Аз Фита Ижица Аз Фита Ижица

Екатерина Трубицина

Аз Фита Ижица

Часть I

Прогулка по висячему мостику

Книга 1

Золотистый Свет

(главы 1-19)


Глава 16
Грандиозная радостность

Утром Ира оставила Лешке записку и отправилась в сторону своей, как снег на голову свалившейся, собственности.

Аз Фита Ижица. Село Пластунское. Фотограф: Элеонора Терновская

Село Пластунское
фотограф: Элеонора Терновская

Первым делом она зашла к Татьяне Николаевне. Добродушная соседка несказанно обрадовалась гостье и принялась угощать ее летними дарами своего сада и огорода.

- Ирочка, я так рада, что Вы приехали! Не подумайте, я не навязываюсь… нет, конечно, навязываюсь… — Татьяна Николаевна погрустнела. — Понимаете… ну… Пенсия у меня небольшая, а от Аристарха Поликарповича все ж прибавка была…

- Татьяна Николаевна, я переберусь сюда, но, скорее всего, не прямо сейчас. Так что, пока можете смело выполнять то, к чему привыкли — я все оплачу.

- Нет-нет, за этот месяц Аристарх Поликарпович уже рассчитался со мной, а лишнего я не возьму, — сказала Татьяна Николаевна твердо.

Ира улыбнулась и продолжила:

- Хозяйка я никудышная, с квартирой вон с трудом управляюсь, так что, если не откажете, с превеликим удовольствием воспользуюсь Вашими услугами.

- Девочка моя! Да я тебе и приберу, и постираю, и сготовлю все, вот только с садиком сложнее будет — он там большущий, а я свой-то с трудом тяну.

- Да уж с садиком как-нибудь разберемся… А вот если все заботы по дому на себя возьмете — буду очень рада. Сколько Вам Аристарх Поликарпович за услуги платил?

- Да что ты, дитятко! Про деньги и не думай! Покормишь — и тем рада буду! Я одна совсем осталась. С мужем детей не нажили, а он сам помер вот уж как семь годков назад. Смотри, я и деток твоих понянчу! Я умею! Все племяши на моих руках повырастали!

- С детками маленькими пока туговато.

- Что, тоже родить не получается?

- Да нет… У меня сын есть, но ему уже семнадцать.

- Батюшки! А такая молоденькая!

- Я рано родила…

- Молодец. Оно так правильней. Вот я тянула-тянула, а теперь одна свой век доживаю.

- А что ж на даче-то?

- Еще муж жив был, мы квартиру племяннице отписали, а сами здесь поселились. Вдвоем-то хорошо жилось, а как он помер, так я бедствовала. Зимой, а ну-ка попробуй дров-то натаскать! Со светом перебои и с водой тоже. Спасибо Аристарху Поликарповичу — толковый мужик — все справил.

- А племянница? Неужели не помогает?

- Так то ж мужнина родня. Своих у меня нет никого. Я в детдоме выросла… А ты когда переселяться-то думаешь?

- Ой, не знаю… Все так неожиданно — как снег на голову… Спасибо за угощенье, Татьяна Николаевна, пойду я.

- Может, проводить?

- Нет, спасибо, я сама.

- А-а… понимаю… Ну тогда, до свидания.

- До свидания…

- Надеюсь, до скорого?

- Ой, не знаю…

- Ну ладно…

Ира покинула гостеприимный домик и направилась к своему подарку. Но так и не решилась даже близко подойти. Трепет предвкушения нечто набрал такую силу, что, казалось, сердце вот-вот остановится.

Аз Фита Ижица. Художник: Готфрид Сейгнер (Австрия). Абстрактное искусство

Трепет предвкушения нечто
художник: Готфрид Сейгнер (Австрия)

Ира достала мобильник, собираясь звонить Женечке, но кнопку вызова нажать не успела. Он позвонил сам:

- Ир, у тебя все в порядке?

- Нет, но со знаком плюс. Жень, я к тебе хочу.

- Где ты сейчас?

- На Пластунке.

- Можешь пока в речке окунуться — я скоро буду.

- Жень, я не хочу, чтоб ты сейчас сюда приезжал.

Женечка, немного помолчав, медленно, даже вроде как в какой-то прострации проговорил:

- Как знаешь… — и потом уже более повседневно. — И все-таки, искупайся сначала в реке.

Ира, не прощаясь, выключила телефон и последовала Женечкиному совету.

Аз Фита Ижица. Река Сочи в районе села Пластунско. Фотограф: Элеонора Терновская

Река Сочи в районе села Пластунское
фотограф: Элеонора Терновская

Прохладная вода частично привела в норму — физиологическое ощущение трепета предвкушения нечто ничуть не отпустило, но отношение к этому состоянию несколько изменилось.

Как только она подошла к трассе, около нее остановился потрепанный «Жигулёнок» троечка, и совсем юный грузин на переломанном чудовищным акцентом русском предложил ее подвезти.

- На водопад ходили? — спросил он Ирину, едва машина тронулась.

- Нет… Я здесь, может быть, жить буду…

- А почему, «может быть»?! У нас здесь хорошо! А если в город ездить надо, так мой телефон запишите — я постоянно туда-сюда мотаюсь. По крайней мере, до ЗСМ-а всегда довезу, а там уже и маршруток куча.

Аз Фита Ижица. ЗСМ. Фотограф: Элеонора Терновская

ЗСМ
фотограф: Элеонора Терновская

Всю недолгую дорогу он развлекал ее смешными историями. Ира не все понимала из-за его акцента и манеры говорить очень быстро, но смеялась от души.

Довез он ее до ЗСМ, не взял ни копейки, и не отпустил, пока она не записала его номер телефона:

- Как ехать надо, так сразу и звоните! Может в гостях где засиделись, или еще чего — звоните, не стесняйтесь, я приеду!

- Спасибо, Заур!

- Удачи, Вам, Ирина Борисовна!

- А Вы меня, откуда знаете?

Что Заура звать Зауром, Ира выяснила, записывая его телефон, но своего имени она ему вроде бы не говорила. Тем более было странно, что, представляясь, она называла свое отчество только в особых случаях повышенного официоза, так что знать его он ну никак не мог.

- У Вас мой старший брат Нодар учился, — раскрыл тайну своей осведомленности Заур. — Здорово, что теперь соседями будем!

Он помахал ей рукой и, со свистом развернувшись, помчался обратно. Ира села в, казалось, ждавшую только ее маршрутку. Пробок не было, и через двадцать минут она уже брела от Морвокзала в сторону Женечкиного дома.

Аз Фита Ижица. Морвокзал. Фотограф: Элеонора Терновская

Морвокзал
фотограф: Элеонора Терновская

Женечка присоединился к ней у входа в Ривьеру, но до приземления на диване в его гостиной они не вымолвили ни одного слова. Даже не поздоровались.

- - -

Женечка поставил на стол огромное блюдо с персиками, молча сел и поднял на Ирину глаза.

- Аристарх Поликарпович подарил мне свой дом, — на одном дыхании выпалила она.

Женечка продолжал молча смотреть на нее, а точнее сквозь нее. Ира взяла сигарету. Женечка, выглядел отрешенным, но не терял реальность из поля зрения. Он поднес ей зажигалку и сам тоже закурил.

- Ир, попытайся представить себя просто умной талантливой дамой, которой весьма пожилой джентльмен в знак особого уважения и почитания ее талантов преподнес очень дорогой подарок. Представь, что ты просто счастлива, что твои выдающиеся заслуги так значимо оценили по достоинству.

- Жень, неужели это что-то изменит?

- Абсолютно ничего, кроме твоего настроения.

- Я вообще очень сильно сомневаюсь, стоит ли мне там жить.

- Ир, не думаю, что ты сможешь жить не там. Так что, возвращайся домой и как можно радостней сообщи сыну о внезапном счастливом повороте в вашей жизни. В самом радостном настроении съездите туда вместе и с энтузиазмом займитесь хлопотами по переезду, который нужно осуществить в самое ближайшее время. Поделись обрушившимся на тебя счастьем со своими соседками. Их, конечно, обуяет зависть, но благодаря этому они будут мыть тебе кости в нужном направлении, что извне поддержит на время твое вполне человеческое настроение. Знаешь, реализм — очень даже неплохая штука, если он вовремя и к месту. Пока не вживешься в роль, поостерегись, общаться с Владом. Знаешь, его, наверное, я возьму на себя, — и Женечка тут же набрал его номер. — Влад, ты сегодня очень будешь занят? ….. Да нет, ничего серьезного. Мне просто хотелось немного пообщаться с тобой. ….. Хорошо. До встречи.

Женечка усмехнулся и положил мобильник на стол.

- Знаешь, Жень, я думаю, раз уж мне суждено жить в этом доме, то в своей квартире я поселю Влада с семьей — у него ж в августе свадьба.

- Великолепно! — Женечка зааплодировал ей. — Вот это твое настроение мне нравится уже больше. Все не так уж плохо, но на сегодня я Влада все ж нейтрализую. Радуйтесь на пару с Лешкой и чем активней, тем лучше. Вечером созовите соседей и отметьте это дело, а завтра к вам присоединится Влад.

- Ты знаешь, по-моему, Лешка ему сразу же позвонит.

- Да пусть звонит сколько душе угодно, но не говорит прямо, а лишь заинтригует.

Ира как-то вдруг снова задергалась.

- Жень, это все здорово, но что оно даст?

- Главное то, что ты переедешь туда уже на днях, и до конца августа с тобой там будет твой сын, который, в данном случае, к счастью, реалист и материалист до мозга костей. Так, давай, доедай персики и лети домой на крыльях грандиозно-радостной или радостно-грандиозной, это уж как тебе больше нравится, короче, на крыльях чудесной новости.

Аз Фита Ижица. Художник: Али Камал (Египет). Абстрактное искусство

Грандиозная радостность
художник: Али Камал (Египет)

Ира отказалась от предложенных Женечкой услуг такси, сказав, что ей для обретения грандиозной радостности необходимо немного побыть одной и не лететь домой, а прогуляться. Женечка не возражал. Ира спустилась к Сочинке и пошла вдоль ее берега, усиленно занимаясь генерированием радостной грандиозности. Около самого дома она позвонила сыну:

- Лешик! Надеюсь, ты уже проснулся? Ставь чай — я сейчас буду.

Ира зашла в магазин, купила пирожных и на крыльях теперь вполне искреннего счастья полетела домой.

Лешка выглянул из кухни на звук открываемой двери:

- Вау! Пирожные! У нас что, сегодня праздник?

- Ага… — сказала Ира с радостной загадочностью.

- Мам, что случилось?

- А вот сейчас сядем за стол и расскажу.

Она разложила пирожные на блюдо, торжественно поставила его на стол и села.

- Мам, ну что? Не томи!

- Садись, садись, а то еще упадешь ненароком…

- Мам, все так серьезно?

Он уже заметно волновался, но, видя искорки счастья в глазах матери, улыбнулся в совсем детском предвкушении чуда.

- Итак… — торжественно начала Ирина, — я догадываюсь, что ты мне не поверишь, но это — чистая правда, — Ира держала интригующую паузу. Лешка в нетерпении ерзал на стуле. — Леша, мне подарили дом.

Лешка бестолково захлопал глазами.

- Мам… в смысле?

- В самом что ни на есть прямом смысле.

Ира поднялась со стула и принесла из комнаты папку с документами. Леша, гораздо внимательнее, чем вчера Ирина, несколько раз перечитал их. Ира хихикнула:

- Если хочешь, можешь понюхать и попробовать на вкус.

Леша поднял недоуменные глаза на мать, а потом перечитал все еще раз.

- Мама! Но ведь этого не может быть!

- Ой, Лешенька! Если б это было само собой разумеющимся, то я бы тебе еще вчера все сказала или сегодня утром. Поверь, мне тоже понадобилось время, чтоб поверить в эту сказку.

- Мам, судя по вот этому плану, там не просто дом, а целый дворец с угодьями.

- Леш, это — не просто дворец, а дворец с автономным бесперебойным жизнеобеспечением по последнему визгу современных технологий.

- Круто…

- Знаешь, давай прям сейчас торжественно устроим смотрины.

- Давай! — ответил Лешка с радующим Ирину энтузиазмом.

- - -

Аз Фита Ижица. Дачный поселок в районе села Пластунское. Фотограф: Элеонора Терновская

Дачный поселок в районе села Пластунское
фотограф: Элеонора Терновская

Зив и Лоренц встретили их очень церемонно. От экскурсии по дому и участку Лешка впал в состояние благоговейного шока. Впрочем, и Ирина тоже.

- Мам, так ты что, ТУТ теперь жить будешь?

- Не я, а мы с тобой.

- Мам, я — единица временная, или ты забыла, что в конце августа мне на весь год в Гарвард? А потом и на следующий тоже, и на следующий. А потом, я не думаю, что в Сочи найду себе применение по избранному роду деятельности. Так что, как ни крути, а жить здесь, по большей части, придется тебе самой.

Иришке немного взгрустнулось, хоть она прекрасно понимала, едва Леша твердо определился, чем займется по жизни, что в родном Сочи он будет лишь гостем. Лешка заметил перемену ее настроения и перешел на более оптимистичную волну:

- Ладно, мам, когда переезжаем?

- Я думаю, что в самое ближайшее время, так что сборы можно начинать уже сегодня.

- Ура-а-а! А что сделаем с нашей квартирой?

- Я думаю, ты не будешь возражать, если там поселится Влад после свадьбы, а может и раньше?

Лешка повис у матери на шее и завопил еще радостней:

- Ура-а-а-а-а! Мам, у меня камень с души свалился! Знаешь, как он переживал, что ему придется жить с ее предками!?

- Знаю, и обещала ему что-нибудь путное в этом отношении придумать. А теперь, видишь, все совершенно неожиданно разрешилось само собой и самым наилучшим образом.

Ире показалось, что Зив и Лоренц с хитрецой заговорщиков переглянулись, а затем по очереди подмигнули ей. По спине пробежал холодок, но уже в следующее мгновение их выражения на дружелюбных мордах вполне соответствовали у Зива — собачьему, а у Лоренца — кошачьему.

- Так, ну все, знакомство состоялось, а теперь едем домой.

- Сейчас, подожди, я Владу позвоню…

- Стой, Лешка, не говори ему ничего. Пусть придет, как обычно, и тогда его обрадуем.

- Да, мам, ты права, так эффектней будет.

Дома, следуя совету Женечки, Ира, под Лешкино одобрение, с энтузиазмом позвала к себе Наташу и Люсю. У девчонок глаза из орбит повылезали, но радовались они за нее почти искренне, и даже о зависти высказались честно. Посетовали по поводу потери «самой лучшей соседки», на что Ира пообещала, что на этом их дружба не окончится.

- - -

На следующий день Ира с Лешей прям с утра сели разрабатывать стратегический план переезда. Где-то в двенадцать позвонил Влад. Они с Ирой обсудили несколько производственных вопросов, Влад сообщил, что где-то дня через три ей самое время приехать на объект, после чего Ира посетовала, что он их с Лешкой напрочь бросил. Влад театрально раскаялся и обещал вечерком заскочить. Когда мобильный расслабился на столе, Ира заговорщически глянула на Лешку и сказала:

- Yes!!!

Совещание продолжилось.

Совершенно объективно решили, что большую часть мебели перевозить не имеет смысла. Там и так все есть. Единственное, Ира проявила непреклонность по поводу своего рабочего места в полном комплекте. На что Леша возражать не стал. Из посуды, так как таковая на новом месте жительства тоже имелась в изобилии, решили забрать только эксклюзивные экземпляры. В полном комплекте переезду подлежали Ирины инструменты разнообразного назначения, книги и одежда. Естественно, и компьютер, но он уже был упомянут выше в разделе «рабочее место». Покопавшись в мозгу, Ира предложила телевизор, но Леша ее засмеял:

- Мама! На кой туда тащить наш старый ящик?! Разве что в сортире поставить?! Во всех остальных помещениях есть!

Ира не относилась к ярым поклонницам «старого ящика», так что ей было вполне простительно, что она не заметила в новом своем доме его многочисленных гораздо более юных собратьев.

- Ягод хочу! — изрекла она мечтательно.

Леша, взяв несколько целлофановых пакетов, унёсся в магазин. В душу начал скрестись давешний трепет, но Ира сказала надменно-непреклонное «Нет!» и все послушно стихло. Она с удвоенной силой разожгла грандиозную радостность.

Леша притащил черешни, вишни, персиков, абрикос и малины, а заодно целую стопку видеокассет.

- Мам, давай поваляемся.

- А собираться, кто будет?

- Мам, нас что, выселяют?

- Нет…

- Тогда давай поваляемся. Я вчера в это самое время еще даже не догадывался, что грядет смена места жительства, а ты — позавчера. Неужели тебе не нужно свыкнуться с этой идеей?

- Нужно, — согласилась Ира, и они, обставившись мисками с ягодами, завалились смотреть д’Артаньяна с тремя мушкетерами.

Влад примчался в половине восьмого вечера. Он ожидал, что его встретят с радостью, но не до такой же степени! От неожиданности Влад при Лешке назвал Иру по имени и на «ты», тут же осекся, но никто, кроме него, этого не заметил. Его дорогие и любимые Лешка и Ирина чуть не визжали от восторга. Нет, это, конечно, хорошо, когда людям, тем более любимым, хорошо, только не до степени же легкой нездоровости!

- Господа, не томите, что стряслось!?

- Влад, ты для начала сядь.

- Ирина Борисовна, мне что-то страшно…

- А ты не бойся, — Ира загадочно улыбалась, — кусаться никто не станет.

- Будем надеяться, — поддерживал шутливый тон Влад.

- Итак, Влад, я тебя поздравляю.

- С чем?!

- А с тем, что вопрос с твоим семейным гнездышком решен окончательно и бесповоротно.

- Не понял…

- Влад, ты с Алиночкой после свадьбы будешь жить здесь. Ты сам, впрочем, можешь начинать тут жить уже в ближайшие дни.

- Ничего не понял… Ирина Борисовна, Вы что, уезжаете? — в голосе Влада слышался оттенок тревоги. Не слишком сильный, так как он понимал, что если б она действительно куда-то уезжала надолго, то не стала б, по крайней мере, для него, обставлять это событие с такой душераздирающей радостью.

- Почти угадал.

- Ирина Борисовна, не томите!

Лешка от нетерпения опередил Иру:

- Влад! Ей дом подарили!

- Дом?!

Ира встала и принесла документы. Одного ни она, ни Женечка не учли. Они не учли того, что Влад знаком с Аристархом Поликарповичем, к тому же лишь в обстоятельствах далеких от реальности, привычной для подавляющего большинства рода людского.

Влад прочел имя дарителя. У него перехватило дыхание. Он побледнел. На лбу выступили капли пота. Он посмотрел на Ирину. К ней в один момент вернулся трепет благоговения перед невообразимым вечным и бесконечным нечто, которое неотвратимо ждало ее там. У нее перехватило дыхание. Она побледнела. На лбу выступили капли пота. Они, застыв, смотрели друг на друга.

Аз Фита Ижица. Художник: Ханс Дегнер (Дания). Абстрактное искусство

Прикосновение к запредельному
художник: Ханс Дегнер (Дания)

Казалось, прошла вечность, прежде чем Влад воскликнул:

- Вау! Блеск! Ирина Борисовна, поздравляю!

Вернулось настроение грандиозной радостности. Ира глянула на часы. Стрелки не успели сдвинуться с места. Даже минутная. Леша ничего не заметил. Видимо, их общее с Владом погружение в запредельное длилось всего миг. Влад — умничка! Он понял, для чего ей понадобилась эта всё сметающая на своем пути радостная грандиозность.

- Когда переезжать думаете? — спросил он.

- Чем скорее, тем лучше. Хочу там вместе с Лешей остаток его каникул провести.

- Я понимаю, — многозначительность во взгляде Влада сквозила лишь столько, сколько требовалось, чтобы Ира это заметила, и тут же сменилась беззаботным весельем.

- …а этот Леша, — Ира с вычурной укоризной посмотрела на сына, — сегодня, вместо того, чтобы собираться, сам завалился и меня завалил кинушки смотреть!

- Леха, ты не прав!

- Ага! Представляешь, я тут мирно отдыхаю, ничего не подозреваю, и вдруг ни с того, ни с сего переезд на новое место жительства! Да тут любой попутает!

- Леха! Ты — не любой!

- Ладно, навалились… Ну стыдно мне. Больше не буду.

- Так, Ирина Борисовна, брошу-ка я завтра на произвол судьбы Валентиныча, помогу вам вещи собрать, а вечерком снова обижу вышеупомянутого Валентиныча, заберу его «ГАЗель» и мы все перевезем. Идет?

- Ой, не знаю, успеем ли мы все за день…

- Ирины Борисовна! Вы же не во Владивосток переезжаете? Так что, если чего и забудем — тут недалеко.

- Ты прав…

- Если я правильно понял, Вам, самое главное, именно переселиться туда как можно быстрее и освоиться, ведь так?

- Так, Влад. Давай-ка я Валентинычу позвоню.

- Не надо, Ирина Борисовна, я сам, — и он достал мобильник.

Валентиныч, естественно, не возражал, разрешил взять машину на весь день и даже вызвался помочь, но Влад сказал, что их тут и так два молодых здоровых парня, так что справятся.

На следующий день Ира, проснувшись, услышала в своей прихожей приглушенные голоса и шорохи непонятного происхождения. Оказалось, что Влад уже давным-давно поднял Лешку, и они таскают в дом надыбанные где-то большие картонные коробки. О такой необходимой для переезда утвари Ира как-то не подумала. Она поднялась, накинула на себя халатик и вышла.

- Доброе утро! — отчеканили мальчишки.

- Доброе утро, ребят! Какие вы умнички! Я вот даже и не подумала, что коробки понадобятся.

- Эт не страшно! — добродушно сказал Влад.

Он оказался прекрасным руководителем, быстренько определив каждому посильный участок. К трем часам дня сборы торжественно завершили. В четыре Иру, которой не позволили участвовать в погрузочных работах, оставив на попечение Люси, пригласили занять свое место на борту, и переезд стартовал.

- - -

Зив и Лоренц приветствовали их, чинно восседая по обе стороны парадной двери.

- Ой, Ирочка! Приехали! — радостно окликнула ее Татьяна Николаевна со своего двора. — Может, чайку, пока ребята разгружают, или компотику холодненького?

- Да-да, идите, Ирина Борисовна, — поддержал предложение Влад, который ни в какую не желал подпускать Иру к тасканию коробок. — Мы, как все разгрузим, Вас позовем.

Ира повиновалась. Через полчаса за ней прибежал Лешка, но Татьяна Николаевна Иру не отпустила, а велела позвать Влада:

- Можете даже дверь не прикрывать. Вы не смотрите, что песик с котиком больше на изваяния похожи. Они такой отпор способны дать! Ведите сюда своего товарища, я вам расскажу.

Лешка убежал и через пару минут вернулся с Владом. Холодный компот приятно освежал, а Татьяна Николаевна самозабвенно рассказывала историю о том, как Зив и Лоренц поймали вора, и что с этим беднягой приключилось. Татьяна Николаевна рассказывала, да еще и показывала всю сценку просто уморительно, и гости хохотали от души. Но время шло, и они отправились разбирать вещи.

- - -

В цоколе находились: уютная просторная прихожая, лестница из которой вела на первый этаж, гараж и большое хозяйственное помещение. Первый этаж дома занимали гостиная и кухня. Из гостиной по другой лестнице можно было спуститься в хозяйственное помещение цоколя или подняться на верхние этажи. На втором этаже расположились две большие комнаты — спальня и кабинет — двери в которые вели из просторного холла. Третий этаж представлял собой мансарду, разделенную перегородками на пять маленьких комнаток, и небольшой холл — очень неплохая идея для наплыва гостей. На каждом этаже имелся свой санузел.

Спальня на втором этаже показалась Ире знакомой. Вроде именно здесь она прожила пять зимних дней — ее и облюбовала. В распоряжение Леши поступил весь третий этаж. Стоявший в кабинете компьютер оказался не так чтоб очень, но довольно сносным. Хозяин, видимо, им не пользовался, потому что, кроме стандартных программ Windows-95, на нем больше ничего не стояло и ни одного файла данных не было. Его вместе со столом и стулом отволокли Леше на третий этаж, а Ире установили ее рабочую мебель и комп. Книги решили сегодня не разбирать. Посуду и инструменты — тоже. А одежда в просторных встроенных шкафах разместилась быстро. Особенно у Леши. Ира вполне обоснованно предположила, что он просто свалил ее туда кучей. В общем, порядки, конечно, еще наводить и наводить, но хоть по помещениям ящики разнесли.

Пока Ирина с Лешей раскладывали по местам одежду и другие мелочи, Влад заварил чаю и сделал бутерброды. Часов около восьми вечера все собрались за столом в гостиной.

- Ирина Борисовна, что с вами? — спросил Влад, заметив ее отрешенную отстраненность от веселой болтовни.

- Пытаюсь свыкнуться с тем, что я — у себя дома.

- Да уж, такая стремительность кого хочешь из колеи выбьет. А ты, Лешка, чувствуешь себя у себя дома?

- Да я как-то об этом еще не думал… но мне здесь нравится.

Ире тоже здесь нравилось, и она-то как раз чувствовала себя вполне дома. Именно это и поражало ее больше всего.

Аз Фита Ижица. Художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла). Абстрактное искусство

Дома
художник: Дэвид Д’Иисус Акоста (Венесуэла)

- Влад, а ты не забыл, что тебя тоже в ближайшие дни ждет переселение? — спросила она, отгоняя непонятки с собственными ощущениями.

- Ирина Борисовна, вот как обживетесь здесь в полной мере, вот тогда и я о переселении подумаю. А вообще, спасибо Вам большое, ведь я так и не поблагодарил Вас.

С этими словами он поднялся, обнял в порыве благодарности Иру и сообщил, что ему, вообще-то пора.

Ира с Лешей думали, что, проводив Влада, еще посидят вдвоем, но как-то неожиданно обнаружили, что сил не осталось даже на то, чтоб убрать со стола, и они разбрелись по своим комнатам.

В открытое окно ворвался прохладный воздух вечера. Под пение сверчков, цикад и лягушек зажигались первые звезды.

Аз Фита Ижица. Вечер в горах. Фотограф: Элеонора Терновская

Вечер в горах
фотограф: Элеонора Терновская

Глава 17. Реализм. Основы практического использования