Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть II

Хаос в калейдоскопе

Книга 6

Иллюзия и Реальность

(главы 84-101)


Глава 89
Чистое искусство

- Доброе утро, Ирчик! Честное слово, прежде чем позвонить тебе, я проконсультировался с Гаровым, так что, если я не вовремя — все претензии к нему.

- Привет, Геночка! Гаров тебе не наврал. Я так понимаю, вы с Лу ко мне наведаться желаете?

- А что? Можно?

- Геночка! Нужно! Я так по вас соскучилась!

Аз Фита Ижица. Художник: Лилия Лазарске (Литва). Абстрактное искусство

соскучилась
художник: Лилия Лазарске (Литва)

- Ну тогда спускайся в гостиную. Мы уже тут.

- Даже так? — с легким удивлением рассмеялась Ира, отключила мобильник и направилась вниз.

Генка поднялся навстречу Ире с распростертыми руками, но тут же обескуражено остановился и вместо приветствия воскликнул:

- Ирчик! Батюшки! Чумазая какая! Мне Женич сказал, что ты все закончила, и вы вчера весь день по горам бродили. Ты что, ночь опять у мольберта провела?

- Нет. Я просто все полмесяца на себя в зеркало не смотрела.

- И что? Женич тебя вчера умыть не мог?

- Мог, конечно, но, видимо, побоялся.

- Я всегда говорил, что он — трус! — торжественно объявил Генка.

- Когда он не слышал, — ехидно уточнила Лу.

- Лу, а разве я когда-нибудь говорил, что я смелый?

Веселые пререкания с обменом «любезностями» длились еще не менее получаса, прежде чем Генка, в конце концов, спросил:

- Ирчик, чем порадуешь?

- Не скажу, что я в эти полмесяца отличилась особой плодовитостью, но… В общем, судите сами.

Ира решительно встала и направилась к лестнице. Генка и Лу последовали за ней. Они поднялись на третий этаж. Работа была одна-единственная. Стояла она на мольберте.

Ира отошла к окну, а Генка с Лу с совершенно непонятными выражениями взирали на холст. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Генка заговорил:

- Если лет через сто вот это вот не будут с усиленной охраной возить по всему миру, как Джоконду, я, Ирчик, ничего не понимаю в этой жизни.

- А почему только через сто лет? — спросила Лу с утрированным непониманием.

- Потому что, пока я жив, я буду это показывать только избранным. Естественно, еще сто лет я жив не буду, но после моей смерти понадобится некоторое время, чтобы до человечества допёрло, что же это такое.

- Ген, я прекрасно понимаю, что покупать ты это не за три копейки будешь, но Ире, как автору, нужны и нематериальные дивиденды. Признание. Слава.

- Признание я только что выразил, а слава? Ирчик, тебе слава нужна? Если нужна, я тебе ее завтра же сделаю.

- Спасибо, не надо, — усмехнулась Ира.

- Вот видишь, Лу? — Генка картинно указал на Иру, а потом будто спохватился. — Так. Подожди. Может быть, тебе самой слава нужна? Так чего молчишь? Попросить стесняешься? Надо — значит, будет.

- Нет, Ген, спасибо, — Лу усмехнулась в той же тональности, что и Ира.

- Так, ну а теперь — по существу. Ирчик, если я правильно понимаю, цену мне опять самому назначать придется?

- Правильно понимаешь, — вздохнула Ира с улыбкой.

- В таком случае, — Генка сделал жалостливое лицо, — Ирчик, если я тебе хоть чуть-чуть небезразличен, если ты испытываешь ко мне хотя бы капельку расположения, пожалуйста, я тебя очень прошу, не проверяй в ближайшие две-три недели состояние своего счета. Пусть все так это уляжется немножко… Я, конечно, понимаю, что потом ты меня все равно порвешь, но если пройдет какое-то время, ты уйдешь с головой в новую деятельность и… В общем, мне кажется, что в этом случае, хотя бы кусочки получатся не очень мелкие.

- Гена! Что ты задумал? — весело, но все же настороженно спросила Ира.

- Ну как бы тебе сказать… — вовсю кривляясь, замялся Генка. Он долго вздыхал… закусывал губу… заламывал руки… — В общем… Я собираюсь тебя круто кинуть. Ну не так, чтобы совсем кинуть… Конечно, что-то я все же заплачу, но… Ирчик, поверь, не со зла! Ну нету у меня всех денег мира! И, собственно, если даже их все собрать, все равно ведь не хватит! — окончил Генка с улыбкой свой монолог.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

Ну нету у меня всех денег мира!
художник: Оливер Лавдей (США)

- - -

Работа в новом году началась с собрания всего четвертого этажа в Михином кабинете.

- Ирина Борисовна, — смущенно начал Миха, — я немного подкорректировал наши с Вами наработки по списку портфолио, и… В общем, если совсем честно, то очень даже значительно переработал содержание отдельных пунктов.

- Миша! Ты чего так нервничаешь? Ты даже не представляешь, как я этому рада! — Ира всеми силами старалась подбодрить его. Она даже повернулась к Лу, дабы и ее привлечь к этой деятельности, но тут же, чуть резче, чем надо бы, отвернулась — выражение лица Лу было странноватым. Ира обратилась к Яне и Роме. — Яна, Рома, как я уже говорила вам перед Новым Годом, теперь вы займетесь 3D графикой. И работать будете, начиная с сегодняшнего дня под руководством сеньоры Бональде. Здесь, лучше нее, никто не знает законы устройства реального пространства, а значит, никто, лучше нее, не научит вас строить пространство виртуальное. Как только она решит, что вы постигли все необходимое, тогда будем двигаться дальше.

Как только Яна и Рома вместе с Лу ушли постигать премудрости пространства, Ира собиралась вплотную заняться Михиными корректировками, но Миха, едва закрылась дверь, в раже нетерпения заговорил о другом.

- Ирина Борисовна, я тут одну штучку сделал на основе того, что мы с Евгением Вениаминовичем обсуждали.

- В таком случае, у меня для тебя тоже штучка одна есть.

- Какая?

- Давай, сначала ты показывай.

- Хорошо. В общем, на первый взгляд, это — довольно простая анимашка а’ля психоделика, на достаточно простых геометрических 3D фигурах. Если смотреть чисто внешне, то такого добра сейчас воз и малая тележка. Но эта сделана… Ну, в общем, понимаете.

- Понимаю. Давай.

Пока Ира смотрела, Миха продолжил.

- Это, что называется, проба пера. Я бы подобным образом сделал нечто из логотипа, само собой, его нужно будет отрисовать в 3D.

- А вот это, Миша, моя одна штучка для тебя.

- Вы сделали 3D модель логотипа?

- Ага. Я ее раньше 2D-шной сделала. То есть, на самом деле, 2D-шную модель я делала на основе 3D-шной. Однако до недавнего времени 3D модель существовала лишь в моем воображении, но теперь она имеет полностью материализованный вид в виртуальном пространстве. Конечно, для вот такой анимации надо будет, как я понимаю, делать специальную модель, но… в общем, на, смотри, — Ира протянула Михе флэшку.

Миха открыл ее на другом мониторе, пока Ира продолжала смотреть анимашку.

- Вау! Жесть! Ирина Борисовна! Бомба! — Миха «вертел» логотип во все стороны. — Просто Бомба! Под любым углом бомба! Ирина Борисовна! Да из этого такое сделать можно! У меня, вообще, знаете, к чему эта идея? У нас на первом этаже холл достаточно большой, но свершено беспонтовый. Я бы сделал там зону отдыха для посетителей. Я понимаю, что там буфет есть, но с часу до трех туда просто не зайти. Так вот, в этой зоне отдыха я повесил бы монитор — кстати, и в буфете тоже — и пустил бы там информационные блоки, а между ними подобную анимашку.

- Миша! Идея — Вау! Жесть! Бомба! Сейчас мы пригласим по этому поводу Геннадия Васильевича, но сначала замечания по анимашке. Миша, слушай внимательно. Евгений Вениаминович занимался с тобой тем, чем вы занимались, по моей просьбе, и я в курсе всех ваших успехов. Так вот, все, что вы расковыряли, ты и так знал, но не на уровне сознания. Сейчас ты вытащил это все в сознание и пытаешься применять свои знания сознанием. Миш, это неправильно. Сейчас ты должен все, что постигло твое сознание, усилием воли перевести на уровень ощущений, на интуитивный уровень, то есть, как бы обратно туда, откуда ты это все вытаскивал. Но оно не просто вернется туда, оно выйдет на качественно новый уровень. Понимаешь, о чем я?

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

Туда и обратно
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

- Кажется, да.

- Заставь себя чувствовать то, что ты узнал, то, что ты понял на ментальном уровне. То есть, сделай это своим настроением, установками по умолчанию. Запрограммируй себя на основе этого. Когда ты поймешь, что у тебя получилось, сделай еще раз вот эту же самую анимашку с нуля, естественно, не повторяя все действия, которые ты делал, а просто поставив перед собой ту же самую задачу, а потом сравни результаты. Тогда ты полностью поймешь, о чем я.

Миха в ответ лишь усмехнулся, аж сияя изнутри. Ира закрыла логотип и позвонила Генке. Минут через пять он поднялся.

- Что тут у вас? — спросил он прямо с порога.

Миха и Ира принялись взахлеб, перебивая друг друга, объяснять, чего они хотят, по ходу демонстрируя Михину «анимашку». Генка тут же заразился их энтузиазмом, однако, выслушав все, сказал:

- Идея, безусловно, классная, но, во-первых, по объективным причинам раньше, чем через месяц, технически неосуществимая, и, во-вторых, на данном этапе я не вижу никакого смысла в этом. Согласен, когда начнем запускать «Стиль-Код» — это будет не просто бомба, а ПРОСТО БОМБА, но сейчас, это — совершенно бесполезная затея. Понимаете, на данный момент, работа того, что сейчас работает, построена так, что подавляющее большинство клиентов и партнеров в этом здании вообще не бывают, а те, что все же заходят, уже в полном объеме обладают всей информацией, которую можно было бы пустить через эти мониторы. То есть…

- Гена, ты не понял, — перебила его Ира. — Вопрос не в информационных блоках, а в заставке между ними. То, что сделал на сегодняшний день Миша, мне нравится не совсем, точнее, мне это пока нравится только сутью идеи. Поэтому то, что раньше, чем через месяц, это невозможно осуществить технически, это даже хорошо. То есть, раньше и не надо. Но вот через месяц я бы это сделала. За месяц мы как раз успеем подготовить первый пробный вариант. Согласна, что до запуска «Стиль-Кода», с точки зрения, с которой смотришь ты, это — абсолютно бесполезная и бессмысленная затея, но если мы это запустим, появится возможность оценить суть Мишиной идеи на практике и по ходу корректировать ее. Благодаря чему у нас будет шанс к запуску «Стиль-Кода» сделать то нечто, которое сможет эффективно работать. И сейчас я тебе покажу на основе чего. Миша, открой логотип.

Генка смотрел примерно с тем же выражением лица, с каким он вчера взирал на Ирино живописное полотно.

- Геннадий Васильевич, представляете, что из этого можно сделать по принципу анимашки, которую Вы только что видели? — спросил Миха «вращая» логотип во все стороны.

- Боюсь! — усмехнулся Генка. — Слушайте, а ведь это может быть и не только в виртуальном виде? Я в смысле, что можно из этого сделать что-то типа сувениров.

- Я бы сделал что-то типа головоломки. Что-то типа Кубика-Рубика.

- О-о-о-о… Так. Стоп. А то я сейчас начну употреблять специфическую лексику, построенную на трех понятиях: женское, мужское и процесс между ними. А иначе своих эмоций я выразить просто не могу. Неприкасаемое и Неприкосновенное сходятся в одной точке. В общем, пойдемте-ка вниз и прикинем, что, куда и как вешать, и, соответственно, что для этого нужно.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

в одной точке
художник: Али Камал (Египет)

На втором этаже, пока они проходили мимо, разыгралась небольшая сценка общения Александра с Оксаной. Ира отметила, что Александр, оказывается, плюс ко всему прочему, злопамятный и мстительный, а все его стычки с Оксаной до Нового Года, оказывается, были всего лишь веселыми шутками. Оксана же, как всегда, невозмутимо бурчала спокойные ответы на издевки по-злому.

- Жаль, что она в упор не замечает, что он трезвый ничем не лучше пьяного, — вздохнул Генка.

В холле и в буфете Генка с Михой делали замеры, обсуждая, что к чему лучше подсоединить. Ира, по большей части, была слушателем и зрителем, единственное, высказав свое мнение относительно оптимального размера мониторов и точных мест их расположения.

Пока Миха лазил под барной стойкой, Генка подошел к Ире вплотную и тихо сказал:

- Ирчик, выбери сегодня время забежать ко мне.

- Хорошо. Когда лучше?

- Без разницы.

Ира забежала к Генке перед самым обедом. Лидия Гавриловна хлопотала в буфете, но Генка, тем не менее, подошел к ней и попросил:

- Лидия Гавриловна, у меня сейчас будет конфиденциальная беседа с Ириной Борисовной. Огромная просьба не беспокоить нас.

- Хорошо, Геннадий Васильевич, хорошо. Я ж все равно тут занята. Так что не зайду, пока сами не выйдете.

- Спасибо, Лидия Гавриловна, — поблагодарил Генка и увлек Иру в свой кабинет. — Ирчик, присаживайся, — сказал он, закрывая дверь и замыкая ее на ключ. — Я каждый день, бывает и не по разу, перечитываю письмо Руслана и, естественно, постоянно помню о трех идеях, которые он предложил сделать установками по умолчанию. То есть, я, естественно, помню об этом вроде бы постоянно, но… Я думаю, это для тебя важно. Помню я об этом постоянно, безусловно, не на уровне, так сказать, оперативной памяти. Когда я вчера увидел твою работу, эти установки вдруг ярко всплыли на поверхность этой самой оперативной памяти. Но я этому не придал значения, точнее, не заострил на этом внимания. А сегодня, когда вы показали мне 3D вариант логотипа, это были первые мысли, которые возникли, притом очень ярко и совершенно помимо моей осознанной воли. Я правильный сделал вывод? Ты работаешь в этом направлении?

- Да. И то, что ты рассказал, для меня действительно важно и прямо-таки лестно.

- Тебе не кажется, что в это нужно посвятить Мишу?

- Мне не кажется, — усмехнулась Ира. — Я в этом уверенна. Но я не считаю нужным посвящать его в это с помощью слов. Единственное, в процессе работы над его идеей с «анимашкой», я собираюсь предложить ему попробовать поиграть с ней, используя принцип калейдоскопа, как чисто технический прием. Мало того, я буду стараться направить Мишу так, чтобы ему этот прием понравился до такой степени, чтобы он его, так или иначе, начал применять во всем, что он делает. Как минимум, на уровне поиска вариантов. Собственно, всем этим я занималась с Яной и Ромой до Нового Года. Они были для меня чем-то вроде гибрида подопытных кроликов с тренажером. Они оба в шоке от того, чему я смогла их научить. Я же, в свою очередь, в шоке от того, чему смогла научиться сама.

- То есть, ты на невербальном уровне внедряла в них эти идеи?

- Нет. Никаких идей я в них не внедряла. Я пыталась провоцировать их менять настроения. Я учила их обрывать нити и соединять по-новому в процессе творчества и восприятия произведений творчества. Я, к сожалению, ничем не могу помочь им в сексе, — усмехнулась Ира, — но только от него зависят соединения всего лишь пяти нитей из тридцати одной. К тому же, есть у меня подозрение, что если кардинально переключить двадцать шесть нитей, подключение оставшихся пяти, в любом случае, неизменным не останется.

Собственно, вместе с ними я училась сама тому же самому. Единственное, в моем случае, я делала это полностью осознанно и намеренно.

Ген, что такое установки по умолчанию, предложенные Русланом, если рассматривать их с точки зрения Женечкиных наработок по поводу 43 фундаментальных энергий Бытия? Это — определенная схема подключения коммуникативных нитей зеркальных энергий. Ты и я вдалбливаем в себя эту схему через сознание, посредством все того же творчества. У нас с тобой только виды деятельности разные — только и всего.

Кстати, тебя тоже порадую. Стриптиз Деда Мороза под рок-н-ролл вытащил в мою оперативную память те же самые мысли, которые возникли у тебя, когда ты смотрел мои работы. Я, кстати, как и ты, не придала тогда этому значения и вспомнила только сейчас. Тогда мне показалось, что это всего лишь ассоциация со старостью, как пиком возможностей для преображения. Но при этом я ярко вспомнила содержание всех трех установок по умолчанию. Я думаю, работает это так:

С помощью сознания — что ты, что я — мы заставляем себя чувствовать подобным образом. Само собой, из самого этого ничего путного не получается и получиться в принципе не может, но в процессе творчества под этим давлением нити, которые обрываются, соединяются вновь по-иному. Произведение творчества в любом случае улавливает и, как бы записывает энергетические параметры новых соединений, то есть, становится чем-то вроде носителя этой информации — как флэшка, как диск. Это действительно происходит в любом случае, но если приложить к такой записи информации особые усилия, она как бы получает бо́льшую проявленность и, соответственно, силу воздействия соразмерно приложенным усилиям. Эти усилия можно прилагать как намеренно, так и ненамеренно.

Один из видов таких усилий называют вдохновением. Произведения искусства, созданные в состоянии всепоглощающего вдохновения, называют шедеврами. Однако шедевры, при их восприятии, действуют не на всех одинаково. Более того, прямо-таки обычная история в искусстве, когда работы какого-нибудь творца признавались шедеврами годы, а то и десятилетия, а то и столетия спустя после их создания. Для того чтобы шедевр оказывал заметное воздействие на воспринимающего, излучаемые им энергии должны входить в резонанс с энергиями воспринимающего.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

резонанс
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Если они различны по всем параметрам, то получается, образно говоря, звук в вакууме. Тем не менее, шедевр все равно оказывает воздействие, но оно незаметно до поры до времени. И все же, как бы оно ни было незаметно, оно, в конце концов, медленно, но верно ведет к соответствующим изменениям. В общечеловеческом масштабе нередко требуется не одно поколение, чтобы произвести такие изменения.

Мы с тобой на протяжении последнего времени пытаемся произвести свое переподключение одинаковым образом. Поскольку параметры переподключения, к которому каждый из нас стремится, мы с тобой имеем еще и в виде вербальных формулировок, именно эти формулировки и всплывают на поверхность сознания, когда я воспринимаю твои произведения, а ты — мои. Ведь у творчества и восприятия произведений творчества целых четырнадцать энергий общие.

- Ир, а почему ты все-таки не хочешь дать Мише эти вербальные формулировки? Ведь вовсе необязательно уточнять, откуда они взялись.

- Гена, я тебе их дала только потому, что Руслан сам об этом попросил. И теперь я знаю, почему. И Женечка, и Лу, и Радный — тоже творцы, но только ты и я — творцы чистого искусства. Для тебя — это актерство. Для меня — живопись. Да, мы с тобой, как и Женечка, как и Лу, как и Радный, занимаемся и прикладным творчеством тоже и даже отдаем этому бо́льшую часть своего времени, но…

Чистое искусство — бескорыстно, даже если его произведения продаются за деньги. За какие бы астрономические суммы ни продавались произведения искусства, за какие бы астрономические суммы они ни покупались, они не имеют никакого практического применения в реалиях воспринимаемой человеком части мира. Единственная функция произведения чистого искусства — это изменение подключения человека к миру.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

Единственная функция
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

Само собой, обычный человек об этом и не догадывается, и не задумывается. И даже не самый обычный. Лучшие умы человечества, которые изумительно сформулировали сложнейшие философские построения, как только речь касается искусства, начинают беспомощно лепетать всякую чушь об эстетическом наслаждении, духовном развитии и морально-нравственном совершенствовании. Причем тут духовное развитие и морально-нравственное совершенствование? Если взять человеческую историю, ты прекрасно знаешь, большинство тиранов, истребивших целые народы, придумавших самые изуверские казни и погрязших в самых извращенных формах разврата были, при этом, тонкими ценителями и почитателями искусства. И это только один из примеров полной несостоятельности этой идеи.

Эстетическое наслаждение? Безусловно! Но разве только искусство способно дарить эстетическое наслаждение? Не думаю, что кто-то станет спорить, что, скажем, красоты природы хоть в чем-то уступают в сфере эстетического наслаждения искусству. И все же, наслаждение красотами природы — это совершенно другое наслаждение.

Итак, чистое искусство бескорыстно, то есть, не имеет никаких ни материальных, ни нематериальных функций, понятных в реалиях, доступных для человеческого восприятия. А БЕСКОРЫСТИЕ — это одна из движущих сил преображения. Чистое искусство имеет в своем составе БЕСКОРЫСТИЕ в чистом виде, потому что БЕСКОРЫСТИЕ искусства — это не морально-нравственная установка, это суть самого искусства, которая остается таковой даже тогда, когда его произведения извне окружены корыстными помыслами и деяниями даже на уровне преступлений.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

БЕСКОРЫСТИЕ чистого искусства
художник: Хананта Нур (Индонезия)

Бо́льшая часть установок по умолчанию в человеке — это убеждения, имеющие вербальные формулировки. Каждое из этих убеждений преследует корыстную цель, то есть, вполне определенную цель в человеческих реалиях. Бо́льшая часть из них направлена на регулирование взаимоотношений индивидов внутри социума, гарантируя с очень неплохим КПД благополучие индивида и социума. В человеке нет ни одной бескорыстной установки по умолчанию. Как только она вроде бы появляется, ей тут же находят полезное применение. Ни одна из установок по умолчанию не работает просто так, не принося пользу в человеческих реалиях. И приносить пользу в этих реалиях можно заставить практически все, что угодно. Кроме чистого искусства. Даже, повторюсь, если его произведения становятся объектом корыстных интересов.

Догадываешься, что тебе скажет, к примеру, Женя, если ты с ним поделишься этими вербальными формулировками? «Замечательные идеи, но стары, как мир». Само собой, они стары, как мир, и даже старше мира. Руслан и пишет об этих идеях, как о том, что ему понравилось, о том, что заложено. Не понравилось ему то, что это все не работает. А почему заложено, но не работает? По одной простой причине: этому всему так и не смогли найти корыстное применение. Эти убеждения не приносят пользу в доступных человеческому восприятию реалиях. Как чистое искусство. Потому для тебя и для меня они и стали откровением. Но они не станут подобным откровением ни для Жени, ни для Лу, ни для Радного, ни для Миши в том числе.

Так что, Гена, распространять эти идеи на словах, как минимум, бесполезно. А если как есть, то… Пробеги глазами весь список человеческих установок по умолчанию — он содержит целый ряд модификаций этих трех установок, подогнанных для корыстного использования. Так вот, если пытаться эти идеи, так сказать, пропагандировать на вербальном уровне, есть большой риск получить новые модификации, пригодные для корыстного использования. То есть, то, что они способны дать человеку, снова потеряется.

Вообще-то, я неправильно выразилась. Человеку, именно как человеку, они не могут дать ровным счетом ничего. Они могут дать шанс личности, которая воплотилась человеком, максимально эффективно использовать свою человеческую жизнь для преображения. Самое главное, что на человеческих реалиях это, как ни странно, тоже скажется, по тому же принципу как это происходит с искусством. Абсолютно бесполезное, но имеет самую высокую цену в денежном эквиваленте. Но! Ты прекрасно знаешь: если творец начинает творить в сфере чистого искусства исключительно ради денежного эквивалента, получается великолепный продукт для помойки, и больше ничего.

- То есть, единственная функция этих трех установок…

- …установка на преображение. И внедрять их можно только через установку в себе.

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

Установка на преображение
художник: Мюриэль Массин (Франция)

- Как я понимаю, к живописи ты вернулась с великим умыслом.

- Верно. И собираюсь в дальнейшем посвящать этому занятию все свое свободное время. Так что, вскоре твоя коллекция начнет стремительно расти.

- Умываться только не забывай, — усмехнулся Генка.

- Постараюсь, — усмехнулась в ответ Ира.

- А мне, как я понимаю, — резко став задумчивым, проговорил Генка, — очень неплохо будет больше времени уделять актерству. Я, честно говоря, значительно снизил активность в этом направлении, как только вышли на финишную прямую подготовки проекта. Я имею в виду и время до твоего включения в него, — Генка немного посидел, задумавшись, а потом встрепенулся. — Так. Ладно. Пошли обедать. Полагаю, нам еще не раз придется вернуться к этому разговору.

- Само собой.

- - -

После обеда Ира вернулась к Михе, а Лу — к Яне и Роме, и до самого вечера они встречались лишь на перекурах всем четвертым этажом.

- Лу, я еле дождалась, пока мы всех распустим! — накинулась на Лу Ира, под шаги Михи, Яны и Ромы по лестнице. — Ты так странно сегодня утром смотрела на Мишу!

- Еще бы я на него смотрела не странно! Когда я его в последний раз видела всего полмесяца назад, он был личностью второго уровня, очень сильно приблизившейся к третьему, а сегодня он уже третий уровень, притом выше среднего! Мало того, у меня есть сильные подозрения, что он собирается попытаться осознать суть.

- Да уж… А Женя что говорит?

- Понятия не имею, потому что я с ним еще не говорила. А ты, между прочим, говорила.

- Лу. Мы встречались с ним в субботу, да и так он ко мне почти каждый вечер заглядывал, и обсуждали мы в основном только их с Мишей успехи, но он ни словом не обмолвился, — Ира схватилась за мобильник. — Женечка, мы с Лу прямо умираем от желания видеть тебя.

- Даже не сомневался в этом, — с пониманием усмехнулся он. — Три-пять минут и я у вас.

Ира отложила мобильник в сторону.

- Так. По поводу Миши мы сейчас все выясним, а мне еще интересно, как там Яна с Ромой? Во-первых, как их успехи?

- С техникой владения программами все в порядке, но представления о построении пространства и трехмерных объектов в нем близки к нулю. Однако, это не страшно. Это я исправлю.

- А…?

- Оба великие. Во Вселенной впервые. Не разнообразия ради. А вот что именно им здесь понадобилось — понятия не имею. То есть… вот не разнообразия ради, а ведут себя вроде разнообразия ради… не знаю… точнее объяснить не могу.

- Чего у нас не может сеньора Луиза Ремедиос Бональде Вигас? — с порога спросил входящий Женечка.

- Понять не могу, чего тут делают Яна и Рома.

- Как мне казалось, дизайном занимаются, или я что-то пропустил? — с издевкой сыграл Женечка «непонимание».

- Женя! — вскипела Лу.

- Лу! Расслабься! — удовлетворенно расплылся Женечка в улыбке. — Действительно занятная парочка. Да и та другая парочка, что нынче на первом этаже обитает, тоже очень даже любопытная. Сдается мне, наша госпожа Палладина то рекламное агентство очень придирчиво выбирала. Кстати, и Лидия Гавриловна ведь того же происхождения. Лу, не разглядела, кто она у нас?

- Нет. Пленка плотная, а под нею все аж кипит. Если движение замедляется — пленка мутнеет. Если пленка светлеет — под ней все аж ходуном ходит. В общем, по-моему, не вариант.

- Ну а эти две парочки… Все великие. Во Вселенной впервые. С одной стороны, вроде бы типа «А чё тут у вас?» и не более, но интерес на праздный не похож. Пока все, а дальше — поживем-увидим. И, между прочим, не по их поводу вы меня аж до дрожи видеть хотели.

- Жень, что с Мишей произошло? — спросила Лу.

- Вот! Я сам в шоке. Если по аналогии с играми, которые он делает, то он на втором уровне бонусов насобирал и при переходе на третий сразу перемахнул почти в самый его конец. Лу, не поверишь! Я его последний раз в пятницу видел. Все было как всегда, а сегодня… Я такого никогда нигде не встречал. Я тут госпожу Палладину уже, наверное, достал своими извинениями по поводу того, что ее затею с Мишей поначалу всерьез не воспринимал. Так сказать, ввязался во все это только под давлением ее авторитета. Но сейчас так и подмывает еще раз извиниться. Ира, я догадываюсь, что тебе до конца не понять, о чем это мы, но такого действительно просто НЕ БЫ-ВА-ЕТ!

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

НЕ БЫ-ВА-ЕТ!
художник: Кушлани Джаясинха (США)

- Чего не бывает? — поинтересовался с порога Генка.

- Да мы тут Мише кости моем. И не только кости, — пояснил Женечка.

- - -

Во вторник прямо с утра Миха несмело попросился заняться «анимашкой». Ирина реакция на его просьбу оказалась для него неожиданной. Дело в том, что, несмотря на то, что на сегодня вроде бы планировалось продолжить работу по уточнениям в области портфолио, Иру Мишина просьба явно обрадовала. Она бурно, но кратко, выразила свой восторг и потащила сбитого с толку Миху на перекур с разговором.

- Миш, мы тут как-то болтали с Евгением Вениаминовичем о всякой всячине, и он в ходе беседы в качестве сравнения использовал твои игры. В частности, идею с бонусами. Что это такое? Расскажи поподробнее.

- Этот принцип я использую во всех своих игровых проектах. Смысл в том, что во время прохождения каждого уровня периодически появляются всякие штучки — бонусы. Они добавляют очки, наделяют какими-то способностями и тому подобное, но при этом, если берешь бонус, усложняется ситуация.

Что-то типа как в сказке: возьми коня, а уздечку не трогай. «Возьми коня» — это ситуация, а «уздечка» — бонус. Уздечка красивая и взять ее очень хочется, но как только герой прикасается к ней, начинается переполох. То есть, ситуация усложняется. Если нужен именно конь, конкретная уздечка — вещь, в общем-то, бесполезная. То есть, для использования коня уздечка, конечно, нужна, но совершенно без разницы, какая именно она будет. Да и без уздечки коня, хоть и менее удобно, но использовать можно. Так вот, с одной стороны, когда герой касается уздечки, поднимается переполох, усложняющий ситуацию, но именно благодаря этой уздечке, в конечном итоге, герой получает больше, чем рассчитывал.

У меня в играх — похожий принцип. Бонус добавляет очки и способности, но усложняет ситуацию. То есть, играющий постоянно оказывается перед выбором: взять бонус и выиграть несколько дополнительных очков или пройти ситуацию без лишних проблем. Если выбираешь пройти ситуацию без лишних проблем, медленно, но верно проходишь уровень и оказываешься на следующем. Собирая бонусы, пройти уровень гораздо сложнее, но… бонусы добавляют не только очки и не только наделяют определенными способностями.

Если собираешь их определенное количество, они при переходе с уровня на уровень перекидывают тебя сразу на наиболее интересный его участок, который занимает примерно последнюю треть. То есть, первые две трети каждого уровня трудоемки для прохождения. Там куча ловушек, возвращающих к началу уровня.

Как бы для того чтобы получить самое интересное, нужно как бы сдать экзамен, но если есть достаточное количество бонусов, тебе как бы ставят оценку автоматом.

Однако если игрок сосредотачивается именно на сборе бонусов, он просто застревает в круге одной ситуации, которая с обретением каждого нового бонуса становится все сложнее и сложнее и, в конце концов, возвращает игрока к началу уровня с потерей всех, заработанных на бонусах, очков и, соответственно, всех бонусов. Таким образом, задача сводится к тому, чтобы уравновесить сбор бонусов со стремлением пройти ситуацию.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

уравновесить
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

- Занятно… — пребывая где-то не здесь, проговорила Ира. — Знаешь что? Давай-ка теперь я поиграю в твои игрушки. Есть у меня ощущение, что первое, что нужно сделать в качестве подготовки портфолио в твоей сфере — и не только для подготовки портфолио, а может и не столько… — Ира на секунду задумалась. — Так вот, — встрепенулась она, — есть у меня ощущение, что в первую очередь нужно довести до блеска некоторые из твоих игр.

- Ирина Борисовна! Вы серьезно? — просиял, не веря своему счастью Миха.

- Абсолютно. А потому, давай-ка ты, прежде чем заняться анимашкой, проинструктируешь меня в этом плане. Я хоть, в отличие от Геннадия Васильевича, косынку иногда раскладываю, но этим мой игровой опыт полностью исчерпывается.

- - -

Всю первую трудовую неделю года, погрузившись в дебри виртуальных приключений, Ира почти не покидала четвертый этаж, но если все же покидала, на Александра натыкалась обязательно. В общем, ее желание видеть его, сдвинувшееся с нулевой отметки еще в понедельник, к середине пятницы ушло в глубокие минуса.

После обеда в пятницу она грустно пожелала Михе счастливого завершения рабочей недели и обреченно побрела в кабинет, где проходили ее встречи с Александром. Он собственной персоной заявился минут через пять и…:

- Ирина Борисовна! Не поверите, чем я занимался все новогодние каникулы! — заявил он, не утруждая себя приветствием, и развалился на стуле. — Я все это время читал и перечитывал вот это, — он небрежно кинул на стол папку с официальной концепцией проекта и их совместными прошлогодними наработками по нему, — и восстанавливал в памяти все ваши, — Александр криво усмехнулся, — «ИДИОТСКИЕ» вопросы. Кстати, даже записал все, которые вспомнил, — он вытащил из папки листок с записями от руки и положил его сверху. — Я, кажется, понял, чего Вы от меня хотите.

Пару минут они сидели, молча глядя друг на друга, а потом Александр продолжил:

- Вас не интересуют КОНКРЕТНЫЕ пути, КОНКРЕТНЫХ решений, КОНКРЕТНЫХ задач. Вас интересуют механизмы. Вас интересует кухня. Мало того, вас не интересуют КОНКРЕТНЫЕ механизмы и КОНКРЕТНАЯ кухня КОНКРЕТНОГО частного случая. И даже КОНКРЕТНОГО правила, которое управляет этим КОНКРЕТНЫМ случаем. Вас не интересуют даже механизмы и кухня составления и работы законодательств в масштабах государства. И даже в масштабах всего мира.

Как бы ни различались законодательства и способы их составления и применения по географическим и историческим критериям, все это — результат работы, образно говоря, двух трех шестеренок. Именно работа этих «двух-трех шестеренок» и интересует Вас.

Действительно, обычаи, контролирующие жизнь каннибалов какого-нибудь племени Чумба-Юмба с какого-нибудь острова Уру-Гуру, казалось бы, не имеют ничего общего с конституцией какого-нибудь цивилизованного европейского государства, которая, в свою очередь, казалось бы, не имеет ничего общего с законами какого-нибудь азиатского султаната в первые века ислама. Но и то, и другое, и третье, на самом деле, насажено на одни и те же «две-три шестеренки».

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

«две-три шестеренки»
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Вы каким-то образом почувствовали это. И я тоже это чувствую. Но я это не только чувствую. Я посвятил немало времени и отдал немало сил для того чтобы откопать эти «две-три шестеренки» под воистину калейдоскопичным ворохом того, что на них крутится. Вы правильно догадались, что, зная принципы работы этих «двух-трех шестеренок», можно с наибольшей эффективностью использовать всё, что на них насажено.

Еще я, кажется, понял, почему Вы в качестве рабочего материала выбрали именно учредительные документы.

Скажу сразу, Ирина Борисовна, Вы меня зацепили, и я не я буду, если я из этих учредительных документов не сделаю то, что я ХОЧУ. И в данном случае, мне абсолютно все равно, что с ними произойдет дальше. То есть, мне это интересно в любом случае, даже если весь мой труд, в конечном итоге, попадет на помойку.

Так вот. Учредительные документы.

Большинство наших мелких предпринимателей подходят к вопросу обязательности их наличия для легальной деятельности как к необходимой формальности. Главное для них — понапихать побольше видов деятельности, предусмотреть лазейки в отношении налоговиков и других контролирующих органов и обезопасить свой куш от посягательств соучредителей. Всё! Многие вообще заказывают учредительные документы в юридических конторах, представляют их на регистрацию в госорганы, но так никогда и не читают всего, что там написано. Скучно! Впрочем, в подобном случае, читать их — действительно бессмысленная трата времени и сил.

Но! Что такое учредительные документы?

Это, по сути, законодательство, конституция отдельно взятого предприятия. То есть, это то, что НЕПОСРЕДСТВЕННО насаживается на «две-три шестеренки», а также НЕПОСРЕДСТВЕННО взаимодействует с тем, что так же НЕПОСРЕДСТВЕННО насажено на «две-три шестеренки». Вдобавок ко всему, в нашем случае — так как планируется открывать ряд филиалов в различных государствах — это НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ взаимодействие предполагается очень широким, что само по себе интересно.

То, о чем я говорю, это — не правило. Как правило, «конституции» отдельно взятых предприятий не имеют НЕПОСРЕДСТВЕННОГО доступа к «двум-трем шестеренкам». Даже очень крупных предприятий. Даже предприятий, работающих в мировых масштабах. Да что там говорить! Конституции далеко не всех стран насажены на «две-три шестеренки» НЕПОСРЕДСТВЕННО. Я просто знаю, как составить такую конституцию, которая займет НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ место на «двух-трех шестеренках».

Так что Вы, Ирина Борисовна, действительно даете мне шанс написать именно КОНСТИТУЦИЮ. И я от такого шанса не откажусь, ни при каких условиях. Мало того, для того, чтобы сделать для Вас то, что Вы от меня хотите, то есть, показать Вам эти «две-три шестеренки» мне ПРИДЕТСЯ это сделать. То есть, написать КОНСТИТУЦИЮ.

И все же, скажите честно, Ирина Борисовна, Вы в этом «Стиль-Коде» аксессуар директорского кресла или действительно директор?

- И то, и другое.

- Это как?

- Что-то вроде серого кардинала на троне.

Александр задумался, а затем спросил:

- То есть?

- То есть, собственно управление всем этим — и мною в то числе — осуществляют и будут осуществлять господа Радный, Логинов, Гаров и Смородский, так как я в вопросах управления ничего не понимаю.

- Но…

- И НЕ ХОЧУ понимать, — добавила Ира, на явную попытку Александра убедить ее в обратном. — В то же самое время, я задаю курс.

- Понятно… — задумчиво произнес Александр и немного посидел в задумчивости. — Я, собственно, почему спросил… Повторяю, для того чтобы я сделал в этом направлении все, на что я способен, мне не нужны никакие дополнительные стимулы, потому что я сам до безумия ХОЧУ это сделать. Понимаете, если бы кто-нибудь сейчас просто заказал бы мне пакет учредительных документов, я бы так не напрягался и — если бы еще взялся — сделал бы стандартную туфту, которой пруд пруди.

Знаете почему? Да просто потому, что если бы я напрягся так, как я сейчас собираюсь это сделать — и, по большому счету, уже делаю — никто все равно не понял бы, что я сделал, и пользовался бы этим как микроскопом для забивания гвоздей или большой государственной печатью для колки орехов. Я ХОЧУ это сделать сейчас, потому что Вы ПОНИМАЕТЕ, что я буду делать. Мало того, Вы именно этого от меня ХОТИТЕ для своих целей. Я, честно говоря, не имею ни малейшего представления, что это могут быть за цели, но я знаю, что Вы плодами моего труда будете пользоваться в любом случае.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

Я ХОЧУ
художник: Евгений Заремба (Россия)

Но… Ирина Борисовна, повторяю, мне все равно, я в любом случае это сделаю и сделаю на пределе своих возможностей. И все же, мне бы очень хотелось, чтобы то, что я сделаю, использовалось и по прямому назначению тоже. Ирина Борисовна, это — не бравада. Я действительно сделаю такую юридическую основу для «Стиль-Кода», которая обеспечит максимально эффективное использование того, чем ведают «две-три шестеренки», как внутри самого предприятия, так и во взаимодействиях с внешним миром. Я знаю, как это сделать, и я знаю, как этим пользоваться. Понимаете, если то, что я сделаю, будет применяться по прямому назначению, «Стиль-Код» de jure будет иметь статус предприятия, а de facto — влияние сильного государства. Не думаю, что такая перспектива не поражает Ваше воображение.

- Не буду лукавить. Поражает.

- Ирина Борисовна, Вы ведь можете убедить господ Радного, Логинова…

- Нет, Александр, не могу, — перебила Ира. — Я не смогу этого сделать, потому что, несмотря на все наши с Вами беседы, у меня нет и тени компетенции в юридических вопросах. Александр! Кроме Вас, убедить их в этом никто не сможет.

- Ирин Борисовна, Вы что, не в курсе, как ко мне здесь относятся?

- В курсе, естественно.

- В таком случае, с чего Вы взяли, что я смогу в чем бы то ни было убедить господ Радного, Логинова, Гарова и Смородского?

- Поверьте, Александр, Вы обладаете редким даром убеждения, просто прикладываете Вы его не туда, — Ира выдержала небольшую паузу. — Единственное, что я Вам обещаю со своей стороны, это — создать условия, чтобы Вас внимательно и непредвзято выслушали, и, вникая с полной отдачей, ознакомились с Вашими разработками. Все остальное Вам придется делать самому. Ну а сейчас давайте перейдем непосредственно к тому, что Вы успели сделать в области Ваших разработок, и к моим идиотским вопросам.

В этот раз с «идиотскими вопросами» у Иры было очень туго. Она призналась себе, что Александр очень сильно «встряхнул калейдоскоп» с собственным образом. Хотя то, что он сегодня говорил, по сути соответствовало ее догадкам, задачам и ожиданиям. Собственно, именно предвосхищая все это, она и решила с ним работать именно таким образом. И все же его вступительная речь стала для нее неожиданным потрясением.

Аз Фита Ижица. Художник: Йон Ла Ротта (Колумбия). Абстрактное искусство

И все же…
художник: Йон Ла Ротта (Колумбия)

Александр же в раже одержимости, пожалуй, даже не заметил почти полное отсутствие «идиотских вопросов». По большому счету, теперь он уже и без них знал, что именно нужно рассказывать Ире и как.

После того, как Александр ушел, как всегда позвонил Радный и пригласил Иру к себе, но на этот раз в его кабинете собрался весь «узкий круг», за исключением Зива и Лоренца. Первым к ней подскочил Женечка:

- Палладина! Ты…

- Знаю, что гений, — не скрывая полной вымотанности, перебила его Ира. — Лучше сесть дайте.

- Ира, водки? — традиционно спросил Радный.

- Столько не выпью, — как положено, ответила она.

Дальше все что-то говорили вразнобой, обсуждая. Ира тоже вроде что-то вещала по теме, краем глаза держа в поле зрения Радного. Они не встречались с самого Новогоднего корпоратива, всю неделю каким-то фантастическим образом не сталкиваясь даже во время обедов. Едва она увидела его, войдя в кабинет, воспоминания Генкиного рассказа об их с Радным детстве тут же заслонили собой метаморфозы Александра.

- Жень, — тихо окликнула его Ира, во время шумной подготовки к разбреданию по домам. — Есть время ко мне на часок заглянуть?

Женечка молча кивнул.

На кухне возилась Татьяна Николаевна. Женечка уговорил ее составить компанию за ужином, потом они с Ирой проводили ее домой и лишь когда вернулись обратно, Женечка спросил:

- Ира, о чем поговорить хотела?

- О Радном, — Ира немного помолчала. — Гена тут немного об их совместном детстве рассказал.

- И?

- Жень, я не понимаю… Если Радный так круто умеет всем управлять, что даже прямой канал себе прямо с рождения открывает, почему он попадает в такие ситуации? Зачем? Жень, то, что Генка рассказывал, это — кошмар какой-то, и чем глубже в это вдумываешься, тем кошмарней это кажется. С одной стороны, отец, в буквальном смысле слова истязающий сына, а с другой — сын, круто подставляющий собственного отца. Притом вторая сторона полностью объясняет первую. И как бы ужасно первая ни выглядела, начинаешь понимать: а как иначе? Не спорю, что часть советских законов — это жуткий идиотский абсурд, но без их нарушений, мягко говоря, можно было и обойтись. Понимаешь, даже если бы Радный был самым обычным ребенком…

- Если бы Стас был самым обычным ребенком, сомневаюсь, что его детство складывалось бы именно так, как оно складывалось. Обычный ребенок, если бы получил такую трепку, какие получал Стас, после первой же сразу и на всю жизнь забыл бы, как жвачки продавать, и до валюты и прочего дело в самом принципе бы не дошло. Стас бо́льшую часть своих человеческих жизней посвятил исследованию того, что называют злом, чернухой, темной стороной, то есть, всего, что несет в себе боль как физическую, так и психологическую. Он прошел через все пытки и казни, придуманные людьми, испытал на себе все виды насильственной смерти. Притом — только не падай в обморок! — прошел он все это как с той, так и с другой стороны, то есть, и как жертва, и как палач. В этот раз у него другие задачи. Так что, в некотором роде суровое детство и Афган — это, так сказать, чтобы форму не терять.

- Жень… жутко, конечно, но… каждый развлекается так, как нравится, но причем здесь его отец? Я на минуту представила себя на его месте: это — не жизнь, это — ад!

- Ир, я ничего не знаю о Соглашениях и договоренностях между Стасом и той личностью, которая стала его отцом в этот раз, но уверяю тебя: эта личность прошла здесь, благодаря Стасу, через то, через что ей нужно было пройти, и — и это безоговорочно — исключительно по собственной воле. Само собой, по своей высшей воле, а не человеческой.

- Почти трогательно! — с возмущением воскликнула Ира. — Только мне все равно этого не понять!

- Попытаюсь объяснить. Все, что в этом мире есть неприятного, задумано и создано с той же самой целью, то есть, с целью преображения. Думаю, не будешь спорить, что даже в человеческих реалиях и в человеческом понимании тяжелые испытания проще заставить работать на совершенствование, чем благополучие. Однако, сама понимаешь, — Женечка усмехнулся, — желающие вести исследовательскую деятельность в этой области в очередь не выстраиваются.

Ассортимент бедолаг и злодеев состоит, в основном, из личностей первого уровня вселенского происхождения. Они — единственные, так сказать, НЕВОЛЬНЫЕ изверги и страдальцы, но с этим ничего не поделаешь.

На втором месте — любители острых ощущений, заглянувшие сюда разнообразия ради и не имеющие ни малейшего понятия, что такое человеческая боль, а потому не догадывающиеся, на что они, так сказать, подписываются. Подавляющему большинству из них объяснить, что «не стоит», что «удовольствие ниже среднего», чаще всего не получается.

На третьем месте те, кто представляет себе, как минимум умозрительно, все, на что они идут, и идут они на это, четко понимая, чего именно хотят посредством этого добиться.

А вот на четвертом месте! Не будет преувеличением сказать, что четвертое место занимает только Стас. Не скрою, Гена, я и еще кое-кто из наших, то есть, из драконов и особо сочувствующих, периодически составляем ему компанию, но все же систематическую исследовательскую деятельность в этом направлении ведет только он.

Аз Фита Ижица. Художник: Альфио Зарбано (Италия). Абстрактное искусство

только он
художник: Альфио Зарбано (Италия)

Именно благодаря его наработкам почти все члены третьей группы добиваются того, что хотели. Именно благодаря его наработкам многие члены второй группы покидают Вселенную не только в шоке — «ну и шуточки тут у вас!» — но и с полезными приобретениями. Именно благодаря его наработкам некоторым членам первой группы удается прожить здесь в первый, но не в последний раз.

Ты сама, когда была Эрианой, пошла на костер и с помощью этого сделала все, что тебе было нужно, пользуясь наработками Стаса.

Полагаю, ты прекрасно понимаешь, что подобные исследования можно проводить, работая исключительно в паре. В подавляющем большинстве случаев, пару Стасу составляют члены третьей группы, то есть, те, кто прекрасно знает, на что идет и зачем. Во всех остальных случаях — Гена, я и еще кое-кто из наших.

Стас никогда, ни при каких условиях не допускает участия с ним в паре членов первой и второй групп, ни в роли жертвы, ни в роли палача, независимо от жесткости ситуаций. Если они все же в той или иной роли встречаются ему на пути, он прикладывает все силы, дабы либо вывести их за пределы такой ситуации, любо максимально сгладить ее, либо повернуть ее им во благо. Довольно часто он выводит за пределы таких ситуаций, либо максимально сглаживает их для членов третьей группы, которые хоть и идут на это, четко отдавая себе отчет, что они делают и зачем, но получается так, что они не рассчитали свои силы. Безусловно, помочь подобным образом абсолютно всем, кому это необходимо, Стас не в состоянии, но тем, кто встречается на его пути, он всегда помогает.

- - -

В понедельник черт дернул Иру, едва выйдя из прохода на своем четвертом этаже, тут же спуститься на первый. Из холла доносился голос Александра, в почерпнутых из фени терминах посвящающий Лену в подробности бурно проведенных выходных. Кипя бурей эмоций, Ира поднялась обратно и вылила на Лу основательно накипевшее за время возвращения.

- Ира, вчера он просто показал ту сторону себя, которую до этого никому не показывал — только и всего, — с сочувствием, горечью, но в то же самое время, пытаясь успокоить разбушевавшуюся Иру, сказала ей Лу.

- Ну да! А я, наивная, решила, будто в нем что-то изменилось!

- Ну, знаешь! То, что он эту сторону показал — уже достижение!

- Может быть… — задумчиво проговорила Ира.

- Ирина Борисовна! — буквально ворвался Миха в кабинет Иры и Лу. — Я уже в агонии от нетерпения! Я, кажется, сделал это!

- Пойдем, Миш, — улыбнулась Ира и устремилась за ним в его кабинет.

Лу вышла следом и отправилась к Яне с Ромой.

- Ирина Борисовна! Я всю ту неделю тыкался из угла в угол в полной беспомощности, и в какой-то момент вроде даже перестал понимать, чего я от себя хочу! И знаете! В пятницу — уже, когда домой вернулся — меня как накрыло! В общем, я все выходные просидел. Пока это все ужасно кривое и корявое, но я, кажется, поймал!

- Показывай!

Ира смотрела недолго.

- Ну что… Не скажу, что поймал, но уже ухватился. Так что, давай-ка с тем же упорством, как и на прошлой неделе, двигайся в том же направлении. Время побеждает всё. Но мы сами решаем к чему его приложить. И еще. У меня для тебя есть небольшой подарок.

Ира открыла свой рюкзачок, достала оттуда маленький калейдоскоп и положила перед Михой. Миха улыбнулся с умилением и оттенком легкой грусти.

- У Руслана такой же был… — сказал он, с трепетом беря его в руки. — Я как-то спросил его: «Зачем он тебе?». Он сказал, что расслабиться помогает.

- Вот и ты его с той же целью используй.

- Но… — Миха посмотрел на нее с задором в глазах. — Вы ведь мне его с умыслом подарили?

- Конечно, с умыслом. И не с одним, к тому же. Во-первых, эта штуковина, когда сосредотачиваешься на меняющихся узорах и разглядываешь сами эти узоры, способствует тому, что у Кастанеды называется остановкой внутреннего диалога.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

Остановка внутреннего диалога
художник: Нина Расина (Россия)

Если сознание перестает работать с повышенным шумом, в него начинают просачиваться самые лучшие идеи. Они пытаются пробиться в любом случае, но когда в сознании идет усиленная дискуссия, оно просто их не слышит. Во-вторых, эта штуковина для составления узора использует очень простой и забавный принцип. Не ставь своей целью использовать этот принцип в качестве модели для своей анимашки, да и всего прочего тоже. Безусловно, ненужно от этого отказываться, если это удачно получится само собой. Но самое главное — используй этот принцип как метод творческого процесса.

- Как метод творческого процесса? — задумчиво повторил Миха, глядя одним глазом в калейдоскоп и медленно поворачивая его.

- Да, — ответила Ира, загружая одну из игр. Тем временем, сквозь ее сознание неслось.

«Ключевой вопрос в том, где находится оригинальный хаос, а где — отражения, создающие из него гармоничный узор. Что во внешнем мире, а что во внутреннем. Самое главное в этом ключевом вопросе — возможность самому решать, где будет находиться оригинальный хаос, а где — отражения».

- - -

В отличие от Женечки и Стаса, лишь ознакомившихся с играми Михи, Ира ушла в них с головой, фиксируя все вопросы и идеи, посещающие ее по ходу, в специально созданном файле. Некоторые из них она тут же обсуждала с Михой, некоторые — на tête-à-tête-ных перекурах то с Лу, то с Женечкой, то с Генкой. Женечка и Генка временами переадресовывали ее к Радному, но с ним Ира лишь собиралась пообщаться по этому поводу, однако у нее ни разу не хватило духу. Даже тогда, когда она заходила к нему после встреч с Александром (Лу, Женечка и Генка пока больше не собирались у него после этих встреч все вместе).

Периодически Ире, правда, приходилось отвлекаться от игр на доводимую до совершенства Михой анимашку, а затем — на монтаж информационных блоков, создаваемых на основе контента сайта компании. В итоге, к концу первой декады февраля, всё, что должны были показывать мониторы в холле и в буфете, оказалось полностью готовым, и Ира принялась теребить Генку. Генка воспринял Ирины «наезды» с энтузиазмом, однако полный комплект оборудования в наличие оказался лишь вечером двадцать первого февраля, так что его установку пришлось отложить на после праздника.

Еженедельные встречи с Александром носили все более и более вдохновляющий характер, и Ира как-то призналась себе, что начинает ждать с нетерпением следующую сразу после окончания текущей.

Диаметрально противоположные эмоции вызывали так и продолжающиеся «ненавязчивые столкновения» с Александром между встречами. Теперь Ира всеми силами старалась избегать их, без крайней необходимости не спускаясь в нижнюю половину здания, где обитал Александр. Но почему-то эта крайняя необходимость возникала с пугающей частотой, и каждый раз Ира обязательно натыкалась на Александра во всей красе демонстрирующего всю свою гнусность и мерзость. Чаще всего используя в качестве реквизита Оксану.

Как-то, припозднившись с обедом и вкушая его в компании одного лишь, столь же припозднившегося, Радного, Ира в сердцах воззвала к нему:

- Стас, я понятия не имею, как Вы это наколдовали, но умоляю, расколдуйте обратно! Я видеть его не могу!

- Не-а, — Радный едва заметно улыбнулся. — Именно Вам, Ира, удалось растормошить нашего «всеобщего любимца», а потому именно Вам настоятельно необходимо наблюдать, как процесс идет дальше.

- По-моему, он никуда не идет! По-моему, это — два разных процесса!

- Безусловно, в пределах личности происходит много разных процессов, которые находят отражение в поведении человека. И в пределах человеческого тоже происходит много разных процессов, которые, в свою очередь, отражаются на личности. И все они влияют друг на друга. Как? Предсказать это с хотя бы приблизительной точностью удается крайне редко. А потому Вам очень полезно понаблюдать за этим.

Ира поймала себя на том, что в данный момент, да и во все предыдущие, когда в ее поле зрения попадал Радный, она наблюдает за ним. Наблюдает, соотнося с въевшимся в сознание образом мальчика, который попирает закон, репутацию и безопасность отца, работает, не зная усталости, невзирая ни на какой риск, терпит суровые побои, и все это ради того, чтобы купить остров, где будут жить склонные к медитации бродячие собаки, с которыми можно будет совместно медитировать, глядя им в глаза. Генка, конечно, отметил, что назначение острова эволюционировало в формы более доступные для адекватного понимания обычного человека, но при этом сам же подчеркнул, что суть назначения, выраженная в медитирующих бродячих собаках, не менялась никогда.

- - -

22 февраля прошло по сценарию 30 декабря. Утром было торжественное собрание, после него — несколько часов «делаем вид, будто что-то делаем», и затем — корпоратив, правда, на этот раз в Анатолии.

Аз Фита Ижица. Ресторан Анатолия. Фотограф: Элеонора Терновская

Ресторан Анатолия
фотограф: Элеонора Терновская

Ира хотела с корпоратива слинять, но Генка не позволил:

- Ирчик! Надо! Воспринимай это как жертвоприношение социуму.

- Как господину Гарову, так, значит, можно! — в шутку возмутилась Ира, намекая на то, что Женечка опять отмазался.

- Ирчик, Женич своим героическим поступком жертвует социуму сразу трех человек: Алину, Аллу и Мишу.

- Я бы тоже очень хотела пожертвовать кого-нибудь вместо себя, — вздохнула Ира.

- Ирчик! Не расстраивайся! Уверяю, отдохнешь и расслабишься, — подбодрил ее Генка.

И он выполнил свои обязательства. Как и в Новый Год, Ира была вся в слезах от смеха. Правда, ноги не гудели, так как танцевать во время развлекательной программы не пришлось. Генка построил всю мужскую часть коллектива и…

- На Восьмое марта я не пойду под страхом смертной казни, — пытаясь сопротивляться смеху, сквозь зубы поделилась Ира с Лу впечатлением от участи «защитников Отечества».

- Ирчик, не волнуйся, — неожиданно материализовался за спиной Генка, — к дамам я отношусь гораздо более трепетно, так что, безопасность гарантирована, — он усмехнулся, подмигнул, залпом выпил стакан минералки и унесся дальше испытывать на прочность сильную половину человечества.

Кончилось это тем, что сразу после завершения развлекательной программы минут пятнадцать звяканье вилок с ножами об тарелки заглушало музыку. Ну а потом все вошло в русло обычного вечера в ресторане. Как и в Новый Год, Ира танцевала то с Владом, то с Генкой, то с Михой, то с Ромой. Как и в Новый Год, настроение слегка подпортил Александр, правда, в этот раз лишь тем, что заставил немного насторожиться.

Ира объясняла Алине, как найти туалет, стоя почти напротив столика, за которым Александр развлекал похабными анекдотами своих соседок. Пока Ира объясняла, со стороны, в которую они смотрели, показалась Оксана и концу объяснения почти поравнялась с ними. Алина, подтвердив, что она все поняла, ушла, и Ира тоже уже было направилась обратно, но тут:

- О! Чудо природы! А ну иди сюда! Не бойся, я трезвый! Как стеклышко!

Ира резко затормозила, готовая, если что, вмешаться. Оксана, как ни в чем не бывало, просто остановилась на оклик.

- Вы пьете водку, — просто констатируя факт, пробурчала она.

- Иди, попробуй. Попробуй! Не бойся!

Оксана послушно подошла и отхлебнула из протянутой рюмки.

- Это — вода, — тем же тоном снова констатировала она.

- Вот именно. Танцевать пошли.

- Я не умею.

- Научу. Небось, никто в жизни танцевать не приглашал! Пользуйся возможностью! Чудо природы!

Дальше он начал во всеуслышание в предельно доходчивых выражениях высказывать свои гипотезы относительно особенностей интимной жизни Оксаны. Ира клокотала гневом, но тут к ней подошел Генка и увлек за собой:

- Ирчик, не волнуйся. Все под контролем. К тому же, ты прекрасно знаешь, что Оксана сама способна за себя постоять. И более того, ты же сама как-то говорила, что собираешься ей не мешать. Вот и не мешай.

Аз Фита Ижица. Художник: Сецуко Номото (Япония). Абстрактное искусство

Вот и не мешай
художник: Сецуко Номото (Япония)

За столом сидели только Радный и Лу, которая встретила Иру словами:

- Ира, мы как раз говорим об Алине. Стас действительно не против взять ее к себе.

- Я не просто не против, а более чем за. На данный момент, Алину, конечно, нельзя даже сравнивать с Лидией Гавриловной и Аллой, и чтобы ее можно было с ними сравнить, ей необходимо очень многому научиться. Но я уверен, что с элементарной работой секретаря Алина успешно справится уже сейчас. А потому мне бы очень хотелось, чтобы она, чем скорее, тем лучше, приступила к работе. Ира, Лу сейчас говорила, что у Вас есть возможность максимально освободить Алину от института.

- По поводу института все в полном порядке. Лу, прошу прощенья, забыла тебе сразу сказать. В общем, я уже поговорила с Инной. Алина и так появляется там, как ясно солнышко, но проблем с успеваемостью у нее нет, а потому, учитывая, что у нее маленький ребенок, никто на ее стабильное отсутствие в аудитории не обращает внимания. Кроме того, по словам Инны, дипломная работа у Алины в таком состоянии, что хоть завтра защищаться может. Так что, здесь все чисто. Вопрос в другом. Если Алина выйдет работать на полную рабочую неделю и полный рабочий день — чего, как я поняла, Вы хотите — для Татьяны Николаевны, боюсь, это будет слишком большой нагрузкой.

- Я не думаю, что нужно напрягать Татьяну Николаевну, — сказал Радный. — Неподалеку от нашего домика с дыркой — можно сказать, в соседнем дворе — живет одна из наших давнишних клиенток. Я буквально только что о ней вспомнил. У нее небольшая гостиница в районе Уч-Дере, но там есть управляющий, а сама она занимается ранним развитием детей. Ее услуги стоят недешево, но, полагаю, общими усилиями справимся, дабы она по рабочим дням с девяти до шести занималась развитием Даны. Кроме всего прочего, это удобно еще и тем, что Алина, Влад и Женя будут иметь возможность среди дня наведываться туда при желании или необходимости.

- Очень хорошая идея, — одобрила Ира и усмехнулась. — Удивительно! Хозяйка отеля занимается ранним развитием детей. Даже с учетом того, что ее услуги стоят недешево, сомневаюсь, что это для нее необходимость, вызванная финансовыми затруднениями.

- Я тоже в этом сомневаюсь, — выразил полное единомыслие с Ирой Радный, — а потому мне бы очень хотелось, чтобы Вы, Ира, присутствовали при разговоре с этой дамой. Лу, полагаю, и тебе будет небезынтересно глянуть на нее.

- Полагаю что так, — загадочно улыбнулась Лу. — И когда состоится этот разговор?

- Ира, когда Вам удобно? — спросил Радный.

- Давайте во вторник.

- Ир, а почему только во вторник? — спросила Лу. — Воскресенье ведь уже рабочий день.

- В воскресенье прямо с утра будем заниматься мониторами. В понедельник первую половину дня, возможно, тоже. А на вторую половину дня я назначила встречу с Александром, которая не состоится в пятницу из-за переноса выходных.

- Ну что ж, во вторник, так во вторник, — подытожил Радный.

- Бедный Влад, — усмехнулась Лу, найдя его глазами в толпе танцующих. — Отдыхает себе спокойно и даже не подозревает, что тут уже созрел заговор.

- Ничего страшного, — по лицу Радного пробежала тень улыбки. — Я с удовольствием еще раз послушаю лекцию на тему «что на самом деле нужно его жене, и на что на самом деле она способна». А вообще, надо бы ему на ближайшее время какую-нибудь командировку придумать, чтобы он никому нервы не мотал.

- Чего тут думать? Пусть к отцу с матерью съездит, — тут же предложила Лу.

- Да, кстати, — оживился Радный.

- И не один, а со мной, — продолжила развивать тему Лу. — У меня к Валентинычу претензий нет, но все же, одно дело — следить за строительством инкогнито, и совсем другое — продолжительный сеанс легального общения.

- Лу, гениальная идея! И в какие сроки мы это все сделаем? — спросил Радный.

- Пусть Алина недельку при муже отработает, а потом мы сразу уедем. Желательно, не меньше, чем на месяц. То есть, Влад, не меньше, чем на месяц. А мне для всех целей и недели хватит.

- Логично. Недельку он тут побесится, а потом будет с чем свыкаться в течение месяца.

- Ира, Яне и Роме вовсе не помешает недельку в собственном соку повариться, а с тобой мы в любом случае, как сама понимаешь, всегда на связи.

- Лу, никаких возражений, — ответила Ира и чуть не слетела со стула, который чуть не снес Александр.

- Где это чудо природы? — в бешенстве проорал он.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

Где это чудо природы?
художник: Вольфганг Кале (Германия)

- Простите, не понял, — тихим металлическим голосом сказал Радный.

- Ну, этО! — Александра трясло от гнева так, что он едва мог говорить.

- Что, «этО»?

- Ну, эта! Как ее? Сисадминша наша!

- Вы имеете в виду Оксану Федоровну Лапину?

- Да! Где она? — рявкнул Александр, демонстрируя все признаки невменяемости.

- Без понятия, — металлическим голосом ответил Радный.

Александр дернулся и через секунду был уже в другом конце зала.

- Слушайте, — в явном волнении заговорила Лу, — я, конечно, сомневаюсь, что он действительно может ее убить, но все же, мне кажется, что ее неплохо было бы от него изолировать.

Еще пока Лу говорила, они уже все втроем внимательно осматривали зал, на предмет наличия Оксаны.

- Что случилось? — буквально тут же подскочил Генка.

- Ты Оксану не видел? — спросил Радный. — Что-то, по-моему, нашего Александра она вывела из себя окончательно.

Пока Радный говорил, Генка тоже оглядывал зал, но затем усмехнулся и сказал:

- Ага! А Александр, как видно, вывел из себя всех вас, — он глянул на них, как на безнадежных идиотов, достал мобильник и набрал номер. — Оксана, это Геннадий Васильевич. Прошу прощенья за беспокойство. Вы где сейчас? ….. Назад возвращаться собираетесь? ….. Это хорошо, а то у нас тут Александр немного из адеквата вышел. Всего Вам доброго. Отдыхайте. — Генка вернул мобильник на место. — Всё. Она уже почти дома, так что расслабьтесь.

Глава 90. Мерзавец и Чудовище