Оглавление

Аз Фита Ижица
Глава 84. Стремительные смены направлений
Глава 85. 43 энергии Бытия
Глава 86. Системы символов
Глава 87. Нестандартные стандарты
Глава 88. Круиз по точкам зрения
Глава 89. Чистое искусство
Глава 90. Мерзавец и Чудовище
Глава 91. «Пустое» предчувствие
Глава 92. Основополагающий выбор
Глава 93. Беспрецедентно ценная консультация
Глава 94. Откровение Данум
Глава 95. Семинар
Глава 96. Что есть что. Тонкости диагностики
Глава 97. Пять средств контроля
Глава 98. Движущая сила судьбы
Глава 99. Абсолют
Глава 100. Расписаться в бессилии
Глава 101. Happy Beginning
Приложение. Славянская Азбука

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Книга 2

Хаос в калейдоскопе

Аз Фита Ижица. Книга 2. Хаос в калейдоскопе

Часть III

Иллюзия и реальность


Глава 84

Стремительные смены направлений

- Ну что там с нашим логотипом? – едва поздоровавшись, спросила Лу Иру утром в понедельник.

- С нашим логотипом все в полном порядке. Есть очень заметные подвижки, благодаря которым название «Стиль-Код» можно с полной уверенностью считать удачным. Однако я решила отложить все свои наработки на недельку-другую.

- Вижу, замучила бедного до степени «не понимаю, что хорошо, а что плохо»? – усмехнулась Лу.

- Истинно! – удовлетворенно воскликнула Ира.

Лу видела все правильно. Ира действительно и субботу, и воскресенье до полного изнеможения в полнейшем глубочайшем погружении и с полнейшей отдачей работала над логотипом и, в конце концов, практически нащупала его окончательный вариант. Нащупала до такой степени, что действительно перестала понимать, что хорошо, а что плохо, и действительно решила дать ему недельку-другую вылежаться. Однако наряду с этим, Ира преследовала еще две цели.

Первая цель – покрыть непроницаемой завесой письмо от Руслана. Это – СУГУБО ЛИЧНОЕ. Ира прекрасно понимала, что как ее СУГУБО ЛИЧНОЕ, это в самом принципе и в любом случае не станет больше ничьим достоянием. То есть, ни Лу, ни Женечка не смогут УВИДЕТЬ этого в ней. Однако к СУГУБО ЛИЧНОМУ примешивались чисто человеческие эмоции, и вот их энергетические обрывки, во избежание вопросов типа «Ира, что с тобой?», она и хотела скрыть, что, судя по реакции Лу, ей успешно удалось.

В ночь с пятницы на субботу Ира перечитала «прикреп. файл» Руслана трижды. Первый раз – со слезами сквозь смех и со смехом сквозь слезы. Второй раз – в полном эмоциональном ступоре. И третий раз – пропитываясь его откровениями до глубины за пределами плоти. Затем она долго сидела, пытаясь понять, что со всем с этим делать.

- Намеренно забыть на время, отправив, тем самым, на проработку в подсознание, а, возможно, и еще глубже, и тем самым, позволить всему этому вести меня, – сказала она, в конце концов, сама себе.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

Намеренно забыть и позволить вести
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Это и стало второй целью полнейшего глубочайшего погружения в работу над логотипом с полнейшей отдачей.

- То есть, если я правильно понимаю, ты возвращаешься на время в лоно архитектуры? – без уверенности спросила Лу.

- Как я понимаю, у тебя по мою душу уже достаточно материала скопилось?

- Ну, не так, чтобы уж совсем горы, но скопилось.

- Лу, копи пока дальше. И, наверное, в полном одиночестве. Мне на некоторое время нужно переселиться к Мише. Если я правильно понимаю, на прошлой неделе, пока я в логотип улетела, он знакомился с концепцией проекта. К тому же, не без твоей помощи. Верно?

- Да, – улыбнулась Лу. – Ему, правда, пока не удалось ознакомиться с ней полностью, но идею соотношения ЗАМЕТНОГО и ВАЖНОГО, он, как мне кажется, начал улавливать.

- Это замечательно. Знаешь, вполне возможно, что его направление станет не просто еще одним, а одним из самых важных. А может, даже и основным.

- Ты о чем?

- Есть кое-какие идеи, – неопределенно ответила Ира.

- Всем привет! – появился Миха, смущенно улыбаясь.

- Миша, ты – вовремя! – с энтузиазмом приветствовала его Ира, после простого «Привет!» от Лу. – Пойдемте, перекурим и обсудим дальнейшую программу действий. Итак… – продолжила она, удобно устроившись в кресле с чашкой кофе и сигаретой. – Как продвигается знакомство с концепцией, Миш?

- Если честно, пока до конца так и не добрался, но впечатляет и… – Миха замялся.

- Что «и»? – попыталась придать ему уверенности Ира.

- Ну, в общем… В общем, есть кое-какие идейки по ходу.

- А вот это даже больше, чем здорово, Миш. Я надеюсь, у тебя по отношению ко мне нет столь же однозначного нежелания работать под крышей одного кабинета, как по отношению к Оксане? – спросила Ира шутливо.

- Не-а… – улыбнулся Миха. – А что? – поинтересовался он с любопытством.

- Я хочу некоторое время плотно поработать с тобой.

- Если не возражаете, я вас покину, – заинтриговано сверкнула глазами Лу.

- Подожди, Лу, мы сейчас тоже идем, – сказала Ира поднимаясь. – Кстати, ты не в курсе, насколько сейчас загружен Гена? Он мне, скорее всего, тоже понадобится.

- Ну, если и загружен – разгрузится! – исключая возражения заявила Лу. – Удачи вам!

Ира зашла в кабинет вслед за Михой и остановилась, глядя на рабочее место Руслана. Миха хотел что-то сказать, но Ира, тяжело вздохнув, не дала:

- Ладно, Миш, давай-ка работать. Итак, мне до жути интересно, какие же мысли тебе навеяла общая концепция.

- Можно я по аналогии с компьютером? Мне просто так удобнее.

- Конечно, можно. Только постарайся использовать общедоступные термины.

- Хорошо, – усмехнулся Миха. – В общем, ЗАМЕТНОЕ – это картинка на мониторе, с которой пользователь считает, что работает с помощью мыши и клавиатуры. ВАЖНОЕ – это программа, благодаря которой, эта картинка на мониторе есть в самом принципе, и с помощью которой на самом деле осуществляется работа. Таким образом, ЗАМЕТНОЕ – это все, что человек делает, говорит, думает, а ВАЖНОЕ – это за счет чего у него все это получается, и чего он не замечает и вряд ли даже может заметить.

Аз Фита Ижица. Художник: Сецуко Номото (Япония). Абстрактное искусство

Незаметное ВАЖНОЕ
художник: Сецуко Номото (Япония)
*«Flow»*

То есть, ВАЖНОЕ – это что-то вроде компьютерной программы и если я правильно понял, вся деятельность проекта как раз таки и сводится к созданию, образно говоря, нового программного обеспечения для компьютера системы «человек». И… Ирина Борисовна, можно обнаглеть?

- Наглей!

- Как бы это сформулировать… Видите ли, я знаю принципы написания компьютерных программ. Возможно, я необоснованно самоуверен, но не думаю, что программы для компьютера системы «человек» пишутся принципиально иным образом. То есть…

- Миша, можешь больше не объяснять. Я поняла. Мало того, я именно этого от тебя и хочу.

- Правда? – Миха восторженно просиял.

- Правда. Единственное, я даже приблизительно не представляю себе, как это может выглядеть в, так сказать, ЗАМЕТНОЙ части.

- Я тоже пока не представляю себе этого полностью отчетливо, но… Вот, к примеру, концепция проекта – это что-то вроде технического задания, то есть, описание того, что должно работать и как оно должно работать. Моя задача, образно говоря, написать программу, благодаря которой, это будет работать именно так.

- Миш, это я тоже понимаю. Мне непонятна конкретика. Видишь ли, занимаясь достаточно давно рекламой, я и сама знаю, что и как нужно сделать, то есть, запрограммировать, чтобы эта реклама сработала. То есть, я знаю, как, к примеру, в буклете расположить информацию так, чтобы этот буклет привлек внимание человека, чтобы человек сразу зацепился за главное, и чтобы затем у него возникло желание вникнуть в подробности, и тем самым, спровоцировать его совершить нужное действие. К примеру, что-то купить или воспользоваться какой-то услугой или, как минимум, распространить эту информацию дальше методом сарафанного радио. Я прекрасно понимаю, что это, безусловно, тоже входить в твою идею, но в нее входит не только это. В разы не только это. Я это понимаю, но пока что лишь ВАЖНЫМ в себе, то есть, лишь НЕЗАМЕТНЫМ для себя.

- Если честно, я пока тоже, но… если навскидку… Ну вот, самое простое: к каждому выпуску альманаха прилагать диск с игрой, процесс прохождения которой исподволь меняет оценки и мнения по поводу какого-либо жизненного явления. Я прекрасно понимаю, что эта идея недалеко ушла от идеи буклета. Собственно, ушла только тем, что в буклете не будешь рекламировать определенные взгляды на жизнь.

- Ну почему же?

- Скорее всего, Вы правы, но согласитесь, эффективность буклета не особо высока, поскольку не подкреплена активным действием. Понимаете, простое знакомство с информацией – это, по большому счету, пассивное действие, а вот компьютерная игра заставляет действовать активно, тем самым, вырабатывая навык.

- Верно… – Ира задумалась.

- И все же, – вывел ее из задумчивости Миха, – как я уже говорил, идея игры недалеко уходит от идеи буклета. Как минимум, такая идея игры, которую я представляю себе сейчас. Чтобы представить себе нечто более эффективное, мне нужно для начала глубже познакомиться с концепцией. Мне бы очень хотелось написать программу, а может и программы, которые будут работать не только, как компьютерные, но и спровоцируют определенные процессы во внекомпьютерных.

- Да… Миша… – проговорила Ира задумчиво. – Ты меня буквально ошеломил и одновременно озадачил. Видишь ли, я тут напридумывала себе всякого и решила поработать с тобой, как я думала, несколько дней, но теперь это всякое потеряло всякий смысл. Пожалуй, сейчас самое лучшее оставить тебя в покое, дабы ты проработал всю концепцию целиком. А потом надо бы устроить собрание узким кругом. Узкий круг – это я, Лу, Евгений Вениаминович, Геннадий Васильевич, Станислав Андреевич, Зив и Лоренц. В общем, нам надо собраться вместе, и чтобы ты изложил свои идеи.

- Ирина Борисовна, пожалуйста, не надо! Знаете, я не знаю почему, вроде бы нет никакого сходства, но Вы мне очень напоминаете Руслана. Только поэтому я Вам все это рассказываю. Понимаете, я не смогу это рассказывать никому другому.

Аз Фита Ижица. Художник: Бланка Абахо Альда (Испания). Абстрактное искусство

«…я не смогу это рассказывать никому другому»
художник: Бланка Абахо Альда (Испания)

- Правда? – Ира усмехнулась. – Хотя… – Ира стала задумчиво-серьезной. – Я тебя прекрасно понимаю. Я, наверное, тоже бы не смогла. Кстати, и не смогу… – Ира задумалась. – Послушай! – вдруг оживилась она. – Есть у меня ощущение, что тебе не составит труда поделиться всем этим с Зивом и Лоренцем. Они ведь не люди! – Ира улыбнулась ему. Миха смотрел на нее удивленно, но в то же время, с энтузиазмом. – Я не знаю, Миш, смогут ли они сделать так, чтобы ты понимал их, но если даже и не смогут, я легко сыграю роль переводчика.

Миха несмело хихикнул:

- Никогда еще не пытался рассказывать что-нибудь кошке и собаке. И уж тем более ничего из области программирования.

Ира тоже усмехнулась:

- Без понятия, насколько они сведущи в компьютерном программировании, но… Одним словом, общаться тебе с ними будет гораздо проще, поскольку они – не люди. По себе знаю. А мне просто необходимо, чтобы ты сам поделился своими идеями не только со мной, – Ира внимательно посмотрела на Миху. – Миш, не дрейфь! В любом случае, это – не прямо сейчас. Работай. Не спеши. А как будешь готов – зови!

- Хорошо… – Миха улыбнулся, а Ира, взяв свою сумку и так и не понадобившийся ноутбук, отправилась в свой родной кабинет.

- Всё, оказывается, так быстро? – удивленно подняла от монитора глаза Лу.

- Пока, да, – с улыбкой ответила Ира. – Так что пока я в полном твоем распоряжении. Что там у нас на повестке дня?

Лу передала в ведение Иры еще на прошлой неделе подготовленный файл, и вплоть до обеда жизнь текла в привычном русле.

- - -

По поводу обеда в этот понедельник третий и четвертый этаж проявили редкое единодушие – ровно в час дня все как один собрались в буфете. Единственное, не было Женечки. Первым его отсутствие констатировала Лу.

- О! А где наш Евгений Вениаминович? – слегка удивленно спросила она.

Генка и Радный, переглянувшись, дружно пожали плечами.

- Его с утра нет, – ответила Алла. – Правда, звонил и сказал, что к обеду должен подойти.

Женечка появился, когда остальные обитатели верхних этажей только приступили ко второму. Зашел он довольно помпезно и, вместо приветствия, торжественно провозгласил:

- Всё!

- В смысле, «всё»? – удивленно спросила Алла.

- В полном смысле, «всё», Аллочка! Так что, я поздравляю тебя и Михаила. Вы вот прямо уже сейчас можете переселяться в свою новую квартиру!

- Евгений Вениаминович! Серьезно? – Алла в радостном смятении аж поднялась со своего места, в то время как Миха бестолково часто-часто заморгал.

- Серьезней некуда! И по поводу «прямо сейчас» – тоже вполне серьезно. Коли уж затянули мы обещанный срок аж считай на десять дней, значит, просто обязаны предоставить вам с Михаилом оплачиваемые отгулы.

- А-а-а-а… – растерянно протянул Миха, преданно глядя на Иру.

- Ты все успеешь, – улыбнувшись, тихо ответила ему Ира.

- О чем шепчемся? – ехидно спросил Женечка.

- О СУГУБО ЛИЧНОМ, – многозначительно, но не без легкой язвинки ответила ему Ира.

Женечка молниеносно пробежал по ней взглядом и…:

- В общем, Алла, Миша, сейчас, как пообедаем, сразу вы оба и Ирина Борисовна поедете со мной, посмотреть на ваше новое обиталище, а потом… Сомневаюсь, что у тебя, Миша, есть из мебели что-то такое, что стоит туда перевозить. Ну а у Аллы ничего такого в самом принципе нет. Так что потом поедете вместе со Станиславом Андреевичем и Ириной Борисовной на мебельный склад. И слушайтесь Ирину Борисовну! Она поможет вам наилучшим образом выбрать мебель, поскольку она – ее автор. Завтра, всё, что выберете, уже утром будет на месте, а потому вам придется заняться обустройством. Что и как обустроить, вам тоже подскажет Ирина Борисовна, ну а его техническим решением…

- Я все поставлю, – перебил Женечку Радный.

- Ну вот! Сразу на четыре человека меньше надо, – съязвил Женечка, смерив взглядом Радного. Радный еле заметно хмыкнул. – Короче, – продолжил Женечка, – раз уж за дело берется Станислав Андреевич, значит, скорее всего, завтра уже там ночевать сможете. Но в любом случае, в среду у вас обоих выходной, дабы уж совсем освоились. Ну а в субботу или в воскресенье ждите на новоселье! В субботу или в воскресенье – это уж как вы сами решите.

- Постойте! – воскликнула въедливая Алла. – Насколько я в курсе, нынче в новостройках квартиры лишь готовы к чистовой отделке…

- Алла, у Вас абсолютно верные сведения, – бесстрастно перебил Радный. – Мы тут просто посовещались и решили, что нечто среднее между премией за хорошую работу и подарком к новоселью будет нелишним, а потому к завтрашнему вечеру ваша квартира войдет в полностью готовое к проживанию состояние.

- Ущипните меня кто-нибудь! – в сердцах воскликнула Алла.

- Аллочка, – с вычурно наигранным намеком предупреждения об опасности обратился к ней Генка, – имейте в виду, здесь собрались закоренелые развратники, так что, подобные просьбы чреваты…

Все дружно утонули в приступе смеха. Ира исподволь кинула взгляд на Генку. Он хохотал вместе со всеми, но…

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

«Он хохотал вместе со всеми, но…»
художник: Кушлани Джаясинха (США)

Ира успела лишь слегка уловить это, собственно, лишь констатировать, не успев сфокусировать на этом свое внимание целиком, так как в следующий момент Лидия Гавриловна разразилась праведным гневом по поводу возмутительного Генкиного поведения:

- Геннадий Васильевич! Ну разве ж можно ж такое девочке говорить, а!? Тем более, народу-то нас вона сколько туточки сидит!

- Лидия Гавриловна! Простите! Больше не буду! – пообещал ей Генка, виновато склонив голову.

«Чистосердечное раскаяние» вызвало новый приступ смеха, в завершении которого Женечка обратился к Ире:

- Кстати, Ир, надеюсь не сильно тебя напряг, лихо обеспечив обязанностями на сегодня и завтра?

- Если честно, особо не рассчитывала, но обязанности-то приятные, – улыбнулась Ира.

- В таком случае, поехали, наверное.

- - -

Алла, Миха и Ирина осматривали квартиру в полном ошеломлении. Алла неустанно повторяла, что этого просто не может быть. Миха полностью разделял ее настроение, но кроме того, проведя всю свою жизнь с бабушкой в крохотной комнатке малосемейного общежития, он был сражен наповал масштабами пространства. Ира же в изумлении отметила для себя гармоничность и функциональность всех, имевшихся в наличии деталей интерьера, признавшись себе, что если бы разработкой всего этого занималась она сама, то сделала бы все именно так. Собственно, по большому счету, после осмотра квартиры ей не было никакого смысла ехать на мебельный склад. Она и так уже прекрасно знала, что нужно, и как это все здесь расположить. Но на склад, само собой, ехать все же пришлось. Единственное, пребывание там заняло гораздо меньше времени, чем представляла себе Алла, по ее собственному признанию. Вняв совету Женечки, они с Михой полностью доверились мнению Ирины Борисовны и лишь согласно кивали, когда она указывала на то, что считала нужным.

Радный предлагал после посещения склада развезти Аллу и Миху по домам, дабы заняться сборами, но они дружно отказались, поскольку собирать особо было нечего, к тому же…:

- Станислав Андреевич, знаете, одно дело это все послушать и совсем другое – увидеть! – с накалом эмоций ответила Алла на его предложение. – Не знаю, сумею ли я сделать что-нибудь путное за остаток рабочего дня, но… – Алла в избытке эмоций замолчала, не договорив.

- Я понимаю, – с намеком на улыбку кивнул Радный, и вскоре они уже дружно шли через лабиринты коридоров домика с дыркой.

- Ну как там? – поинтересовалась Лу итогами поездок.

- Ох-х-х-х… в общем, я вредничаю! – Ира рассмеялась. – Просто великолепно! Если бы сама работала над интерьером этой квартиры, вот честное слово точно так же сделала бы.

- Да ты что! – в притворном удивлении воскликнула Лу и тоже, в свою очередь, рассмеялась. – Ира, а чем ты, по-твоему, занималась на стыке августа и сентября?

- В смысле? – Ира посмотрела на Лу в замешательстве, а по спине скатилась струйка не особо приятного холодка.

Лу молча смотрела на нее с улыбкой.

- Серьезно, что ли? – в полном ауте спросила Ира.

Лу, продолжая улыбаться, молча покивала.

- Блин! – ошеломленно воскликнула Ира. – А я-то думаю: и с чего мне и дом кажется смутно знакомым, и пейзаж вокруг дома, и сама квартира! Нет, все-таки по поводу личного психиатра – это была здравая идея!

- Что, приходит периодически?

- Ага!

- Мне тоже. Но, Ира, должна тебя огорчить: нам с тобой уже никто не поможет.

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

«…нам с тобой уже никто не поможет»
художник: Ал Джонсон (США)
*«Roadmap to Madness»*

Ира и Лу дружно рассмеялись.

- - -

Рано утром за Аллой, Яной и Ирой заехал Радный. Миха уже был с ним. Яна во все глаза удивленно и немного печально смотрела, как Радный с Михой укладывают в машину вещи.

- Мамочка! Мы здесь правда не будем больше жить?

- Правда, Яна. Ты что не рада? У нас теперь будет своя квартира, в которой у тебя будет своя собственная комната. Я же тебе уже говорила вчера.

- Да… говорила… я рада… Но как же собачка Зив?

- Яна, не расстраивайся, – улыбнулась ей Ира. – Будешь приезжать к нему в гости.

- Правда?

- Конечно!

Яна присела на корточки рядом с Зивом и обняла его.

- Собачка Зив, я буду по тебе скучать.

- Я тоже, – ответил Зив. – Но ты ведь слышала? Будешь приезжать ко мне в гости.

- Да. Я буду приезжать к тебе в гости, но мы ведь больше не сможем играть каждый день? – почти со слезами спросила Яна.

- Жаль, конечно, но зато мы будем очень сильно радоваться при встречах.

- Точно! – в глазах Яны резко вспыхнули искорки радости. – Мы будем очень-очень сильно радоваться, когда я буду приезжать к тебе в гости!

- Яна, садись в машину, – окликнула ее Алла.

- До свидания, собачка Зив!

- До свидания! – Зив завилял хвостом в знак прощания, и Яна бодро залезла в машину.

Пока Яна беседовала с Зивом, Миха с интересом наблюдал за ними, внимательно ловя каждую фразу Яны и вслушиваясь в урчание Зива. Как только Яна скрылась в машине, Зив на мгновение глянул Михе в глаза так, что у того явно пробежал мороз по коже.

- Не думаю, что у него получится слышать нас, – проурчал Зив Ире мимоходом, – но согласен с тобой, что нам с ним нужно пообщаться.

Сначала завезли Яну в детский сад, а затем, немного поплутав в хитросплетении дорожек, остановились около подъезда. Буквально за мгновение до них туда же подъехала машина с мебелью, а всего через мгновение на горизонте показалась вторая. Вскоре все содержимое обеих машин громоздилось внутри квартиры.

- Командуйте, Ира! – потребовал Радный.

Миха, естественно, помогал ему, но лишь с особо громоздкими предметами интерьера, которые одному переносить было просто неудобно. Как только мебель заняла свои места, Радный с Михой принесли из машины вещи Аллы.

- Мы вас оставим ненадолго – съездим за вещами Миши, чтобы вы уже сегодня смогли обосноваться полностью. Мишину бабушку перевезем сюда уже вечером, – пояснил Радный. – Кстати, Алла, не советую Вам прямо сейчас начинать разбирать вещи. Отдохните. А наведением порядка займетесь потом вместе с Мишей, – добавил он, уже выйдя за порог квартиры.

- Можно было и не советовать, – усмехнулась Алла, едва дверь закрылась. – Я все равно сейчас не в состоянии что-либо полезное делать. Ирина Борисовна! Спасибо Вам огромное! Вот честное слово никогда бы сама не додумалась вот так вот все сделать. Особенно кухню разместить за барной стойкой в самом большом помещении. Так получается не три, а целых четыре комнаты – всем по спальне и огромная гостиная-столовая. Знаете, когда вчера тут все смотрели, я даже внимания не обратила, что раковина тут установлена. Действительно не додумалась бы, – еще раз повторила Алла.

- Алла, просто, я – дизайнер. Вот и вся хитрость! Наверняка я не додумалась бы до очень многого из того, что умеешь делать ты, – улыбнулась ей Ира. – Давай, что ли, кофе пока попьем.

- Хорошая идея, только пока неосуществимая.

- Почему?

Алла молча смотрела на Иру, удивленная ее вопросом, так как та, по ее мнению, должна была знать, что у Аллы нет не то что приспособления для варки кофе, не то, что чашек, но даже ни единой чайной ложечки. Ира улыбнулась ее удивлению.

- Пойдем, – сказала она, беря Аллу за руку.

Среди вещей Аллы стояли две весьма массивные коробки, в одной из которых был полный набор всей посуды для приготовления пищи, а так же *фраже*, а во второй – чайный, кофейный и обеденный сервизы.

- Это тебе подарок на новоселье от меня и от Татьяны Николаевны. Точнее, можно сказать, что именно от Татьяны Николаевны, так как идея принадлежит исключительно ей.

- Спасибо… – почти так же смущенно, как обычно смущался Миха, поблагодарила Алла, вместе с Ирой перенося содержимое коробок на кухню.

- Пожалуйста, – усмехнулась Ира. – Ты лучше расскажи, как у тебя дела на работе, а то под одной крышей месяц прожили, но толком и не общались.

- Да уж, – в свою очередь усмехнулась Алла и принялась восторженно рассказывать.

В самом большом восторге Алла была от своего непосредственного начальника, то есть, от Евгения Вениаминовича, и бо́льшая часть ее рассказа посвящалась именно ему. Ира слушала, затаив дыхание, признаваясь себе, что если бы она не знала о ком речь, она бы ни за что не догадалась бы, что эта самая речь идет именно о Женечке.

Радный с Михой вернулись часа через полтора. Как только перенесли все Михины вещи в квартиру, Радный передал Михе с Аллой связку ключей, сказав, что все документы Алла получит в четверг у Евгения Вениаминовича.

- Ну что ж, счастливо обосноваться! – пожелал Радный напоследок и, взяв Иру под локоть, направился к выходу.

Еще со вчерашнего дня, когда ездили на склад, Ира всеми силами старалась уворачиваться от своего страховосторга. Сегодня утром она эти силы удвоила, но теперь, когда они вдвоем направлялись к машине, страховосторг все же одержал триумфальную победу.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

Триумфальная победа страховосторга
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

- Ира, Вы просто чрезмерно сконцентрированы на себе, – начал Радный сев за руль.

- Знаю, – перебила его Ира. – Более того, я знаю, что то, что Вы сейчас сказали, является началом вопроса, над которым Вы мне неоднократно советовали задуматься.

- Я рад, что Вам таки удалось догадаться. Когда, если не секрет?

- Еще летом. В первой половине. Но давайте не будем об этом. О чем бы я там ни догадывалась… в общем… – Ира перевела дух. – Давайте поговорим о другом. У меня к Вам есть один очень конкретный вопрос.

- Я слушаю, Ира.

- Помните, почти в самом начале, когда мы с Лу перебрались работать в офис, Вы дали нам возможность увидеть Ваши взаимодействия с Александром?

- Помню.

- Тогда у меня сложилось впечатление, что на самом деле, Александр – очень хороший специалист.

- Не то слово – хороший! Великолепный! Невероятно великолепный!

- Если я правильно понимаю, в области юриспруденции?

- Да. Он с отличием окончил МГИМО. Факультет международного права.

- Ничего себе! – вырвалось у Иры.

- Вот именно. Однако он умудрился практически сразу после окончания ВУЗа наглухо закрыть для себя все двери в государственные и окологосударственные структуры. Даже на муниципальном уровне. И не просто наглухо, а настолько наглухо, что их неспособны открыть для него вновь никакие связи его отца. То есть, проявить свои знания – надо отметить, действительно блестящие знания – он может только у нас. Безусловно, чисто теоретически, он мог бы работать на предприятии формально подобном нашему, но, полагаю, сами понимаете, его вряд ли где еще смогут терпеть.

- Да уж… – согласилась Ира. – И все же, несмотря на это, как я понимаю, он, на самом деле, ценный работник?

- Сложный вопрос. С одной стороны, вроде бы да. Вы сами видели, как он работал с договором. К тому же, уверяю Вас, столь же четко, быстро и с блеском он способен проработать любой юридический документ любой сложности. Однако с другой стороны, ни один из проработанных им документов не выходит за пределы этапа подготовки без моей детальной проверки. Такой детальной проверки, что мне, по большому счету, проще было бы изначально проработать его самому.

- То есть, Александр и ответственность – вещи несовместимые?

- Что-то вроде того.

- И несмотря на это, Вы говорите, что знания в области права у него блестящие.

- Без сомнений. Притом во всех областях права всех времен и народов.

- Стас, у меня к Вам просьба. Можно я его у Вас заберу? Не прямо сейчас и, скорее всего, даже не в ближайшее время. Я знаю, чего я от него хочу в самом принципе, но пока у меня нет конкретики.

- Ира, мне кажется, что я догадываюсь, почему Вы вдруг им заинтересовались, но догадки – это всего лишь догадки. Если Вы хотя бы примерно обрисуете ракурс, в котором собираетесь его использовать, полагаю, что я смог бы, пока Вы готовитесь к его использованию, определенным образом настроить его именно на этот ракурс.

Ира на минуту задумалась, прежде чем заговорить:

- Право – это энергия ЦЫ диапазона социума в чистом виде. Даже, я бы сказала, почти в идеальном виде. В смысле, в том идеальном виде, как «идеальный газ», «идеальная жидкость» и тому подобное. Я понимаю, что Александр не может знать кухню всего этого, которая находится за сценой человеческой жизни, но он может знать кухню всего этого, которая находится на сцене человеческой жизни. Даже, если он об этом сам никогда и не задумывался, я не сомневаюсь, что у него великолепные мозги, чтобы выделить то, что мне нужно. Плюс ко всему, у него есть одно замечательнейшее качество, которое, однако, пока что никогда и никак не работало ему на пользу. Это качество заключается в том, что он, с одной стороны, великолепно зная, так сказать, особенности энергии ЦЫ диапазона социума, с другой стороны, в чем я почему-то уверена, сам к этому участку диапазона никак не подключен. То есть, его взгляд – это взгляд со стороны.

- Да уж… – вздохнул Радный. – Я, Ира, пожалуй, погорячился, заявив, что смогу определенным образом подготовить Александра. Однако, Вы натолкнули меня на занимательную тему для размышлений. И не только для размышлений. Возможно, я опять ошибаюсь, но у меня есть ощущение, что Вам неплохо было бы периодически ненавязчиво сталкиваться с Александром, пока Вы не заберете его к себе.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

«…у меня есть ощущение, что Вам неплохо было бы
периодически ненавязчиво сталкиваться с Александром…»

художник: Али Камал (Египет)

- У меня тоже есть такое ощущение. И если Вы поможете организовать для меня такие ненавязчивые столкновения – правда, тоже не прямо сейчас – я буду Вам более чем признательна.

- Ну, это, к счастью, не вопрос. Дайте знать, как будете готовы.

- - -

Остаток рабочего дня Ира провела, самозабвенно работая над архитектурным проектом.

- Ира, по-моему, ты в нирване, – заметила ей Лу, кинув на нее взгляд.

- Да. Я в нирване, – нараспев ответила Ира. – Я отдыхаю. Жуть! Всего за два неполных дня раз двадцать пять резко поменять направление. Не двадцать пять, конечно, преувеличиваю, но все же. Кстати, Лу, – продолжила Ира, не дав последней поделиться своим мнением относительно смены направлений, – как там Гена? Я вчера невольно глянула на него, когда по поводу «ущипнуть» хохотали. Аж не по себе стало. Сразу перед глазами пронеслось, каким он на похоронах Руслана был. Знаешь, чисто внешне, он сейчас вроде бы в норму вернулся, но, мне кажется… – Ира замолчала и посмотрела на Лу.

- Ира, ты – молодец. Ты себя вытащила. Знаешь, вчера на тебя глянула – просто другой человек по сравнению с тем, что в пятницу было. Так что не зря ты субботу с воскресеньем напролет логотип мучила. Неважно, что там с логотипом, но себя ты вытащила. А Гена? – Лу вздохнула. – Я ничем не могу ему помочь. Понимаешь, для него Руслан, наверное, даже больше, чем сын был. Я пыталась к нему и так и эдак подступиться – ответ один: «Не трогай. Просто не трогай».

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

«Не трогай. Просто не трогай»
художник: Евгений Заремба (Россия)

Я и с Женей несколько раз по этому поводу говорила, но… В общем, Гена и его, если выражаться грубо, куда подальше послал. Знаешь, меня периодами аж холодный пот прошибает от ощущения, что он уже никогда не станет прежним.

- - -

Утром в четверг Ира и Лу встретили Миху, чуть ни визжа от радости, и тут же поволокли его в курилку.

- Ну как вы там? – сияя, спросила Ира.

- Да нормально… – засмущался Миха.

- Понятно! – усмехнулась Ира и полезла за мобильным. – Женечка! Отпусти к нам Аллу, пожалуйста!

- Трындеть будете? – ехидно спросил он.

- Естественно!

- Ждите!

- Ну как вы там? – повторила Лу Ирин вопрос, как только Алла появилась на пороге.

- Спасибо, замечательно. Не скажу, что я целиком и полностью освоилась – пока еще довольно непривычно, однако… – Алла сверкнула счастливым взглядом.

- Как Яна? Как бабушка? – поинтересовалась Ира.

- О-о-о! Уж кто-кто, а Яна и бабушка освоились сразу, всерьез и надолго. Мало того, что сразу, всерьез и надолго, да еще и душа в душу.

- Ну да… – смущенно улыбнулся Миха. – Мне вчера с утра пришлось бежать сначала в книжный, а уже потом в продуктовый.

- Ну да, – подхватила Алла. – Зато вечером я не страдала от ревности, потому что Яна всецело была занята бабушкой и сказками, которые та ей читала.

- Короче говоря, у Яны с бабушкой полная идиллия? – вопросом подытожила Лу.

- Не то слово! – воскликнула Алла. – Кстати, можете меня поздравить и еще кое с чем.

Алла достала из-за пазухи папку и раскрыла ее. Там лежало свидетельство о разводе.

- Алла! – удивилась Лу. – Ты оставила себе его фамилию?

- А зачем мне ее по сто раз менять? Я на Мишину перейду. Через месяц Кузнецовой стану, – просияла Алла и положила голову Мише на плечо. – Мы вчера с Мишей, когда в ЗАГС за свидетельством о разводе ходили, заодно заявление подали, – солнечные лучи, как в алмазе играли всеми цветами радуги в слезах счастья заполнивших глаза.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

«Через месяц Кузнецовой стану»
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Едва Ира и Лу закрыли дверь своего кабинета, как Лу тут же набрала Генку.

- Ген, ты в курсе, что Алла с Мишей подали заявление на регистрацию брака?

- Понял, – коротко ответил Генка.

- Лу, ты уверена в том, что сейчас сделала? – спросила Ира.

- Абсолютно! – твердо заявила Лу.

- Знаешь, – голос Иры окрашивали нотки сомнения, – у меня стойкое ощущение, что у Аллы нет ни малейшей потребности в бурных поздравлениях, а уж у Миши – тем более.

- Ты совершенно верно все увидела, хоть так и продолжаешь настаивать, что не умеешь видеть. Но не волнуйся: третий этаж умеет видеть не хуже нас, а потому… В общем, поверь мне, все будет в лучшем виде.

Генкино «понял» вылилось в весьма сдержанный обед, состоящий из предельно экзотических блюд, представляющих различные мировые кулинарные традиции. Иру охватило сильное подозрение, что готовил все это Женечка. Впрочем, подозрение оказалось не только сильным, но и полностью оправдалось.

Разговор за столом крутился вокруг малозначительных деталей рабочего процесса, и никто и словом не обмолвился по поводу повода столь необычного меню, пока Алла сама не подняла этот вопрос. Салат она ела, еще ничего не подозревая, лишь неустанно поражаясь его необычному, но завораживающему вкусу. Однако, поскольку он представлял собой тщательно перемешанное очень мелко наструганное нечто, не выдающее ингредиентов своим внешним видом, особых вопросов у Аллы не возникло. Но вот когда на столе очутилось первое, даже отдаленно не имеющее ничего общего с традиционными супами, щами, рассольниками и борщами Лидии Гавриловны, вот тут-то Алла и пожелала выяснить повод наплыва экзотики. К тому же, как оказалось, сегодняшнее первое блюдо было ей знакомо. Она, оказывается, пробовала его однажды еще в детстве во время путешествия с родителями по странам Азии. Правда, ни страны, где она это ела, ни названия самого блюда в ее памяти не сохранилось, но его причудливый пикантный вкус так и остался с нею на всю жизнь без надежд насладиться им вновь. Именно поэтому неожиданное появление этого блюда так потрясло ее, сформировав, к тому же, и вопрос на тему «с чего бы это?».

- Это, Алла, выражение нашего поздравления тебе и Михаилу по поводу подачи заявления о регистрации брака, – ответил Женечка.

- Спасибо… – слегка потерявшись, поблагодарила Алла. – Но как?

- Ирина Борисовна с сеньорой Бональде снабдили сведениями, Геннадий Васильевич подал идею, как сделать приятным поздравление тому, кто не горит особым желанием, чтобы его поздравляли, Станислав Андреевич раздобыл необходимые продукты, а я приготовил.

- Как? – снова потерялась Алла.

- Руками, – усмехнулся Женечка.

- Нет… но… Откуда Вы узнали про это? – Алла указала на свою тарелку.

- Аллочка, ты же мне сама рассказывала, неужели не помнишь?

- Помню… но… Я же не помню названия! Как Вы…?

- Аллочка, благодаря своей въедливости, ты способна замечать едва различимые, но, порой, предельно важные детали, и запоминать их. Поверь, мне не составило никакого труда по твоему описанию вкуса и внешнего вида догадаться, что ты имеешь в виду.

- Но как…

- Аллочка, я хорошо владею не только иностранными языками, но и особенностями национальных традиций приготовления пищи. Так что расслабься и просто наслаждайся вкусом. Это все, – Женечка обвел стол рукой, слегка махнув в ту сторону, где дожидались второе и десерт, – сегодня, в первую очередь, для тебя и Михаила. Кстати, если хотите, могу помочь вам накрыть стол в подобном духе на новоселье.

- Хотим, – твердо сказала Алла, улыбаясь только глазами.

- Тогда говорите, когда – в субботу или в воскресенье?

- Если честно, то мы еще не решили.

- Алла, если для вас нет принципиальной разницы, то лучше в субботу, – предложила Лу.

- Да будет так, – улыбнулась Алла.

- - -

- Лу, а почему именно в субботу? – спросила Ира на старте второй половины рабочего дня.

- Потому что в ночь по московскому времени с субботы на воскресенье я хотела бы навестить свою младшую дочь, и если ты не возражаешь, у тебя есть замечательная возможность увидеться со своим сыном.

- Неужели ты всерьез думаешь, что я буду возражать? – рассмеялась Ира.

- Ну вот! В таком случае, спать тебе удастся лечь не ранее часа ночи, а то и позже – уверена, что у нас с тобой будет, о чем поговорить. Таким образом, в воскресенье лучше иметь возможность отоспаться перед новой рабочей неделей.

- Логично. Тем более что со следующей недели на нас сваливаются Яна с Ромой.

- Вот именно.

- Послушай, наверное, я должна как-то сообщить Лешке о нашем визите?

- Нет. Я ввела в правило своих детей свои неожиданные появления, и они не задают вопросов относительно очередной конкретной «счастливой случайности», которая позволила мне навестить их. Так что, если потребуется, Эрика объяснит Леше все намного лучше нас с тобой вместе взятых.

- - -

Судя по содержимому стола, накрытого на новоселье, своеобразное поздравление с помолвкой, сотворенное руками Женечки, было лишь весьма поверхностной демонстрацией его кулинарного искусства. Сам же Женечка всячески отпирался, мотивируя это тем, что без помощи Аллы и Михи он однозначно бы не справился.

- Да-да-да! Евгений Вениаминович! Ума не приложу, и что бы Вы без нас делали? – веселилась Алла. – Зато прекрасно знаю, что бы мы делали без Вас. Оливье, винегрет и селедку под шубой.

Как обычно плодотворным взаимодействием за столом руководил Генка, но Алла, прекрасно справляясь с ролью хозяйки, частично освободила его от этих функций. Так что, когда прибыли Влад с Алиной и Даной, и Алла совместно с остальными озаботилась их встречей и проведением экскурсии по квартире, у Иры появилась возможность под шумок вытащить Генку на балкон для общения *tête-à-tête*.

- Чего хотела, Ирчик?

- Ген, с понедельника мы с Яной и Ромой?

- С понедельника – я с Гаянэ и с Димой, а вы, в лучшем случае, со среды.

- Уже легче… И все же…

- Ирчик, ты что, всецело под влиянием Миши? – усмехнулся Генка. – Чего мнешься? Прямо говори, что напрягает.

- Слушай, а нельзя ли их на недельку, а лучше на две в отпуск отправить? Ген, честное слово понятия не имею, чем мне их озадачивать. Честно говоря, была куча планов, и еще на прошлой неделе я четко представляла себе, что именно с ними делать, но на этой неделе как-то вдруг все стало так стремительно меняться…

Аз Фита Ижица. Художник: Альфио Зарбано (Италия). Абстрактное искусство

«…на этой неделе как-то вдруг
всё стало так стремительно меняться…»

художник: Альфио Зарбано (Италия)

Короче, я совершенно не готова к их явлению.

- Да. Я тоже почувствовал, а потому идея с отпуском очень даже здравая. Пожалуй, я ею тоже воспользуюсь, – Генка задумался. – Да… очень даже здорово… Завтра встречу, проведу экскурсию и отпущу недели на две набираться сил. Тем более, учитывая, насколько насыщенно у них прошли последние три месяца, для них самих это будет вовсе нелишним. Ты, кстати, тоже не просто в отпуск отправляй, а предварительно с будущим местом работы познакомь.

- Хорошо.

Когда Ира с Генкой вернулись, экскурсия для Влада и Алиночки подошла к завершению, и их торжественно усаживали за стол. Алина бесконечно повторяла:

- Алла! Все так здорово! – а потом наехала на Влада. – Влад, а почему у нас не может быть такой квартиры?

- Алина! Мы здесь при чём? – Влад явно был недоволен, и не только поднятым вопросом, но и тем, что поднят он в неприватной обстановке.

- Ну как при чём? Ты ведь тоже сотрудник, и я, как институт окончу, тоже, скорее всего, у вас работать буду.

- И что с того? Алина, понимаешь, Мише и Алле жить вообще негде было! У Миши крохотная комнатушка вдвоем с бабушкой, а у Аллы так вообще ничего. У нас же с тобой с жильем все в порядке.

- В порядке? Влад! Ты что забыл? Мы, вообще-то, живем в квартире Ирины Борисовны! А кроме того, я тебя уверяю, Дана всю жизнь младенцем не будет!

- Алина! Давай потом это как-нибудь обсудим. Мы, если ты не заметила, вообще-то, в гостях находимся.

- Влад! – металлическим голосом окликнул его Радный. – Алина, между прочим, права. Я, честно говоря, теряюсь в догадках, почему ты до сих пор не поинтересовался программой улучшения жилищных условий для сотрудников. Между прочим, стопка распечаток для выдачи сотрудникам у тебя лежит. И судя по тому, что Алла и Михаил – не единственные наши сотрудники, кто смог получить квартиру уже в этом доме, ты эти распечатки успешно раздаешь.

- Но… – растерялся Влад.

- Ты прав в одном, – продолжил Радный, – данный момент действительно не лучший для детального обсуждения этого вопроса. Кроме того, на самом деле, я не теряюсь в догадках, почему ты до сих пор не поинтересовался программой улучшения жилищных условий для сотрудников. Я прекрасно понимаю, что тебе действительно сейчас не до этого: и работой ты завален выше крыше, и, благодаря Ирине Борисовне, не ощущаешь своего, на самом деле, бедственного положения в рамках этого вопроса. А потому мой тебе совет: в понедельник возьми домой одну из распечаток и отдай Алине. Сам видишь, она гораздо лучше тебя понимает суть этого вопроса, а потому пусть она и занимается его решением. Не знаю, кто как, но я уже сейчас считаю Алину нашим полноценным сотрудником. А если кто забыл, напоминаю, что именно она внесла ряд очень интересных предложений во время наших недавних обсуждений. Кроме того, как и Ирина Борисовна, Алина – соавтор названия нашего проекта.

- Я бы сказала, автор, – вставила Ира. – Поскольку я лишь внесла некоторую корректировку.

- Я бы сказал основополагающую корректировку, – многозначительно заметил Женечка.

- Даже если и основополагающую, это не имеет никакого значения, поскольку невозможно корректировать что-либо, пока этого чего-либо не существует, – усмехнулась Ира.

- - -

- Ира, вы со Стасом просто молодцы, что поддержали Алину, – воодушевленно сказала Лу, сидя в Ириной гостиной в преддверии встречи с детьми. – Взаимодействия Влада и Алины нынче существуют в не самой лучшей форме. Во внешнем проявлении доминирует Влад, пытаясь подавлять Алину, а в реалиях недоступных человеческому восприятию доминирует Алина, полностью подавив Влада. Кто из них будет доминировать во внешнем проявлении совершенно неважно, но настоятельно необходимо добиться, чтобы Влад обрел доминирующее положение в реалиях недоступных человеческому восприятию. Мы уже говорили как-то об этом. Так вот, это в принципе невозможно, пока он не поверит в нее, пока не перестанет пытаться переделывать ее, пока не примет ее такой, какая она есть, пока не даст ей свободы проявлять себя. Это, конечно, все лишь слова, которые, на самом деле, по большому счету, никак не отражают того, что я хочу с их помощью выразить.

- Гена как никто умеет ценить человека таким, какой он есть, – задумчиво сказала Ира.

- В точку! – с энтузиазмом воскликнула Лу и вопросительно посмотрела на Иру, предлагая продолжать. Она продолжила.

- Именно поэтому в реалиях недоступных человеческому восприятию он всегда сохраняет доминирующее положение по отношению к тому, кто ниже него по уровню личности, и тем самым, имеет возможность вытягивать его на более высокий уровень.

- Верно, – кивнула Лу. – Влад привязался к Алине, и даже можно сказать, любит ее, но вместе с тем непоколебимо продолжает считать ее глупенькой симпатичной куклой. По большому счету, она сейчас действительно всего лишь глупенькая симпатичная кукла, но у нее есть стремления способные создавать потенциал.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

«…у нее есть стремления способные создавать потенциал»
художник: Нина Расина (Россия)

Видишь ли, слабости – это силы с противоположно направленным вектором. То есть, чем сильнее слабость, тем мощнее эта сила.

Вешая на человека ярлык, соответствующий определенной слабости, многократно усиливаешь ее мощность. Мало того, сам созданный ярлык оказывает мощное воздействие не только на того, на ком он висит, но и на того, кто его повесил.

Влад – очень мощное существо, и, соответственно, повешенный им на Алину ярлык «глупенькая симпатичная кукла» обладает соответствующей мощностью. Поскольку подобный ярлык на Алину повесил не только Влад, в ней мощность «глупенькой симпатичной куклы» такова, что позволяет ей доминировать над Владом в реалиях недоступных человеческому сознанию настолько, что Влад сам неуклонно превращается, извиняюсь, в тупого барана.

Сама не раз отмечала не лучшие изменения в нем. Вот и получается, что пока он не снимет с Алины прикрепленный собственноручно ярлык «глупенькая симпатичная кукла», они так и будут дружно деградировать.

Безусловно, недостаточно, чтобы Влад просто снял с нее этот ярлык. Ей нужно будет всячески помогать, чтобы ее стремления смогли разбудить дремлющий в ней потенциал. Но ярлык от Влада, пожалуй, самая мощная сила, препятствующая этому. А потому необходимо сделать все возможное, чтобы разбить его в пух и прах. Поэтому вы со Стасом сегодня просто молодцы. Но этого, как ты сама понимаешь, мало.

Ира, мне Алина как-то рассказывала, что у тебя есть связи в учебном заведении, где она учится, благодаря которым ты ей помогла с сессией, когда она была беременна. Прошу тебя, растереби их еще раз, дабы максимально облегчить Алине получение диплома, и надо ее вытаскивать к нам с удвоенной силой. Есть у меня смутная догадка, что раз уж Гена обзавелся Лидией Гавриловной, а Женя – Аллой, Стас с огромным удовольствием возьмет Алину к себе.

- Знаешь, меня уже давно не покидает подобное чувство. Пожалуй, с того самого раза, когда ты впервые предложила отдать Алину в ученицы Лидии Гавриловне.

- Знаешь, у меня оно тоже зародилось именно тогда. Так, что у нас со временем? – Лу глянула на часы. – Пожалуй, пора.

Выйдя через проход из ночи в начинающийся вечер, Лу тут же позвонила и заговорила на испанском.

- Извини, мои дети, само собой, великолепно знают русский, но по установившейся у нас традиции, если Гены нет рядом, я общаюсь с ними по-испански.

- Да ладно тебе оправдываться! – улыбнулась Ира.

- В общем, Эрика с Лешей сейчас подойдут.

Встреча получилась короткой и сумбурной, поскольку все дружно, несмотря на радость, чувствовали себя каждый не в своей тарелке.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

«Встреча получилась короткой и сумбурной…»
художник: Вольфганг Кале (Германия)

Как развиваются их взаимоотношения, ни Эрика Лу, ни Леша Ире толком не сообщали, всячески уходя от темы в коротких обменах сообщениями посредством ICQ. Единственное, что Лу и Ира знали наверняка, что им все же удалось преодолеть неловкость и таки завязать эти взаимоотношения. Сейчас было видно, что очень даже крепко.

Пока возбужденно говорили все разом ни о чем – Эрика и Леша, к тому же, еще и путаясь между русским, испанским и английским – Ира аккуратно и ненавязчиво, дабы не добавлять поводов для смущения, с интересом разглядывала Эрику.

Она не унаследовала красоты матери, зато с лихвой вобрала в себя эмоциональность и обаяние отца, благодаря чему, хоть ее и нельзя было назвать красивой – особенно по сравнению с Лу – Эрика производила очень яркое впечатление. К тому же, хоть ее и нельзя было назвать красивой, выглядела она в высшей степени своеобразно, что в сочетании с обаянием добавляло ей особого шарма, который способен поколебать и даже затмить любые представления о красоте. Негроидно-испанские черты матери и славянские черты отца сплелись в Эрике в причудливейший симбиоз. В отличие и от Генки, и от Лу, Эрика была невысокого роста и сбитая, но с такой же великолепной фигурой, как и Лу. Очертания рта и носа почти полностью соответствовали Генкиным, а вот глаза по размеру и форме ничем не отличались от огромных глаз Лу, но… были как у Генки голубыми. И волосы были точно такими же светло-русыми как у Генки, однако столь же негроидно-курчавыми как у Лу. Но вопреки голубым глазам и русому цвету волос, а так же и тому, что сама Лу имела «просто неприлично белую для обладательницы негроидной крови» кожу, цвет кожи Эрики более всего напоминал не слишком темный шоколад.

Глава 85. 43 энергии Бытия