно. Брат и сестра — действительно самая точная ассоциация. Ты с ним связана будто узами крови. Вы всегда были каждый сам по себе, но все же, между вами эта связь, похожая на человеческие узы крови, читалась моментально. Знаешь, он на меня произвел такое впечатление, что можно в полном смысле этого слова назвать его моим кумиром, моим героем!

- В таком случае, Геночка, слушай дальше:

«Я прикалываюсь над своей фамилией с тех пор, как выяснил, кто такой Крышень. Не берусь судить, насколько полно я соответствую этому образу, но для меня «КрышеньКо» — «Крышень и компания» стало очень символичным. Я ж сюда, на самом-то деле, вроде как на минутку сам по себе заглянул, то есть, без компашки своей. То есть, я здесь — «Крышень без компании». И вот бытие мое туточки Русланом Крышенько убедило меня в том, что я не прав. В общем, Ирка, хочу я к вам снова объявиться и уже не на минутку, а кроме того, и компашку свою прихватить хочу. Не всю, конечно. Только самых близких.

Ты тут Время изучаешь, а потому все делаешь в соответствии с его законами. Мне на Время плевать и на законы его тоже. В общем, заявиться со своей компашкой, я хочу так, чтобы по возрасту тебе соответствовать. Может, и не совсем ровесником, но плюс-минус три-четыре года — не больше. Когда я себе это придумал, от любопытства аж извелся весь! Согласись, для человеческого сознания это ведь действительно не просто прикольно, а ПРОСТО ПРИКОЛЬНО! Ведь это значит, что вот прямо сейчас, когда я пишу тебе все это, где-то по Земле хожу я, притом, как минимум, лет на 14 старше, чем я сейчас есть! Офонареть!!! Правда? Кстати, и ведь компашка моя тоже где-то здесь! Так что, может, я действительно Крышень не без компании?

В общем, Ирнбрисна, мы еще с тобою тут встретимся! Мы еще с тобою тут почудим, сестренка! Поприкалываемся! Оторвемся! Классную вы, ребята, чучу отчебучили! Осталось только на уши поставить!

Одним словом: ДО СКОРОГО!».

Генка долго сидел молча с сияющими глазами.

- Ну что ж, — наконец сказал он. — Пожалуй, праздновать Happy End действительно не стоит. Да здравствует Happy Beginning!

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

Да здравствует Happy Beginning
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

- Вот именно! To be! To be continued!


Конец части II «Хаос в калейдоскопе»

2011-2012 гг.
© Екатерина Трубицина

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Глава 102. Без жертв и компромиссов