Оглавление

Аз Фита Ижица
Глава 69. Цели личности
Глава 70. Игры активных веществ
Глава 71. Ответственность
Глава 72. Домик с дыркой
Глава 73. Авто-комментатор
Глава 74. Сила ХОЧУ
Глава 75. Ощущения разницы
Глава 76. Аз, Суть, Цель
Глава 77. Чудак
Глава 78. Формула человеческой жизни
Глава 79. Самым кончиком точно в висок
Глава 80. Парад Happy End-ов
Глава 81. Без вариантов
Глава 82. Сюрприз
Глава 83. Прикреп. файл
Приложение. Славянская Азбука

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Книга 2

Хаос в калейдоскопе

Аз Фита Ижица. Книга 2. Хаос в калейдоскопе

Часть II

Крышень без компании


Глава 69

Цели личности

Утром в понедельник, когда Ира, Влад и Леша переступили порог Парк Отеля, Лу уже ждала в холле и поднялась им навстречу.

Аз Фита Ижица. Парк Отель. Центральный вход. Фотограф: Элеонора Терновская

Парк Отель. Центральный вход
фотограф: Элеонора Терновская

- Доброе утро! – обратилась она с приветствием ко всем и тут же, дабы свести к минимуму смущение разом скукожившегося Лешки, весело спросила Иру. – Ну что, начинаем новую жизнь?

- Начинаем! – оптимистично подтвердила Ира. – Притом заметь, с понедельника!

Лешка оптимизма матери не разделял и норовил спрятаться за Владом. Ира и Лу поспешно погрузились в обсуждения нового этапа своей работы и, как только движение в сторону офиса продолжилось, отстали на пару шагов. Правда, чтобы держать эту дистанцию, идти им пришлось довольно быстро, потому что Влад пытался угнаться за рванувшим что есть мочи Лешкой. Догнать его так и не получилось. По всей видимости, едва проскользнув в офис, он тут же скрылся в кабинете. Владу же предстояло проводить Иру и Лу к месту их дальнейшей трудовой деятельности.

Как только они переступили порог офиса, их взору предстала живописнейшая сцена, которую Ира уже раз имела честь наблюдать. В кресле для посетителей, вальяжно развалившись, восседал Александр и в почерпнутых из фени терминах самозабвенно информировал Лену о своих шалостях выходного дня. «Похоже, это – его персональная традиция», – отметила Ира. А Александр, тем временем, отметил присутствие Лу. Его холеная физиономия тут же расплылась похотливой улыбочкой.

- Уау!!! Какая цыпочка! – растягивая слова, воскликнул он, поднимаясь с кресла с видом безгранично уверенного в себе неотразимого героя-соблазнителя.

Влад тут же подорвался осадить его, но Лу пресекла порыв стремительным косым взглядом и едва заметным резким движением руки.

- Доброе утро! – прищурив глаза, игриво сказала она и сделала шаг навстречу, кокетливо протягивая руку для поцелуя.

- Оу! – самодовольно воскликнул Александр и стал склоняться, дабы облобызать протянутую ему ручку и… и в этот момент громоподобно пукнул, наполнив воздух тошнотворной вонью.

Он застыл на середине движения. Его холеная физиономия с заклинившей похотливой улыбочкой приобрела ярко-свекольный цвет, а глаза расширились от ужаса. На несколько секунд он превратился в каменную статую в неестественной позе с гротескной маской вместо лица, а потом вылетел из офиса со скоростью реактивного снаряда по траектории воздушного шарика, надутого и отпущенного на произвол судьбы не завязанным.

Лена согнулась пополам от смеха, одновременно пытаясь зажать нос. Влад сквозь приступ хохота и зажатый нос умоляюще-весело попросил:

- Лен, проветри, пожалуйста!

Пытаясь подавить смех и зажимая нос, он сам отыскал нужные ключи и, не в состоянии еще что-либо сказать, жестом пригласил следовать за собой Иру и Лу, которые тоже хохотали, зажав носы. Только зайдя в кабинет, располагавшийся в самом конце коридора, они стали понемногу успокаиваться.

- Фу-у-у-ух! – выдохнул Влад остаток смешинок. – Что-то, мне кажется, неспроста наш Александр попал под такой конфуз? – спросил он на улыбке, многозначительно скосив глаза на Лу.

- Если человек сам забил себе кишечник всякой дрянью, почему бы этим не воспользоваться в воспитательных целях? – риторическим вопросом ответила Лу, тоже улыбаясь. – Между прочим, и для здоровья очень даже нелишне.

- Но как!? – полуудивился-полуспросил Влад.

- Ну, Влад! Если ты сможешь объяснить мне, к примеру, как сокращают мышцы, для того чтобы двигаться, я обещаю попытаться описать тебе, как я заставила Александра расстаться с избытком газов в его кишечнике.

Влад на мгновение задумался.

- Если я правильно понимаю, Вы владеете не только подобными методами воспитания?

Аз Фита Ижица. Художник: Бамбанг Видарсоно (Индонезия). Абстрактное искусство

«Если я правильно понимаю,
Вы владеете не только подобными методами воспитания?»

художник: Бамбанг Видарсоно (Индонезия)

- Ты правильно понимаешь. Не только. Кстати, выкать на меня совсем необязательно.

- Хорошо, – Влад вновь улыбнулся и резко сменил тему. – Ну что ж, вот это вот – ваш кабинет. Располагайтесь и чувствуйте себя, как дома.

- Спасибо, Влад, – поблагодарила Ира.

- Удачного рабочего дня, – пожелал Влад и удалился.

Кабинет был как кабинет. Небольшой, уютный. Под каждым рабочим столом стояло по системному блоку, судя по внешнему виду, совсем недавно покинувших упаковку, а на столах – по большому плазменному монитору и по LCD более скромных размеров. Клавиатуры и мыши, само собой, тоже имелись. Еще один стол занимали цветной лазерный принтер и сканер. Лу включила компьютеры. Они оказались оснащенными всеми необходимыми им для работы программами. В дверь постучали.

- Да-да! – ответила Ира.

- Можно? Ой! Здравствуйте! А меня сюда Влавлерч послал, чтобы я с машинками разобраться помог.

На пороге стоял знакомый Ире паренек – один из бравых юных сисадминов, которые Ире когда-то ее компьютер настраивали, а она им 3D модели для игр рисовала.

- Привет! Какими судьбами? – радостно удивилась Ира.

- Да я уже почти год тут тружусь! – ответил паренек.

- А друг твой где?

- Он сейчас в какой-то компании с телевидением связанной работает. Рекламные ролики монтирует.

- Играми так и занимаетесь? – поинтересовалась Ира.

- Стараемся! В общем, смотрите, мне сказали для вас тут отдельную сеть сделать. Сказали, что у вас, помимо этих компов еще и нотики будут.

- Что-что?

- Ноутбуки, в смысле.

- Да, есть ноутбуки, но…

- Давайте их сюда. Я сейчас… – и паренек перешел на чисто компьютерный сленг.

Ира и Лу преданно смотрели на него и отрешенно моргали в полном непонимании. А компьютерный гений так увлеченно излагал, что далеко не сразу уловил полную информационную стерильность их взглядов.

Он затормозил с пробуксовкой и начал объяснять все заново, по ходу, – постоянно повторяя «вот смотрите» – производя сложную последовательность движений с такой скоростью, что периодами его силуэт обретал смазанные очертания. В итоге, оба ноутбука оказались распакованными, встроенными в сеть и включенными.

Первые пару фраз повторного объяснения Ира почти поняла, но дальше паренек снова вошел в раж и перешел на язык, за исключением «вот смотрите», понятный здесь только ему одному. Поскольку его внимание сосредоточилось на сотворении сложного компьютерного симбиоза, он совершенно не замечал, что его слушательницы вновь только отрешенно моргают.

- Вот! – торжественно завершил он процесс и объяснения.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

«- Вот! – торжественно завершил он процесс и объяснения»
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

- Извини, пожалуйста, я не помню, как твое имя? – спросила Ира.

- Руслан.

- Руслан, мы тут неплохо работаем с графическими редакторами, но в том, что ты сейчас объяснял, разбираемся хуже, чем баран в апельсинах. Так что, давай так: я буду рассказывать тебе, что я поняла, а ты будешь мне говорить, правильно я это поняла или нет, хорошо?

- Хорошо! – с энтузиазмом провозгласил Руслан.

Минут за пять Ира выяснила для себя и для Лу все, что им было нужно, и спросила:

- Руслан, а как ты, вообще, попал сюда?

- Случайно! Как-то с Влавлерчем…

- С кем, с кем? С Владиславом Валерьевичем, что ли? – переспросила Ира, про себя отметив, что как бы быстро ни говорил Руслан, он все слова проговаривал очень четко, а вот имя-отчество, независимо от скорости речи, проглатывал.

- Да-да, с Влавлерчем. В общем, мы с ним в городе столкнулись ну и разговорились. Ему надо было кое-что поднастроить, ну я все сделал, и он мне постоянно работать предложил. Меня, честно говоря, так достало с компами по всему городу носиться, да и платят тут почти вполовину больше. После меня, где-то через месяц, и Миха рекламу монтировать пристроился. По зарплате, правда, не вырос, но хоть интересней!

- А игры как?

- Делаем кое-что урывками. Времени не хватает, чтобы всерьез заниматься.

- Знаешь что, давай-ка к пятнице собери всё, что вы делаете. Всё: и готовое, и почеркушки. Вечерком немного задержимся – посмотрим.

- Хорошо! – бодро ответил Руслан. – Ну, я пойду, а то там на сайт надо срочно инфу закинуть.

- Иди, конечно! Удачи!

Руслан вышел, но тут же вновь заглянул:

- Если проблемы какие – я в кабинете напротив сижу.

- Хорошо. Спасибо.

- Чудесный мальчик… – с теплой улыбкой восторженно проговорила Лу под приглушенный звук закрываемой напротив двери.

Аз Фита Ижица. Художник: Дэррил Ф. Джонс Джонс (США). Абстрактное искусство

«Чудесный мальчик…»
художник: Дэррил Ф. Джонс Джонс (США)

- У него и друг такой же, – сказала ей Ира. – Уж не знаю, какие они там игры делают, но, по-моему, заставлять таких ребят просто тупо зарабатывать себе на жизнь – это преступление. К тому же, я не думаю, что компьютерные игры – совершенно лишнее направление для нашего проекта. Единственное, не имею ни малейшего понятия… – Ира задумалась.

- Хочешь, я к этому Гену подключу?

- Если бы он взяли их под свой контроль, это было бы просто здорово. Даже если там с играми на самом деле никак…

- Полностью согласна. Если даже окажется, что на данный момент они только думают, будто что-то умеют, это совершенно неважно. Не могу, правда, ничего сказать о втором мальчике, пока его не видела, но у Руслана гигантский потенциал.

Примерно на минуту повисла тишина.

- Ну что, – прервала безмолвие Ира, – теперь будем разбираться с нашим потенциалом?

- Да, давай…

И понеслось! «И понеслось» прервал звонок Влада:

- Ир, прошу прощенья за вмешательство, но мне под страхом смертной казни приказано в принудительном порядке отправлять вас обедать.

- Понятно… И чей же это приказ? – поинтересовалась Ира.

- Он у меня в трех экземплярах, и каждый в предельно зловещей форме.

- Ну что ж, Влад, мне твоя жизнь небезразлична, так что не переживай. Мы идем обедать, – Ира вернула мобильник на стол и со вздохом сказала Лу. – Ничего не поделаешь…

- Знаю…

Продвигаться сквозь коридор оказалось несколько затруднительным из-за то и дело открывающихся дверей и направляющихся с разной скоростью к выходу сотрудников. А на полпути и вовсе пришлось остановиться, так как из-за очередной открывшейся двери выплыла фигура, превышавшая своими объемам все остальные раза в три:

- Ирочка! – радостно всплеснула руками Лидия Гавриловна, которую Ира сразу не признала, так как они с Лу продолжали обсуждение оставленного висящим на мониторе файла. – Какими судьбами?

- Привет, Лида! Работаем мы теперь тут, – ответила Ира, легким кивком указывая на Лу.

- На обед, небось?

- Истинно!

- Так! А ну пошли со мною! Нечего по столовым деньги выкидывать и язву зарабатывать! – пышная Лида сгребла Иру и Лу как пушинки и напролом через людской поток направилась против течения. – У меня тут… – и она принялась оглашать список необъятного меню своей домашней кухни.

Лида совсем немного не дошла до рабочей обители Иры и Лу и открыла дверь на противоположной стороне от их кабинета. Там оказалось нечто вроде очень даже милого и уютного буфета.

- Присаживайтесь, где приглянулось! – указала Лида на столики, а сама открыла холодильник. – Тут редко кто обедает. У них тут вообще черти что было – типа склада какого-то. А я и говорю, ну как это люди на работу приходят, а нормально поесть им негде. Разве в столовой нормально поешь? И дороговизна какая! Да и потом, вот так вот всем скопом куда-то бегать, разве это дело? У них тут, правда, кто-то с девяти до шести работает и с часу до двух обедает, а кто-то с десяти до семи работает и с двух до трех обедает – кому как удобно. Но все же! Ведь куда лучше, как есть захотел, зашел сюда, домашненькое разогрел, и поел нормально, и от работы особо не отвлекаешься. В общем, мы тут с Геннадием Васильевичем все сделали путем, но… – Лида махнула рукой, – этим лишь бы где побегать, да и дома, видать, лень готовить. И денег не жалко, будто не сами их зарабатывают! Только чай-кофе сюда пить, и то редко, ходят. Я уж предложила, давайте я на всех сготовлю, вы только продукты принесите! Так нет же! Все равно по столовкам бегают! Правда, сами Геннадий Васильевич, Станислав Андреевич, Евгений Вениаминович и Владислав Валерьевич здесь кушают, коли в офисе. Но сейчас Геннадий Васильевич, Станислав Андреевич и Евгений Вениаминович, похоже, куда-то в командировку уехали, а Владислав Валерьевич сказал, что они с Лешенькой – это паренька он на лето себе в помощники взял – попозже обедать будут.

За разговором Лида накрыла стол, как и в бытность Иры у Гаянэ Суреновны, будто для грандиозного банкета, и взялась за мобильный:

- Русланчик! А ну-ка быстренько кушать иди! – сказала она не терпящим возражения приказным тоном доброй, но строгой бабушки. – Вот еще Русланчик со мною тут кушает, – продолжила она, засунув мобильник обратно в скрытый в складках юбки карман. – Очень хороший мальчик! Но в кабинет к нему зайдешь – полный кавардак! Я прибрать хотела, да он аж дрожит – не позволяет. Но я все равно иногда хоть пыль смахиваю. О! Русланчик! Давай быстрее! Вот это вот – Ирочка, а это… Ой, простите, звать-то Вас, как?

- Лу, – представилась та.

- Э-э-э… – затормозила Лида.

- Луиза, – улыбнулась Лу.

- Лизочка! – тут же перекроила на свой манер ее имя Лида. – Вот это вот – Лизочка! Давай, Русланчик, давай! Стынет всё!

«Русланчик» было попытался что-то сказать, но Лида, взяв слово, отдавать его никому не собиралась.

Аз Фита Ижица. Художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика). Абстрактное искусство

«…Лида, взяв слово, отдавать его никому не собиралась»
художник: Артуро Пачеко Луго (Мексика)

- Ой, Ирочка! Ты ж, наверное, не знаешь? Геннадий Васильевич нашу Гаяночку учиться отправил в эту, как ее? В Австрию, что ли. Там специальные группы есть для русских плохо знающих английский…

- Может, в Австралию? – перебила Ира вопросом.

- Да-да, в Австралию. Вот уже вторая неделя пошла, как учится. Отцу тут звонила – довольная! Но устает сильно. Говорит, они там с утра до ночи занимаются. И Димчик же ж с нею тоже там. И Ромочка с Яночкой тоже учатся, но они не в этой, как ее? Не в Австралии. Они… ой не помню, как она называется. В общем, я теперь по выходным с Сусанночкой сижу.

- С кем? – не поняла Ира.

- Ну, с дочуркой Гаяночки. Так-то ее Суренчик в садик водит, а по выходным садик, само собой, не работает, а у Суренчика и по выходным дел же ж куча. Вот я и сижу.

- Так у Гаянэ дочка есть?

- Да. Сусанночка. В честь бабушки назвали. Ой, у них прям рок какой-то! У Суренчика ж его Жанночка в аварии погибла. Гаяночке лет пять-шесть было. А у Гаяночки – Сусанночке еще двух не было – ее Ашотик тоже на машине разбился. Ей потому Суренчик и фирму открыл, чтоб отвлеклась как-то. Она Ашотика своего без памяти любила. Доходу от той фирмы, сама знаешь, только что аренду заплатить да зарплаты раздать и то едва хватало, но хоть Гаяночка малость в себя пришла. Вот теперь заграницей учится. Суренчик говорит, прям счастливая вся звонила. Может, и вправду новую жизнь начнет. Молодая ведь еще совсем.

- Спасибо, тёть Лид! – Руслан стремительно поднялся со своего место, сгребая в кучу грязную посуду.

- Это что? Поел, называется? – строго спросила Лида.

- Тёть Лид! Я больше не могу! Честное слово!

- Вот так всегда! Тебя же ветром когда-нибудь сдует! Оставь посуду! Я сама приберу.

- Спасибо, тёть Лид! – еще раз поблагодарил Руслан и скрылся за дверью.

- Вот этого мальчонку просто обожаю! – торжественно провозгласила Лида. – Так мне компьютер наладил, такие программы поставил, что я, можно сказать, не работаю, а отдыхаю. И Лешенька еще, тоже умничка. Это паренек, что у Владислава Валерьевича в помощниках. По работе я с ним, правда, не сталкиваюсь, но сразу видно, что человек правильный. Они вот тут как обедать сядут с Владиславом Валерьевичем, так только о работе и говорят. Думаю, тяжко Владиславу Валерьевичу придется, когда Лешенька обратно учиться уедет, – Лида глянула на часы. – Так, Ирочка, Лизочка, вы, как докушаете, все прям так и оставляйте. У меня сейчас просто человек должен с документами прийти. Я его как отпущу, так и приберу тут все. А вообще, знайте – вот тут вот… – и Лида в подробностях быстренько показала, что где лежит, на случай непредвиденного приступа голода или жажды.

- Может, все-таки помоем? – спросила Лу, указывая на грязную посуду.

- Нет, Лу, не надо. Оставь все, как есть. Серьезно! Стащить у Лиды из-под носа грязную тарелку и вымыть – это все равно, что у ребенка любимую игрушку отобрать. Идем.

И минуты через три понеслось на всех парах дальше.

Аз Фита Ижица. Художник: Оливер Лавдей (США). Абстрактное искусство

«…понеслось на всех парах дальше»
художник: Оливер Лавдей (США)

Ровно за полчаса до окончания рабочего дня вновь позвонил Влад и сообщил, что в их распоряжении осталось ровно полчаса.

- Ну что? Наши сегодняшние успехи не сказать что ошеломительные, но очень даже ощутимые, – подвела итог дня Лу.

- В общем-то, да, – согласилась Ира.

- Знаешь, вроде все тут замечательно, но как-то… – Лу скривилась.

- Честно говоря, у меня тоже нет желания пищать от восторга. Как-то вот… – и Ира тоже скривилась.

- Может, просто с непривычки? – сделала предположение Лу.

- Может… А что ты скажешь по движениям мира? – спросила Ира.

Лу пожала плечами:

- Ничего хорошего, но и ничего плохого. Мне приходилось работать в целом ряде подобных офисов, но знаешь, вот такого вот ощущения никогда не возникало. Вот будто не на месте…

- Если честно, я бы с гораздо бо́льшим удовольствием продолжила работать дома, но если уж заваривается такая каша, надо приучать себя к офису, – констатировала факт Ира.

- - -

Все дни вплоть до пятницы пролетели примерно так же, как и понедельник. С теми же, в общем-то, ощутимыми, но далеко не ошеломляющими успехами. В конце каждого рабочего дня Ира и Лу пытались понять, что не так. Ведь им никто не мешал, Лида кормила наивкуснейшими обедами, а самое главное, Руслан наколдовал с компьютерами что-то так, что даже с самыми тяжелыми файлами процессоры управлялись даже без намека на подвисание. Если уж откровенно привередничать, можно было конечно побрюзжать по поводу любопытно-косых взглядов других сотрудников офиса, но под них Ира и Лу лишь слегка попадали по утрам и вечерам и чуть более ощутимо во время обеденного перерыва. То есть, жаловаться было просто не на что. И все же вот как-то оно все было не так…

В четверг объявился Генка. Правда, только по телефону. Днем он позвонил Лу и сообщил, что завтра вернутся «Женич и Стас», а ему придется задержаться до субботы, но он уже готов проводить время, значащееся в нынешнем графике Лу как ночь, вместе с ней. А потому попросил забрать его, когда Лу будет возвращаться домой.

Вечером Генка позвонил Ире:

- Привет, Ирчик! Извини, не разбудил?

- Нет, Геночка.

- Мне тут Лу рассказала о Руслане. Ты завтра, если хочешь, конечно, глянь, что у них там, но в любом случае, договорись, чтобы он в субботу во второй половине дня, либо в воскресенье в любое время вместе со своим соавтором и с работами подъехал либо к тебе домой, либо в офис. Это уж как тебе удобнее.

- Мне удобнее ко мне.

- Значит, давай к тебе. Ладненько?

- Хорошо, Ген.

В пятницу возвращение Женечки и Радного для Иры и Лу обнаружилось только за обедом. Как и в предыдущие четыре дня, Влад сообщил Ире по телефону об этом обязательном мероприятии, а когда Ира и Лу зашли в буфет, там как раз завершался процесс накрытия двух сдвинутых столиков. Лида вполголоса сообщала по мобильному Руслану, что сегодня его накормит чуть-чуть попозже, и бросила на вошедших и уверенно продолжающих движение к столам Иру и Лу предупреждающе-неодобрительный взгляд.

Аз Фита Ижица. Художник: Мей Эрард (Индонезия). Абстрактное искусство

«…предупреждающе-неодобрительный взгляд»
художник: Мей Эрард (Индонезия)

- Ирочка… – несколько фальшивым голосом с намекающей интонацией начала она, но тут Женечка и Радный по очереди пожелали Ире и Лу доброго дня, отодвигая для них стулья от стола.

Видимо, сие показалось Лиде лишь проявлением вежливости хорошо воспитанных людей, поскольку, когда Радный предложил ей присоединиться, она подчеркнуто тактично отказалась, бросив подчеркнуто-неодобрительный взгляд на Иру.

Едва Лу переступила порог, Леша скукожился и почти заметался.

- Алексей, садись сюда, – твердым голосом сказал ему Радный и сел рядом, своим мощным телом полностью закрыв его от Лу.

- Ой, девчонки! Не попадайтесь сегодня больше на глаза Лидии Гавриловне, а то устроит она вам взбучку за беспардонное присоединение к обеду руководящего состава, – с ехидно-язвительной улыбкой предупредил Женечка.

- Да, кстати, надо ее будет как-то нейтрализовать на сегодня, – согласился Радный. – Влад, у тебя есть чего-нибудь, чем можно наповал озадачить Лидию Гавриловну?

- Воз и малая тележка!

- Замечательно! – удовлетворенно улыбнулся Женечка. – Тогда, как закончим, посиди с девчонками – наверняка к ним ломиться будет – а как обед схлынет, сразу иди и озадачивай. А вы, – Женечка повернулся к Ире и Лу, – на всякий случай, как Влад уйдет, на замок закройтесь.

- Я тогда прям сейчас за бумажками схожу? – подорвался Влад.

- Обрадовался! – Радный еле уловимо улыбнулся.

- Конечно, обрадовался! – весело подтвердил Влад. – У нас с Лехой уже мозги плавятся.

- Эй! Ты только совсем уж по перебору на нее не сваливай, а то в понедельник Логинов тебе взбучку устраивать будет, – весело предупредил Женечка.

Ира решила, что имеет место очередной розыгрыш, и насторожилась.

- Ира, расслабьтесь, – уловил Радный ее напряжение, – все эти сложности только на сегодня. В понедельник придет Гена и сыграет королеву.

- Может… – начала Ира, но Женечка, перебил ей:

- Госпожа Палладина, мы с Вами как-нибудь потом на досуге об этом поболтаем, хорошо?

- Как скажете, господин Гаров, – с легкой язвительностью ответила Ира.

Влад вернулся с двумя пухлыми папками и поспешно заверил:

- Это – с запасом! Все, что останется, я вечером назад заберу. Если останется. Она ж ракета с реактивным двигателем! Представляешь, Ир, когда она только пришла к нам работать, так получилось, что Геннадию Васильевичу не до нее было, и он ее ко мне отправил. Так она меня за два часа на три дня без работы оставила!

- Да уж, – усмехнулся Женечка. – По-моему, Лидия Гавриловна способна в уме годовой баланс трех строительных компаний составить.

- Ну да! Притом за полчаса, по ходу еще сварив борщ и наделав котлет, – весело добавил Влад.

- Да-а-а, – мечтательно протянул Радный. – Ученика бы ей хорошего найти.

- Зачем искать? – включилась в разговор Лу. – Влад, у тебя, чем Алина занимается нынче? Насколько я понимаю, ничем вразумительным?

- Ну ничего себе ничем вразумительным?! – откровенно возмутился Влад. – У нее ребенок грудной!

- Влад, у меня четыре раза было по грудному ребенку, и это ни разу не помешало мне делать в своей жизни что-то полезное.

- Лу, я, конечно, прошу прощения, но самое важное в жизни женщины – это ребенок! И говорить, что ребенок НЕ МЕШАЕТ делать что-то ПОЛЕЗНОЕ, это… – Влад аж дымился от возмущения.

- Влад. Не заводись. Ты лучше скажи мне, что в твоей жизни является важным до такой степени, что ты не можешь без этого жить?

- Забота о семье! – с вызовом выпалил Влад.

- Нет, мой дорогой. Самое важное в твоей жизни, как и в жизни любого человека, без чего невозможно жить, это – дыхание. Без дыхания человек способен прожить лишь считанные минуты. Вот и представь, что будет, если ты всю свою жизнь посвятишь только этому самому важному?

Аз Фита Ижица. Художник: Кушлани Джаясинха (США). Абстрактное искусство

«…что будет, если ты всю свою жизнь
посвятишь только этому самому важному?»

художник: Кушлани Джаясинха (США)

Ребенок для женщины – это как дыхание. Да, это – самое важное, но… само собой разумеющееся. Как дышать, есть, пить, – Лу сделала небольшую паузу, дабы дать ошарашенному Владу переварить информацию. – К тому же, если я верно заметила, ваш ребенок довольно часто оказывается на попечении Евгения Вениаминовича, а ты, думаю, лучше меня знаешь, сколько всего он, занимаясь вашим ребенком, успевает сделать.

- Ну, Алина еще в институте учится, – в разы спокойнее сказал Влад. – И потом, я, конечно, очень ценю свою жену, но это не мешает мне рассматривать ее способности объективно. Она даже близко никогда с Лидией Гавриловной тягаться не сможет.

- С чего ты решил? С того, что ты каждый день видишь дома? А вот теперь представь, как Лидия Гавриловна выглядит у себя дома, для своего мужа? – Лу снова дала Владу время на задуматься. – На каком Алина курсе в институте?

- Вот диплом защищать будет. И потом, она педагогический оканчивает.

- И мечтает пойти работать по специальности?

- Нет, конечно, но…

- Влад, я не вижу ничего такого, что могло бы Алине мешать приходить сюда на пару часиков пару раз в неделю и помогать Лидии Гавриловне. Я тебя уверяю, к следующему году, когда она благополучно освободится от совершенно ей ненужного института, она будет четко знать: получится у нее то, что умеет делать Лидия Гавриловна или не получится, нравится ей это делать или не нравится. Подумай! И вы тоже подумайте, – обратилась она к Женечке и Радному. – И, по-моему, если мы продолжим тут и дальше сидеть, Лидия Гавриловна с Русланом с голоду умрут. Пойдемте!

Пока Лу разговаривала с Владом, Лешка стал с интересом поглядывать на нее, то и дело выныривая из-за Радного, но, как только все поднялись, тут же вновь спрятался за него.

В кабинете Лу продолжила беседовать с Владом об Алине, а Ира реанимировала компьютер и погрузилась в работу. Минут через пятнадцать-двадцать события начали развиваться по оглашенному за столом сценарию.

В дверь два раза стукнули, и она тут же открылась.

- Ирочка! – предельно строго, даже грозно, с подчеркнутым недовольством прозвучал голос входящей Лиды. – Ой, простите, Владислав Валерьевич! – тут же сменила она тон.

- Лидия Гавриловна? Как хорошо, что Вы заглянули! Вы сегодня очень заняты?

Лидия Гавриловна стала перечислять свои дела на сегодня, завершив список вопросом:

- У Вас что-то срочное, Владислав Валерьевич?

- Не совсем, чтобы срочное, но… Лидия Гавриловна, мы сейчас немного заняты. Я, как освобожусь, можно Вам дополнительную работу подкину? – Влад потряс своими папками.

- Владислав Валерьевич, все, что нужно, все сделаю.

- Хорошо, Лидия Гавриловна. Тогда я буквально минут через десять к Вам подойду.

- Хорошо, Владислав Валерьевич.

Слегка сконфуженная Лида задним ходом покинула кабинет. Влад выждал ровно десять минут, продолжая разговор с Лу, и поднялся:

- Ну всё. Запирайтесь.

Лу закрыла за Владом дверь на ключ. Они с Ирой хмыкнули, глядя друг на друга, и продолжили работу.

Заперлись они не зря, так как Лида еще пару раз пыталась к ним зайти. Возможно, попыталась бы и в третий, но когда она стучалась к ним во второй раз, по коридору разнесся Женечкин голос:

- Лидия Гавриловна! Что-то случилось? Там нет никого. Все со Станиславом Андреевичем уехали.

Ира и Лу снова переглянулись с усмешками.

- Так. Это все здорово, – сказала Ира, когда в коридоре стихли шаги Лиды, – но надо ведь как-то с Русланом переговорить. И почему мы утром его выцепить не догадались?

- Так кто же знал, что на осадном положении окажемся!

- Ладно! Будь, что будет! – решительно заявила Ира и стала набирать номер Руслана. – Руслан, можешь к нам в кабинет просочиться так, чтобы никто не видел?

- Сейчас просочусь! – бодро ответил Руслан.

В следующее мгновение скрипнула его дверь, а еще через миг легонько дернулась ручка двери кабинета Иры и Лу. Ира подскочила к двери, повернула ключ. Руслан чуть приоткрыл дверь и скользнул внутрь, тут же запирая ее.

- От Лиды прячетесь? – весело спросил он.

- А ты откуда знаешь?

- Да она мне за обедом все уши прожужжала: «Ну никак не ожидала, что Ирочка, так беспардонно усядется за стол с директорами!», – передразнил Руслан Лиду. – Я уж не стал ей говорить, кто вы. Раз не знает, значит так надо.

- И кто мы? – с интересом спросила Ира.

- Вы – генеральный директор, а Лу – арт-директор.

- А ты откуда знаешь?

- Мне Влад в первый же день сказал и предупредил, чтобы я по этому поводу не распространялся.

- Слушай! Ты вроде Влада Владислав Валерьевич называл?

- Так я думал, мало ли? Вдруг вы тоже с заморочками!

Ира и Лу в счастливом умилении смотрели на Руслана. По всему было видно, что он не без удовольствия забавляется игрой.

- Если честно, мне до такой степени плевать, кто есть кто. Хоть Президент Всея Вселенной! Главное, с заморочками человек или без. Если с заморочками – вот они вам ваши заморочки – получите-распишитесь. А если без – значит все свои!

- Наш человек! – воскликнула Лу. – Руслан, ты мне определенно нравишься!

- Так! – следом воскликнула Ира. – Открываем тайное общество общения без заморочек.

Аз Фита Ижица. Художник: Хананта Нур (Индонезия). Абстрактное искусство

«…тайное общество общения без заморочек»
художник: Хананта Нур (Индонезия)

Руслан сможешь меня и Лу называть по имени и на «ты» независимо от того, кем нас тут провозгласят?

- В узком кругу – легко!

- А в широком?

- А в широком всегда больше тех, кто с заморочками, а для тех, кто с заморочками, всегда нужно играть королеву. Они просто по-другому не понимают! Борзеют!

Все дружно похохотали, а затем Ира перешла к делу:

- Руслан, ты игрушки ваши в кучу собрал?

- Да.

- А сможешь вместе с ними и с Михой твоим приехать ко мне завтра во второй половине дня или послезавтра в любое время?

- Руслан, – обратилась к нему Лу, – надо чтобы ваше творчество не только мы посмотрели. Геннадия Васильевича ведь знаешь?

- Знаю, конечно. Но мы с ним практически не пересекались.

- Что к чему, долго объяснять, – сказала Ира. – В общем, сможете ко мне домой подъехать? И если сможете, то когда вам удобнее?

- Сейчас я Михе позвоню.

Миха готов был ехать показывать сотворенные совместно игрушки хоть на край света в любое время дня и ночи, и чем скорее, тем лучше:

- … Руслан! Если завтра – вообще супер! А то я до воскресенья не доживу! – отдаленно звучал из трубки его восторженно-возбужденный нетерпеливым предвкушением голос.

Лу позвонила Гене, и остановились на трех часах дня в субботу.

- - -

В субботу Лу с Генкой поднялись из цоколя как раз в тот момент, когда у Иры запел мобильник. Едва сказав им «Привет!», вместо того чтобы схватиться за телефон, Ира глянула в окно, и точно – у калитки стоял Руслан с мобильником, поднятым к уху, а рядом с ним – Миха.

- Заходите, ребята! – крикнула им Ира в окно.

Влетев в гостиную, Миха тут же водрузил на стол ноутбук, а Руслан тут же кинулся к розетке, мгновенно определив ее местонахождение, будто каким-то специальным датчиком, встроенным в его тело в качестве жизненно важного органа.

- Сволочь, вообще заряд не держит! Я ему уже и… – Руслан начал перечислять, что он этой «сволочи» делал, дабы заставить работать как нормальный ноутбук без стационарного питания.

Но даже вскользь брошенного взгляда было достаточно, чтобы понять, до какой степени это невероятно и удивительно, что он вообще хоть как-то работает, так как внешний вид «сволочи» однозначно свидетельствовал о том, что его, как минимум лет пять использовали вместо боксерской груши.

Однако, ноутбук, хоть и только от сети, но работал, и притом ничуть не уступая в интенсивности своим хозяевам. А они, в свою очередь, обладали такой интенсивностью, что даже Генка, способный ловить на лету все, что угодно, включился в происходящее с легкой пробуксовкой.

Аз Фита Ижица. Художник: Айдан Угур Унал (Турция). Абстрактное искусство

«А они, в свою очередь, обладали такой интенсивностью,
что даже Генка, способный ловить на лету все, что угодно,
включился в происходящее с легкой пробуксовкой»

художник: Айдан Угур Унал (Турция)
*«Paskalya Adasi Deniz Alti»* (фрагмент)

Сравнить потрепанный ноутбук с боксерской грушей пришло в голову Ире. У Генки он вызвал другие ассоциации.

- Ребят, можно глянуть? – решительно остановил он торнадо их объяснений чего-то, для Иры необъяснимого.

- Да, конечно! – восторженно воскликнули они дуэтом, и воцарилась звенящая тишина.

Генка сначала осмотрел его со всех сторон, не прикасаясь. Потом взял в руки мышь и полазил по каким-то программистским дебрям, а потом (еще раз спросив «Можно?» и получив разрешение) взял его в руки и долго вертел, заглядывая везде, куда можно было заглянуть.

- Скажите честно, – в конце концов, заговорил он, – вот в этом вот *артефакте* хотя бы две детали, ну хотя бы две клавиши с одного ноутбука есть?

- Не-а! – гордо заявил Руслан.

- Ну, я так и понял, что *Франкенштейн* отдыхает! Кто собирал?

- В основном, Руслан, – ответил Миха. – Я с железом не особо дружу. Я больше по мозгам, – пояснил он.

И они тут же вместе принялись бурно рассказывать что-то дальше.

- Так, друзья мои, – вновь довольно бесцеремонно прервал их Генка. – Я знаком очень со многими сферами человеческой деятельности и со многими из них весьма неплохо. В том числе, гораздо в большей степени, чем требуется обычному пользователю, знаю компьютерную технику. По крайней мере, как ты, надеюсь, заметил, Руслан, твоими услугами я еще ни разу не пользовался.

- Да, заметил! – с энтузиазмом подтвердил Руслан.

- Однако уже сейчас я уверен, что нужно пересмотреть свое отношение к этому вопросу, и, полагаю, в самое ближайшее время мы с тобой, Руслан, обязательно встретимся, независимо от дальнейших успехов нашего нынешнего общения. Но я сейчас не об этом. Видите ли, так уж вышло, что вот именно с компьютерными играми у меня просто никак. Полная стерильность! Верите? Я даже «Косынку» в своей жизни ни разу не раскладывал! Так что рассказывать, почему все, что вы делаете, просто замечательно, вам придется с учетом того, что объясняете вы даже не чайнику, а самовару трехведерному. Ну а теперь, я вас слушаю.

Руслан с Михой принялись всесторонне демонстрировать свое творчество, через пять минут забыв про чайники с самоварами. Однако Генка их больше не перебивал, и, хотя слушал и смотрел предельно внимательно, Ира поняла, что он даже не пытается вникать в их увлеченно-восторженные объяснения, сосредоточившись на пристальном наблюдении за ними самими.

- Супер! – заключил Генка, когда Руслан с Михой, в конце концов, все-таки полностью исчерпали все ресурсы для демонстрации. – Ребята, я в любом случае вам помогу. Проблема в том, что в данный момент я не имею ни малейшего представления, как и чем следует вам помочь, дабы ваша деятельность имела не только творческий успех. Нет, если, конечно, предел ваших мечтаний тихонько сидеть себе в уголочке и творить, я могу тупо давать денег и больше по этому поводу не париться. Но, полагаю, вас интересует возможность продвижения ваших творений, как говорится, в люди. Интересует?

- Да! Конечно! – дуэтом подтвердили Руслан с Михой.

- Понимаете, как бы вы сейчас мне это все тут ни объясняли и ни показывали, я сам не в состоянии даже приблизительно оценить уровень ваших работ. Если уж на то пошло, я даже не знаю, по каким критериям его следует оценивать! И сейчас, навскидку, даже представить не могу, у кого можно проконсультироваться…

- Гена! Что ты себе и ребятам голову морочишь! – вклинилась Лу. – У тебя дома два заправских gamer-а сидят. Поставь Альберту с Мартином хотя бы одну из игрушек – они тебе к завтрашнему дню полный экспертный отчет выдадут.

- Кстати, да! – оживился Генка. – Я что-то не подумал. Ирчик, у тебя ж чистые диски имеются?

- Конечно!

- Да у нас есть! – остановил Миха Ирин порыв бежать за дисками.

- Скиньте-ка, сколько не жалко, но так, чтобы в комп не копировались. У меня с почитанием авторского права все в порядке, но объяснять его тонкости тринадцатилетнему и восьмилетнему хакерам – совершенно бесполезно! – пояснил Генка свое требование.

Пока шел процесс записи дисков, Ира и Лу удалились на кухню с целью придумать что-нибудь типа чаепития. Стараниями Татьяны Николаевны, напрягаться им, естественно, особо не пришлось. Под льняной салфеткой прятался яблочный пирог утренней выпечки, а в холодильнике высилась целая гора сырников и отливала рубином пол-литровая банка с протертой красной смородиной.

- А Лешка твой где? У себя в комнате прячется? – весело спросила Лу.

- Нет. Женечка, как всегда, забрал к себе Дану, ну а Влад с Алиной прихватили с собой Лешку. В *Воронцовку* уехали.

Когда Ира и Лу вернулись с подносами, Генка засовывал диски к себе в борсетку, а Руслан и Миха отключали ноутбук.

- Во! Класс! – воскликнул Генка, потирая руки. – Сейчас чайку с пирогом попьем и поговорим о вещах более понятно решаемых. И для начала скажите-ка мне, что у вас с образованием.

Повисла неуютная тишина.

Аз Фита Ижица. Художник: Нина Расина (Россия). Абстрактное искусство

«Повисла неуютная тишина»
художник: Нина Расина (Россия)

- Ребята! Руслан! Михаил! Ваш высокий образовательный уровень в избранной вами сфере у меня не вызывает сомнений, но чтобы решить, что с вами делать прямо сейчас… Надеюсь, понимаете, что вопрос с вашей игровой деятельностью, в любом случае, в ближайшие, так сказать, три дня не решится. Так вот, чтобы решить, что делать с вами прямо сейчас, я должен знать, какие документы об образовании у вас имеются.

- Ну-у-у-у… – протянул Миха.

Он некоторое время колебался, но потом все же рассказал, что где-то года три-четыре назад поступил в институт на соответствующую его деятельности специальность, но на первой же лекции по программированию всерьез задумался: что он вообще здесь забыл? Однако после лекции Миха, на всякий случай, подошел к преподавателю и задал ему несколько вопросов, ответы на которые показали, что в этом учебном заведении явно перепутали, кто у кого должен учиться. Больше Миха в институт не вернулся. Даже за документами.

С Русланом все было гораздо сложнее. Он мужественно хранил тайну официально подтвержденного уровня своего образования, отчаянно сопротивляясь Генкиному напору, как истинный советский партизан. Генка несколько раз менял стили ведения допроса. В конце концов, Руслан все же сломался и признался, что не помнит, в каком именно классе бросил школу, но явно до достижения девятого, так как даже аттестата об общем среднем образовании у него нет.

- Руслан! Все это не так страшно и вполне решаемо! – поспешила вмешаться Ира, дабы немного сгладить последствия общения с белым и пушистым удавом. – Есть такое замечательное заведение – называется «вечерняя школа»…

- Да знаю я! – со вздохом перебил Руслан. – У меня сочинской прописки нет.

- О как! – воскликнул Генка в не особо приятном удивлении. – А как же тебя к нам оформили?

- Я в крае прописан.

- А где именно?

- В Староминской. Я, вообще, сочинский. Здесь родился. Мы на *Бытхе* жили. В шестнадцатой школе учился. А потом родители здесь квартиру продали, а в Староминской дом купили. Ну, я там с ними с полгода пожил, все бросил и сюда вернулся.

Аз Фита Ижица. Гора Бытха. Вид с моря. Фотограф: Элеонора Терновская

Гора Бытха. Вид с моря
фотограф: Элеонора Терновская

- Куда, сюда? – строго спросил Генка.

- Ну… в Сочи…

- Я понимаю, что в Сочи, а куда?

- Ну-у-у-у…

- Ладно! – сжалился Генка. – Сейчас-то, где живешь?

- Комнату снимаю.

- А где?

- На Красной.

- То есть, в смысле, сарай снимаешь?

- Ну-у-у-у… что-то типа того.

- А зимой?

- И зимой там.

- Понятно… А ты, Михаил, где живешь?

- Я? На Донской.

Аз Фита Ижица. Улица Донская. Фотограф: Элеонора Терновская

Улица Донская
фотограф: Элеонора Терновская

- Один? С женой? С родителями?

- С бабушкой.

- А родители где?

- Меня бабушка вырастила.

- Понятно… А чего, друга-то? Хоть на зиму приютил бы у себя пожить!

- Да я с удовольствием! Если б нам вместе жить, мы бы горы свернули! Но у нас комнатушка в общаге, да и бабушка… – Миха замялся.

- Болеет? – спросил Генка.

- Да нет. Она бодренькая, но годы-то уже не те… ну… чудит…

- И что? Одну оставлять не боишься?

- Да нет. Она безопасно чудит. *День Сурка* у нее. На генеральной уборке заклинило. В общем, бывает, так увлечется, что вечером и спать лечь негде. Так что я сам, бывает, у Руслана перекантовываюсь.

- Ясненько… А работаешь где?

- Рекламу монтирую. В смысле, рекламные ролики.

- На телевидении, что ли?

- Н-н-нет. Там… такая… конторка небольшая… – замялся Миха.

- Понятно… А зарплата, какая?

- Семь тысяч.

- Исправно платят?

- Ну… по-всякому…

- А сколько тебе лет, Михаил?

- Двадцать семь.

- А тебе, Руслан?

- Восемнадцать.

- Это тебе в армию сейчас?

- Не. Военник уже дали.

- А что так?

- А я с одной почкой, – сказал Руслан с легкой улыбкой и усмехнулся. – Только не подумайте, что продал. Еще в детстве с ней там что-то случилось. Вот и вырезали.

Ира сидела в ужасе от того, в каких условиях живут «бравые юные сисадмины», и в шоке от того, что выкладывают они подробности своего жития-бытия с веселыми улыбками, ухмылками и усмешками, то есть, что называется, по приколу. Признание же Руслана, что он – фактически инвалид, прозвучавшее откровенно радостно, добило Иру окончательно, что, по всей видимости, ярко отразилось на ее лице, потому что Руслан, глянув на нее, поспешно добавил:

- Да ничего страшного! Ну, есть-пить не все можно, ну и что? Вон цианистый калий никому нельзя! Никто ж по этому поводу не парится?

Тут у Михи проснулся мобильник.

- Что, уже? – спросил он в трубку. – Сейчас, минутку… – он слегка оторвался от телефона и обратился к Генке. – Ничего, если мы минут где-то через пять-десять уже свалим?

- А что так? – спросил Генка.

- Друзья тут на водопаде отдыхали. Домой уже собираются. Нас с собой прихватить могут.

- Ну, в принципе, основное обговорили, так что… – Генка кивнул.

- Да. Едем, – сказал Миха в трубку и отключил мобильник.

- Так, Михаил, ты пока сильно не дергайся, но настраивайся, что со своей этой мурой конторкой в ближайший месяц распрощаешься. Руслан, а ты в понедельник где-то в районе одиннадцати-двенадцати ко мне в кабинет загляни. Надеюсь, знаешь, где я сижу?

- Да.

- Только самостоятельно, напористо и целеустремленно. У меня график намечается плотный и разноплановый, так что сам могу напрочь забыть.

- Может, тогда не в понедельник?

- Нет, Руслан, именно в понедельник. Проблемы нужно решать по мере их поступления.

Мальчишки дружно рассмеялись.

- Чего смешного? – весело спросил Генка.

- Обычно, этой формулировкой пользуются для оправдания откладывания дел в долгий ящик, – ответил Миха.

- Любое явление можно рассматривать с разных точек зрения и пользоваться им с разными целями. Ладно, ребят, можете идти. Руслан, не забудь – в понедельник в районе одиннадцати-двенадцати. Ждать я тебя вряд ли буду, так что прорывайся. Договорились?

- Ага, – ответил Руслан, кивнув.

Они с Михой поднялись, Миха сказал «до свиданья» и они ушли.

- Мама родная… – тихо и медленно проговорила Ира, чувствуя себя просто раздавленной.

- Ирчик! Не сердобольничай!

- Гена… Но это же…

Аз Фита Ижица. Художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла). Абстрактное искусство

«Но это же…»
художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла)

- Да ладно тебе! Себя вспомни! Как двадцатилетней девчонкой с трехлетним сыном на руках от мужа-алкоголика сбежала. Как родители, которые все детство в тебе души не чаяли, встретили. Как, не стесняясь в выражениях, рассказали, что ты, оказывается, вертихвостка малолетняя. Что они на тебя всю свою жизнь положили, а ты, вместо того чтобы выучится, как положено, и гордостью их стать, непонятно от кого ребенка прижила, а теперь вместе с этим ребенком на шею им свалилась. Как они разводились со скандалами, а потом по разным городам разъехались свою дальнейшую жизнь устраивать, а ты осталась в аварийном доме с маленьким ребенком и парализованным дедом на руках. Как соседи кости мыли и гадости всякие делали. Как деда хоронила. Как из горящего дома с Лешкой выскакивала. С какими мытарствами квартиру получала. Как квартиру эту своими руками в божеский вид приводила.

- Ген! Откуда ты все это знаешь?

- От Гарова, само собой. Он, Ирчик, тебя никогда из вида не терял. И заметь, ни разу не помешал тебе действовать самостоятельно. Думаешь, он тогда был не в состоянии купить тебе приличное жилье? Думаешь, он млел от восторга, глядя, как ты барахтаешься? Нет, Ира, не млел.

В жизни каждого обязательно есть малоприятные вещи, которые нужно пережить, с которыми нужно справиться самостоятельно, как бы тяжело это ни было. И избавление от этих малоприятностей, приходящее со стороны, это вовсе не помощь, а наоборот. Сердобольное вмешательство, в подобном случае, отнимает шанс. Понимаешь, личность приходит в этот мир с определенными целями и, чтобы добиться этих целей, определенным образом выстраивает для себя обстоятельства. Далеко не всем везет в достижении этих целей именно потому, что нередко находится какой-нибудь сердобольный недотепа, который своей мнимой помощью ломает всю тщательно простроенную ситуацию. Так что, Ирчик, даже не смей предлагать Руслану пожить у тебя. А то я уже почуял, как тебя подмывает.

- Гена, но…

- Ирчик, у нас сейчас дом сдается, и я легко могу им там по квартире выделить. Но я не стану этого делать.

- Но почему!? Неужели, людям вообще помогать ненужно!? – возмутилась Ира.

- Ну почему же? Нужно. Но только тогда, когда они просят тебя об этом. Но не словами просят. Когда от человека исходит истинная просьба о помощи – это, так или иначе, не оставляет потенциальному помощнику выбора. И помогать можно по-разному. Можно вытащить человека. Можно показать, как вылезти. Можно и не вытаскивать, и не показывать, как вылезать, а создать условия, в которых человек сам начнет карабкаться в нужном направлении и сам вылезет. И в разных случаях следует прибегать к разным видам помощи. И здесь, только на чутье. А чтобы это чутье работало, необходимо выключить свою жалость с сердобольностью.

Аз Фита Ижица. Художник: Олег Березуцкий (Россия). Абстрактное искусство

«И здесь, только на чутье.
А чтобы это чутье работало,
необходимо выключить свою жалость с сердобольностью»

художник: Олег Березуцкий (Россия)

Вытаскивать человека можно только в самом крайнем случае, когда чувствуешь, что он уже захлебнулся, что его уже задавило. Показывать, как вылезти, следует, когда человек в растерянности, в панике и понятия не имеет, что делать. Если же человек уже карабкается, нужно лишь создать условия для того, чтобы он карабкался с максимальной эффективностью, и, возможно, немного скорректировать направление. Но не показывать это направление, а скорректировать его самими условиями. И условия следует создавать не такие, чтобы он быстрее и с наименьшим количеством проблем по пути вылез, а чтобы, пока карабкается, большему научился. Ну а если чувствуешь, несмотря ни на какие внешние проявления, что человек не захлебнулся и не придавлен, что он не в растерянности и не в панике, что он карабкается, и карабкается, четко представляя себе куда, как и зачем ему надо, то лучшее, что можно сделать, это просто отойти в сторону и не мешать. И, повторюсь, в любом случае надо пытаться почувствовать настрой человека, а не рассматривать окружающие его внешние обстоятельства.

Я легко могу сейчас дать Руслану с Мишей по квартире, поставить им самую суперовскую технику и содержать их. И, кстати, по затрате времени и сил, мне это сделать проще всего. Но я не стану этого делать, потому что это им ничем не поможет. Вместо этого, я из кожи вон вылезу, но сделаю так, чтобы они сами всего добились. Единственное, в данный момент я действительно понятия не имею, в какую именно сторону нужно из своей кожи вылезать.

- Ген, а что значит, что, когда от человека исходит истинная просьба о помощи, это, так или иначе, не оставляет потенциальному помощнику выбора?

- Ирчик, они сами к тебе компьютер тогда привезли? Они сами потом навязались тебе Интернет здесь наладить? Они сами попросили тебя модели для их игр нарисовать? Руслан сам подвиг Влада взять его на работу? Руслан сам к тебе в кабинет пришел и своим появлением заставил вспомнить об их занятии играми? И не просто заставил вспомнить! У тебя даже идея родилась, что это их занятие вполне может стать одним из направлений деятельности нашего проекта. Притом он произвел на Лу такое впечатление, что она меня как футбольный мяч по всему дому пинала, чтобы я их делами занялся. Ирчик, если ты решишь, что это направление действительно необходимо, оно, само собой, обязательно будет, но со своей стороны, я пока ничего не могу сказать по этому поводу, поскольку бесконечно далек от этой сферы. Однако Руслан и Михаил полностью убедили меня в том, что независимо от включения их игровой деятельности в наш проект, мы будем конченными идиотами, если позволим им реализовывать свои способности не у нас. Ира, подчеркиваю, они сами меня в этом убедили, так что в данном случае, я даже не помощник им, а подвернувшийся более удобный участок склона, по которому они сами уверенно карабкаются. Ты же, Ирчик, со своими невзгодами так… Да просто вспомни настроение, в котором через тяготы и лишения проходила! Сама поймешь.

- Я просто в какой-то момент осознала, что с Важиным будет только так, как есть, и никак иначе. А если сломаю все – да, поначалу будет еще хуже, но появится выход. Почему я была в этом уверена? Не знаю, но та уверенность отличалась какой-то особой непоколебимостью.

- Вот именно, Ирчик. Я ж тебе уже как-то говорил, что когда ты от Важина своего рванула, я следом за тобой рвануть хотел, так как чуяла душа, что ой в несладкое ты рванула. Но когда уже было за тобой намылился, опять-таки почуял, что надо тебе в то несладкое.

- Ладно… бог с ним… – вздохнула Ира. – Будем считать, что поняла. Но… Ген… Мальчишка с одной почкой в холодном сарае! Сейчас-то, конечно, еще ладно – лето на дворе – но зимой!

- Ирчик, не переживай! До зимы еще дожить надо!

Аз Фита Ижица. Художник: Тургут Салгяр (Турция). Абстрактное искусство

«До зимы еще дожить надо!»
художник: Тургут Салгяр (Турция)

В этом отношении меня Руслан вообще не волнует. А вот Владислав наш Валерьевич, гаденыш! Ох, поедет он у меня в понедельник путешествовать по местам зимовки раков! Порву поганца!

- С чего это Влад в такой немилости? – несмело улыбнулась Ира, почувствовав от Генки волну, аналогичную той, что он обрушил на Женечку в памятный Первомай по поводу Наташи.

- Как это с чего?! Он Руслана на работу взял? Да еще в друзья с ним играет! А поинтересоваться, как человек живет, не бывает!? Мы, Ирчик, несем ответственность за тех, кого приручаем! Так что выхватит Влад в понедельник по-полной! Это, кстати, будет моя ему помощь. Так, а сколько у нас тут времени? – Генка глянул на часы. – Восемнадцать пятнадцать, то есть, у нас там девятый час утра. Ирчик, пойдем мы с Лу. Там экспертный отдел уже, скорее всего, попросыпался. Надо его за работу сажать, – усмехнулся Генка, указывая на диски в борсетке.

Глава 70. Игры активных веществ