Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть II

Хаос в калейдоскопе

Книга 5

Крышень без компании

(главы 69-83)


Глава 82
Сюрприз

- Будто вечность прошла, — с тяжелым вздохом сказала Ира, занимая свое рабочее место в понедельник.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

Будто вечность прошла
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

Она с отчаянным яростным неистовством погрузилась в работу, лишь делая вид, будто замечает, что творится вокруг.

Самым сложным было заставить себя открыть оставшиеся непрочитанными письма Руслана. По необходимости заходя в почту, Ира старалась не цеплять взглядом несколько выделенных жирным шрифтом строчек с «Руслан Крышенько», но, когда всех их, в конце концов, вытеснили новые письма, она поймала себя на том, что расстроилась. Произошло это в пятницу. Ира долго удрученно смотрела на осиротевшую страницу и дала себе слово, что завтра, в субботу, наберется решимости и прочтет их все, а также и все статьи.

В субботу Ире предстояло остаться дома в полном одиночестве. Еще в среду Татьяна Николаевна убедила Аллу и Миху, что прекрасно справится с Михиной бабушкой на выходных, а в четверг Влад предложил им вместе с ним и с Алиной съездить на субботу и воскресенье в Пицунду. Татьяна Николаевна настаивала, что с удовольствием присмотрит и за Яной, но Миха не согласился. Алла шутила, что она, того и гляди, ревновать начнет, с трепетом глядя, как Миха самозабвенно возится с дочерью.

В пятницу, сразу после завершения рабочего дня, Влад, доставив Аллу с Яной к Алине, отвез Михину бабушку к Татьяне Николаевне, и они с Михой тут же уехали.

Ира подумывала, а не засесть ли за письма Руслана прямо сейчас, но к ней пришел Женечка с Даной.

- Как там Алла? — спросила Ира, пытаясь завязать ни к чему не обязывающую беседу.

Женечка посмотрел на нее, усиленно изображая удивление.

- Я сразу понял, что ты только создаешь иллюзию адекватной реакции на окружающее, — добавил он на словах без своей обычной язвительности и сарказма. — Ну что Алла? Выше ожидаемого и даже, можно сказать, превосходно. Прямо с самого понедельника трудится в поте лица, несмотря на то, что в понедельник, во вторник и в среду она провела в моем кабинете лишь по часу, но в остальное время — даже не догадываюсь где и как — перелопатила в несколько раз больше моих самых смелых ожиданий. В четверг она отработала только до обеда, поскольку переживала, как там пройдет у Яны первый день в детском саду. А сегодня уже трудилась со мною бок о бок весь день, так как Яна показала чудеса адаптации к условиям детского сада. Кстати, в среду полноценный рабочий день прошел у Алины под руководством Лидии Гавриловны. Алина, откровенно говоря, пока не в восторге от своих успехов, однако Лидия Гавриловна ею очень довольна.

Ира улыбнулась.

- Алине нравится блистать, и если в чем-то блеска достичь не получается, она расстраивается.

- Верное наблюдение. Меня это несколько беспокоит, точнее, беспокоит, как это качество повернуть Алине во благо. Правда, подозреваю, что мои беспокойства окажутся напрасными. Лидия Гавриловна великолепно справляется. Надеюсь, что происходит у Михи, ты все же в курсе?

- Да. Мы сегодня с ним корректировали предложенные им варианты макета сайта альманаха.

- Когда это вы успели? — теперь искренне удивился Женечка. — Вы же с Лу сегодня меня новой проектной документацией загрузили!

- Жень, я подготовила ее вчера дома, а сегодня с Лу мы ее только проверили, прежде чем передать тебе.

- Ох, Палладина! Вот нажалуюсь я твоему горячо любимому страшному и ужасному Станиславу Андреевичу, что ты нерабочее время используешь не по назначению. А заодно Геннадия Васильевича попрошу, чтобы он тебя на экскурсию по местам зимовки раков отправил.

- Да пожалуйста! Я, между прочим, генеральный директор, если ты забыл, а потому, что хочу, то и делаю.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

что хочу, то и делаю
художник: Вольфганг Кале (Германия)

- Эко ты заговорила, госпожа Палладина! — с язвительным ядом воскликнул Женечка, но тут же отбросил свою излюбленную манеру общения. — Ира, я все понимаю, но если ты будешь сейчас работать круглыми сутками, ты попросту себя загонишь. Я понимаю, что ты, что называется, пытаешься утопиться в работе, но ведь вечерком можно пообщаться с Аллой или с Татьяной Николаевной. Кстати, очень полезная в хозяйстве штука есть, телевизором называется. Если ты забыла, что это такое, так вот этот вот она и есть, — Женечка не поленился подняться, подойти к телевизору и погладить его. — Если не хочется предлагаемый телекомпаниями сериально-рекламный бред смотреть, так вот тут у тебя целых три полки с DVD-дисками. Вот они! — Женечка демонстративно распахнул дверцы тумбы, служащей подставкой телевизору.

- Женечка! А может быть, ты мне каждый вечер, вот как сегодня, компанию составлять будешь, а? — Ира выдержала секундную паузу, ехидно поглядывая на Женечку. — Что, слабо́? Сам лишь за полночь в постель падаешь?

- Палладина! Я — совсем другое дело, — чуть растерялся Женечка.

- Да что ты говоришь! К тому же, сомневаюсь, что у Станислава Андреевича с Геннадием Васильевичем, которыми ты меня только что стращал, принципиально иной образ жизни.

- Ира! — с серьезностью на грани строгости чуть прикрикнул на нее Женечка. — Посмотри на себя в зеркало! Ты вымотанная до предела.

- Если ты забыл, напоминаю: У МЕНЯ НЕТ ПРЕДЕЛА.

- Палладина! Ты чего это шипишь и фыркаешь на меня, как Лу на Генку? Он ей, по крайней мере, муж, а я тебе…

- А ты мне — друг, — перебила Ира. — Жень, я понимаю, что ты переживаешь за меня. Извини за грубость, но давай ты будешь делать это тихо сам с собою. Сейчас, это — единственное, чем ты можешь мне помочь.

- Ира, если помнишь, я никогда не лез к тебе, когда тебя накрывало из-за процессов, связанных с осознанием сути. Даже наоборот подальше в сторону отходил. Но сейчас, это — просто человеческое и всё.

- У кого-то тоже кое-что просто человеческое как-то было. Не будем показывать пальцем у кого, и не будем уточнять, что.

- Я понял, о чем ты, но я тебе хочу сказать о другом. Мне много раз приходилось переживать смерть тех, кого ты нынче знаешь, как Гену и Лу. Поверь, это — просто человеческое.

- Я понимаю, о чем ты. Но я тоже хочу сказать тебе о другом. Я видела, как ты переживал смерть Гиалы. Ты делал то, что считал нужным. Позволь теперь мне сделать то, что считаю нужным я.

- Ира, Руслан…

- Я знаю, что ты хочешь сказать. Тот, кого я знала, как Руслана Крышенько, личность второго или третьего уровня, которая заглянула сюда лишь мимоходом, чтобы поприкалываться. Что его слова и действия наталкивали меня на любопытные для меня вещи, что благодаря ему я находила ответы на свои вопросы лишь потому, что я искала их и предпочла получить их от Руслана, лишь потому, что он просто нравился мне. Я все это понимаю, Жень. Но мне абсолютно все равно, что он есть в своей сути. Мне абсолютно все равно, зачем он приходил в этот мир, и что здесь делал. Для меня все это не имеет никакого значения. Я ХОЧУ сказать ему свое СПАСИБО. Я ХОЧУ сказать ему свое СПАСИБО из самой глубины своей сути. Вот это для меня имеет значение. Я не могу объяснить почему. Даже себе не могу. Даже не словами. Для меня, это сейчас — самое важное.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

самое важное
художник: Али Камал (Египет)

Женечка глубоко вздохнул.

- Извини…

- Что там с Валентинычем? — сменила Ира тему разговора.

- Вы же там с ним в самом тесном контакте.

- По поводу инженерно-строительных решений — да. Я имею в виду, что там с документами, и когда он ориентировочно вылетает?

- Уже не ориентировочно. Билет на двенадцатое сентября. Как, кстати, у вас с инженерно-строительными решениями?

- Лу в восторге. Говорит, что теперь понимает, почему я так настаивала, чтобы именно он взял на себя руководство строительством. Говорит, что если дальнейшая работа пойдет в том же духе, она даже рассматривать не будет другие кандидатуры на должность главного инженера архитектурного отдела. Кстати, Валентиныч что-то говорил, по поводу взять себе в помощь, кого-то из своих ребят. Я его по этому вопросу сразу к вам отправила. Как там?

- Точно не знаю, но, по-моему, положительно. Стас этим занимается.

Они обсуждали текущие вопросы, пока Ира не начала клевать носом. И только удостоверившись, что она действительно ложится спать, Женечка вместе с Даной ушел к себе.

- - -

С самого утра находилось то одно, то другое, что надо было срочно сделать или доделать, и за письма Руслана Ира сумела засадить себя только в районе трех часов дня. Она, конечно, отдавала себе отчет, что банально тянет время, прекрасно зная, что ее ждет.

- Всё. Хватит, — обреченно сказала Ира сама себе, в конце концов, и, как в омут головой, одним махом зашла в почту, перешла на вторую страницу входящих и, пока «в омут головой» окончательно не рассеялся, тут же кликнула на выделенное жирным шрифтом «Руслан Крышенько», на котором сам собой оказался курсор.

«Если проблемы с силой воли, дай волю силе. Какой? Без разницы. Какая первая под руку попадется.

К чему это я? Да просто мимо пролетало, пока статейки к письмецу цеплял🙂.

Статейки, кстати, навеяны ОХ-Х-Х-Х… это я вредничаю😜. В общем, статейки сии навеяны чудным опусом по поводу влияния геофизических условий на менталитет общественных групп. Не знаю, и чего это Евминч эту темку мне в своем списке не чирканул? Небось, подумал, что мал я еще. Надо бы его по случаю спросить, откуда дети берутся. Как пить дать наврет, что аист приносит😂. Хотя, может, зря я так, может, он просто забыл — навскидку ведь писал. Ну да ладно. Короче, см. прикреп. файлы».

Ира несколько раз перечитала первый абзац и дала волю силе. Силе безжалостной и бескомпромиссной, которая потянула ее сквозь письма и статьи Руслана. Периодически терялась резкость из-за скапливающихся в глазах слез, а мышцы лица, застывшего в улыбке, разболелись от напряжения. Когда закончились неоткрытые письма и непрочитанные статьи, Ира принялась перечитывать те, что уже читала раньше. А потом перечитала еще раз все подряд, а потом еще раз и еще раз…

Аз Фита Ижица. Художник: Ал Джонсон (США). Абстрактное искусство

Воля силы
художник: Ал Джонсон (США)

В какой-то момент Ира обнаружила, что неподвижно сидит в полной темноте и пустым взглядом смотрит в пустой монитор. Первая воплотившаяся в слова мысль оказалась вопросом: «А читала бы я все это точно так же, если бы с Русланом ничего не случилось?».

- Нет, — твердо ответила Ира сама себе вслух.

Она чувствовала себя полностью вымотанной, но ложиться спать не хотелось. Где-то глубоко внутри пульсировало какое-то новое ощущение. Ира прислушалась к нему, а потом сказала себе:

- Мое человеческое приняло то, что Руслана больше нет. Мое человеческое смирилось с тем, что Руслана больше нет.

Легче, правда, от этого не стало. Даже, скорее, наоборот. Но состояние все же изменилось.

Ира встала, включила свет, разбудила компьютер и, теперь уже под сенью этого нового ощущения, еще раз перечитала все письма и все статьи Руслана.

- Теперь я, по крайней мере, смогу работать с его фотографиями, — констатировала она.

Часы показывали начало третьего ночи, но спать так и не хотелось. Сквозь сознание носились разрозненные мысли, которые оборвал разрезавший ночную тишину вопль мобильника. Ира вздрогнула всем телом и, от неожиданности забыв посмотреть на экранчик, сразу ответила:

- Алло…

- Рад Вас слышать, Ирочка!

- Аристарх Поликарпович!

- Точно я, — усмехнулся он. — Лоренц тут к Вам наведывался и сообщил мне, что Вы не спите. Вот я и решился Вам позвонить. В гости ко мне заглянуть не желаете?

- Желаю…

- Тогда я жду Вас. Единственное, Ирочка, попробуйте добраться до меня так же, как у Вас получилось в прошлый раз.

- Если честно, я понятия не имею, как у меня тогда это получилось.

- Имеете-имеете, Ирочка! Безусловно, имеете! Однако я Вам подскажу. В прошлый раз Вы просто очень сильно хотели меня видеть. Настолько сильно, что во всем остальном не отдавали себе отчета. Своим сильным желанием видеть меня Вы отрешились от всего остального. Сделайте все то же самое и сейчас, и у Вас все получится снова.

- Хорошо. Я попытаюсь, — улыбнулась Ира.

- Я Вас жду. Но если все же не получится, позвоните мне, и я Вас встречу у прохода.

- Хорошо.

Встречать Иру у прохода Аристарху Поликарповичу не пришлось.

Когда Ира, прорвав пространство, появилась в его залитой солнечным светом комнате, Аристарх Поликарпович поднялся навстречу ей с кресла, по бокам которого, словно каменные изваяния, сидели Зив и Лоренц, уставившись немигающими глазами в несуществующую в пространстве точку. При появлении Иры они даже не шелохнулись, будто действительно были мастерски выполненными деталями интерьера.

- Рад Вас видеть вновь, Ирочка! Но, прошу прощенья за прямоту, Вы неважно выглядите.

- Догадываюсь, — вздохнув, с грустной улыбкой ответила Ира, и, не дожидаясь дополнительных вопросов, вкратце рассказала о причине не лучшей формы своего внешнего вида. — Только не подумайте, что мое горячее желание видеть Вас навеяно надеждой на утешение, — сказала она в заключении.

- Не сомневаюсь в этом. Вы прекрасно знаете, что в таких ситуациях утешить невозможно. Поскольку даже в таких ситуациях в утешении, на самом деле, никто не нуждается.

- Да… — задумчиво произнесла Ира. — Это — силы. Нет смысла пытаться от них избавиться, нужно найти возможность их оптимального использования.

- Верно… — столь же задумчиво согласился Аристарх Поликарпович и тут же оживился. — Ирочка, присаживайтесь!

Ира заняла предложенное ей кресло, после чего ее вниманием вновь завладели неподвижно сидящие Зив и Лоренц.

- А-а-а… что с ними? — несмело поинтересовалась Ира.

- Зив и Лоренц помогают мне.

- Мне говорил об этом Зив. Но чем помогают? Тем, что просто сидят, как статуи?

- Конечно, нет. Просто прикидываясь изваянием, никому ничем не поможешь. Это сложно объяснить… Видите ли, я хочу в своей следующей жизни осуществить некоторые эксперименты. Точнее, осуществить я их хочу как раз таки в этой жизни, но с прицелом на следующую. То есть, результат моего эксперимента в этой жизни можно будет увидеть в следующей. Я бы с удовольствием рассказал Вам о моей затее, но… нет, я не то что бы не доверяю Вам или боюсь, что поскольку моя следующая жизнь, скорее всего, начнется рядом с Вами, Вы своими благими намерениями можете помешать мне. Просто для чистоты эксперимента необходимо, чтобы никто не оказывал на него влияние своим сознанием. Зив и Лоренц тоже не знают, что я затеял. Тем не менее, это не мешает им помогать мне. А помогают они мне тем, что создают для меня нечто вроде поля определенного настроения. Прошу прощенья, но точнее я объяснить не смогу.

Аз Фита Ижица. Художник: Сецуко Номото (Япония). Абстрактное искусство

Поле определенного настроения
художник: Сецуко Номото (Япония)

- Если я правильно понимаю, начали они этим заниматься уже давно?

- Верно. Смею предположить, что Вы вспомнили их поведение в момент, когда впервые приехали ко мне?

- Да. Я потом несколько удивлялась, что, как только я поселилась в Вашем доме, они стали вести себя иначе.

- …и продолжили вести себя рядом со мной, как и раньше, помогая мне, когда в их помощи не нуждались Вы. Ирочка, всё, что мы воспринимаем в своей жизни, лишь то, что мы воспринимаем в своей жизни, но далеко не всё, что в ней есть. И это касается не только так называемого сверхъестественного.

- О-о-о-о! А вот в этом меня последнее время убеждают все, кому не лень!

- Я надеюсь, Вы оценили достоинства этого упражнения?

- Если честно, пока нет. Пока, несмотря на мои усилия, мне так и продолжает казаться, что меня постоянно разыгрывают.

- Так оно и сеть. Но, к сожалению, без таких розыгрышей невозможно понять, понять через ощущения, через полное погружение очень многое.

Ира задумалась.

- Вы абсолютно правы, — наконец сказала она.

- Человек безоговорочно уверен в том, что его окружает, и эта уверенность заслоняет от него его самого. Как только эту уверенность удается поколебать, человек с бо́льшим вниманием начинает относиться к своему внутреннему миру, так как исподволь начинает искать в нем опору, поскольку больше негде.

- Так вот, значит, как это работает? — улыбнулась Ира.

- Не только так. Да и это — лишь способ говорить и не более того. Единственное, что у человека есть реальная возможность знать наверняка, единственное, в чем у него есть реальная возможность быть уверенным — это он сам. Но, как это ни странно, именно себя человек знает меньше всего остального, мягко говоря, а если говорить с полным откровением — то не знает совершенно, не имеет ни малейшего понятия. И знаете ли, разговоры на тему «Познай себя» — лишь разговоры. Чтобы заставить себя это делать, приходится прибегать к хитростям и трюкам. Приходится прибегать к розыгрышам.

- Аристарх Поликарпович, я бы очень хотела Вас спросить об одном из таких розыгрышей, — отчаянно ухватилась Ира за ненавязчиво всплывшую тему. — Правда, именно этот розыгрыш затронул и сферу сверхъестественного.

- Я Вас слушаю, Ирочка.

- Мои встречи с Пэфуэмом. К данному моменту их состоялось уже две. После первой я об этом не задумывалась, а вот вторая натолкнула меня на этот вопрос.

Ира замолчала. Аристарх Поликарпович немного выждал и спросил:

- И в чем вопрос?

- А были ли эти встречи?

- Ирочка, Вы же сами говорите, что были. И даже уже две.

- Да… Но… Понимаете, в первый раз с момента встречи и до моего возвращения прошло два месяца. Тогда мне это не показалось странным, поскольку, во-первых, мы с Пэфуэмом вроде как путешествовали, да и потом… В общем, хоть мои собственные ощущения и не соответствовали двум месяцам, я не задумывалась тогда над этим. А вот после второго раза задумалась, потому что с того момента, как я отправилась на встречу и до возвращения, не прошло ни единой минуты. К тому же, я не помню, как именно вернулась домой. Я просто обнаружила себя стоящей с телефоном посреди гостиной, так, как я стояла перед тем, как уйти, и часы показывали то же самое время, что и в момент перед уходом. В общем, я засомневалась, а имели ли эти встречи место на самом деле?

- Ирочка, прежде чем ответить на этот вопрос, нужно разобраться с тем, что Вы имеете в виду, говоря «на самом деле».

- То есть, вот в этой вот реальности их действительно не было?

- Однозначно сказать невозможно… Ирочка, Вы мне сегодня рассказывали о том, как тяжело переживаете гибель того молодого человека. Прошу прощенья, что напоминаю Вам об этом, но… Ирочка, эти Ваши переживания имеют место вот в этой вот реальности или не имеют? Другими словами, Ваше «на самом деле» включает в себя Ваши переживания или Вы, говоря «на самом деле», имеете в виду лишь объективно наблюдаемые явления? Видите ли, общение с драконом в воплощении дракон, либо в любом другом эксклюзивном воплощении нашего братства, не относится к категории объективно наблюдаемых явлений, но, как переживание оно имеет место именно вот в этой вот реальности. Скажите, Ирочка, Ваши переживания по поводу гибели того молодого человека реальны?

- Да.

- Вот точно такую же степень реальности имеют и Ваши встречи с Пэфуэмом. Впрочем, и мои тоже. И не только мои и Ваши.

- То есть, это всё же происходило лишь в моем воображении?

- Ирочка, вот этот вот стол сейчас тоже, так сказать, происходит только в Вашем воображении, но поскольку в моем воображении он тоже происходит, и будет происходить в воображении любого человека, который войдет в эту комнату, он относится к категории объективно наблюдаемых явлений. Дракон — это субъективно наблюдаемое явление. То есть, к примеру, Вы никого не можете взять с собой за компанию, отправляясь на встречу с драконом.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

Субъективно наблюдаемое явление
художник: Хананта Нур (Индонезия)

- Но со мною вместе в первый раз была черная гадюка, а во второй — Зив и Лоренц. Или, в данном случае, животные не в счет?

- Ну почему же? Дракон в воплощении дракон или в любом другом эксклюзивном воплощении нашего братства — это субъективно наблюдаемое явление для любого существа во Вселенной.

- Тогда я вообще ничего не понимаю.

- Это действительно очень сложно понять и еще сложнее объяснить, даже если понимаешь, но я попытаюсь. Итак, Ирочка, Ваши нынешние переживания — явление вполне реальное, но субъективное. Я, зная о Ваших переживаниях, могу проявить к Вам участие, но я не могу переживать то же самое в точности так же, как и Вы, как, к примеру, и Вы, и я можем видеть этот стол. Однако наверняка рядом с Вами есть люди, для которых эта трагедия стала точно таким же ударом, как и для Вас, и, как следствие, они переживают ее точно так же, как и Вы. При этом, хоть Ваши переживания и переживания тех других людей идентичны, они не перестают оставаться субъективными. Так и встреча с драконом. На ней может присутствовать сразу несколько существ, но от этого дракон не станет объективно наблюдаемым явлением.

- То есть, дракон — это явление из области настроения?

- Взаимодействие с драконом можно назвать явлением из области настроения.

- Да… собственно, именно это и пытались мне втолковать Зив и Лоренц, а затем и сам Пэфуэм, — задумчиво проговорила Ира. — Однако… что же все-таки произошло со временем? — спросила она, будто саму себе.

- Со временем, Ирочка, не произошло ничего. А вот с Вашим восприятием во времени действительно произошло нечто не вполне традиционное, но, тем не менее, не выходящее из ряда вон. Время, Ирочка, можно растягивать и сжимать своим восприятием, и многие люди делают это, правда, в подавляющем большинстве случаев не отдавая себе отчета. К примеру, Вам когда-нибудь приходилось играть, ну, скажем в бадминтон?

- Да, приходилось, — не совсем пока понимая, к чему клонит Аристарх Поликарпович, почти безразлично ответила Ира, но тут же резко оживилась. — Подождите! Да действительно… Будто замедляешь время и спокойно отбиваешь любые подачи.

- Вот видите! То, что случилось в Вашем восприятии времени за счет встреч с Пэфуэмом, это несколько иное явление, и даже не несколько, а принципиально иное, но все же и оно тоже относится к сфере возможностей восприятия. Переживания, имеющие повышенную мощность, способны выводить за пределы времени.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

за пределы времени
художник: Мей Эрард (Индонезия)

К таким переживаниям, безусловно, относится встреча с драконом и тем более посещение Точки Выбора. Выйдя за пределы времени, по возвращению можно оказаться в любой его точке текущей жизни. Единственное, если это будет точка из прошлого, по отношению к точке выхода за пределы времени, ничего не остается в памяти из того, что лежит на линии времени в будущем, относительно точки возвращения. Точнее, ничего не остается в обычной памяти. Однако… Никогда не испытывали ощущения, попадая в какую-либо ситуацию, будто это уже было?

- Да. Случалось.

- А вспоминая с кем-либо пережитые вместе ситуации, приходилось сталкиваться с разницей в воспоминаниях?

- Приходилось.

- В нашем восприятии наша жизнь течет только в сторону будущего от рождения до смерти. Однако на самом деле мы иногда возвращаемся в прошлое и проживаем некоторые отрезки по несколько раз. Но это полностью стирается из нашей человеческой памяти. Только поэтому мы уверены, что живем строго день за днем от прошлого через настоящее в будущее.

Так вот, благодаря переживанию повышенной мощности можно выйти за пределы времени и вернуться в любую его точку. То, что происходит с точкой из прошлого, я вам сейчас рассказал, но можно вернуться и в точку в настоящем, и тогда вполне можно оказаться именно в той точке, из которой вышел, как произошло с Вами во время вашей второй встречи. Либо можно выбрать точку в будущем, как Вы сделали во время Вашей первой встречи и посещения Точки Выбора. В этом случае Вы исчезаете из объективно воспринимаемого времени вплоть до своего возвращения в избранной точке.

Как Вы понимаете, немногие сталкиваются с переживаниями такой мощности, ну а большинство из тех, кто все же сталкивается, предпочитают возвращаться в самое ближайшее будущее, а потому даже не замечают, что выпадали из времени. Кстати, переживание повышенной мощности — это вовсе не значит сильное эмоциональное переживание. Мощность увеличивает вовсе не накал страстей, а нечто другое. А вот что именно, я Вам никак не смогу объяснить.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

нечто другое
художник: Нина Расина (Россия)

Если все же есть желание выяснить, попробуйте ощутить это, зная, что такую мощность имеет переживание взаимодействия с драконом и переживание посещения Точки Выбора. Есть еще ряд переживаний с изначально заложенной повышенной мощностью, но, поскольку Вы с ними не сталкивались, нет смысла о них говорить.

Ира усмехнулась.

- Аристарх Поликарпович, и все же, в прошлую нашу встречу, Вы лукавили, говоря, что не обладаете мудростью.

- Вовсе нет, Ирочка. То, что я Вам сейчас рассказывал, банальное знание технологий и больше ничего. Мудрость не в том, чтобы знать. Мудрость в том, чтобы уметь этим эффективно пользоваться.

Между нами говоря, Ирочка, вот это вот моя жизнь прошла для меня совершенно бесполезно и никчемно, абсолютно впустую. Да. Я знаю. Очень многие со мною не согласятся, но, тем не менее, это так.

Да. Я сумел за свою жизнь многому научиться из человеческого, и меня почитают мудрым мои дети, внуки и правнуки. Я сумел вытащить немало Знаний из своей сути. И меня почитают мудрым те, кто понимает, что это такое. Но я сам понятия не имею, что делать, ни с одним, ни с другим. Для меня и то, и другое, как дорогие безделушки. Дорогие, потому что достались они мне не просто так, но… Как золото и брильянты. Они имеют баснословную цену, но на самом деле, абсолютно бесполезны. Точно так же, как владение золотом и брильянтами, получение человеческого опыта и втягивание в человеческое Знаний сути не изменило во мне НИ-ЧЕ-ГО.

Именно поэтому я так тщательно и пытаюсь подготовиться к своей следующей человеческой жизни, дабы не прошла она точно так же впустую, как и эта, да и все предыдущие.

Просто, в свои предыдущие жизни я не задумывался над этим. Передо мной стояла конкретная задача попытаться помочь Вам, и я старался ее выполнить, — Аристарх Поликарпович усмехнулся. — Забавно, однако… Пока все старания выполнить эту задачу не давали никаких видимых результатов, я не задумывался о том, что же происходит со мной. Сейчас же, когда эти результаты оказались весьма ощутимыми, я вдруг понял, что не сумел сделать ничего выдающегося.

- Да неужели! Аристарх Поликарпович! — Ира с улыбкой смотрела на него. — В этой своей жизни Вы сделали нечто в высшей степени выдающееся!

- Ирочка, боюсь, что Вы не правы.

- Аристарх Поликарпович, не бойтесь. Я права. Благодаря этой своей человеческой жизни Вы поняли, зачем это нужно лично Вам. А это — главное, что нужно, для того чтобы эффективно использовать свои способности и возможности.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

это — главное
художник: Кушлани Джаясинха (США)

Аристарх Поликарпович долго молча смотрел на нее в изумлении, а затем, будто из самой глубины глубин, сказал:

- Спасибо, Ырэа.

- - -

Вернувшись домой, Ира тут же упала в постель и спала как убитая до самого понедельника. Разбудил ее звонкий голосок Яны:

- Пока-пока, собачка Зив! Я в садике побуду и вечером к тебе вернусь. Не скучай без меня!

Когда Ира спустилась в гостиную, Зива там уже не было. Завтракать не хотелось, и она сразу направилась к проходу. В коридоре ее догнала Лу.

- Как ты? — спросила она вместо приветствия.

- В полном раздрайве, потому что даже отдаленно не представляю себе, что вообще происходит, — выпалила твердым голосом Ира, твердым шагом решительно заходя в кабинет и, не присев, доставая мобильный.

Лу в замешательстве вылупилась на нее, от неожиданности забыв, что вообще-то умеет видеть движения мира, по которым можно догадаться, какая именно муха укусила с утра Иру. А Ира, тем временем, мобильный достала:

- Жень, привет. Каковы шансы прямо сейчас собраться всем составом на пятиминутку?

- Чего?! — Женечка погрузился в переживание идентичное тому, что накрыло Лу.

- Жень, я бы хотела, чтобы мы сегодня в ближайшее время собрались минут на пять на десять. Назрела необходимость провести полноценное собрание, но к нему надо подготовиться, и я бы хотела, чтобы за эти пять-десять минут мы определились, как именно к нему следует подготовиться и когда можно будет его провести.

- Хорошо, Ир, я понял, — не своим голосом отчеканил Женечка. — Через минуту я тебе перезвоню и скажу точно.

- Давай. Жду, — Ира положила мобильник на стол и перевела взгляд на Лу. — Все в порядке, — заверила она ее.

Лу, наконец, вспомнив, что она умеет видеть движения мира, внимательно вглядывалась в Иру.

- Но ты не… — медленно проговорила она.

- Да, — твердо сказала Ира и тяжело вздохнула. — Я всё еще… Но нужно начинать жить дальше, иначе всё превратится в пустую бесполезную бессмысленную возню.

Аз Фита Ижица. Художник: Олег Березуцкий (Россия). Абстрактное искусство

начинать жить дальше
художник: Олег Березуцкий (Россия)

Ирин мобильник заурчал и пополз по столу.

- Да, Жень.

- Наш этаж готов собраться в течение двух-трех минут.

- Замечательно. Собирайтесь. Мы сейчас берем Валентиныча и Мишу и тоже спускаемся.

- Лидия Гавриловна и Алла нужны?

- Нет, — Ира выключила мобильник и глянула на Лу. — Идем? — задала она ей риторический вопрос, направляясь в кабинет напротив.

Полностью встроенный в компьютерную конфигурацию Миха на звук распахиваемой двери никак не отреагировал.

- Миша! — окликнула его Ира.

Миха дернулся, пробормотав что-то нечленораздельное. Лу вздохнула.

- Сейчас, — сказала она, доставая мобильник.

Через мгновение Миха схватился за карман шорт, а еще через мгновение — вернулся из мира виртуального в мир, который принято считать реальным.

- Доброе утро, — с улыбкой сказал он Ире и Лу.

- Миш, — обратилась к нему Ира, — прошу прощенья, но тебе придется оторваться на некоторое время. Пойдем.

- Да. Хорошо. Сейчас.

Миха закруглил текущий процесс виртуального мира, кликнул «Save» и поднялся.

Валентиныча тоже пришлось потормошить, прежде чем он вынырнул из вороха своих бумажек. Правда, обошлось без применения в качестве оружия мобильного телефона.

Пока они шли по лестнице, с третьего этажа доносились голоса Женечки, Генки, Радного и Влада, но когда спустились, коридор уже опустел. Дверь конференц-зала была открыта. Ира пропустила вперед Лу, Валентиныча и Миху, зашла последней и закрыла за собой дверь.

- Доброе утро, — сказала она с порога. — Прошу прощенья, что всех дернула без предупреждения, да еще и собираюсь играть тут в генерального директора, — Ира улыбнулась.

Она обвела взглядом обращенные к ней лица, констатируя, что впервые после гибели Руслана смотрит на мир, полностью осознавая себя.

- За период после предыдущего нашего собрания, — продолжила она после небольшой паузы, — слишком много всего произошло. Я, честно говоря, нахожусь, на данный момент, в состоянии некоторой дезориентации. Впрочем, по-моему, не я одна. Все события, которые произошли за это время, вносят свои коррективы и в общую концепцию, и в сроки ее реализации, и в последовательность ее реализации. Поэтому у меня есть предложение провести очередное собрание, на котором каждый из нас представит полную картину того, что происходит в сфере его ведения, и на основе этого решить, как жить дальше. Свое предложение по поводу «как жить дальше» я выскажу прямо сейчас. В зависимости от того согласитесь вы с ним или нет, будет более понятно, с какой именно точки зрения подготовить отчет к собранию. Так вот. Мое предложение. Я предлагаю начать работу проекта прямо сейчас на базе того, что имеется на данный момент. Само собой, это будет работа в тестовом режиме. Если мы это сделаем сейчас, то дальше будем просто расти, ну а если не сделаем… Не знаю, кому как, но мне кажется, что такую махину всю разом будет очень тяжело поднимать.

- Ирчик! Но ведь, собственно, так и планировали. В смысле, начинать постепенно. Однако, по-моему, именно сейчас начинать — еще рановато.

- Нет, Ген, не рановато. Я почему и хочу выяснить для себя обстановку на данный момент целиком, чтобы понять с чего именно можно начать. Точнее, с чего именно нужно начинать, я очень хорошо себе представляю: с НАИМЕНЕЕ ЗАМЕТНОГО, то есть, с НАИБОЛЕЕ ВАЖНОГО. Я хочу понять, как, — Ира исподволь перевела взгляд на Радного.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

исподволь перевела взгляд
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

- В таком случае, — заговорил он, — давайте выясним, кому, сколько понадобится для подготовки к собранию. Лично я смогу подготовится только к среде.

Радный медленно обвел взглядом Генку, Женечку, Влада, Миху и Валентиныча. Каждый из них по очереди кивнул, подтверждая, что среда — оптимальный срок.

- Спасибо большое, — поблагодарила Ира. — Это все, что мне сегодня от всех вас было нужно.

Едва Ира и Лу вернулись в свой кабинет, Лу посмотрела на Иру с прищуром и многозначительно сказала:

- Ира, по-моему, ты что-то затеяла.

- Потрясающее открытие! — усмехнулась Ира. — Лу! Я только что пятиминутку по этому поводу провела!

- Видишь ли, у меня такое ощущение, будто ты что-то скрываешь, будто готовишь какой-то сюрприз.

- Сюрприз? — Ира усмехнулась. — Если честно, у меня на пятиминутке тоже такое подозрение зародилось. Хотя, на мой взгляд, то, что я задумала, ну никак не может быть сюрпризом!

- - -

Первым на собрании вызвался рассказать о своих пока бумажно-умозрительных планах Валентиныч, с просьбой сразу после этого отпустить его. Отпустили его не только сразу после доклада, но и вовсе до двенадцатого сентября, когда он должен был улетать. Вообще-то, никто никогда не обязывал его торчать в офисе, но, скрупулезно вникая во все тонкости чертежей, Валентиныч приходил почти каждый день, дабы иметь возможность все возникающие вопросы тут же обсуждать с Лу и с Ирой.

Далее по очереди рассказали о своих подвижках остальные.

- Слушайте! По-моему, у нас все очень даже складно получается! — заметил Генка.

Ира улыбнулась ему.

- Вот и меня, Геночка, подозрения об этом уже некоторое время терзают, потому и затеялась выяснить, а не подтвердятся ли они? Видишь! Подтвердились! Так что, самое время потихоньку начинать.

- Ирчик! И все же! Я, честно говоря, прослушав все доклады, и ваш с Лу в том числе, пока для себя не вижу, с чего конкретно можно было бы начать в качестве, так сказать, тестового старта. Ну не визитки же с буклетами клепать?

- Безусловно, браться за всякую дребедень типа визиток и буклетов смысла не имеет. Но вот, скажем, корпоративный стиль — это дело.

- Согласен. Но не малое.

- Естественно, не малое, если клиент визжит, что он ему еще на прошлой неделе нужен! Но наш-то клиент напротив, никуда не спешит, не визжит, в затылок не дышит, так что можно работать с чувством, с толком, с расстановкой. И, к тому же, клиенту-то нашему нужен действительно полный пакет, в работе над которым и можно заниматься налаживанием системы.

- Ирчик, не понял, какой клиент? — спросил Генка.

- Да, Ир, я тоже что-то по поводу клиента не в курсе, — в замешательстве посмотрел на Иру Женечка.

Все остальные, включая Лу, тоже ничего не понимали. А когда Генка, Женечка, Радный, Влад и Миха взглянули на ничего не понимающую Лу, они стали не понимать с удвоенной силой. Ира держала паузу и смотрела на них с улыбкой.

- Ну что, Лу, похоже, ты оказалась права, — сказала она, в конце концов, почти со смехом. — Действительно сюрприз получается. Дорогие друзья, наш чудесный клиент, который никуда не спешит, не визжит, не дышит в затылок, которому нужен действительно полный пакет, в работе над которым и можно заниматься налаживанием системы, этот самый клиент — это мы сами! Ведь у нас даже названия нет! Все проект, да проект! Нам нужен корпоративный стиль от и до, не пропуская ни единого пункта, и такой корпоративный стиль, который бы убедил наших потенциальных клиентов в том, что мы его умеем делать лучше кого бы то ни было. Наш собственный корпоративный стиль — это наше портфолио. На сегодняшний день готовится оно у нас пока только в сфере архитектуры. Это очень хорошо, потому что в этой сфере даже будучи супер гением в супер вдохновении портфолио за два дня не сделаешь. Но так же невозможно сделать за два дня портфолио и в сфере, которую у нас представляет Миша.

Ира продолжала говорить дальше, освещая все элементы корпоративного стиля, а так же то, что в него ну никак не вписывается, но должно содержаться в портфолио. Ее никто не перебивал, никто ни о чем не спрашивал, пока она полностью не исчерпала тему.

- Да-а-а-а-а… — протянул Женечка. — Признайтесь честно, хоть кто-нибудь об этом, кроме Иры, задумывался?

Все молча помотали головами. Женечка усмехнулся.

- А ведь до боли очевиднейшая необходимость. Сама собой разумеющаяся необходимость! До такой степени сама собой разумеющаяся необходимость, что лично я не вижу никакой необходимости продолжать обсуждение, пока каждый из нас не проработает этот вопрос со своей стороны.

- Сроки? — спросил Генка, выйдя из задумчивости, как только Женечка договорил.

- Давайте так, — сказал Ира. — До пятницы каждый без напряга просто подумает об этом на досуге. В пятницу устроим нечто типа мозгового штурма, а после этого уже займемся тщательной проработкой каждый со своей стороны.

- Замечательное предложение, — выразил общее мнение Радный. — Единственное, чтобы не ограничивать себя во времени, давайте проведем это мероприятие не в пятницу, а в субботу. Понимаю, что далеко не каждому из нас хочется жертвовать своим личным временем, но…

- Действительно гораздо лучше собраться в субботу, — перебила Ира. — Просто давайте соберемся не здесь, а у меня дома. Я совершенно не против, если в нашем обсуждении примут участие Алла и Алина, пока Яна и Дана будут заниматься чем-нибудь интересным с их точки зрения. Надеюсь, погода не испортится, и можно будет посидеть в саду. Само собой, явка с бумагой, ручками и ноутбуками.

- Ирчик! Я тайно влюблен в тебя! — первым выразил Генка свое полное и безоговорочное согласие.

- - -

Субботний мозговой штурм захватил настолько, что приостановился он только стараниями Генки, который потащил всех на свое выступление в гостиничный комплекс «Дагомыс». С Яной, Даной, а заодно и Михиной бабушкой осталась Татьяна Николаевна, и, благодаря ей, Михе не пришлось расставаться с Аллой на эту ночь.

Из-за Генкиного вечернего выступления в «Дагомысе», субботний мозговой штурм действительно лишь приостановился. Все так вошли во вкус, что в воскресенье последовало продолжение.

В понедельник Женечка улетел вместе с Валентинычем и Галиной Андреевной, дабы помочь им освоиться. «Вернуться» он должен был лишь в субботу, но уже со среды по вечерам заглядывал в офис поделиться впечатлениями, как там дела у Валентиныча. Чтобы не шокировать Аллу, появлялся он после официального завершения рабочего дня.

Настроение, пойманное на субботне-воскресном мозговом штурме, держало всех в состоянии бурления идей, и мужественно уходили с работы вовремя только те, у кого не было выбора, то есть, Влад, Миха и Алла. Вместе с ними, правда, исчезали Лу и Генка, но они вскоре возвращались.

Аз Фита Ижица. Художник: Мюриэль Массин (Франция). Абстрактное искусство

Состояние бурления идей
художник: Мюриэль Массин (Франция)

В воскресенье все вновь собрались у Иры. Вообще-то, собрание имело место и в субботу, но очень узким кругом в составе Иры, Михи с Аллой и Влада с Алиной. В прошлые выходные участие в обсуждении Аллы и Алины поначалу немного напрягло Иру, и она даже в какой-то момент пожалела, что сама же привлекла их к участию. Алла то и дело выискивала и ставила ребром самые заковыристые и неопределенные вопросы, решение которых, по мнению Иры, в любом случае нашлось бы само собой по ходу без лишнего напряга прямо сейчас. Алина же, желая проявить себя, постоянно влезала с откровенными ляпами не в тему. В общем, поначалу они обе вызывали только раздражение и не только у Иры. Но постепенно Ира пересмотрела свою оценку въедливости Аллы и невпопадов Алины. Алла, как оказалось, обладала недюжинным талантом не только выковыривать всякие противные неувязочки, но и находить интересные и даже неординарные пути их ликвидации. А ляпы Алины неожиданно наталкивали на весьма любопытные идейки. Так что в субботу получилась очень насыщенная и плодотворная прелюдия к воскресенью.

В воскресенье каждый подробно изложил свои наработки под въедливые вопросы Аллы и непредсказуемые вставки Алины, которые в совокупности оказали наибольшее влияние на внесение корректировок.

- Ну что ж, на мой взгляд, получился вполне основательный фундамент для успешного начала плодотворной работы, — подвела итог Ира. — Однако мы так и не сделали самого главного, без чего все остальное не имеет никакого смысла. Пока у нашего проекта нет названия, дальше мы двигаться не можем. Я считаю, что название должно соответствовать следующим требованиям:

первое, оно не должно быть слишком длинным;

второе, оно, естественно, должно каким-то образом отражать сферы деятельности;

третье, оно не должно быть чересчур оригинальным, то есть, в нашем случае, будет лучше, если оно получится даже в некоторой степени избитым.

- «Стиль», — тут же предложила Алина.

- Неплохо, но чересчур избито, — вздохнув, снисходительно улыбнулся ей Женечка.

На несколько минут воцарилось сосредоточенное молчание. Казалось, будто аж скрип усиленно работающих мозгов слышится.

- Друзья мои! — первым подал голос Генка. — За пять минут это не делается. Уверяю вас, ничего оригинального никто из нас с наскока не придумает.

- Ген, — обратилась к нему Ира, — а вот оригинального-то как раз, в нашем случае, и не надо. Все оригинальное слишком ЗАМЕТНО.

- А что? Ира, между прочим, права, — поддержал ее Радный. — В этом случае, мы выдерживаем принцип соотношения ВАЖНОСТИ и ЗАМЕТНОСТИ, который уже заложен в саму суть проекта. И в этой связи я не понимаю, чем плох вариант предложенный Алиной?

- Да вовсе неплох, — ответил Женечка, — но его избитость лежит за гранью допустимого.

- Так! Подождите! — воскликнула Ира. — Добавляем к нему нечто из одной-двух, максимум трех-четырех букв и, тем самым, слегка снижаем слишком высокую степень избитости.

Добавление нечто из одной-двух, максимум трех-четырех букв вылилось в трехчасовое обсуждение с исписыванием горы бумаги и терзанием Интернета. В конце концов, когда слово «стиль» навязло на зубах настолько, что смысл его, казалось, потерялся безвозвратно, Ира устало и совершенно уже ни о чем не думая, просто по инерции брякнула:

- Стиль-Код.

- Стиль-Код… дресс-код… — машинально проговорила Алла.

- Палладина! А в этом определенно что-то есть, кстати, и звучит весьма недурно, — оживился Женечка.

Тут же оживились и все остальные.

- Думаю, не стоит пока утверждать это название окончательно, — сказала Ира, когда все вволю на все лады протараторили «Стиль-Код». — Я начну с ним работать, и если оно приживется, значит приживется. Значит, так тому и быть. Но, пока мы не утвердим название окончательно, любые идеи принимаются к рассмотрению.

- - -

Новая неделя стартовала проливным дождем и резким похолоданием. Предприняв попытку вылезти из постели, Ира укуталась в одеяло поплотнее и позвонила Лу.

Аз Фита Ижица. Дождь. Фотограф: Элеонора Терновская

Дождь
фотограф: Элеонора Терновская

- Привет! Лу, одевайтесь с Геной потеплее, у нас тут переход с лета на бархатный сезон начался. В общем, холодина жуткая. Из-под одеяла никак вылезти не могу.

- Спасибо за предупреждение, — поблагодарила Лу.

Ира положила телефон, нащупала пульт от кондиционера и, переведя его из режима «холод» в режим «тепло», включила. Затем мужественно встала с постели и бегом помчалась отогреваться в душ.

- Бедные Алла с Яной. Как они сегодня? — спросила саму себя Ира.

Влад за Аллой, дабы успеть отвезти Яну в детский сад, заезжал очень рано, так что к моменту пробуждения Иры их, как правило, дома уже не было.

Рабочий день тоже начался с включения обогревательной системы.

- Круто у вас тут с погодообеспечением, однако! — поежилась Лу. — Вчера только жара стояла!

- Да. У нас так, но это ненадолго. Недельку польет, а потом бархатный сезон начнется. Жары больше не будет. Станет тепло и приятно. Потому и называют бархатным сезоном. Кстати, что-то поздновато в этом году переход начался. Обычно он в начале сентября проходит.

- С чего начнем? — спросила Лу.

- С логотипа. С чего же еще! На нем и проверим, хорошее мы название придумали или нет.

- Ир, если честно, я с 2D редакторами, мягко говоря, не очень дружу.

- Ну и что? Рисовать карандашом, надеюсь, умеешь? — улыбнулась Ира. — Мне от тебя нужны идеи, в корне отличающиеся от моих, и больше ничего.

- Это можно! — сказал Лу, отодвигая клавиатуру с мышкой и водружая рядом с собой пачку бумаги.

- Я сегодня, кстати, тоже с карандашиком поработаю, — Ира мечтательно вздохнула. — Неужели этот момент в моей жизни все же наступил? Аж не верится, что можно над логотипом работать столько, сколько нужно, а не выдавать его левой пяткой за пять минут. Ну не понимают люди, почему на создание, к примеру, логотипа нужно очень много времени, когда его можно нарисовать левой пяткой за пять минут! Нет, конечно, бывает, что и за пять минут точное попадание, но это лишь счастливая случайность и не более того. Действительно классные вещи требуют очень много времени.

Напротив скрипнула дверь. Ира тут же поднялась и выглянула в коридор.

- Миша! Давай к нам. Я тебя тоже логотипом озадачу. Не против?

- Не против, но мне сейчас в бухгалтерию надо. У них там комп завис.

- Миш, не искал еще человека для решения подобных проблем?

- Да когда? — улыбнулся Миха. — Вообще-то, я уже прикидывал, но пока, кроме Оксаны, на ум никто не приходит.

- А почему «кроме Оксаны»? Она что, почему-то не подошла? — спросила Лу.

- Да я ее и не предлагал.

- А почему? Не справится, думаешь? — поинтересовалась Ира.

- Да нет. Оксана справится. Просто она… ну… со странностями.

- Миша, — улыбнулась Лу, — позволь тебе открыть одну тайну: мы тут все со странностями. Между прочим, и ты в том числе.

Миха усмехнулся.

- Да я понимаю, но у нее…

- Миш, короче, вызванивай эту Оксану, а мы уже посмотрим, что у нее там за странности.

- Ладно, Ирина Борисовна… но…

- Чего?

- Не смогу я с ней в одном кабинете работать, — Миха чуть поморщился.

- О-о! Миш, это — действительно проблема. К твоему сведению, если она со странностями, резко отличающимися от наших, ее даже на второй этаж посадить можно. Так что, как освободишься от бухгалтерии, сразу ей звони. А то сегодня уже… — Ира посмотрела на мобильник. — Ого! Девятнадцатое сегодня уже!

- Кстати, девятнадцатое! — встрепенулась Лу. — С квартирой-то у вас что?

- Да пока никто ничего не говорит.

- А самому спросить?

- Неудобно, как-то…

- Ладно. Иди в бухгалтерию, потом сразу к нам и, прежде чем Ирина Борисовна начнет озадачивать тебя логотипом, сходим с тобой и узнаем, что там с квартирой.

У Михи запел мобильник — бухгалтерия напоминала о своем существовании — и он тут же помчался по лестнице вниз.

Ира и Лу, прикрыв дверь, вернулись за столы.

- Лу, а кто у нас Миха? Ты, часом, не приглядывалась?

- Приглядывалась, конечно. С ним все просто. Он — активное вещество и личность, которая совсем чуть-чуть не дотягивает до третьего уровня. Это — то, что точно. Не уверена на все сто, но полагаю, что он не вселенского происхождения. Попал сюда намеренно и именно для того, чтобы с помощью условий Вселенной повысить свой уровень. Кроме того, мне кажется, что это — его не первая жизнь человеком, хотя, возможно, он пробовал и другие воплощения.

- Знаешь, мне всегда казалось, что талантливость, одаренность, способности зависят от уровня личности.

- Вовсе нет. Способности зависят от стремлений личности, что и оказывает влияние на формирование тела. Просто, личности более высоких уровней делают это по своей воле, а более низких, в большей степени, под воздействием различных влияний. В том числе и влияния своего стремления. Ира, если честно, я уже давно жду от тебя один вопрос, но ты его, почему-то, никак не задаешь.

Ира оторвала глаза от бумаги и внимательно посмотрела на Лу.

- Ты хочешь сказать, что у тебя есть, что на него ответить?

- Не могу сказать, что это — исчерпывающая информация, но кое-какими любопытными наблюдениями я могу с тобой поделиться.

- Неужели ты на похоронах, несмотря ни на что, еще и на меня с Радным внимание обращала?

- Да. И после тоже.

- И что?

- Нечто очень странное… Я спросила Женю — естественно, не конкретизируя, что это о тебе и Стасе — что это такое, но он даже не понял, о чем я говорю. То есть, он такого никогда не видел и, само собой, не видит этого в отношении вас. Я попытаюсь описать тебе, но это очень сложно. Это нечто, как река… Река, которая течет сразу в обе стороны… течение одно, но оно течет одновременно в обе стороны… С одной стороны, эта река будто впадает в море, а с другой стороны, будто низвергается водопадом и течет дальше и тоже одновременно в обе стороны… То, что течет, это — не вода. Это — свет. Очень странный свет. Золотистый и очень густой … как расплавленная лава густой.

Ира вздрогнула всем телом. Сердце забилось в глотке. Лу посмотрела на нее и спросила:

- Тебе это говорит о чем-то?

- О чем-то говорит… Знать бы только: о чем?

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

Знать бы только: о чем?
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Ира перевела дыхание, стараясь успокоить отчаянно колотящееся сердце:

- Это ты видела во время похорон?

- Первый раз — да. Но теперь я начинаю это видеть постоянно, когда вы одновременно оказываетесь в поле моего зрения. Это никак не связано с видением вашего взаимодействия. Оно так и продолжает оставаться таким, будто вы — случайные прохожие, идущие мимо друг друга на улице.

Вернулся Миха.

- Ну что, идем узнавать, что там с твоей квартирой? — тут же спросила его Лу.

- Да давайте уже во время обеда… Какая разница, когда спрашивать.

- Ладно, уговорил, — согласилась Лу.

- Так. Оксане со странностями звони, — напомнила Ира.

Миха позвонил. Оксана со странностями пообещала подойти часам к трем. Как только со всем этим было покончено, Ира усадила Миху, выдала бумагу и карандаш и объяснила, что делать. До обеда они дружно рисовали под разговоры ни о чем.

- - -

Ира, Лу и Миха так увлеклись, что обедать отправились только в начале третьего и то, только благодаря тому, что Ире позвонил Женечка и напомнил. Когда Ира, Лу и Миха спустились, Женечке составляли компанию только Генка и Радный.

- А где остальные? — поинтересовалась Ира.

- Уже давно накормлены, — ответил Генка. — Это вы да мы сегодня припозднились.

- Так, ребята, — начала Лу, едва усевшись за стол. — А что там с квартирой Аллы и Миши? Вроде бы в середине месяца обещали, а уже девятнадцатое.

- Из-за форума небольшая задержка, — ответил Женечка. — Алла в курсе. Миш, она разве тебе не говорила?

Миха растерянно молчал.

- Может быть, и говорила, — вместо него ответила Ира, — но Миша в этот момент, по всей видимости, в уме пытался какой-нибудь исходный код куда-нибудь прописать.

Миха смущенно хмыкнул.

- В общем, все прекрасно осведомлены, что в сентябре бывает форум, но он, почему-то, всегда обрушивается совершенно внезапно, и на городскую администрацию в том числе, — пояснил суть проблемы Радный. — Ну и мы, как все, тоже не учли, что и нас, как всех, это тоже коснется. На этой неделе вряд ли, но на следующей, Миша, уже точно сможете заняться переездом.

- Спасибо, — продолжая растерянно смущаться, пробормотал Миха.

- Кстати, Миш, — обратился к нему Генка, — понимаю, что времени особо не было, но все же хочу спросить: ты еще не думал, кого взять для техобслуживания компьютеров?

- Не просто думал, — вновь принялась отвечать за Миху Ира, — а сегодня к трем должен подойти наш потенциальный новый сотрудник, точнее, сотрудница.

- К трем? Так это уже вот-вот. Давайте тогда уже дождемся, да все вместе и посмотрим, — предложил Радный.

- Вы ее уже видели, Станислав Андреевич, — сказал Миха, — она к вам в машину садилась, когда на кладбище ехали.

- Так это все-таки была ОНА, — усмехнулся Радный.

- Ну да… Я уже говорил Ирине Борисовне и сеньоре Бональде, что она со странностями. Именно поэтому я и не стал ее сразу предлагать, хотя специалист она очень крепкий.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

со странностями
художник: Хананта Нур (Индонезия)

- Миша говорил нам, — вступила в разговор Лу, — что странности у нее настолько странные, что он не сможет работать с ней в одном кабинете.

- Ну, с кабинетами напрягов нет, — сказал Генка, — так что ничего страшного. Честно говоря, для всех будет гораздо удобнее, если она на втором этаже обоснуется.

Ира усмехнулась.

- Чего смешного, Ирчик? — весело спросил Генка.

- Да я именно об этом Мише сказала. В смысле, что ее на втором этаже посадить можно.

- Ну вот! Значит, здравая у меня идея! — изобразил гордость за себя Генка. — А все же, Миш, извини, просто любопытно, если она с такими странностями, что даже видеть ее, особого желание нет, как же ты с ней общался до сего времени? — удивился Генка.

- Да я с ней особо и не общался никогда. Она к Руслану бывало заходила проконсультироваться. Он-то с кем угодно запросто контачил… — Миха, опустив глаза, замолчал, но через мгновение встрепенулся, хватаясь за карман джинсов. — Кстати, она, наверное, звонит, — он достал телефон. — Да, Оксана, сейчас я спущусь.

Минут через пять Миха вернулся с тем, что он называл «Оксана». Оно было бесформенное и мрачное с прической а’ля воронье гнездо и массивной серьгой в одном ухе. Далее разбираться с тем, что это такое, Ира и Лу не стали, а, прихватив с собою весьма довольного этим Миху, быстренько отправились дальше пачкать бумагу карандашными набросками будущего логотипа.

- Знаете, — утвердившимся шутливым тоном начала Ира после очередного анекдота, — вот с самого начала, как только начали переводить бумагу, не оставляет зудящее ощущение, будто все это что-то мне до боли напоминает. И вот только сейчас поняла, что именно!

- И что? — в том же духе спросила Лу.

- Сотворение мира! — нарочито торжественно провозгласила Ира.

- Именно! — согласилась Лу.

Миха оторвал глаза от своего листка и несколько раз перевел взгляд с Иры на Лу так, что они обе, в свою очередь, посмотрели на него.

- Ты чего, Миш? — в удивленном замешательстве спросила Ира.

Миха смущенно-нервно хихикнул и чуть дрожащим голосом произнес:

- Да какое-то жутковатое чувство, что вас нужно понимать буквально…

Аз Фита Ижица. Художник: Ханс Дегнер (Дания). Абстрактное искусство

нужно понимать буквально
художник: Ханс Дегнер (Дания)

Ира и Лу покатились со смеху.

- Ну вот! А говоришь, Оксана эта со странностями! — сквозь последние смешинки сказал Лу.

- Кстати, что там с ней решили-то? — полуриторически спросила Ира.

- Сейчас Гену к нам на перекур вытащим и узнаем, — ответила Лу и на ощупь нашла свой мобильник, заваленный исчерканными бумажками.

Генка поднялся вместе с Женечкой, благодаря чему перекур прошел под кофе.

- Ну что? — спросила Ира.

- Однозначно второй этаж, — поставил «диагноз» Женечка и передал слово Генке.

- На работу может выйти прямо с завтрашнего дня, — принялся информировать Генка. — Единственное, пока сможет работать только два через два, так как трудится еще и в какой-то мастерской по ремонту компьютеров. У меня по поводу этого пока возражений нет. Мы на нее посмотрим. Она на нас посмотрит. Я дал ей срок месяц, чтобы точно определиться. Так что, в ближайший месяц, Миш, тебе все же придется, скорее всего, отрываться.

- Не вопрос, — согласился Миха.

- Кого-то она мне напоминает… — вдруг задумчиво проговорил Генка, будто усиленно пытаясь вспомнить, — даже не то, чтобы напоминает, а как бы привкус какой-то знакомый есть. Ладно. Это неважно, — Генка встряхнул головой, словно отгоняя навязавшуюся идею вспомнить.

- - -

Первую половину вторника Миха посвятил введению Оксаны в курс дела, а Ира и Лу — разгребанию вороха исчерканной накануне бумаги. Они распределяли листки на четыре стопки, ставя еле заметные соответствующие пометки. Первая стопка называлась «Просто блеск!», вторая — «В этом что-то есть…», третья — «Ну… в принципе может быть» и четвертая — «Ни в какие ворота».

Еще в одиннадцать Ира позаботилась о том, чтобы на обед третий и четвертый этажи собрались всем составом и как можно раньше, дабы совместить его с обсуждением достижений их вчерашней бумагомарательной деятельности.

Пока утоление голода носило первостепенно актуальный характер, Миха отчитался о введение в курс дела Оксаны, а потом принялись за рассматривание произведений графики, принесенных Ирой одной, тщательно перемешанной стопкой.

- Если несложно, кроме устного высказывания впечатлений, ставьте на листках какие-нибудь понятные пометки. Хотя бы плюс тому, что понравилось, и минус тому, что не понравилось. Миш, тебе этого делать необязательно. Все равно во второй половине дня еще раз втроем это все перебирать будем.

- Ирчик, никогда не замечал в тебе тяги к коллегиальности, — Генка, нарочито изображая удивление, посмотрел на Иру.

- Коллегиальность? О чем ты, Гена? Никакой коллегиальности! Я вас всех просто беззастенчиво использую, чтобы поймать волну.

- То есть, если я правильно понял, стараться нам надо с удвоенной силой? — с намеком на улыбку спросил Радный.

- Если не затруднит, то с учетверенной, — попробовала пошутить Ира, отчаянно пытаясь не поддаваться страховосторгу.

Попытка не удалась, а потому, вплоть до разбредания по кабинетам, Ира сидела молча в его эпицентре, стараясь оттуда ловить словесные и мимические выражения впечатлений. Наиболее колкие замечания исходили, естественно, от Женечки, но Алла уверенно с ним соперничала. «Похоже, они прекрасно сработаются», — сделала вывод Ира. Влад периодически задавал вопросы, на которые отвечал Генка посредством небольших актерских дивертисментов, в которые мастерски вплетал собственные впечатления. Вопросы задавала и Лидия Гавриловна. Ей давала пояснения Лу. Радный, ничего не выражая ни мимикой, ни жестами, молча ставил плюсы и минусы.

После того как каждый листик прошел через все руки, Ира снова собрала их в стопку и, поблагодарив всех, предложила продолжить рабочий день.

- Ну что, теперь давайте это все еще раз втроем перелопатим, руководствуясь новым видением после обсуждения.

Листки постепенно стали снова раскладываться на четыре стопки с проставлением новых пометок и подробным обсуждением по ходу.

Последний листик получил свое распределение в одну из четырех стопок за десять минут до окончания рабочего дня.

- Всё на сегодня! — торжественно объявила Ира, торжественно скрепляя уголки стопок степлером. — Сейчас курим и по домам.

- Завтра что делаем? — спросила Лу.

- Я завтра, послезавтра и послепослезавтра продолжаю с этим со всем работать, а вы… Миша, Лу, ну вы же такие умные! Придумайте что-нибудь сами.

- Тогда я возьмусь за следующий объект, — тут же сказала Лу.

- А я… — Миха слегка замялся. — Ирина Борисовна, я, конечно, в общих чертах в курсе того, что должно получиться в итоге, но Геннадий Васильевич как-то говорил, что у Вас есть подробное изложение концепции. Можно мне с ним ознакомиться?

- Хорошая идея, Миш, — поддержала его Ира. — Только… — Ира многозначительно переглянулась с Лу, вздохнула и решилась. — В общем, подробная концепция существует в двух вариантах: официальном и фактическом. Мне бы хотелось дать тебе познакомится с фактическим, но… Он со странностями…

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

он со странностями
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

Ты в курсе одной из странностей. Это — проходы. Однако там есть и другие странности. Не знаю, одобрят ли остальные мое решение ввести тебя в курс дела целиком и полностью, но я считаю, что это необходимо. О второй странности предупрежу тебя сразу, чтобы она тебя не шокировала, ну а с третьей разберешься сам. Так вот, состав совета директоров включает в себя еще двух членов, о которых ничего не говорится в официальных документах. Ты, в общем-то, с ними знаком. Не входят они в официальный состав совета директоров потому, что они — не люди. Это — собака и кот, которые живут со мной. То есть, Зив и Лоренц.

Миша некоторое время молчал со странным выражением на лице, потом вздохнул и ответил:

- Собственно, после общения с Русланом, по-настоящему удивить меня вряд ли что способно. Так значит, Зив действительно отвечает Яне?

- Да, — коротко ответила Ира.

- А как это происходит? Простите, просто любопытно.

- Я слышу в урчании и лае Зива, и в мяуканье и мурлыканье Лоренца речь. Лу тоже ее слышит, но для нее речь Зива и Лоренца звучит на испанском, поскольку испанский — ее родной язык. Кроме того, они по собственному желанию могут сделать так, что даже те, кто способен понимать их речь, будут слышать только собачье урчание и лай, и кошачье мяуканье и мурлыканье. Как именно это происходит, как они это делают, я без малейшего понятия.

- Понятно… А третья странность?

- Миша, я тебе уже сказала, что с этим тебе придется разбираться самому.

- Хорошо, — смущенно улыбнулся Миха.

- - -

В среду и в четверг Ира полностью растворилась в работе над логотипом, лишь краем сознания изредка констатируя, что к ним заходит Миха и о чем-то спрашивает. Отвечала на его вопросы Лу. Чаще, предварительно растормошив Иру и вытащив на перекур, но и отделенная от виртуального изображения двумя стенами и коридором, Ира не теряла сосредоточенности на своей деятельности.

В среду Ира немного включилась в реальность лишь на обеде.

- А где все остальные? — спросила она, осознав, что с нею вместе здесь находятся только Лу и Миха.

- Миша, посмотрев на тебя, предположил, что будет лучше, если, кроме нас с ним, тебя больше никто видеть не будет, — с легкой иронией поведала ей Лу.

- Ну да, — усмехнулся Миха. — Если что, то я хотя бы на вибрацию мобильника реагирую, а Вы, Ирина Борисовна, вообще вне зоны доступа.

- Прошу прощенья, но ничего не поделаешь. Издержки творческого процесса.

- Ира, мы, вроде, только им тут и занимаемся, но на моей памяти ты еще так никогда не улетала.

- У меня просто трепетное отношение к символике.

Через миг на лице Иры еще играли отблески улыбки, но выражение взгляда уже красноречиво свидетельствовало о том, что вряд ли он фиксирует окружающую действительность.

Домой ее удалось выгнать только в десятом часу вечера после предложения Женечки попросить Радного, чтобы он туда ее отвез. Предложение свое Женечка высказывал очень громко, стоя непосредственно рядом с Ирой и глядя на нее в упор, но встрепенулась она только тогда, когда Женечка произнес «Стас». Встрепенулась так неожиданно и резко, что умудрилась испугать не только стоящего рядом Женечку, но и Лу с Генкой, которые в этот момент тоже находились в кабинете.

- Ну вот, — со смехом сказала Лу, придя в себя после испуга, — зато теперь я знаю, как ты включаешься.

- Лу, я тебе ничего плохого не делала, так что придумай, пожалуйста, какой-нибудь другой способ, — поддерживая развеселый стиль общения, попросила Ира.

В четверг, когда Лу вошла в кабинет, Ира уже присутствовала там и уже в состоянии полного отсутствия во внешнем мире.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

полного отсутствия во внешнем мире
художник: Оливер Лавдей (США)

Миха, видя такое, проникся к Ире всей душой и пресекал попытки Лу растормошить ее, дабы вытащить на перекур. Он тормошил Иру сам, но гораздо деликатнее, чем делала это Лу. Обед же он собственноручно доставил Ире прямо в кабинет.

- Не оценит, — съязвила Лу, окидывая Иру взглядом.

Вечером, однако, Ира проявила чудеса адекватности. Едва Женечка зашел в кабинет, она тут же сказала:

- Уже закругляюсь.

И действительно минуты через три стала выключать компьютер.

В пятницу, войдя в кабинет, Лу опять наткнулась на невменяемую Иру. Однако в начале одиннадцатого Ира резко вернулась в полностью адекватное состояние.

- Лу, вы с Мишей снова мне очень-очень нужны.

- Dios mío! — воскликнула Лу от неожиданности.

- Лу, все в порядке, — улыбнулась Ира. — Вы с Мишей мне снова нужны. Можете оторваться?

Лу перевала дыхание.

- Я — да. Сейчас Мишу позову.

Пока Лу ходила за Михой, Ира поставила на печать.

- Это — черновик черновика, — сказала Ира, показывая Лу и Михе приличную пачку бумаги. — Так что сейчас займемся примерно тем же, чем и во вторник.

В обед, как и во вторник, «черновик черновика» был представлен на суд третьего этажа, а после обеда, как и во вторник, продолжилась работа узким кругом. И хотя объемы теперь были не столь внушительными, сортировка окончилась только вместе с рабочим днем.

- Фух! — устало выдохнула Ира, скрепляя уголки стопок степлером. — Так. Надо сейчас это все в ноутбук перекачать.

Ира включила ноутбук и кликнула «Enter» чтобы разбудить спящий с утра компьютер. Когда возобновился Windows, раздалось «чпок!».

- О! Письмо пришло, — констатировала Ира, — А вообще, ладно. Дома уже прочту.

Она закрыла иконку и скопировала папку с наработками по логотипу в ноутбук.

- Всё! По домам! — торжественно объявила Ира окончание очередной рабочей недели.

На улице лил проливной дождь, но Ира решила не пользоваться проходом, а дабы немного развеется прокатиться с Владом, Аллой и Михой. По дороге в детский сад за Яной, Влад предложил, раз в эти выходные не намечается никаких мероприятий, съездить куда-нибудь. Ира, как всегда, отказалась. Алла с Михой неуверенно переглянулись.

- Да езжайте, конечно! — подбодрила их Ира. — Сейчас я Татьяне Николаевне позвоню.

Татьяна Николаевна, как и ожидалось, согласилась присмотреть за Михиной бабушкой, а потому, сначала забрали из детского сада Яну, потом их с Аллой отвезли к Алине, затем заехали за Михиной бабушкой, и только после этого Ира попала домой.

Блаженство тишины расслабило после сумбура катания по городу. Какое-то время Ира просто сидела на диване в гостиной. Особых сил продолжить работу не наблюдалось, но она все же решила зафиксировать наскоро все идеи, что пришли ей в ходе обсуждения, а потому, переодевшись, тут же отправилась в кабинет. Работала Ира около часа. Руки чесались в жажде продолжения, но она мужественно остановилась, понимая, что с утра на свежую голову дело пойдет с более впечатляющей эффективностью.

- Всё. Дальше — завтра, — сказала она твердо сама себе, закрыла программу и уже собиралась выключать компьютер, когда вспомнила, что перед самым уходом пришло какое-то письмо.

Ира открыла почту, и у нее внутри все оборвалось. Пришедшее под конец рабочего дня письмо было от… Руслана Крышенько. Только с четвертого раза Ире удалось дрожащей рукой кликнуть на него так, чтобы оно открылось, и…

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

и…
художник: Евгений Заремба (Россия)

«Ирка! Только не пугайся! Я действительно умер месяц назад, но, уверяю тебя, хоть и грозился как-то, Тот Свет я к Интернету не подключал 🙂! Я при жизни написал это письмо для тебя и немного помудрил, чтобы получила ты его через месяц после моей смерти. Я выставил дату отправки письма, отстоящую от сего дня на месяц, и каждый вечер передвигаю ее на день вперед в надежде на то, что, когда я умру, я ведь не смогу этого делать 🙂, и ты, в конце концов, получишь мое письмо в задуманный мною срок. Еще мне хотелось бы, чтобы ты читала его в одиночестве, а потому время отправки я поставил на самый конец рабочего дня, чтобы ты его успела зацепить, но не стала открывать. Я почему-то знаю, что получишь ты его именно в рабочий день. Признайся честно! Ведь сказала: «О! Письмо пришло. А вообще, ладно. Дома уже прочту». Сказала? 🙂. Ну вот. Вот и вся хитрость. Надеюсь, тебе полегчало малость?

Все, что собирался сообщить тебе, коротко не получилось. Впрочем, я к этому и не стремился. А потому далее см. прикреп. файл».

Глава 83. Прикреп. файл