Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть II

Хаос в калейдоскопе

Книга 5

Крышень без компании

(главы 69-83)


Глава 81
Без вариантов

Вообще-то, Женечка собирался остаться с Ирой и в эту ночь, но Ира настояла, что ей нужно побыть одной. Зачем настояла — сама не понимала, потому что, когда все ушли, образ Руслана захватил сознание невыносимой мукой, которую не могли смягчить никакие Happy End-ы.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

не могли смягчить
художник: Кушлани Джаясинха (США)

Ира пыталась себя уговорить, что это, конечно, ужасно, когда из жизни уходят в таком юном возрасте, но ведь Руслан, собственно, ей никто, да и тесно общаться с ним ей пришлось всего ничего — немногим больше месяца. Однако эти уговоры никак не влияли ни на разрывающее чувство потери, ни на острое ощущение, что она не успела столько всего ему сказать, столько всего сделать вместе с ним.

- Ну что я должна была ему сказать? — пыталась убедить Ира свое собственное ощущение в его полнейшей нелепости. — Что мы должны были с ним сделать? По большому счету, мы никак не пресекались с ним по работе.

«А статьи?», — само собой прилетело в сознание.

- Да. Статьи…

Сжала новая волна щемящей боли. В почте так и осталось несколько неоткрытых писем от Руслана. Ира не представляла себе, как она будет открывать эти письма, как будет читать приколы Руслана со смайликами, предваряющие его традиционное «см. прикреп. файл».

А еще есть целая куча хоть и скачанных, но так и непрочитанных статей. «Все они написаны в последнюю неделю его жизни», — пронеслось в сознании, резанув острой болью.

- Как он успевал?

Впрочем, статьи были небольшие. К тому же, Ира как-то стала свидетельницей, как он их пишет, когда заглянула зачем-то к ним с Михой. Она тогда даже забыла, зачем именно заглянула, увидев, как Руслан строчит слепым десятипальцевым с такой скоростью, что Ира не успевала читать, а по ходу еще умудряется со смехом прикалываться над чем-то, откровенно вредничая.

- Ну не должны такие яркие личности гаснуть едва вспыхнув!!!

Должны, не должны, но это происходит… Иру заполнила звенящая пустота окончательности смерти. И тут перед глазами, так, будто это происходит сейчас, возникла сцена, когда Руслан в первый и в последний раз сказал «до свидания», когда Ира в последний раз видела его живым. Он светился немыслимым, всепоглощающим счастьем.

Аз Фита Ижица. Художник: Арлетт Ганьон (Канада). Абстрактное искусство

всепоглощающим счастьем
художник: Арлетт Ганьон (Канада)

- Может быть, для него это все же был Happy End? Может быть… Только это такой Happy End, который никакие силы не способны превратить в Happy Beginning

Что-то в самой глубине, тщетно пытаясь подобрать слова, говорило, что это не так, что лишь непроницаемая пелена горя и боли мешает разглядеть нечто. Нечто очень важное. Смерть окончательна, но в то же самое время, Смерть — изначальное условие земной жизни.

- Изначальность и Окончательность Смерти… — медленно проговорила Ира. — Смерть — не точка отсчета. Смерть — воплощение Изначальности и Окончательности здесь, на Земле. Здесь все имеет начало и конец, и лишь Смерть Изначальна и Окончательна. Хотя… нет… Абсолютно все Изначально и Окончательно, а то, что вроде бы что-то можно исправить — это иллюзия. А вот Смерть избавлена от этой иллюзии, от иллюзии, что можно что-то изменить. Ничто нельзя изменить в любой точке ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. И нет никакой точки ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. Есть просто Изначальное и Окончательное ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС.

Сквозь проговариваемые вслух мысли Ира почувствовала, что находится в состоянии, которое, вообще-то, следовало назвать сексуальным возбуждением, но сейчас такое определение казалось кощунственным. Тем не менее, Ира поняла, что она неуклонно приближается к апогею очередного расщепления, и точно знала, что сейчас это происходит на уровне ОТ.

«Сила ОТ — это сила Изначальности и Окончательности. Узкий участок диапазона, который социум использует как свою составную часть, соответствует восприятию всего сущего, как имеющего начало и конец».

Аз Фита Ижица. Художник: Бамбанг Видарсоно (Индонезия). Абстрактное искусство

Сила ОТ
художник: Бамбанг Видарсоно (Индонезия)

- Начало и Конец сливаются в одну Изначальную и Окончательную точку. То, что кажется этой точкой, это Изначальное и Окончательное ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС.

Как и в прошлые два раза, слова не могли полностью отразить фантастическое ощущение единства двоичности.

- Любой процесс имеет Начало и Конец, в то время как каждая его точка — Изначальна и Окончательна. Любой процесс — это Изначальная и Окончательная точка. Начало и Конец — частные случаи Изначальности и Окончательности. Начало — Изначально и Окончательно. Конец — Изначален и Окончателен. И всё, что между ними, тоже Изначально и Окончательно. Это создает иллюзию предопределенности судьбы. Судьба — череда процессов, имеющих Начало и Конец. Управляющий ею механизм находится в Изначальном и Окончательном ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС, а в Изначальном и Окончательном ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС невозможно что-либо изменить. Изначальное и Окончательное ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС можно лишь использовать с максимальной эффективностью, безупречно делая лучшее, на что способен.

- - -

Едва Ира проснулась, как ей позвонила Лу:

- Как ты? — с беспокойством спросила она.

- Как-то… — вздохнув, ответила Ира. — Как Гена?

- Он с детьми. А я, если хочешь, могу сейчас прийти к тебе.

- Очень хочу.

- Минут через десять-пятнадцать, хорошо?

- Да, конечно.

Ира глянула на часы, они показывали только 6:32. Лу появилась сквозь прорванное пространство, когда Ира уже спустилась в гостиную, и тут же внимательно просканировала Иру взглядом.

- Я умею снимать боль утраты, но, что ты, что Гена, вы буквально зубами в нее вцепились, словно это — самое дорогое, что у вас есть.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

словно это — самое дорогое
художник: Али Камал (Египет)

Ира обреченно призналась себе, что ни за какие блага мира не отдаст боль, терзающую и рвущую ее на части.

- Я должна испить эту чашу до дна, — вырвалось само собой.

- Как знаешь, — вздохнула Лу.

- Только давай не будем об этом говорить, — Ира вздохнула. — Сил нет.

- Хорошо.

Они минуты две посидели в натянутом молчании, а потом Ира спросила:

- О чем вы вчера с Лешей так долго беседовали? По-моему, мы не меньше часа на кухне сидели, пока ты нас обратно не позвала.

- Я рассказывала ему про Эрику, — с теплой полуулыбкой ответила Лу.

- И как он?

- Смущался, конечно, но потом даже несколько вопросов задал.

- Доброе утро! — послышался с лестницы слегка удивленный голос Михи. Он явно не рассчитывал, что кто-то уже не спит в такую рань. — Я к бабушке собрался. Как она там?

- Все в порядке, Миша, — ответила Лу с легкой улыбкой. — Правда, теперь об уборке в доме тебе надо будет думать самому, пока твоя бабушка запоем читает книги.

- В смысле? — спросил сбитый с толку Миха.

- В прямом. Она теперь не будет каждый день сызнова начинать генеральную уборку. Она теперь будет с утра до ночи читать.

- Как Вы это сделали? — Миха выглядел еще более ошарашенным с легким налетом неверия.

- Я не могу тебе этого объяснить, Миша. Не потому, что не хочу, или это — какая-то тайна. Я действительно не могу. Но в любом случае, какая тебе разница, как у меня это получилось? Главное, что теперь ты сможешь более комфортно жить рядом со своей бабушкой, а еще важнее то, что теперь ее проблемы не помешают тебе строить свою жизнь вместе с Аллой.

- Спасибо, — выдавил Миха, пытаясь поверить, однако, на всякий случай, без особого рвения. — Я съезжу к ней.

- Миша, еще очень рано, — сказала Ира.

- Я хотел успеть смотаться туда и обратно пока Алла с Яной спят.

- Миша, чуть позже я отведу тебя через дырку и туда, и обратно, — предложила Лу. — Так что, много времени у тебя это не займет. Тем более что мне самой надо на нее еще разок взглянуть.

- Сеньора Бональде, спасибо Вам за предложение, но… Видите ли, я не смогу скрывать что-либо от Аллы, а потому, лучше я буду передвигаться по Земле, как положено всем нормальным людям.

- Миша, тебе и не придется это скрывать, — заверила его Лу. — Вообще-то, если бы нужно было скрывать, то ты бы просто не смог рассказать об этом Алле. Ты просто бы забывал об этом каждый раз, когда она рядом. Но Алле можно об этом знать. Тем более что она, в отличие от тебя, будет видеть щели проходов. Ее просто нужно этому научить. Не прямо сейчас, естественно, но мы расскажем ей о проходах и научим ими пользоваться. Так что, немного изворотливости понадобиться только сегодня, ну, возможно, и еще несколько раз, но это ненадолго. Сегодня просто выйдешь через парадный вход, а я встречу тебя на улице. Я там долго с тобой не пробуду, так что, как соберешься возвращаться, просто наберешь меня и скинешь, и я тебя заберу. Договорились?

- Ладно, — согласился Миха.

- Яну уже видел? — спросила Ира.

- Нет еще, — с трепетом в голосе ответил Миха. — Ее вчера в другой комнате уложили.

Миха на несколько мгновений словно потерялся. Ира и Лу молча смотрели на него.

- Это такое странное чувство… — задумчиво проговорил Миха. — Это такое странное чувство… — повторил он, явно силясь найти слова, чтобы выразить его. — Оказывается, я уже четыре года, как отец… Это даже не радость… Это что-то большее… — Миха вдруг тяжело вздохнул. — Единственное, не время сейчас радоваться. Вы не представляете, сколько он сделал для меня!

- Миша, — Ира посмотрела на него сквозь скапливающиеся в глазах слезы и отрешенно улыбнулась, — я не помню, чтобы тебе кто-нибудь рассказывал… В общем… Ты знаешь, как именно погиб Руслан?

- Нет, — тихо ответил Миха, опуская взгляд.

Лу с тревогой посмотрела на Иру.

- Лу, все в порядке…. Я в норме… — ответила Ира на ее тревожный взгляд и вновь повернулась к Михе. — Так вот, Миша, ты ушел тогда немного раньше. Ты не видел, как уходил Руслан. Он светился счастьем и… сказал: «всем до свидания». А потом… В общем, на огромной скорости столкнулись две машины. У них вырвало двери. Одна из этих дверей обрубила ветку дерева. Ветка, падая, оборвала электрический провод. Самый-самый кончик этого провода попал Руслану точно в висок.

Миха подняла на Иру глаза. Он пытался сдержаться, но у него не получилось, и он рассмеялся сквозь слезы.

- Как прикололся! — воскликнул он сквозь смех.

- Да, Миша. Именно так. Мало того, столкнувшиеся машины превратились в груду металлолома и восстановлению не подлежат, но в них — ни одного трупа и ни одного серьезно покалеченного. Обоих водителей в момент удара выбросило следом за дверьми из машин, и они отделались легкими ушибами и царапинами. А кроме всего этого… Не знаю, видел ли ты это вчера на кладбище… Обратил ли на это внимание…. В общем, Миша, Happy End, способный перерасти в Happy Beginning, пережили вчера не только вы с Аллой. Вчера очень многие встретились после разлуки, простили друг другу, помирились. Вчера был целый парад Happy End-ов.

Кто-то скажет, что так смотреть на вещи — это что-то из области мистики. Что все это, на самом деле, лишь совпадения чистейшей воды. Нет смысла спорить, так это или не так. Просто… Я хочу сказать, Миша, для тебя сейчас самое время радоваться резким переменам, которые вчера произошли в твоей жизни. Радоваться через боль, которую ты испытываешь из-за гибели Руслана. Радоваться потому, что иначе — это неуважение к памяти Руслана. Может быть, это и простое совпадение, но именно благодаря его уходу из жизни, ты и Алла получили шанс быть вместе, шанс сделать друг друга счастливыми. И радоваться этому дару — это выражение благодарности Руслану за то, что он сделал для тебя, пока жил, и за то, что он умудрился сделать своей смертью.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

самое время радоваться
художник: Нина Расина (Россия)

Миха, Ира и Лу погрузились в отрешенное безмолвие, которое оборвалось звонким голоском с лестницы:

- Мама! Там кто-то есть!

Следом за голоском выпорхнуло юное создание в цветастом платьице с крылышками. Ира украдкой бросила взгляд на Миху. По всей видимости, ему казалось, будто он завязал себе бантики и смотрится в зеркало. Личико Яны, обрамленное точно такими же, как у Михи, светло-русыми, слегка вьющимися ниспадающими до плеч волосами, представляло собой почти точную копию лица Михи. Точно такие же светло-серые глаза с точно таким же почти миндалевидным разрезом. Точно такой же небольшой заостренный нос. Точно такие же чуть тонковатые губы. Точно такие же мягко сглаженные скулы. Единственное, черты лица Яны были гораздо нежнее, чем у Михи, и по обе стороны от макушки головы красовались бантики из узенькой ленты, завязанные на тоненьких прядках волос.

Сбежав вниз, Яна остановилась как вкопанная и, удивленно расширив глаза, уставилась на Лу.

- Яна, а «доброе утро», кто говорить будет? — послышался сверху строгий голос Аллы.

- Доброе утро, — машинально повторила Яна, не сводя удивленного взгляда с Лу.

Она сделала несколько несмелых шагов в сторону Лу и снова остановилась.

- Ты очень красивая, — вдруг неожиданно твердым голоском сказала она.

- Спасибо, — улыбнулась Лу.

- Но ты… — в голоске Яны слышалось удивленное волнение. — Ты… негр?

- Да. Я — негр, — еще больше расплылась в улыбке Лу.

- А почему ты тогда белая? — вновь с уверенной напористостью спросила Яна.

- Ну… я… не совсем негр, — ответила Лу.

- А разве так бывает, чтобы не совсем негр?

- Бывает.

- А когда так бывает?

- К примеру, если мама негр, а папа не негр.

- Очень интересно, — серьезно отметила Яна, но видно, на самом деле, этот вопрос ее больше не интересовал, так как она спросила. — А как тебя звать?

- Лу.

- Это не правильно! — тут же почти возмутилась Яна.

- Почему?

- Потому что если тебя звать Лу, значит ты — мальчик, но ты же девочка!

- Иногда так бывает…

- Нет. Так не бывает, — категорично оборвала Яна попытку Лу объяснить. — Это не правильно. Раз ты девочка, тебя нужно звать Луа.

Лу хотела было что-то сказать, но Яну она больше не интересовала. Яна повернулась к Ире.

- А ты кто?

- Я — Ира.

- Понятно, — просто сказала Яна.

Ира, не блещущая особой красотой, совершенно непохожая на негра и, к тому же, с полностью соответствующим полу именем, не произвела на Яну сколь-либо яркого впечатления, и она резко повернулась к Михе.

- А ты кто?

Миха смотрел на Яну во все глаза, от трепета, объявшего его, не в силах произнести ни слова. Яна выждала несколько секунд, а потом повернулась к матери:

- Мама, кто это?

- Это, Яна, твой настоящий папа.

- Правда? — Яна очень внимательно вглядывалась в глаза матери.

- Правда, Яна.

Яна развернулась на 180 градусов, подошла к Михе, положила ему свои ладошки на колени и с таким же вниманием, как только что заглядывала в глаза матери, стала всматриваться в глаза Михи.

- Ты правда настоящий? — спросила она.

Аз Фита Ижица. Художник: Лилия Лазарске (Литва). Абстрактное искусство

Ты правда настоящий?
художник: Лилия Лазарске (Литва)

Миха смущенно улыбнулся, кивнул и тихо ответил:

- Правда…

Яна, недолго думая, залезла к нему на колени и обвила свои ручонки вокруг его шеи. Миха несмело положил ладонь ей на спину, придерживая.

- Мама сказала, что мы немножко будем жить здесь. И ты тоже будешь?

- Я буду к вам приходить.

- Почему? Я хочу, чтобы ты тоже жил здесь.

- Я тоже так хочу, но у меня есть бабушка. Она очень старенькая, и ей нужно помогать.

- А где она?

- Она живет в другом месте.

- А ты возьмешь меня к старенькой бабушке?

- Если хочешь, возьму.

- И мы будем там жить?

- Мы не сможем там жить, потому что там очень маленькая комнатка. Мы все там просто не поместимся.

- Ухты-ы-ы-ы! — с восторгом воскликнула Яна, явно пытаясь нарисовать себе в своем воображении крохотную комнатушку, в которой можно не поместиться. Но занималась она этим недолго. — Папа! — уверенно выдала Яна. Миха на несколько секунд забыл, как дышать. — А после немножко, мы будем жить все вместе?

- Обязательно будем.

- И старенькая бабушка с нами?

Миха чуть замялся.

- Обязательно, Яна, — ответила Алла.

- Яна, мне сейчас нужно съездить к старенькой бабушке.

- Ты возьмешь меня с собой?

- Обязательно возьму, но в другой раз.

- А почему в другой раз?

- Сегодня я расскажу старенькой бабушке, что у нее есть такая замечательная внучка, и она очень обрадуется, и тогда, в следующий раз, мы с тобой поедем к ней вместе. Но если мы сегодня сразу приедем с тобой вместе, она может обрадоваться слишком сильно, слишком сильно разволноваться, и от этого ей может стать плохо. Она ведь старенькая.

- А-а-а-а-а… — в серьезной задумчивости протянула Яна и слезла с коленей Михи. — А ты скоро вернешься?

- Очень скоро. Ты даже соскучиться не успеешь.

- Хорошо, — серьезно ответила Яна и помахала Михе рукой. — Пока-пока!

Миха поднялся, несмело подошел к Алле и несмело ее поцеловал.

- Я — быстро…

- Давай! — улыбнулась Алла. Она явно чувствовала себя несколько увереннее.

И минуты не прошло с того момента, как Миха спустился на улицу, как по той же лестнице в гостиную поднялся Зив.

- Уй!!! — испуганно завизжала Яна и прижалась к матери.

- Яна, не бойся! — Ира тут же встала с дивана и присела рядом с Яной. — Он — очень добрый и очень любит играть с детками.

- Он большой! — еще плотнее прижалась к матери Яна.

- Ну и что? Видишь, он остановился и дальше не идет, чтобы ты не боялась. Видишь, какие грустные у него глаза? Он очень расстроился, что напугал тебя.

- Правда? — начиная верить, спросила Яна.

- Правда. Подойди к нему. Не бойся.

Яна стала аккуратно бочком продвигаться в сторону Зива. Зив медленно, всем своим видом демонстрируя полнейшую доброжелательность, лег на пол. Яна добралась до Зива и с опаской присела рядом. Зив не пошевелился.

- Погладь его, — предложила Ира.

Яна стала несмело водить вдоль головы Зива рукой, едва касаясь его шерсти. Зив поднял на Яну глаза. Яна уставилась в них и смотрела очень долго.

- Ты меня не съешь? — наконец спросила она.

- Не съем, — проурчал Зив.

- И не укусишь?

- Нет, не укушу. Хочешь, я тебя покатаю?

- Правда?

- Садись на спину.

Яна, тут же забыв, как только что жалась в страхе к матери, быстро взгромоздилась на спину Зиву.

- Яна! Что ты делаешь? — опешила Алла и не сдвинулась с места, хотя явно собиралась.

- Он сказал, что покатает меня, — уверенно заявила Яна.

- Ага! Сказал! Вот фантазерка!

Аз Фита Ижица. Художник: Дэррил Ф. Джонс Джонс (США). Абстрактное искусство

Вот фантазёрка!
художник: Дэррил Ф. Джонс Джонс (США)

- Алла, не волнуйся! Все нормально. Зив не обидит Яну, — заверила ее Ира.

Тем временем, Зив осторожно поднялся и стал медленно ходить по комнате. Яна звонко хохотала вне себя от восторга, балансируя на его спине крепко ухватившись за густую шерсть. Алла в умиленной растерянности смотрела на свою дочь, гарцующую на громадном псе, и вдруг спохватилась:

- Ой! Ирина Борисовна! Прошу прощенья! Я даже не поздоровалась с Вами! Просто столько всего сразу и всё так внезапно…

- Алла, не извиняйся. Я понимаю.

- А где сеньора Бональде?

- Здесь я, — отозвалась Лу, появляясь в гостиной прямо из воздуха, пока Алла на мгновение отвернулась в другую сторону.

- Ой! — вздрогнула Алла. — Простите, я Вас не заметила… Точнее… такое ощущение…

- Ничего страшного, Алла, тебе, просто, за слишком короткое время пришлось слишком многое пережить, — улыбнулась ей Лу.

- Да… слишком многое…

- Если хочешь, мы можем пойти с тобой гулять на улицу, — проурчал Зив Яне.

- Здорово! — радостно воскликнула Яна и от восторга наверняка свалилась бы с Зива, но он вовремя совершил весьма сложное телодвижение, завершившееся осторожным укладыванием на пол.

- У мамы только разрешение спроси, — посоветовал Зив.

Яна соскочила с него и подбежала к матери.

- Мама, собачка сказала, что мы можем погулять на улице, можно я пойду?

- Собачка, значит, тебе сказала?

- Да. Собачка.

- Ой, фантазерка! — с улыбкой глядя на дочь, покачала головой Алла и повернулась к Ире и Лу. — Ей постоянно что-то то кошечки, то собачки говорят. Да и птички могут чего-нибудь начирикать. В общем, воображение у нас работает на всех парах!

- Алла, — улыбнулась Ира, с умилением глядя на Яну, — фантазерка твоя дочь или не фантазерка, а отпустить ее гулять на улицу вместе с Зивом ты можешь спокойно. Я тебе гарантирую, что все в порядке будет. Он очень любит детей и не обидит ее, да к тому же и присмотрит. Он у нас такой! Только переодень ее. Чумазая вернется.

Алла с легким оттенком недоверия посмотрела на Иру, потом — оценивающе на Зива. Зив подошел к ней и положил свою голову ей на колени, преданно заглядывая в глаза. Алла немного растерянно усмехнулась.

- Ладно. Идем переодеваться, — сказала она.

- Ура-а-а-а! — вне себя от счастья завопила Яна.

- Зив, ты чего это так рассекречиваешься? — спросила его Ира, когда на лестнице стихли шаги Аллы и Яны.

- Тебе же Алла сказала, что ее дочь всех животных понимает, — проурчал Зив.

- Да уж… — задумчиво проговорила Ира. — Вы чего это с Лоренцем от меня прячетесь? И, кстати, где он?

- Мы не прячемся, — ответил Зив. — Просто ты, последнее время, в нас не особо нуждаешься, а потому мы Аристарху Поликарповичу пока помогаем. У него грандиозные планы на следующую жизнь. Готовится. Так что Лоренц сейчас у него. А я посчитал, что мое присутствие здесь сегодня нужнее, чем там.

- Спасибо, — поблагодарила Ира.

Больше поговорить не получилось, потому что вниз по лестнице уже во всю прыть неслась радостная Яна, переоблаченная в легкие штанишки и футболку.

- Яна! — испуганно воскликнула Алла, когда та, запнувшись, чуть не упала.

Зив одним прыжком оказался рядом, и вместо того чтобы кубарем скатиться с лестницы, Яна мягко уткнулась в его мягкий массивный бок.

- Фух, — перевела дух Алла. — А собачка ваша действительно молодец! — улыбнулась она и потрепала Зива по загривку. Зив в ответ лизнул ей руку.

- Ну что, идем? — спросила Яна.

- Идем, — проурчал Зив и повел ее на улицу.

- Алла, позволь дать тебе один совет, — обратилась к ней Лу. — Не мешай Яне фантазировать. Богатое воображение — это замечательно.

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

Богатое воображение — это замечательно
художник: Тургут Салгяр (Турция)

Алла не успела что-либо ответить, так как у нее завибрировал мобильник. Алла посмотрела на его экранчик и сразу стала напряженно серьезной. Ира и Лу тут же ушли на кухню. Но и закрытая дверь не смогла приглушить не только голос Аллы, но и голос, несущийся из трубки.

- Да, мама, я тебя очень внимательно слушаю.

- Ты, вообще, где? Что ты себе позволяешь? Артур места себе не находит! Ты что, его в черный список внесла? Он всю ночь до тебя дозвониться не может! Ну! Ты чего молчишь!

- Пытаюсь решить, на какой из вопросов отвечать в первую очередь.

- Ты соображаешь, что ты творишь? Ты что, действительно Артура в черный список внесла?

- Естественно. Я ночью спать хочу, а не «комплименты» от Артура слушать.

- Ты где?

- Извини, но теперь это ни тебя, ни папу, ни Артура не касается.

- Как это не касается?! Ты — наша дочь! Ты — жена Артура!

- Жаль, что первый пункт не изменишь, но по поводу внесения изменений во второй теперь остались лишь формальности.

- Что ты несешь!? Алла! Опомнись! Артур столько для тебя сделал! Артур дал тебе всё! А ты! Ты просто тварь неблагодарная!

- Спасибо, мама. Я в курсе. Мне без малого пять лет несколько раз на дню напоминают, что я сучка и тварь, чтобы не дай бог не забыла.

- Аллочка, девочка моя! Да. Артур несколько резкий человек. Но ведь он тебя любит! Пойми! Ты, просто, маленькая глупенькая девочка, которая жизни не видела. Которая понятия не имеет, как оно, вообще, бывает. Мы всю жизнь на тебя положили. Теперь Артур с тебя пылинки сдувает. Ограждает тебя от любых трудностей, бед, лишений, волнений. Ты, просто, понятия не имеешь, какая жизнь, на самом деле, сложная и тяжелая вещь. И мы все: и папа, и я, и Артур — очень хотим, чтобы ты имела всё, что тебе хочется, чтобы ты была счастлива.

- Спасибо большое. И если вы действительно хотите, чтобы у меня было все, что хочется мне, чтобы я была счастлива, оставьте меня, пожалуйста, в покое.

- Что ты такое говоришь?! Могу представить, чего тебе хочется! Потаскуха! Я всю душу в тебя вложила!

- Извини, но я тебя об этом не просила.

- Ах ты ж тварь неблагодарная! Ты еще вспомнишь об этом, когда твоя собственная дочь вырастит. Бедная Яночка! Внученька моя, родненькая, любимая! Знала бы вчера, ни за что бы тебе ее не отдала! Ты хоть понимаешь, что ребенок должен расти с отцом!

- А вот в этом, мама, я с тобою полностью согласна. Я совершила ужасную ошибку и готова за нее ответить, приложить все свои силы, чтобы, по возможности, исправить ее.

- Да, девочка моя! Да, Аллочка! Но все поправимо! Клянусь тебе, девочка моя! Артур все простит! Он так переживает! Он так убивается! Он так любит тебя! Давай, бери Яночку, внученьку мою любимую, и возвращайся. Мы все очень ждем тебя! Мы все тебя любим!

- Как трогательно. Видишь ли, мама, я действительно совершила ужаснейшую ошибку, за которую готова ответить всем, чем угодно, и сделать все, что угодно, чтобы ее исправить. Яна действительно должна расти со своим отцом.

- Ах ты тварь! Ты что же, собралась бросить ребенка!?

- Нет, мама. Я хочу, чтобы Яна росла со мной и со своим отцом.

- Девочка моя! Я знала, что ты поймешь!

- Я тоже очень рада, что, наконец-то, поняла это.

- Доченька моя! Возвращайся! Мы все ждем тебя!

- Нет, мама. Я не вернусь. Видишь ли, Артур Яне — не отец.

- Что!!!!!????? Ты… Ты… Ты… Мерзость! Дрянь! Потаскуха! Тварь! Ты что же мужу в подоле принесла!? Ты ублюдка поганого выродила!? Ты семью опозорила!?

- Мама. Валерьянка на трюмо.

- Ты понимаешь, что ты наделала!!!!????

- Понимаю, мама. А потому… вы все, конечно, можете и дальше названивать по этому номеру, но я прямо сейчас вытащу SIM-ку и выкину ее в мусор. Вы, конечно, можете пытаться узнать мой новый номер всеми, доступными вам, средствами, но вы его не узнаете. Честно говоря, после сегодняшнего разговора, я даже не догадываюсь, а зачем вам всем меня искать? Ведь я — сучка, мерзость, дрянь, потаскуха, тварь, а Яна — произведенный мною на свет поганый ублюдок, позорящий благопристойное семейство. Удачи вам всем. Надеюсь, что в этой жизни я больше никого из вас никогда не увижу и не услышу. Счастливо!

Воцарилась звенящая тишина. Ира и Лу вышли из кухни. На лестнице стоял окаменевший Леша. Алла дрожащей рукой пыталась снять заднюю крышку с мобильника.

- Прошу прощенья, — тихо проговорила она надтреснутым голосом.

Аз Фита Ижица. Художник: Вольфганг Кале (Германия). Абстрактное искусство

Прошу прощенья
художник: Вольфганг Кале (Германия)

Леша встрепенулся и бегом преодолел остаток лестницы. Он одним движением сдернул заднюю крышку своего мобильника, вытащил SIM-ку и протянул Алле:

- На. Я все равно завтра улетаю.

Он забрал у нее телефон, который ей так и не удалось открыть, и сам заменил SIM-карту.

- Спасибо, — все еще с трудом осознавая окружающее, тихо пробормотала Алла.

Лу приложила руку к карману шорт, где у нее лежал мобильник, и, кинув быстрый взгляд на Иру, направилась к лестнице в цоколь.

- Я прошу прощенья, — еще раз сказала Алла. — Я, конечно, понимаю, что так нельзя разговаривать с родной матерью, но… Только бы не превратиться со временем в нечто подобное по отношению к Яне! — почти в отчаяние воскликнула она.

- Алла, просто нужно всего лишь понять одну вещь. Принято считать, что родители желают счастья своим детям, и каждый родитель считает, что он желает своему ребенку счастья и все делает для этого. На самом же деле, как это ни печально, подавляющее большинство родителей желают вовсе не счастья детям, а своего спокойствия за детей. Именно к этому они и прилагают все силы, то есть, к тому, чтобы быть спокойным за своего ребенка. То есть, родители, на самом деле, заботятся о собственной нервной системе, но вовсе не о детях.

Просто пойми это, осознай, и каждый раз, когда будешь делать что-то для Яны, задумывайся: делаешь ты это для ее счастье или для собственного успокоения? Да и спрашивать ребенка, чего он хочет, вовсе нелишнее. А вот без традиции постоянно принимать решения за ребенка вполне можно обойтись.

Знаешь, пока Леша был маленький, меня окружающие считали очень плохой матерью, потому что я не бегала за ним и не контролировала каждый его шаг. Возмущались, что мне вроде как дела нет до собственного ребенка.

Я же просто никогда не считала его своей собственностью. Он для меня всегда был самостоятельной личностью, имеющей полное право на собственное мнение, собственные решения и даже на собственные ошибки. Даже в критических ситуациях я старалась не напрягать его своими волнениями. То, что я волнуюсь, это — мои собственные проблемы, а вовсе не проблемы моего ребенка.

И вообще. Дети должны расти как сорняки. Тогда они, как и сорняки, вырастают крепкими и жизнеустойчивыми. Это мое заявление кого только в ужас ни приводило. Результат такого наплевательского отношения к своему ребенку сидит рядом с тобой. Так что, можешь сама судить, права я или нет.

Алла усмехнулась.

- Знаете, мне так не хотелось отпускать Яну гулять с Вашей собакой, и я бы не отпустила, если бы Вы не настояли. И если признаваться себе честно, то только потому, чтобы быть спокойной за Яну, а вовсе не потому, что ей это не принесет счастья. Я знаю, что она сейчас там, на улице, в диком восторге, но я легко могла лишить ее этого восторга только потому, чтобы не волноваться за нее.

- Вот видишь? Ты это понимаешь, и это уже хорошо.

- Но это — очень трудно.

- А тебе, когда ты собралась родить ребенка, разве кто-то обещал, что это будет легко? Алла, никто не знает, чего мне подчас стоило, не вмешиваться в жизнь Леши. Честно говоря, не всегда и получалось, но я старалась. Старалась осадить себя со своими волнениями и беспокойствами и не досаждать ими своему сыну.

- Ну вот, — пробурчал Леша. — Я уже чувствую себя виноватым.

- С чего это, Леш? — улыбнулась ему Ира.

- Ты меня действительно никогда не доставала, как достают родители других, а вот я тебе нередко досаждаю со своими беспокойствами и волнениями.

- Леш, это — не страшно, — Ира потрепала его по голове. — Ты, главное, детям своим, когда они у тебя появятся, жизнь не порть излишним участием, заботами и волнениями. Помни, что это — их жизнь, а не твоя, и они сами решат, как ее прожить. И совершенно неважно, понравится тебе их решение или нет. Безусловно, советовать нужно, но лишь советовать, а не навязывать свое мнение, а тем более, заставлять следовать ему. Кстати, в данном случае, Леш, я тебе тоже только советую.

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

только советую
художник: Кушлани Джаясинха (США)

Леша рассмеялся. Алла тоже. Под их смех в гостиную поднялись Миха, Генка и Татьяна Николаевна.

- Та-а-а-ак! Это что такое? — весело воскликнул Генка, привлекая к себе всеобщее внимание. В этот момент, под шумок, в гостиную из цоколя поднялась Лу. — Такой день замечательный, а вы в четырех стенах засели! Только у ребенка мудрости хватило на улице поноситься. А ну-ка давайте-ка вылезайте из норы! Сейчас Гаров с Владом, Алиной и Даной подъедут. В общем, попикникуем малость.

Тут же завертелась сумбурная суета с выяснением, что из посуды тащить в сад. Генка, как всегда, с веселыми шуточками руководил процессом. Его лицо уже не было землисто-серым и не напоминало восковую маску, но все же… Ира чувствовала, что его внешнее «как всегда» держится на колоссальных усилиях воли.

Выйдя на улицу и увидев свою дочь, Алла в ужасе открыла рот и прикрыла его ладонью. С точки зрения Иры, Яна не сильно-то и вымазалась, но Алла, скорее всего, никогда не позволяла дочери столь полной свободы.

- Спокойно, — тихо сказал ей Ира, подойдя вплотную.

- Я стараюсь, — столь же тихо ответила Алла. — Просто…

- Алла, ребенок — это не нарядная кукла в кружавчиках и бантиках. Ребенок должен познавать мир, а любая исследовательская деятельность, как правило, сопряжена с некоторыми издержками в области безупречности внешнего вида.

Завидев мать, Яна остановилась как вкопанная, напряглась и, виновато опустив глаза, двинулась к ней.

- Я испачкалась, — собираясь начать хныкать, проговорила она. — Мамочка, ты меня ругать будешь?

- Нет, Яна, не буду. Сегодня можешь делать все, что захочешь, — с улыбкой сказал ей Алла.

Заготовленные всхлипы моментально улетучились, и Яна аж взвизгнула от восторга.

Минут через пятнадцать подъехала машина Влада. Увидев Дану, Яна пришла в еще больший восторг, ну а когда им постелили огромный плед в тени дерева и не прогнали Зива, засияла радужными переливами полнейшего блаженства.

Взрослая часть компании занялась костром и сервировкой стола. Миха изо всех сил старался не выглядеть расстроенным, но у него плохо получалось.

- Ты чего это? — спросила Ира, улучив момент.

- Да так… просто, как вернулся, Яна на меня вообще никак не реагирует.

- Размечтался! Во-первых, ей компания Зива и Даны сейчас нравится куда больше, чем компания взрослых, даже самых родных и дорогих. И это — нормально. Так и должно быть. А во-вторых, ты что же, хотел разок на коленях подержать и тут же сразу все и получить? То, что тебя сразу папой назвали, это ничего не значит. Любовь ребенка, Миша, как и любая любовь, относится к тому, что не дается раз и навсегда. Свое право на любовь нужно подтверждать ежесекундно в течение всей жизни. И твои прошлые заслуги на будущее никак не влияют. Это, кстати, не только Яны касается, но и Аллы тоже.

Ира отправилась дальше в избранном направлении, оставив Миху под сенью задумчивости. Впрочем, через пару мгновений он уже в совершенно другом настроении занимался костром с остальной мужской частью компании.

Аз Фита Ижица. Костёр. Фотограф: Элеонора Терновская

Костёр
фотограф: Элеонора Терновская

Когда Ира в очередной раз зашла за чем-то на кухню, к ней обратилась Алла.

- Ирина Борисовна, а чем можно Яну покормить?

- Да всем, чем угодно, что на столе будет, — ответила Ира, демонстрируя Алле легкое непонимание ее вопроса.

- Я в смысле, чем ее сейчас покормить можно, чтобы она потом за столом не мешалась.

- Алла, — Ира улыбнулась. — Видимо, именно так всегда делала твоя мама. Тебе это вряд ли нравилось, но ты теперь поступаешь со своей дочерью точно так же.

Алла смотрела на Иру, опешив. Ира усмехнулась.

- Алла, поверь, ей самой совершенно неинтересно сидеть за столом вместе с нами. К тому же, она сама в состоянии определить, когда ей кушать захочется. Если думаешь, что она может постесняться сказать об этом, сама периодически у нее спрашивай. Только не каждые пять минут, естественно.

- Да если ее кушать не усадить, она, по-моему, вообще с голоду умрет, но есть не будет.

- Алла! Тебя тоже в детстве насильно кормили? Тебе это нравилось?

- Но…

- Алла, давай так. Ты сегодня Яну вообще трогать не будешь. А будешь только наблюдать за ней. Договорились?

- Хорошо.

Как только стали усаживаться за стол, Ира крикнула Яне:

- Яна! Кушать с нами будешь?

- Буду! — с энтузиазмом воскликнула Яна, определенно заинтригованная неожиданным приглашением посидеть за столом вместе со взрослыми.

- Иди, садись тогда, — Ира указала на место рядом с собой на лавке, куда положила перевернутую вверх дном пластмассовую миску, дабы Яне было удобно дотягиваться до стола.

- А ручки помыть?

- Вон, видишь, там есть кран. Попроси папу, чтобы он тебе его открыть помог и мыло дал, а то ты сама не достанешь.

Яна тут же кинулась к Михе.

- Папа! Помоги мне ручки помыть!

- Пойдем, — с трепетом произнес Миха, кидая благодарный взгляд на Иру.

Вернувшись бегом от крана, Яна, предвкушая нечто невообразимое, с помощью Иры взгромоздилась на перевернутую миску, невероятно гордая тем, что она сидит вместе со взрослыми, да еще и не у мамы на коленях, а на своем персональном месте. Ира положила Яне все, что та попросила. Яна сама не заметила, как все это умяла, глядя во все глаза и слушая во все уши, что творилось и говорилось за столом. Но ничего, что могло бы показаться Яне интересным, за это время так и не произошло, а потому, когда Ира спросила, хочет ли она еще чего-нибудь, Яна честно призналась, что хочет обратно к Дане и Зиву.

Демонстрируя Алле на практике методы взаимодействия с ребенком без создания проблем себе и ему, Ира на время упустила из вида собственного ребенка, и теперь с удивлением обнаружила, что мало того, что сидит он вместе с Лу, так еще и шепчется с ней о чем-то.

- Леш, обязательно, — отвечала ему Лу. — Но только в качестве моральной поддержки. Помощи от меня не жди.

- Я понял. Вот только когда? — тяжело вздохнул он. — Завтра точно уже не успеть.

- Давай прямо сейчас, — предложила Лу. — Не думаю, что мы с тобой кого-то сильно напряжем, если исчезнем на пару часов.

- О чем это вы? — спросила Ира.

- Ну-у-у… — с загадочной неопределенностью протянула Лу. — Нам с Лешей в город нужно съездить.

Аз Фита Ижица. Художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла). Абстрактное искусство

Ну-у-у…
художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла)

Поскольку Леша тут же приобрел свекольный цвет, Ира не стала допытываться, что же ее сыну и Лу понадобилось в городе, а в сей же момент сказала:

- Так езжайте, раз надо!

Леша тут же резко вскочил, чем привлек внимание Генки.

- Леш! Что случилось?

Леша остолбенел и снова залился краской.

- Гена, Леше и Лу нужно съездить в город сейчас, — поскорее объяснила Ира.

- А-а! — Генка быстро скользнул взглядом по Леше, Ире и Лу. — Езжайте, конечно, раз так надо. Такси вам вызвать?

- Я отвезу, — предложил Влад, решительно поднимаясь.

- Да мы сами… — замялся Леша, снова краснея.

- Леш, перестань! В машине я посижу, если у вас секреты какие.

- Ребята, — подал голос Женечка. — Шашлык уже дожаривается. Может быть, сначала поедите, а потом поедете?

- Жень, мы же перекусили уже, так что, шашлык есть будем, когда вернемся, — сказала Лу. — Вы же нам, надеюсь, оставите? — добавила она с улыбкой.

- Ладно. Как знаете, — усмехнулся Женечка, подмигнув Лу.

Леша на несколько минут забежал в дом, и как только он оттуда выскочил, они тут же уехали.

Генка подсел к Ире.

- Ирчик, не в курсе, чего у них там?

- Нет, Ген. Саму любопытство аж на части рвет.

Генка усмехнулся, зажмурив глаза. Ира точно знала, о чем он сейчас подумал.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Заремба (Россия). Абстрактное искусство

…о чём он сейчас подумал
художник: Евгений Заремба (Россия)

- Жень, надо будет в первый номер альманаха статью написать о Руслане. Не некролог, а именно статью.

- Я понял. Я уже думал об этом.

- Это хорошо… Миша, можно дать тебе общественное поручение?

- Да. Конечно.

- Наверняка у кого-то из вашей тусовки фотографии Руслана должны быть. Любые. В том числе, и в телефонах. Будь другом, собери всё, что сможешь.

- Хорошо.

- У меня несколько в телефоне есть, — тут же отозвалась Алла. — Он такой чудной был, что я не удержалась и сфотографировала его несколько раз, когда он мне ноутбук ремонтировал. А у Люды так вообще должна целая куча быть.

- А кто такая Люда? — спросил Генка.

- Моя подруга. Она с Русланом одно время встречалась. Я от нее узнала, что случилось. Позвонила ей, а она сказала, что на похоронах. Вот я и рванула. У нее в компьютере отдельная папка с его фотографиями.

- Любила, значит? — спросил Генка.

- Да… Что-то вроде того…

- А почему расстались тогда?

- Паспорт его увидела. Перетрусила, что он — несовершеннолетний. Мало ли что. Да и вообще в шоке была. Ей двадцать два тогда исполнилось, а ему — всего четырнадцать.

- Неужели незаметно было, что ребенок еще?

- Да как по нему заметить-то? По виду действительно вроде бы совсем подросток, а как общаться начнет, так сама себя рядом с ним ребенком чувствуешь. Люда думала, что он просто выглядит так. Ну а когда узнала, что он действительно дите дитем… Ну, в общем… Только все это время локти кусала. После него она ни с кем больше так и не встречалась толком.

Генка усмехнулся.

- Вот не удивлюсь, если именно вчера, именно на его похоронах эта Люда встретила суженного своего.

Женечка метнул взгляд на Иру, тут же встал и пошел к костру.

- О! Да у нас уже все готово! — он подхватил шампуры и направился к столу. — Давайте-ка сейчас это все съедим да дровишек в костер подкинем. Следующую порцию жарить будем, когда остальные вернутся.

Ира в полуотрешенности позвала Яну.

- Я не хочу больше кушать, — ответила та и вопросительно посмотрела на мать, явно ожидая, что сейчас она станет ее заставлять, но Алла только улыбнулась дочери.

- Яна, а я тебя вовсе не кушать зову, а попробовать, — сказала ей Ира.

- Попробовать? — озадаченно спросила Яна. — Это как?

- Просто кусочек откусить и сказать: вкусно или нет.

- А-а-а-а… Я сейчас! Папа! Помоги мне ручки помыть.

Миха тут же вскочил. Отвел Яну мыть руки, а потом усадил к себе на колени, и они на пару «попробовали» целых два шампура шашлыка.

В ожидании Леши, Лу и Влада, Женечка и Миха подкинули новых дров в костер и отправились на плед к Дане, Яне и Зиву. Алла и Алина принялись помогать Татьяне Николаевне производить некоторую передислокацию на столе, ликвидируя грязную посуду и возвращая блюдам с салатами и нарезкой привлекательно-наполненный вид. Ира увлекла Генку вглубь сада.

- Гена, помнишь тот день, когда Руслан с Мишей тебя первый раз со своим творчеством знакомили?

- Помню, конечно.

- Помнишь, когда они ушли, ты сказал, что обязательно поможешь им, но не методом осыпания благами просто так ни с того ни с сего? Ты сказал, что такой метод вовсе не поможет им, а может только навредить, помнишь?

- Тебе интересно с чего это сейчас на Мишу с Аллой все это вроде как хлынуло?

- Да.

- Хороший вопрос, и я рад, что он заинтересовал тебя. А ответ, думаю, тебя и вовсе удивит. В данной ситуации, ни я, ни Женич, ни Стас, на самом деле, ничем не помогаем, ни Мише, ни Алле. То есть, если смотреть с формальной точки зрения, мы им, конечно вроде бы помогаем, но на самом деле, все это сделала Алла. И сделала она это сама собственными силами. Уверяю тебя, в другом случае, никто бы и пальцем не пошевелил. Как это? Ну вот возьми, к примеру, себя. Твое предложение Алле пожить пока у тебя, по твоим собственным ощущениям, это выношенное и обдуманное решение?

Ира задумалась на несколько мгновений, прислушиваясь к себе.

- Знаешь… по собственным ощущениям здесь что-то из цикла «без вариантов». Я не могла поступить иначе.

- В точку! Точно так же «без вариантов» и для меня, и для Женича, и для Стаса. Точно так же и каждый из нас не мог поступить иначе. Как можно называть помощью то, что ты делаешь, потому что «без вариантов», потому что не можешь поступить иначе? Не мы, включая тебя, помогаем Алле и Мише. Это НАМЕРЕНИЕ Аллы резко повернуть течение своей жизни в другую сторону создало ситуацию, в которой у тебя, у меня, у Женича и у Стаса не осталось выбора, то есть, «без вариантов». Так что, в данном случае, все сделала Алла, а мы все, в данном случае, лишь детали ситуации, которую ей удалось выстроить. Уверяю тебя, не будь в этот момент нас, ситуация, плюс-минус, развернулась бы точно так же, только с другими деталями, а это не имеет никакого значения, не меняет ничего по сути.

- То есть мы, в данном случае, стали чем-то вроде проявления энергии ЩА?

- Ты абсолютно права. Мы стали лишь вспомогательными средствами, набор которых притягивается сутью СТРЕМЛЕНИЯ, НАМЕРЕНИЯ, ЖЕЛАНИЯ. То есть, если ты имеешь НЕСГИБАЕМОЕ НАМЕРЕНИЕ, то есть, ГОРЯЧЕЕ ЖЕЛАНИЕ, то есть, НЕУКЛОННОЕ СТРЕМЛЕНИЕ, то есть, такое нечто, когда, образно говоря, остановить тебя можно только одним способом — убить; когда ты становишься способной призвать это нечто и управлять им, оно, в свою очередь, способно притягивать любые вспомогательные средства. И чем сильнее, мощнее в тебе это нечто, тем более сильные и мощные вспомогательные средства оно способно притянуть в ситуацию.

Аз Фита Ижица. Художник: Евгений Ципулин (Россия). Абстрактное искусство

НЕСГИБАЕМОЕ НАМЕРЕНИЕ
художник: Евгений Ципулин (Россия)

- - -

Леша, Лу и Влад вернулись часа через полтора. Леша и Лу светились счастьем, только каждый со своим особым оттенком. Влад поглядывал на них со снисходительной улыбкой, как трезвый на подвыпивших. Объяснений ни от кого из них не последовало, а потому все дружно просто занялись изготовлением новой порции шашлыка.

В районе пяти вечера Лу и Генка ушли. Часов в семь Леша вспомнил, что ему неплохо было бы начать собираться. Остальные разошлись лишь в десятом часу.

- Ира, с тобой остаться? — спросил Женечка ее украдкой.

- Нет. Я в порядке.

- В каком, если не секрет? Я, кстати, так и не поздравил тебя с очередным расщеплением, так что, поздравляю. Но это — не всё, что меня беспокоит в тебе.

- Жень, я в том порядке, который нынче без вариантов, но я полностью владею собой.

- Уверена?

- Абсолютно.

- Ну смотри…

Женечка уехал вместе с Владом, Алиной и Даной. Миха, смущенно попрощавшись с Аллой и Яной, тоже поехал с ними.

Ира, в компании Аллы, Яны и Зива, проводила домой Татьяну Николаевну. Пока Татьяна Николаевна одаривала Яну фруктами из своего сада, Зив подошел к Ире и проурчал:

- Ночью я здесь вряд ли кому понадоблюсь, так что я — к Аристарху Поликарповичу.

Ира молча ему кивнула, и он незаметно ушел.

- А где собачка Зив? — обеспокоено, спросила Яна, оглядываясь по сторонам.

- Уже поздно, — сказала ей Ира, — и Зив пошел спать.

- А-а-а-а-а… — с пониманием протянула Яна.

Известие, что Зив пошел спать, для Яны оказалось великолепным стимулом заняться тем же самым с гораздо бо́льшим энтузиазмом, чем, по словам Аллы, это происходило обычно.

- Ирина Борисовна, я хотела поговорить с Вами, — сообщила Ире Алла, прежде чем отправиться укладывать спать Яну.

- Я подожду тебя здесь.

Алла спустилась примерно через полчаса вместе с Лешей, который сообщил, что полностью готов к отъезду, выпил чаю с печеньем и тоже ушел спать.

- Алла, о чем ты хотела поговорить со мной? — спросила Ира, как только стихли Лешины шаги на лестнице.

- Ирина Борисовна, я хотела Вас попросить рассказать мне подробнее о компании, в которой работаете Вы и Миша, и в которой предложили работу мне. Видите ли… Только не подумайте, это — не бравада. Понимаете, у меня действительно много предложений по работе, в том числе, и с более высокой зарплатой. Более высокую зарплату предлагает компания, которая меня уже знает в деле. Перестав там работать в штате, я продолжала в режиме фриланса сотрудничать с ними. В принципе, меня эта компания полностью устраивает, но… Знаете, ко мне никто никогда так не относился, как вы все. Даже самые близкие друзья. Самые близкие друзья, которые знали, как я на самом деле живу, только сочувствовали. Честно говоря, от их нытья: «Как же ты так, бедненькая-несчастненькая!», — только хуже всегда становилось. А тут…

- Алла, если я правильно тебя понимаю, ты чувствуешь себя вроде как обязанной к нам на работу выйти?

- Ну… в общем-то… да…

Аз Фита Ижица. Художник: Бланка Абахо Альда (Испания). Абстрактное искусство

Ну… в общем-то… да…
художник: Бланка Абахо Альда (Испания)

- Алла, тебе это уже говорили, и я повторю еще раз. Предложение по поводу льготного жилья с дополнительной льготой останется в силе, независимо от того, будешь ты у нас работать или нет.

Я понимаю, что тебя не это сейчас беспокоит. Тебя беспокоит чувство благодарности. Так вот, поверь, никто не сможет насладиться твоим чувством благодарности в полной мере, если тебе придется для этого делать то, что тебе не хочется, ломать себя.

Если ты настроилась идти работать в ту фирму, если работа там — это действительно то, что тебе нравится, то, чего тебе хочется, конечно, иди работать именно туда. Твоя жизнь — это твоя жизнь, и никто не вправе решать за тебя, что для тебя лучше, а что хуже.

Однако я расскажу тебе о нашей компании, поскольку вижу, что Евгений Вениаминович действительно заинтересован в тебе как в сотруднике, да и мне самой, признаться честно, очень бы хотелось, чтобы ты у нас работала.

Но учти, мне хочется, чтобы ты у нас работала, потому что тебе самой этого по-настоящему хочется, а не потому, что этого хочется мне.

Так вот, то, что есть на сегодняшний день, это лишь база для большого международного проекта. Этот проект будет представлять собой сеть расположенных в разных уголках мира предприятий, занимающихся всеми сферами дизайна, от архитектурного до полиграфического, включая дизайн одежды и макияжа. Область деятельности — создание имиджа от персонального до имиджа фирмы, с предоставлением услуг по воплощению в жизнь разработок, от строительства зданий до изготовления визиток.

В данное время, я и сеньора Бональде занимаемся проектированием зданий, в которых будут располагаться филиалы сети. В середине сентября начнется строительство первого здания. В октябре начнется строительство еще двух.

Чем на данный момент занимается базовое предприятие, тебе гораздо лучше, чем я, расскажет Евгений Вениаминович. Если честно, то я в это просто не вникала. К тому же, все это вряд ли будет касаться тебя, как это не касается и меня. Если я правильно поняла, Евгений Вениаминович хотел бы, чтобы ты помогала ему в становлении проекта, о котором я тебе рассказала, а в дальнейшем — в организации его работы.

- Круто…

- Алла, в любом случае, влиять на твое решение должно только твое собственное желание, не зависящее ни от каких внешних условий. Поверь, никому не станет лучше от твоей благодарности, если ты будешь приходить на работу через силу и сожалеть, о том, что из-за этой пресловутой благодарности не можешь работать там, где тебе действительно нравится.

Понимаешь, Алла, на самом деле, очень легко ЗАСТАВИТЬ человека что-либо делать. А вот сделать так, чтобы он ЗАХОТЕЛ это делать и делал с удовольствием, с наслаждением — вот это вот практически недостижимо. Но…

Любой человек будет делать гораздо лучше то, что он ХОЧЕТ делать, то, от чего он получает удовольствие и наслаждение, чем то, что его ЗАСТАВЛЯЮТ делать, то, что он ДОЛЖЕН делать, то, от чего он испытывает раздражение, муки и страдания. Поэтому очень важно, чтобы ты именно ЗАХОТЕЛА у нас работать. Захотела не по каким-то внешним причинам, а просто потому, что ХОЧЕТСЯ и всё. Просто так ХОЧЕТСЯ.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

ХОЧЕТСЯ и всё
художник: Оливер Лавдей (США)

Если этого не произойдет, не мучай себя и не чувствуй себя кому-либо чем-либо обязанной. Если тебе все же захочется выразить свою благодарность, это можно сделать тысячами других способов, не ломая свою жизнь. Знаешь, подчас простое «Спасибо», даже не сказанное, а просто пережитое внутри себя, стоит дороже всех благ мира.

Со своей стороны, я бы тебе посоветовала сейчас, пока ты будешь заниматься организационными вопросами личного характера, выкраивать в день час-другой и забегать к Евгению Вениаминовичу. Так ты постепенно познакомишься с тем, что тебя ждет, если ты придешь к нам работать, и тебе проще будет решить для себя, ХОЧЕШЬ ты этого или нет.

- Спасибо, — Алла с благодарностью улыбнулась Ире.

- - -

Провожать сына в аэропорт Ира поехала вместе с Лу. Ну и с Владом, само собой, так как он их туда и повез.

- Лешенька, — Лу взъерошила ему волосы, — я обязательно загляну к вам где-то в конце сентября, начале октября. И маму твою с собой постараюсь взять, если получится.

Леша потупил глаза и покраснел.

- Ну-у-у! — засмеялась Лу. — Теперь от мамы шарахаться начни!

Леша еще больше залился краской и смущенно хихикнул. На его счастье, именно в этот момент объявили о начале регистрации.

- Мамуль! Не волнуйся! У меня все нормально будет! — тут же встрепенулся Леша, обнял Иру, чмокнул в щеку, попрощался со всеми и, подхватив свои сумки, стремительно исчез в зоне регистрации.

Ира вздохнула, с тоской глядя сыну вслед.

- Влад, как ты смотришь на то, если обратно мы с тобой не поедем? — спросила она.

- Если честно, то с завистью, — улыбнулся Влад.

- Позвони, как к ЗСМ-у подъезжать будешь. Там проход есть. В общем, там нас обратно и подхватишь, — попросила Ира.

- Как скажете!

- - -

Ира и Лу вышли к самшитам.

- Лу, так что вы вчера с Лешей в городе делали? — спросила Ира.

Лу улыбнулась с сиянием теплой трогательности в глазах:

- Леша Эрике подарок выбирал.

- Да ты что?! И что же выбрал?

- Не обижайся, Ира, но это тебе сказать может только сам Леша. Дело не в том, что именно он выбрал. Понимаешь, он сделал это из самой глубины СУГУБО ЛИЧНОГО. Оно у него, правда, еще совсем меленькое, крошечное, но оно уже есть.

Ира почувствовала, как у нее внутри все сжалось от невероятно приятного ощущения.

- Знаешь, — задумчиво проговорила она в изумлении, — вроде бы нужно было гордиться тем, что у меня сын окончил школу с золотой медалью, что сам поступил в Бауманку, а потом очутился в Гарварде, но… Нет, я, конечно, гордилась этим, то есть, мне казалось, будто я горжусь этим, но то была гордость от ума. То есть, я просто знала, что этим нужно гордиться. А сейчас…

Знаешь, если бы можно было информацию о нас, так сказать, выпустить в люди, наверное, кто-то обязательно назвал бы нас чудом. Шутка ли! Считай, боги во плоти! Но не мы чудо. В особенности не я. Ну что тут чудесного, если ты есть изначально и окончательно? Чудо — это они. Те, кто до рождения здесь просто не существовал. Чудо, что кто-то из них вдруг начинает становиться не просто человеком, от которого после смерти нигде ничего не останется. Чудо, что кто-то из них вдруг начинает становиться личностью, обретает суть, увеличивает ее глубину. Чудо, что они делают это лишь средствами, доступными человеку, то есть, суррогатами истинного, — Ира на мгновение замолчала, а потом очень тихо, с трепетом сокровенного произнесла. — Понимаешь, вот теперь я точно знаю, что значит гордиться своим ребенком.

- Понимаю, — так же тихо с таким же трепетом сокровенного ответила ей Лу.

Аз Фита Ижица. Художник: Йон Ла Ротта (Колумбия). Абстрактное искусство

Трепет сокровенного
художник: Йон Ла Ротта (Колумбия)

Они лежали под самшитами в абсолютном безмолвии, пока волна сокровенного не схлынула.

- Послушай, Лу, — первой нарушила молчание Ира, — а ты не боишься, что Эрика в разговорах с Лешей, так или иначе, будет упоминать, что ты все лето провела с ней, а он, в свою очередь, выдаст, что все лето ты была в Сочи?

Лу усмехнулась:

- Занятная вещица — разговоры Яны с Зивом.

- В смысле? — в замешательстве спросила сбитая с толку Ира.

- Если абстрагироваться от того, что говорит Яне Зив, кажется, будто она действительно фантазирует. А если не слышать, что говорит ей Зив, создается непререкаемая уверенность, что она фантазирует. А ведь Яна — ребенок! Она не понимает, что разговоры с животными не следует афишировать! Она не подбирает слова! Она выражает свои мысли так, как на ум пришло!

- То есть… — начала понимать Ира с чего это вдруг Лу заговорила о Яне и Зиве.

- Именно! У Эрики помимо ее воли ничего не проскользнет о том, что я практически все лето провела у нее на глазах в Коста-Рике, а у Леши — что в России.

- Если я правильно понимаю, это — действие силы Соглашений?

- Да. Действие силы Соглашений на тех, кто в этих Соглашениях не участвует, но периодически входит в сферу их влияния.

- То есть, о том, что входит в сферу влияния Соглашений, обмениваться информацией могут только участники Соглашения, а все, кто в эту сферу просто попадает, не способны передавать информацию по этому поводу?

- Верно.

В этот момент позвонил Влад, и пришлось вылезать из-под самшитов, дабы оказаться дома нормальным человеческим способом.

- - -

Вечером приехал Радный.

- Времени, конечно, у вас было не особо много, — тут же начал он, обращаясь к Михе и Алле, как только все расселись в Ириной гостиной, — но, надеюсь, вы успели обдумать и обсудить сделанные вам предложения. Начнем с самого важного из них, то есть, с вопроса жилья.

- Я прошу прощенья, Станислав Андреевич, — прервала его Алла, — но выглядит это уж больно шикарным подарком.

- Алла, во-первых, подобные шикарные подарки мы делаем, разумеется, далеко не всем нашим сотрудникам, а лишь тем, кто остро нуждается в улучшении жилищных условий. И даже далеко не всем из них, и даже не самым лучшим, а только тем, в ком мы заинтересованы.

Михаил как раз относится к этой категории. То есть, он — сотрудник нашей компании, остро нуждающийся в улучшении жилищных условий, и компания в нем очень заинтересована.

Руслан тоже относился к этой категории, но, к сожалению, пришлось проявить к нему участие далеко не тем образом, как хотелось… — Радный тяжело вздохнул. — Так вот, если бы не произошло трагедии с Русланом, то они с Михаилом в начале сентября в любом случае получили бы от нас такое предложение. Теперь же его получает только Михаил и немного раньше, чем планировалось.

Однако, Алла, Вы абсолютно правы в своей некоторой настороженности. Безусловно, у этого предложения, выглядящего как очень шикарный подарок, есть и подводные камни.

Пока мы плодотворно сотрудничаем, все в порядке. Но если сотрудник покидает нас по собственной инициативе, либо компания перестает нуждаться в его услугах по его вине, ему придется вернуть компании оплаченный за него первоначальный ипотечный взнос и сумму выплаченных за него банковских процентов и в дальнейшем погашать кредит только собственными силами. Он, правда, так же может и отказаться от жилья в пользу компании. В этом случае, мы вернем ему сумму, которую он внес в банк в качестве погашения кредита.

Само собой, если расставание с сотрудником происходит вследствие каких-либо форс-мажорных обстоятельств, самое страшное, что может в этом случае грозить сотруднику — погашение кредита полностью, то есть, вместе с банковским процентом. Подробно все это оговорено вот в этих двух документах, — Радный протянул Алле и Михе распечатки. — Это — программа нашей компании по улучшению жилищных условий сотрудников, а это — договор с сотрудником на приобретение жилья на льготных условиях в соответствии с этой программой.

Алла начала читать программу.

- Здесь говориться, что все сотрудники, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, охватываются ею.

- Верно. Разница в условии льгот, которые зависят от степени заинтересованности компании в сотруднике. Михаил, на данный момент, относится к сотрудникам самой высокой степени заинтересованности компании. Только поэтому он получает такое предложение. И еще раз повторяю, он бы его получил в любом случае.

- Я прошу прощенья! Извините, ради бога! Я прекрасно понимаю, как это выглядит: вы помочь пытаетесь, а я за каждую запятую цепляюсь. Но это не потому, что я не доверяю, или в самом принципе такая въедливая. Нет! Я, конечно, местами въедливая, но… В общем, я просто хочу понять.

- Алла. Ненужно извиняться. Вы ведете себя совершенно правильно, и каждый из нас готов ответить на все Ваши вопросы.

- Спасибо, — Алла виновато улыбнулась. — Со слов Миши я знаю, что занимается он у вас поддержкой сайта, а так же его реконцепцией. Работа, наверное, действительно очень нужная и важная, но… может быть я не права, но мне кажется, что не настолько, чтобы испытывать в нем такую заинтересованность, о которой Вы сейчас говорили.

- Совершенно верно, Алла, — ответил ей Генка. — Просто то, чем сейчас занимается Михаил, это — его, в общем-то, временные обязанности. А если и не временные, то в любом случае, не основные. Спасибо Руслану, что он их придумал, иначе мне просто некуда было бы Мишу пока взять. А так — и дело действительно нужное, и Миша постепенно приноравливается к сотрудничеству с нами. Кстати, Миш, тебе сейчас придется взять на себя обязанности Руслана. Само собой, на твоей зарплате это отразится очень ощутимо. Но я бы тебя попросил поскорее присмотреть человека на это место. Руслана, конечно, никто не заменит, но в том, что ему, к сожалению, приходилось в основном делать, особых хитростей нет. В общем, нужен человек способный следить за исправной работой компьютеров.

- Хорошо. Я понял.

- Постарайся за сентябрь найти такого человек и ввести его в курс дела, дабы самому не отвлекаться на эту работу. Я должен перед тобой извиниться, Миша, поскольку знаю, как это важно для тебя, но так и не выбрал время, чтобы поговорить с тобой. Да… — Генка тяжело вздохнул. — Рассчитывал я, что говорить буду с вами обоими… но… — Генка снова тяжело вздохнул. — Когда ты устраивался к нам на работу, я тебе рассказывал, о нашем проекте, который находится в стадии разработки. Так вот, идею по поводу вас с Русланом Ирина Борисовна предложила сразу, именно поэтому я и приложил все силы, чтобы взять тебя на работу, но тогда далеко не все было ясно с конкретикой. Потому тогда я тебе и не стал ничего говорить. Сейчас тоже еще далеко не все понятно, но… В общем, я бы хотел, чтобы ты возглавил творческую часть отдела по разработке эксклюзивного программного обеспечения. Отдел этот будет заниматься разработкой программ для конкретных заказчиков с учетом их конкретных требований, а кроме того, еще и реализацией своих собственных творческих проектов в виде компьютерных игр.

- Вы это серьезно? — Миха явно не верил своим ушам.

- Абсолютно серьезно, Миша. Я, надеюсь, ты принимаешь мое предложение?

Миха, дыша через раз, смог только кивнуть. Генка перевел взгляд на Аллу.

- Ну вот, Алла, именно поэтому Михаил и относится к категории сотрудников, в которых наша компания заинтересована в самой высокой степени.

- Подождите… — Алла тоже с трудом справлялась с дыханием. — Прошу прощенья за идиотские вопросы, но… Так Миша что, правда будет заниматься разработкой программ и игр?

- Правда, Алла, — ответил Генка.

Алла перевела дыхание.

- Если я вам действительно нужна, я готова работать на любых условиях.

Генка и Женечка рассмеялись. Радный улыбнулся.

- Аллочка! — обратился к ней Женечка. — Я более чем польщен Вашей готовностью, но при этом у меня есть горячее желание, чтобы Вы стали столь же ценным сотрудником, как и Михаил. А это значит, что я горю желанием, чтобы Вам понравилось то, что мы пытаемся сделать. Это значит, что я горю желанием, чтобы Вам нравилась Ваша работа, чтобы Вы испытывали удовольствие, выполняя ее, чтобы наслаждались ею, чтобы Вам ХОТЕЛОСЬ работать с нами. Видите ли, ХОЧУ — это величайшая сила, способная справится с чем угодно.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

ХОЧУ — величайшая сила
художник: Айдан Угур Унал (Турция)

- Прошу прощенья за любопытство, а у Вас подобный подход ко всем сотрудникам?

- Нет, конечно. Только к ключевым. Безусловно, мы не возражаем, чтобы каждый наш сотрудник руководствовался в своей работе исключительно своим горячим желанием ее выполнять. Но, к сожалению, подавляющее большинство людей понятия «удовольствие» и «наслаждение» связывают лишь с удовлетворением своих физиологических потребностей. Однако в отношении Вас, Алла, внутреннее горячее желание работать с нами — это обязательное условие.

- Мне Ирина Борисовна предложила, пока я буду утрясать свои личные проблемы, забегать к Вам на некоторое время и таким образом оценить свои возможности в области «хочу у вас работать».

- Это — замечательная идея. Я жду Вас в любое время. Только звоните предварительно.

- Да. Хорошо, — ответила Алла, беря из рук Женечки визитку.

- Ну что ж, Алла, — вновь взял слово Радный. — Теперь, полагаю, вам понятны наши мотивы?

- Да. Вполне.

- Тогда давайте вернемся к вопросу жилья. Михаил, Алла, я настоятельно рекомендую вам, принять наше предложение. Не спорю, условия его, хоть и выглядят, на первый взгляд, подарком судьбы, на самом деле откровенно кабальные. Но другие вы сейчас просто не потянете. К тому же, со временем, из этой кабалы можно и выйти. Как? Когда прочтете договор целиком, узнаете. К тому же, любой из пунктов договора мы можем обсудить и, придя к оптимальному решению, которое будет устраивать и вас, и нас, пересмотреть. Мне сейчас важно знать, согласны ли вы принять это предложение в самом принципе?

- Конечно, согласны, — ответила Алла. Миха следом кивнул.

- Замечательно. Тогда переходим к следующему вопросу. Без малого во дворе дома, в одну из квартир которого вы сможете заселиться в середине сентября, находится замечательный детский сад. С перового сентября Яна уже может начать посещать его. Все зависит от того, насколько быстро, Алла, у Вас получится сделать медицинскую карту. Вот вам номер телефона, — Радный протянул Алле небольшой листочек бумаги. — Скажете, что от меня. Если обратитесь прямо завтра с утра, к среде медицинская карта будет готова. Второй номер телефона — это юрист. Он поможет решить Вам все вопросы с разводом. А сейчас я бы попросил Вас, Михаил, и Вас, Алла, внимательно ознакомиться с документами, которые я дал вам. Прямо сейчас принимать окончательное решение и что-либо подписывать нет необходимости, но мне бы хотелось, чтобы вы в процессе ознакомления сразу задали возникающие вопросы, которые, возможно, придется принять во внимание при составлении окончательного варианта договора.

Алла с Михой принялись читать, Женечка скрылся на кухне, а Генка, Ира и Лу спустились на улицу.

- Ну что? — прошипела на Генку Лу. — Небось, целый месяц свои кабальные условия сочинял?

- Как ты догадалась? — улыбнулся Генка.

- Да больше никому бы в голову не пришло так извращаться!

- Ну почему же сразу «извращаться»? Во-первых, будь все проще, возникло бы гораздо больше вопросов, опасений и недоверия. У Аллы, к примеру. А во-вторых, в конечном итоге, получилась очень даже здравая программа помощи сотрудникам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, с дополнительным стимулом к более плодотворной трудовой деятельности для тех, у кого такой стимул не присутствует в своем естественном виде, как непреодолимое желание заниматься любимым делом.

Глава 82. Сюрприз